home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. КАК ВОЕВАЛИ СКИФЫ

Истории из Геродота

Как мы уже знаем, Дарию не удалось собрать необходимые сведения об Элладе, и он решил осуществить свой первоначальный замысел: выступить против скифов и подчинить их. Никто толком не понимал, зачем царю понадобились земли скифов и почему он решился на такой отчаянный поход, полный опасностей, поджидавших его войско на каждом шагу. Ведь скифская земля была такой далекой, суровой, неизведанной и полной тайн.

Одни утверждали, что Дарий захотел отомстить скифам за их смелые набеги. Ведь они не раз вторгались в его земли и опустошали их. За сто лет до событий, о которых идет рассказ, скифы вторглись в Азию, дошли до Египта и двадцать восемь лет господствовали над ним.

Другие считали, что Дарий прежде всего руководствовался стремлением расширить пределы персидской державы и подчинить себе северный берег Понта Эвксинского.

Границы земель, в которых обитали скифы, все время менялись. Ведь они преимущественно занимались скотоводством и постоянно кочевали, перевозя свои кибитки с места на место. Земли эти находились вокруг реки Борисфен. Скифия простиралась на огромной территории, достигая Меотийского озера и реки Танаис.

В скифской земле почти нет лесов. До самого горизонта там простирается пустынная степь. По степи протекает много полноводных рек. В них водится разнообразная рыба, а вдоль берегов тянутся обильные посевы и тучные пастбища для скота.

В тех краях суровая зима с метелями и вьюгами длится восемь месяцев. Море и реки замерзают, и скифы ездят по льду на своих повозках. В остальное время там не так холодно, но идут нескончаемые дожди. Часто гремит гром и сверкают молнии. Зимой же грозы бывают крайне редко. Зимние грозы, а также землетрясения у скифов считаются чудом. Любопытно и то, что лошади там привыкли к морозам, а вот мулы и ослы, которые в других краях выносливее лошадей, привыкнуть не могут. Своих выносливых лошадей скифы используют на охоте и в войнах, быстро передвигаясь на большие расстояния. Однако они утверждают, что дальше на север продвинуться невозможно, потому что воздух там наполнен белым пухом, от которого ничего не видно далее четырех шагов. Этот белый пух не что иное, как обильный снег, непрерывно идущий в тех далеких краях.

У скифов, как и у других народов, есть много красивых легенд. Согласно одной из них, сыновья вождя скифского племени после смерти отца никак не могли поделить страну между собой. И вот однажды произошло чудо. С неба на скифскую землю упали плуг, ярмо, топор и чаша. Они были из чистого золота. Первым подошел к дарам старший сын. Едва он приблизился, как дары объяло пламя, и юноша не осмелился вытащить их из огня. Приблизился тогда и второй сын, но произошло то же самое. Когда же наконец подошел третий, самый младший, пламя погасло, и он отнес небесные дары к себе домой. Братья догадались, что царствовать должен младший брат. Так боги разрешили спор юношей.

Быт скифов прост и суров. У большинства нет даже котлов для приготовления пищи. Но тем не менее у скифов есть свой необычный и весьма любопытный способ приготовления мяса. Ободрав шкуру животного и отделив мясо от костей, они складывают его в желудок животного и подвешивают над костром, как котел. Вместо дров, которые нелегко найти в степи, поджигают кости. Сухие кости великолепно горят. Таким образом, животное дает и мясо, и огонь, и к тому же… котел.

У скифов есть интересный обычай париться в юртах. Сначала в юрте разжигают костер и раскаляют в нем камни. Затем на раскаленные камни бросают конопляное семя, от него юрта заполняется клубами дыма и пара. От удовольствия скифы хохочут и издают громкие крики.

Скифы не любят учиться у других народов и упорно сторонятся чужеземных обычаев. А если кто и стремится научить их чему-то новому, то с ним обращаются как с врагом. Вот послушайте, какая печальная участь постигла Анахарсиса.

Анахарсис тоже был скифом. Он много путешествовал и долго жил в Элладе. Это был серьезный, мудрый и справедливый человек. Поэтому эллины уважали и почитали его. Когда Анахарсис жил в Афинах, он был близким другом Солона. До конца своих дней Анахарсис мог бы оставаться в Элладе, но предпочел вернуться в Скифию, чтобы передать своему народу полученные им знания и опыт. Но не понравилось скифам, как он по эллинскому обычаю приносит жертвы богине Кибеле, и они убили Анахарсиса стрелой из лука.

Много лет спустя такая же участь постигла скифского царя Скила. Мать его родилась в одном из эллинских городов на эвксинском побережье. От нее Скил научился обычаям эллинов и часто посещал их приморские города. Там он несколько месяцев жил среди эллинов, а затем возвращался в Скифию. Однажды скифы решили проследить за своим царем. Когда же посланные лазутчики донесли скифам, что их царь облачается в эллинские одежды и принимает участие в празднествах в честь эллинского бога Диониса, они сочли это кощунством и вероломно убили его.


Ну, а теперь вернемся к персам и их царю Дарию. Неумно было выступать против скифов, этих бедных и обездоленных людей. Если бы даже персы и победили скифов, то ничего бы им эта победа не принесла. Но Дарий был упрям и никого не хотел слушать. Он не послушался даже своего брата Артабана, который настойчиво отговаривал царя от этого дальнего и опасного похода.

Во все концы своего огромного царства разослал Дарий вестников и потребовал от подвластных ему народов собрать все необходимое для похода. У одних он потребовал воинов, у других — корабли. Многие народы Азии, хотелось им того или нет, должны были подчиниться приказанию Великого Царя Персии. Среди воинов было немало эллинов с побережья Малой Азии, а также с Ионических и Эгейских островов. Особенно много эллинов было на флоте. И это не случайно: ведь эллины всегда жили у моря и на островах и были искусными мореходами.

Войско и флот направились к Боспорскому проливу[12], где эллин Мандрокл с острова Самос построил по приказанию Дария огромный мост для того, чтобы персы могли перейти из Азии в Европу. Дарий, сидя у переправы на высоком троне, обозревал проходящее войско и радовался. Семьсот тысяч человек, пеших и конных, а также шестьсот кораблей! Царь велел воздвигнуть в этом месте два столба из белого мрамора и начертать на них названия городов, принявших участие в подготовке похода. Огромное персидское войско, перейдя мост через Боспор, а затем пройдя Фракию, подошло к широкой реке, называемой Истром[13]. Она пятью рукавами впадает в Понт Эвксинский. Флот же через Боспорский пролив вошел в Понт Эвксинский и, повернув налево, тоже подошел к устью Истра.

Здесь понадобился еще один мост, чтобы войско смогло переправиться на противоположный берег реки. Когда мост был сооружен, Дарий велел ионянам вместе со своими кораблями остаться в устье Истра. Они должны были охранять мост до возвращения персов. А еще Дарий вручил ионянам длинный ремень с шестьюдесятью узлами и сказал:

— Как только я выступлю против скифов, ежедневно развязывайте по одному узлу. Если все узлы будут развязаны, а я к тому времени не вернусь, то снимайтесь с якоря и плывите обратно на родину.

Персидский царь был уверен, что ему удастся покорить скифов всего за шестьдесят дней.

Так начался поход Дария против скифов в 508 году до нашей эры.


Скифы вскоре узнали о том, что к их землям приближается огромное персидское войско во главе с Дарием. Они понимали, что самостоятельно им персов не одолеть, и обратились за помощью к соседям. Но лишь немногие пожелали помочь скифам. Большинство соседей в помощи отказали.

Тогда на совете скифских вождей было решено, что лучше всего не стремиться победить персов в сражениях, а постараться, избегая столкновений, заманить врага в глубь страны и тем самым истощить его силы и погубить. Скифия была огромной страной, и, чем глубже увлекали бы скифы своих врагов, тем труднее бы становился поход для персов. Ведь в тех заснеженных, суровых краях невозможно было прокормить такое огромное войско.

Скифы погрузили на повозки весь свой нехитрый скарб и с женами и детьми двинулись на восток. Свои силы они разделили на два больших отряда. Один из них остался в засаде, чтобы нанести удар с тыла, когда персы продвинутся вперед достаточно далеко. Другой же отряд все время находился на некотором расстоянии от врага. Не вступая в бой, воины медленно отступали на север, вынуждая персов их преследовать.

Скифы незаметно заманивали неприятеля все дальше и дальше. Они совершали неожиданные и стремительные наскоки на вражеское войско лишь тогда, когда видели, что персы утомлены, или когда они останавливались для привала. Эти внезапные нападения ошеломляли персов и изнуряли их. Скифы исчезали так же внезапно, как и появлялись, а разъяренные персы были вынуждены их преследовать. Вот так персы охотились за скифами и не могли их настичь.

Скифы были отличными наездниками. Их лошади удивляли быстротой и выносливостью. А пешее войско персов неотступно следовало за своим царем. Это создавало большие трудности для конницы. Ведь Дарий не позволял своей коннице отрываться от пешего строя.

Итак, настоящих сражений в этой войне не было. Везде после себя скифы оставляли разоренную страну. Они засыпали колодцы и источники камнями, поджигали степь, уничтожали всю растительность, чтобы лошадям персов не досталось никакого корма. Отступление скифов вызывало смятение и страх в соседних землях. Скифы увлекали врага во владения тех племен, которые отказали им в помощи. И эти племена, хотели они того или нет, вынуждены были воевать с персами.

Таким образом, скифам удалось заманить персов к реке Танаис, то есть к Донцу. В то же время скифский отряд, отделившийся ранее и ушедший на север, обошел персидское войско с тыла и вернулся обратно в Скифию.

Когда Дарий и его воины достигли реки Танаис, они были настолько измождены, что валились с ног. Продовольствие давно кончилось. Люди, привыкшие к теплому климату, страдали от жестоких морозов. Свирепствовали болезни. Воины роптали: "Чего мы ищем здесь, на краю света, в этой опустошенной пожарами степи?"

Царь велел расположиться лагерем у большой степной реки Оар, чтобы дать войску возможность отдохнуть. Опасаясь внезапного нападения скифов, Дарий приказал построить вокруг лагеря укрепления — восемь высоких стен. Пока строились укрепления, скифы не появлялись. Не на шутку встревожился Дарий, узнав, что скифы, которых он так упорно преследовал, незаметно обошли его с севера и возвратились в Скифию.

Царю персов пришлось повернуть обратно в надежде настичь наконец врага и дать бой. Когда же персидское войско опять приблизилось к Скифии, Дарий решил сначала послать гонца к их царю с такими словами: "О ты, самый коварный и хитрый из всех людей, которых я когда-либо знал! Почему ты все время уходишь? Я никак не могу тебя настичь. Если ты не трус, давай сразимся! Если же признаешь, что тебе не сравниться со мной, то пришли мне в дар землю и воду. Это будет означать, что ты покоряешься мне и желаешь вступить в переговоры".

Дарий не мог смириться с тем, что разные народы живут и воюют по-разному.

Послушайте, что ответил Дарию скифский царь:

"Знай же, перс: будет так, как всегда было в этих краях. Ничего не изменится, пусть даже тысячу лет ты пробудешь здесь. Я и раньше никогда не бежал от страха. Не убегаю и теперь. Мы воюем так всегда. Ведь и в мирное время мы кочуем. Тебя никто не звал в наши земли. У нас нет городов. Нам нечего охранять. Единственное наше достояние — это могилы наших предков. Если ты так желаешь сразиться с нами, найди эти могилы и попробуй разрушить их. Тогда ты убедишься, что скифы умеют воевать. Вместо земли и воды, которые ты ожидаешь, я пошлю другие дары, которых ты заслуживаешь. Они наверняка придутся тебе по душе. Слишком опрометчиво называешь ты себя нашим владыкой. Дорого ты за это заплатишь!"

Скифы и в самом деле послали дары персидскому царю, но не землю и воду, как требовал он. Они прислали ему птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Персы, принимавшие дары, спросили посланцев, что они означают. Те ответили:

— А мы и сами не знаем! Нам ничего не велели передавать на словах. Но нам известно, что вы, персы, достаточно умны и сможете сами истолковать значение этих даров.

Дарий был очень удивлен такими неожиданными дарами. Он решил собрать военный совет, чтобы всем вместе подумать над их смыслом. Сам Дарий так объяснял на совете значение скифских даров:

— Я полагаю, что скифы признают мою власть. В знак покорности они приносят мне землю и воду, как я того пожелал. Ведь мышь живет в земле, значит, это символ земли. Лягушка — символ воды, потому что она обитает в воде. Птица по быстроте больше всего похожа на коня. А стрелы — не что иное, как военная сила скифов. Именно ее они мне отдают, отказываясь от всякого сопротивления.

Не согласны были участники совета с толкованием Дария, и один из военачальников сказал:

— Я считаю, что скифы не намерены складывать оружие. Этими дарами скифы как бы нам говорят: "Персы, если вы не улетите, как птицы, в небо, если вы, как мыши, не зароетесь в землю или, как лягушки, не спрячетесь в болоте, то вас поразят эти стрелы и унесут на небо ваши души".

Это толкование большинство членов совета сочло более верным. Страх воцарился в персидском лагере. Он змеей заползал в души голодных и изможденных воинов.


Очень удивились персы, когда на другой день утром увидели против своего стана выстроенных в боевом порядке скифов. Они тотчас принялись готовиться к сражению. Впрочем, персы были не вполне уверены, что скифы примут бой. Как знать, может, они опять исчезнут, как исчезали прежде. И опять придется их преследовать.

Когда все было готово к бою, в рядах скифов вдруг появился бегущий заяц. Заметив его, скифы забыли обо всем на свете, смешали ряды и бросились в погоню.

Тогда один из персидских военачальников, тот самый, который правильно объяснил значение скифских даров, осмелился подойти к Дарию:

— Эти люди, Дарий, не только не принимают нас всерьез, но и открыто издеваются над нами. Вместо того чтобы вступить в бой, они охотятся за зайцем. Я не понимаю, чего ты добьешься, покорив этот народ и его земли. Разве ты не видишь, какие они жалкие и ничтожные? Ты лучше подумай, что будет с нами! А вдруг ионяне, которых мы оставили у моста через Истр, не дождавшись нас, уплыли и покинули переправу без охраны? Ведь скифы без труда могли подойти к Истру и разрушить мост. А мы сидим здесь, не подозревая, что происходит за нашей спиной. Если это действительно так, то мы уже отрезаны от остального мира. Скифы смогут сделать с нами все, что им заблагорассудится!

Дарий не на шутку испугался и принял решение уходить с наступлением ночи.

На другой день, увидев, что персы снялись и ушли, скифы сразу сообразили, как им действовать дальше. Они знали кратчайший путь к Истру и на своих быстрых лошадях достигли переправы гораздо раньше персов.

Там скифы попытались убедить ионян, все еще охранявших мост, разрушить его и отплыть на родину. Некоторые из эллинских полководцев, и прежде всего Мильтиад, были согласны поступить так, как им предлагали скифы. Они понимали, что полное поражение Дария может принести освобождение эллинским городам в Малой Азии. Однако большинство, а это были тираны эллинских городов, получившие власть милостью Дария, не соглашались с этим мнением. Они опасались, что если могущество Дария будет сокрушено, то все города предпочтут господству тиранов народное правление.

Самым влиятельным среди тиранов был Гистией, владыка Милета. Ему удалось убедить полководцев в необходимости спасти мост для Дария. Поэтому Дарию вместе с большей частью своего войска удалось переправиться через Истр.

Так бесславно закончился поход персов на Скифию. Огромное семьсоттысячное войско не только не смогло справиться с горсткой скифов, но и чуть само не погибло в этой далекой и суровой стране.


Истории из Геродота


Глава 7. ЗОПИР, СЫН МЕГАБИЗА | Истории из Геродота | Глава 9. МЯТЕЖНАЯ ИОНИЯ