home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вопросы на засыпку

«В Советском Союзе секса не было… А в комсомоле секс был?»

– Как известно, в Советском Союзе секса не было. А в комсомоле он был? (Ангелина в комсомоле не была, и этот вопрос ей жутко интересен.)

– На самом деле знаменитая фраза о сексе в СССР, прозвучавшая на телемосту с американцами, звучала так: «В Советском Союзе нет секса, а есть любовь»…


– Мы слышали такую версию.

– А я при сем присутствовал. И дама была абсолютно права, потому что, поскольку половые отношения тогда не были предметом рыночного торга, действительно, в Советском Союзе в интимных отношениях любовь и какая-то взаимная симпатия присутствовали в гораздо большей степени, нежели взаимный расчет. И рождаемость была выше, чем сейчас в России, где секса столько, что он уже из ушей лезет.


– Неужели действительно, каку героини Чернышевского: «Умри, но не дай поцелуя без любви»? Интим только после свадьбы и танго на «комсомольском» расстоянии?

– В комсомоле был нормальный секс. Периодами даже весьма свободный. В 20-е годы даже было постановление о том, чтобы с сексом в комсомольских ячейках быть поскромнее. Многие большевики вообще были сторонниками ликвидации семьи как социального института. А молодое тело-то горячее, а если еще говорят, что всё можно… Потом наступили времена более строгих правил. В комсомоле текла нормальная жизнь со всеми ее атрибутами и нравственными полюсами, во всем многообразии проявлений. Я знал, допустим, комсомольцев, которые где-то на ударной стройке сыграли свою комсомольскую свадьбу. Весьма культурных в сфере отношения полов. Таких было большинство.


– Кстати, о сексе… В вашей фильмографии пополнение – снята еще одна картина по вашему роману. На сей раз – «Небо падших».

– Режиссер – Валентин Донсков, а в главных ролях снялись популярные актеры Екатерина Вилкова и Кирилл Плетнев.


– В романе много эротических сцен. Вы их все перенесли на экран?

– Нет. Тогда фильму присвоили бы категорию 18+, а пока всего-навсего 16+. Вот все-таки странный у нас народ! Когда, скажем, мы читаем повести того же Ерофеева, Петрушевской, где описывается такая полудиссидентская богема, в которой сексуальные связи – броуновское движение, это нам кажется совершенно нормальным. Никому не приходит в голову сказать: ребята, вы же диссиденты, как вы можете?! Но когда заходит речь о комсомоле, и вдруг выясняется, что у людей есть какие-то отношения вне брака, до брака, все говорят: как же вы можете, вы же комсомольцы?! Не нужно двойного стандарта. Кстати, так честно о некоторых аморальных сторонах жизни комсомольцев, как я описал, о диссидентах еще никто не рассказывал. А ведь и на этом солнце немало темных пятен!


– Юрий, это какой по счету ваш фильм?

– 15-й, может быть. Меня действительно экранизировали, как говорится, вдоль и поперек. Но это редкий случай, когда снять кинокартину по моей книге захотел бизнесмен. Этакий современный Савва Морозов, просвещенный, увлеченный литературой. Зовут его Артем Щеголев. И это его любимая повесть.


– Чем же она его так зацепила?

– А он тоже, как мой герой, начинал свой бизнес с комсомола. Говорит, книжка будто про его жизнь написана. И решил на 20-летие своего бизнеса, весьма успешного, сделать себе и своим сотрудникам такой подарок. Я сначала, честно говоря, опасался, что будет какая-то самодеятельность. Нет, оказалась очень серьезная работа, выполненная профессионалами.


… И о патриотизме | Честное комсомольское! | «Поляковки» из книги «Бахрома жизни»