home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«95 процентов вышло из комсомола, остальные – из дурдома»

Прежде всего ведущие – «в провокационных целях» – предложили писателю нацепить на лацкан пиджака «символ прошлой эпохи» с барельефом Ленина на красном знамени и аббревиатурой «ВЛКСМ».

– С удовольствием! – пронзив ТВ «КП» довольно ехидным взглядом, ответствовал писатель, явно оценив уровень провокации как… «комсомольский». – У меня дома много таких значков.


– Юрий, а почему же тогда не носите?

– Потому что организация эта, к сожалению, не существует теперь в том виде, в каком существовала.

(Писатель, обладающий одним из самых острых язычков современности – не дай Бог попасть ему на перо! – читайте книжки, – явно не желал конфузить задиристых журналистов перед лицом многочисленных радиослушателей и телезрителей.)

– Хотя, – продолжал Поляков, – в общем-то, комсомол прожил полноценную человеческую жизнь. Если будем считать, что он родился в 1918-м году, то его убили, скажем так, в 91-м.


– Его убили насмерть?

– Его убили насмерть вместе с советской цивилизацией. Потому что комсомол мог существовать только в рамках той системы. Он был обречен погибнуть вместе с ней. Кроме того, были еще отягчающие обстоятельства: слишком много собственности. Началась тотальная приватизация, и, понятно, появилось много желающих отхватить лакомые куски. Кто бы оставил все это комсомолу?


– А золото комсомола куда дели?

– У комсомола золота не было.


– Как не было? У партии было, а у комсомола не было?

– Да и у партии его не было. У государства были золотые запасы, которые, кстати говоря, Горбачев с Ельциным растранжирили. А у ВЛКСМ – ничего. Кроме золотых кистей на знаменах.


– У пионеров, то есть, у детской организации, тоже не было, естественно?

– Была золотая звездочка с портретом юного кудрявого Ленина – у октябрят. И горны золотистого цвета – у пионеров.


– Готовясь к встрече, просматривали некоторые ваши произведения, в том числе и совершенно новый роман «Небо падших». Складывается ощущение, что вы всю жизнь так и пишете о комсомольцах. Просто они взрослеют, обюрокрачиваются, кто-то в воров превращается, кто-то в развратников.

– У Зощенко в одном из рассказов есть такая фраза: «В трамвай вошла комсомолка». Но это не означало, что вот явился член ВЛКСМ женского пола, а просто девушка комсомольского возраста. Потому что долгие годы слово «комсомолец» и «комсомолка» были синонимами слов «юноша» и «девушка». Ведь подавляющее большинство, 90 с лишним процентов, советской молодежи были членами ВЛКСМ. И поэтому если я начинаю рассказывать историю какого-то человека – а мои герои, как правило, родились еще при советской власти, взрослеют при советской власти, то они у меня были комсомольцами.

У нас есть диссидентская литература, герои которой в советское время существовали в каком-то глубоком подполье, в отдельной своей среде и так далее. Но это не мои герои. Мои – нормальные, обычные советские люди, которые потом оказались в постсоветском пространстве. Как из гоголевской «Шинели», из комсомола вышло 95 процентов, остальные вышли, извиняюсь, из дурдома.


Негромкая дата | Честное комсомольское! | «Кто-то стал олигархом, кто-то – бомжем»