home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14. Новая игра


Менее чем через семь дней после возвращения Ар’Тура на Коралию информационный Центр Белого Замка зарегистрировал странное сообщение, адресованное Брайтону. В нем говорилось о похищении землян гуманоидной расой деалори по приказу Рон'Альда. Указывались координаты планеты, описывался уклад жизни на ней, были перечислены имена пятерых землян. В самом конце была странная фраза про уши уалеолеа. Ар’Тур радовался, как ребенок, и улыбался во весь рот. Фраза была от Карины – для него.

— Ума не приложу, при чем тут уши бессмертных, — сказал министр обороны Мэн’Дэртан. — Очевидно, некий шифр, опознавательный знак, но я его не понимаю.

— Это действительно шифр — лично для меня, — ответил Ар’Тур с улыбкой. Он чувствовал себя счастливым идиотом, а грядущие трудности казались простыми мелочами. — Это маркер для меня. Я должен услышать его и понять, что сообщение действительно послано землянами. У нас с Кариной Ландской есть личные воспоминания, связанные с этими ушами, — Ар’Тур даже подмигнул министру. Тот удивленно посмотрел на него и отвернулся. Вероятно, Мэн'Дэртан находил Ар’Турово веселье неуместным. А вот Брайтон слегка улыбался, немного грустно, но понимающе.

— Земляне отправили сообщение, и теперь у нас есть координаты, — удовлетворенно подвел итог Ар’Тур.

— Или им позволили его отправить, — веско сказал Б’Райтон.

— Но наши корабли не летают на такие расстояния, — мрачно заметил министр. — Возможно, только Древние могут каким-то образом добраться до этой планеты.

— Да, это вопрос к Древним, — кивнул Б’Райтон и обратился к Ар’Туру, — жду тебя через четверть часа в своем кабинете.

***

Ровно через четверть часа Ар’Тур был в кабинете отца.

— По какой причине ты не захотел разговаривать в его присутствии? — поинтересовался он, устроившись в летающем кресле.

— По той причине, что у одного Древнего есть возможность оказывать на нас телепатическое влияние. Одного тебя я могу прикрыть. Более одного — сложнее.

— Хорошо, — согласился Ар’Тур. — К тому же, по-видимому, только у Древних есть возможность вмешаться.

— И как ты собираешься это сделать? — мягко поинтересовался отец, автоматически переложив пару фолиантов на столе. — Наши корабли по-прежнему не летают на подобные расстояния. За четверть часа ничего не изменилось.

— Я собираюсь использовать способность Древних срезать дорогу по другим мирам, — твердо сказал Ар’Тур. Решение напрашивалось само собой, но в глубине души он понимал, что это слишком самоуверенно. Без помощи Б’Райтона ему не справиться. Нужно убедить отца действовать. Ар’Тур слишком хорошо знал особенность Б’Райтона выжидать до последнего, прежде чем перейти к действиям.

— Сколько времени ты на это потратишь? — спросил Б’Райтон, скептически взглянув на сына. — Год, два? Ты можешь отсюда быстро пройти по мирам в свои апартаменты?

— Нет, — честно признался Ар’Тур. А если быть совсем честным, то он и вовсе плохо представлял себе, как найти дорогу по мирам в неизвестную точку пространства. Апартаменты он найдет, допустим, за… день или два усиленной работы. Но как пройти туда, где он никогда не был… Это вопрос тончайшей интуиции Древних и навыка, приобретаемого за десятки и сотни лет.

— А ты? — парировал он.

— А я — да, как и в любое место в Белом Замке и на Коралии. Но здесь речь о неизвестной планете в отдаленном уголке Космоса. Чтобы найти туда дорогу, тебе потребуются десятки лет.

— А сколько времени это может занять у тебя, отец? — спросил Ар’Тур.

— Думаю, от месяца до двух, — спокойно ответил Б’Райтон. — При полной концентрации внимания.

— Отлично! Тогда этим займешься ты?

— Возможно, — Б’Райтон снова пристально посмотрел на сына. — Но что ты предлагаешь делать, когда мы найдем дорогу?

— Я… мы отправимся туда и вернем землян. И разберемся с твоим братом.

— И как именно мы с ним разберемся…?

Продуманного ответа на этот вопрос у Ар’Тура не было.

— Ты уже один раз победил его в поединке… Но я надеюсь найти другой вариант…

— Победил? — усмехнулся Б’Райтон. — Я много раз говорил тебе, что сильно в этом сомневаюсь. Рон’Альд две тысячи лет ходит по мирам. Он владеет всеми видами оружия, а, столкнувшись с теми, чем не владеет, быстро освоится. Он оттачивал мастерство в разных мирах, среди разных рас. А когда-то тренировался с бессмертными, которые были непревзойденными мастерами в искусстве изящного ближнего боя. Вероятно, он просто играл со мной в поддавки, преследуя одному ему известные цели.

— Кстати, что это был за поединок? — задумчиво спросил Ар’Тур. — Ты никогда подробно не рассказывал. Почему?

— Потому что я сам плохо понимаю, что тогда произошло, — признался Б’Райтон. Ар’Туру показалось, что отец говорит с усилием, словно преодолевая невидимую преграду в сознании. — Что ж… Я сам предложил ему поединок. Другого выхода у меня не было. До этого он почти месяц провел на Коралии. Сначала сказал, что вернулся. А потом предложил вынести на голосование свою кандидатуру на должность нового председателя Совета. По его словам, это, по сути, означало должность Правителя Союза. И как старший сын Эл'Троуна он имеет на это большее право, раз уж теперь Союз управляется одним человеком.

— По сути, это так и есть, — заметил Ар’Тур.— Возможно, — согласился Б’Райтон. — Однако ты согласишься, что я никогда не был диктатором. И всегда оставлял последнее слово в важных вопросах за Советом.

— Да, это так. И что было дальше?

— Я знал, что стоит ему выйти и выступить перед Советом, как тот перейдет на его сторону. Так же, как это произошло семьсот пятьдесят лет назад, когда он предложил принять закон об уничтожении агрессивных планет. Если бы ему не удалось убедить словами — а это маловероятно — он просто мог их всех загипнотизировать. Поэтому я решил использовать свой единственный шанс. Понимаешь… у Рон'Альда есть одна особенность, которую я хорошо знаю. Он уважает традиции. Традиции разных планет, рас, государств. И особенно — традиции Древних. Когда нас было много, как еще могли решить серьезный спор двое Древних, если все возможные аргументы исчерпаны, а Правитель не считал нужным выступать судьей? Или если речь шла о личном неразрешимом конфликте? Для этого существовала традиция поединков. В одних случаях договаривались просто о состязании в мастерстве, в других — о сражении до смерти одного из противников. Понимая, что Древних и так слишком мало, наш отец запретил поединки во время Войны. Но традиция существовала, и я предложил Рон'Альду разрешить наш спор таким образом. Проигравшим договорились считать того, кто будет тяжело ранен, убит, либо уйдет в другой мир и не вернется на поле боя.

Б’Райтон задумчиво помолчал, потом продолжил:

— Ты знаешь, как сражались Древние: уходили в другие миры, выскакивали в неожиданных местах… Рон'Альд умеет это в совершенстве. Не говоря уж про владение мечом. Поэтому единственное на что я рассчитывал… Назовем это… высшей справедливостью, может быть. Вмешательством случая, который работает на высшую справедливость. Только на это я и рассчитывал. Можно сказать, на Божью волю. А в случае проигрыша я хотя бы знал, что сделал все возможное.

— Я понимаю, отец, — сказал Ар’Тур. Таким откровенным Б’Райтон бывал редко и его сын ценил момент.

— Сначала мне казалось, что он просто дразнит меня. Я многому научился за тысячу лет, но меня не оставляло ощущение, что он тянет время, развлекается… А потом мне неожиданно удалось перейти в атаку и потеснить его. Несколько раз он выскакивал в самых непредсказуемых местах. И вдруг оказался у меня прямо под мечом, еще мгновение и я поразил бы его... Но он вовремя исчез, поменяв мир. И больше не вернулся. Я только услышал телепатическую фразу: «Ты победил, брат». И все. Трактовать исход поединка можно как угодно. У Рон'Альда есть свои представления о… ну, скажем так, чести. Поэтому, не исключено, что он действительно признал поражение и дал мне это понять. Кроме того, изменить первоначальное намерение, в последний момент пойти другим путем — вполне в его духе. Либо он просто поддался с неизвестной мне целью.

— Да уж, неоднозначно, — согласился Ар’Тур. — Я склоняюсь к тому, что «проиграть» было частью его плана.

— Скорее всего, так, — согласился Б’Райтон. — Поэтому драка между Древними, поединок — не выход. А лично ты — надеюсь, это даже не приходило тебе в голову… хотя я уверен, что приходило… — лично ты продержался бы против него не дольше секунды, как самый обычный человек.

— Спасибо, отец! — рассмеялся Ар’Тур. — Ты высоко ценишь мои навыки и способности!

— Если без иронии, то я как раз высоко их ценю. Но и сравниваю тоже реалистично.

— Ну что ж… — сказал Ар’Тур, — тогда мы должны незаметно проникнуть на эту Таи-Ванно и выкрасть землян обратно. А уже потом «разбираться» с Рон'Альдом.

— Нет, Ар’Тур.

— Почему?

— Потому что именно этого он скорее всего и ждет. Что кто-нибудь из нас сунется на его планету. Один или несколько… неважно. А представь себе, какие условия он выдвинет, получив в заложники, например, тебя? — Б’Райтон снова усмехнулся.

— Древнего? Который в любой момент может уйти в другой мир? Это нереально, отец…

— Поверь мне, способ существует. И им я и собираюсь воспользоваться.

— Что ты предлагаешь? — спросил Ар’Тур. — У тебя ведь уже есть план, я знаю!

Б’Райтон улыбнулся и встал:

— Что ж, Ар’Тур... Мы попробуем переиграть его. Обещать успех я не могу. Но мы попробуем. И поймать Рон'Альда, и вернуть землян.

— Как? — улыбнулся Ар’Тур. Все-таки отец был невероятно умен, не зря он уже восемьсот лет руководил Союзом.

— Мы должны угрожать не ему лично. Он ценит свои «проекты», а значит, эта раса, деалори, ему нужна. Мы должны стать угрозой для его планеты. Ар’Тур, в ближайшие недели я должен полностью сконцентрироваться и найти дорогу по мирам к этой Таи-Ванно. И кроме того, найти кое-что в Замках Радуги…

— Ты опять полезешь туда? — поморщился Ар’Тур.

— Да, и ты можешь мне помочь, заодно научишься контролировать время пребывания там… Но большую часть сил ты должен посвятить другому… Подготовь военный флот Союза. Лучшую его часть. Очевидно, что они шпионят в Союзе, иначе как они узнали бы о том, куда отправятся земляне, чтобы похитить их.. Так что это надо сделать незаметно, словно ничего не происходит. Ты сможешь?

— Думаю, да, — согласился Ар’Тур, начиная догадываться, что задумал отец.

— Подключи Мэн'Дэртана. И Мэр'Эдита, если хочешь. Я поставлю на вас ментальную защиту — насколько смогу. А вот остальные, задействованные в операции, должны до последнего думать, что планируются закрытые глобальные учения. В итоге, если все получится, в заложниках окажется вся его планета. И сам Рон'Альд.

План отца был гениален и очень понравился Ар’Туру. Что ж… Ему предстояло много работы. Много, как никогда. Тонкой, изощренной, тайной работы, которую нужно было проделать без единой ошибки и втайне от всех. Но Ар’Тур был спокоен. Организационная деятельность, военное дело — это его стихия, здесь он чувствовал себя спокойно и уверенно.

— Пойду выполнять! — довольно рассмеялся он.

— Подожди, я должен поставить защиту… — остановил его Б’Райтон. — Если помнишь, ты должен открыть мне свой разум, ощущения будут не из приятных… И, Ар’Тур… успокойся, возьми себя в руки. Перестань ненавидеть. Сейчас нет для этого времени. Нас интересует правосудие, а не месть.

Это кого как, пронеслось в голове у Ар’Тура... Но вслух он согласился с отцом.

После не самой приятной процедуры установки ментальной защиты, во время которой Ар’Тур сидел в кресле и чувствовал, как Б’Райтон прикасается к его разуму и задает непонятно к чему относящиеся вопросы вроде «как тебя зовут» и «где находится Коралия?», он отправился в Центр военной подготовки. Оттягивать начало работы не хотелось.

По пути он улыбался и думал, что когда-нибудь и ему надо уделить время изучению психологических методик и попробовать хоть немного развить у себя телепатию. Но улыбался он не этому. Карина оставила ему весточку в конце сообщения. А значит, она любит и помнит его. Она хочет обратно к нему и борется за это. И она, его умница, всего лишь втерлась в доверие к Рон’Альду, заняла важный пост, чтобы иметь возможность сбежать из плена или послать сообщение. Рон'Альд же показал Ар’Туру все в таком свете, чтобы деморализовать его. Либо — что тоже вероятно — сам видит все именно так, как показал. А Карина — ну какая же она молодец! — просто водит его за нос.

В этот момент он был счастлив. Это была победа, частичная, но победа. А Ар’Тур всегда был победителем.

***

Ки'Айли еще спала, поэтому Рон'Альд зашел к Эл'Троуну, как нередко делал перед боевым вылетом. Правитель Древних прохаживался по кабинету, задумчиво посматривая в окно на сад возле Замка. Сад внизу по-прежнему был красивым, веселые фонтанчики пели на солнце, деревья с серебристой листвой отбрасывали тени на уютные дорожки. Только особо внимательный взгляд заметил бы, что цветение теперь не было столь пышным, что некоторые растения больше не плодоносили, а иные и вовсе не дорастали до своей обычной высоты, ограничиваясь скромными кустистыми формами. Уже столетие силовое поле окружало планету, и это медленно, но неизбежно сказывалось на всем живом.

— Рад тебя видеть, — сказал Правитель сыну, — и хорошо, что ты зашел. Думаю, я знаю, что может вам помочь. Тебе и Ки'Айли.

— Приветствую, отец, — ответил Рон'Альд.

Сын выглядел несколько усталым. К тому же его разум был плотно закрыт пеленой, пробить которую не смог бы даже сам Эл'Троун. Он понимал, что делиться тем, где провел ночь, Рон'Альд не собирается. Эл'Троун внимательно пробежал глазами по фигуре наследника, заметил то, что должен был заметить, и улыбнулся:

— Я так понимаю, спрашивать сейчас о том, как тебе это удалось, бесполезно?

— Бесполезно, — с улыбкой кивнул Рон'Альд. — Потом, когда вернусь. Схема остается той же? Части эскадрильи 2, 5, 15 и 17? Собственно говоря, я хотел уточнить это.

— Да, ничего не изменилось, — подтвердил Эл'Троун и указал на руку Рон'Альда:

— Думаешь, это поможет?

— Думаю, да, хотя бы частично, — уверенно ответил Рон'Альд. — По крайней мере, у нее будет подстраховка в то время, когда меня нет. Не стоит забывать и про ее самое первое предсказание, связанное с войной. В какой-то момент меня может и вовсе не оказаться.

Эл'Троун утвердительно кивнул головой.

— Жарко сегодня, силовое поле меняет климат... — вздохнул он, снял серую накидку и повесил на кресло возле стола, — но это не решит ваших проблем… Нужно что-то еще, если ты хочешь помочь девочке. Я мог бы одобрить ваш брак, — Эл'Троун внимательно посмотрел на сына.

— Ты давно не вспоминал об этом, — улыбнулся Рон'Альд. — Я отвечу, что и раньше — зачем? У нас и так есть все. Ты знаешь, я не очень большой сторонник Одобренного брака. И Ки'Айли тоже. Просто не видим в этом смысла.

— Ты просто не знаешь, о чем говоришь, — заметил Эл'Троун, продолжая пронзать взглядом лицо сына. — Вмешательство в ее разум ты считаешь неприемлемым. А это, — Эл'Троун снова указал на руку сына, — поможет лишь отчасти. Если же вас будет связывать Одобренный, каждый из вас станет вдвое сильнее. Вы сможете помочь друг другу, как никогда раньше. Если вас свяжет Одобренный, — когда ты будешь говорить, она будет слышать. Когда ты будешь касаться ее — твое тепло напрямую коснется ее души…

— Она и так слышит меня, — улыбнулся Рон'Альд, — и со всем остальным тоже нет вопросов.

— Опять же — ты не понимаешь, о чем говоришь. Одобренный брак усилит все, что есть между вами во много раз. То, как вы подходите друг другу. То, как понимаете друг друга. То, как дополняете друг друга. То, как любите друг друга. То, как поддерживаете друг друга. Все, что есть между вами, увеличится. И каждый из вас станет сильнее во столько же раз. Она перестанет сходить с ума от своих видений, потому что в ней всегда будет не только ее сила, но и твоя. И твое спокойствие.

— Эл'Троун прав, — дверь в дальнем углу кабинета открылась, и вошла высокая светловолосая женщина с точеными, изящными чертами лица, стройной фигурой и мягким взглядом темно-коричневых глаз. На Л'Анисс было длинное прямое платье, переливчато шуршавшее, когда она шла.

Рон'Альд приветствовал мать.

Л'Анисс подошла к мужу и положила руку ему на плечо.

— Твой отец прав, Рон'Альд, — повторила она, — все это так. Одобренный брак действительно поможет. Но вы должны решить сами. Я не чувствую, чтобы кто-то из вас со временем мог захотеть кого-то другого. Поэтому я не вижу смысла избегать Одобренного. Между вами есть все, что нужно для него, и даже больше.

— В том и дело, что больше! — доброжелательно усмехнулся Рон'Альд. — Поэтому мы никогда не видели в нем смысла.

— Может быть, смысла и не было бы, — согласилась Л'Анисс, — если бы не война и все эти видения, сводящие с ума Ки'Айли. Да и тебе нелегко приходится.

— А если я погибну первым? — спросил Рон'Альд. — Все мы знаем историю Ор'Лайт, и вряд ли участь «Одобренной вдовы» улучшит психическое здоровье Ки'Айли.

— На этот случай вспомни как раз ее первое предсказание. Если вам суждено погибнуть, то примерно в одно время, — заметил Эл'Троун, — а мои чувства подсказывают, что если погибнешь ты, то и о победе в войне стоит забыть навсегда. Тогда у Древних останется только путь в другую Вселенную. И вечный позор, — спокойно закончил Правитель. — Подумай, Рон'Альд, я предлагаю хороший вариант. Нам очень нужна здоровая, владеющая собой Предсказательница.

— Хорошо, мы подумаем, — кивнул Рон'Альд, и, попрощавшись с родителями, вышел.

— Он задумался, — улыбнулась Л'Анисс мужу, мягко пробежав рукой по его спине, — это хороший вариант. Не то, что бы они рождены для Одобренного брака. Но он им вполне подходит.

Внутри Правителя Древних растеклось неизбывное тепло их связи. Он и его нежная мудрая Л'Анисс были едины всегда, словно их двоих окружал теплый кокон, внутри которого они чувствовали и видели одно и то же.

Все, что Эл'Троун сказал об Одобренном браке, было правдой. Он знал это по себе. Правителю Древних было десять тысяч лет, но и его не оставляла равнодушным война и опасность, нависшая над Вселенной. Нелегкая доля быть Правителем в такие времена. Но он никогда не был одинок, и это не давало в полной мере ощутить гнет и режущий холод ситуации. Потому что внутри него всегда была Л'Анисс, а он — внутри нее.

***

Проснувшись, Ки'Айли не спешила открывать глаза, наслаждаясь радостным покоем утра, когда все было как надо. Рука любимого держала ее руку и сквозь закрытые веки она ощущала его внимательный, полный любви, взгляд. Ненадолго, совсем на чуть-чуть, но все было хорошо. И разум, как всегда сразу после сна, молчал. Ни искры видений не мелькало в ее сознании. Ки'Айли потянулась, открыла глаза и сразу окунулась в знакомую черную бездну во взгляде Рон'Альда.

— Спасибо, я выспалась, — улыбнулась она, — и спасибо, что ты здесь… Скоро ведь твой вылет.

— Да, но немного времени у нас есть…

Ки'Айли села.

— Ты устал, где ты был? — спросила она. Любимый выглядел как человек, который решал сложные задачи на пределе своих сил.

— Расскажу, когда вернусь, — улыбнулся Рон'Альд, — это достаточно интересно. И, Ки'Айли, возьми вот это…

Он неожиданно снял с правой руки гладкое черное кольцо и протянул Ки'Айли. Взяв двумя пальцами, она удивленно рассмотрела его. Кольцо было той самой глубочайшей черноты, что всегда изумляла ее в глазах любимого. В утреннем свете на нем вспыхивали редкие блики, но их тут же поглощала тьма. Совершенно гладкое, идеальной формы… Ки'Айли еще пару мгновений вглядывалась в него, как завороженная, а потом в голове, как вспышка, родилось озарение .

— Кольцо Драконов! — изумилась она. — Как тебе удалось его достать? По легендам, их ведь всего три во Вселенной!

— Я же сказал — расскажу, когда вернусь с вылета, — улыбнулся Рон'Альд, — и мы с тобой отправимся отдохнуть. С Эл'Троуном я договорился. Так что время на рассказы будет… Надень. Ты знаешь, это могущественная вещь. Помогает контролировать видения, способствует развитию телепатии. И никто не сможет вмешаться в разум против твоей воли, пока на руке будет это кольцо. В общем, делает нас немного Истинными Драконами…

Ки'Айли надела кольцо на безымянный палец правой руки. Кольцо сузилось и плотно, комфортно обвило палец.

— Красота! — рассмеялась она. — Спасибо, мой антео! Понятия не имею, как тебе удалось, это просто невероятно! Только… — Ки'Айли задумалась. — Я думаю, ты его достал, и оно должно быть у тебя!

— Нет, Ки'Айли, это подарок, — Рон'Альд нежно сжал ее правую руку, словно пряча кольцо в ладони. — В мой разум и так никто не проникнет, телепатией я владею достаточно хорошо, а видения, которые надо было бы контролировать, меня не посещают. Это подарок тебе.

— Спасибо! — Ки'Айли встала с кровати, залезла к нему на колени и обняла его за шею. — Главное, возвращайся поскорей! А то я умру от любопытства, как тебе удалось достать кольцо Драконов!

— Как только вернусь… — улыбнулся Рон'Альд и медленно потянул тесемочку у нее на спине, добрался рукой до гладкой кожи между лопаток. Ки'Айли выгнулась ему навстречу и прижалась губами к любимым губам... Немного времени у них действительно было…


— И еще,— Рон'Альд снова сидел в кресле перед кроватью в спальне, а Ки'Айли, ловившая каждый миг без навязчивых видений, смотрела на него снизу, положив голову на подушку.

— Что? Ты нашел еще немного времени? — рассмеялась она.

— Нет. К сожалению, другое… Я думаю, надо, чтобы отец одобрил наш брак.

— Зачем? — искренне удивилась Ки'Айли. — Мы ведь давно решили, что нам это не нужно. Когда-нибудь захотим детей — и пройдем религиозную церемонию… А так, зачем?

Идея Одобренного брака Ки'Айли не нравилась. Просто не нравилась, непонятно, почему. Не то, что бы она имела что-то против. Нет, наличие Одобренного брака у Древних ее вполне устраивало. А в ранней юности традиция казалась романтичной, и влюбленная в Эл'Боурна семнадцатилетняя Ки'Айли мечтала, что когда-нибудь их свяжет Одобренный брак. Но с тех пор прошло слишком много времени. Повзрослевшая Ки'Айли, придворная Предсказательница Эл'Троуна, в своих видениях проходящая ад вновь и вновь, не видела смысла связывать себя и любимого традиционной церемонией Древних. Это ничего не даст… Лишь где-то далеко-далеко, на задворках души пронеслось приятное чувство, какое испытывают все девушки, когда им делают предложение, или когда мечтают об узаконенной, неразрывной связи с любимым. Но их-то связь и так была неразрывной! Неразрывной по собственному выбору — пока они сами не решат ее разорвать. А что не решат, оба были уверены.

— Это Эл'Троун тебя надоумил? — улыбнулась Ки'Айли. — Что-то новое! Раньше ты относился к этому так же, как и я!

— Да, — согласился Рон'Альд. — Но я думаю, отец прав. Одобренный брак поможет тебе… Нам обоим. Все, что я хочу сделать для тебя, получится намного лучше. И все, чем я хочу поделиться…

— Ты и так делишься всем, чем можешь. И я стараюсь… У нас есть все, о чем можно мечтать, — твердо сказала Ки'Айли.

— Я тоже так считаю, — согласился Рон'Альд. — В нас все равно ничего не изменится. А определенные преимущества у Одобренного брака, похоже, действительно есть. К тому же мы не узнаем, миф это или нет, пока не попробуем! — усмехнулся он. — Если для того, чтобы мы стали сильнее, нужен Одобренный брак, то это не лишено смысла. Предлагаю тебе подумать об этом. Готова ли ты стать моей Одобренной женой? — улыбнулся он.

— Твоей какой угодно женой — да, — улыбнулась Ки'Айли. — Но вот нужен ли нам Одобренный брак?! Давай подумаем об этом.

— Хорошо, — согласился ее антео, — подумай об этом. А когда я вернусь, мы серьезно обсудим и решим.

— Хорошо, антео, я готова и подумать, и, если потребуется, стать твоей Одобренной женой, — снова улыбнулась Ки'Айли.

— Рад слышать. Я должен сейчас готовиться к вылету, а тебе через полчаса к Эл'Троуну.

— Да! — с досадой сказала Ки'Айли. — Вот всегда так! Хорошее утро быстро заканчивается!

Где-то на дальнем фоне сознания она ощутила прорывающиеся сквозь спокойствие и радость утра картины будущего. Но когда рядом был Рон'Альд, легче было устоять перед их натиском. Или, может быть, это начало действовать кольцо…

— Сейчас позавтракаю и поскачу к твоему отцу! — сказала она, потом рассмеялась и на прощание крепко обняла любимого. Рон'Альд поднял ее на руки, поцеловал и вышел.

Ки'Айли вздохнула. Такие волшебные минуты покоя, радости, близости с ее антео пролетали очень быстро. Потому что вокруг была война. Но сейчас у нее была маленькая надежда, проблеск впереди. Их ждал отдых, небольшой отпуск, впервые за три десятилетия. Четырнадцать дней, когда ей не надо будет постоянно вглядываться в будущее, и когда ее о нем никто не спросит. Четырнадцать дней отдыха. А дальше… Может быть, Одобренный брак. Ну что ж… А почему бы нет? Их любовь и так уже вошла в легенды. Почему бы не сделать легенду еще красивее? Но смотреть будущее на этот счет не хотелось.


Глава 13. Новая жизнь | Хранитель вселенной. Одобренный брак | Глава 15. Эльфийская благодать