home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15. Эльфийская благодать


— Предлагаю отдохнуть в эти выходные по-настоящему, — сказал Рональд в один из «дней сумеречного солнца», как называли на Тайвани последний день рабочей недели. — Иногда не вредно поговорить с кем-нибудь, кто старше тебя… И да, ты уже достала (очень меткое выражение в русском языке!) со своими эльфами! — добавил он со смехом.

Последние две недели они разговаривали по-русски. Рональд, как и собирался, выучил язык, и теперь иногда использовал даже не самые цензурные формы. Произошло это так. Однажды он просто ответил Карине по-русски. Где и когда выучил, она не поняла, потому что большую часть свободного времени они проводили вместе.

— И когда ты успел? — поинтересовалась она. Ответом ей была загадочная улыбка и молчание. В течение следующих суток у него исчез акцент. А через земную неделю Рональд свободно использовал массу сленговых выражений, которыми его снабжали Карина и ее друзья. А иногда Карина вдруг обнаруживала, что диалог, который они ведут, давно уже стал телепатическим. Привыкла.

— Ничего себе! — обрадовалась она предложению насчет эльфов. — Наконец-то!

— Да. И надень, пожалуйста, голубое платье. Там дресс-код! — рассмеялся Рональд.

— Думаешь, иначе я буду блекло смотреться на фоне несравненных эльфийских красавиц? — рассмеялась Карина.

— Нет, хочу, чтобы они блекло смотрелись на твоем фоне.

— А как все-таки у тебя с магией? — вдруг вспомнила Карина один из животрепещущих вопросов. — Ты сам ею владеешь? А то, может, я связалась с черным магом, а сама об этом не догадываюсь…

— Древние могут овладеть магией без особых проблем, и я не исключение. Кто-то, потому что у нас всегда есть пара сотен лет, чтобы научиться. Кто-то с рождения наделен магическим Даром, как я — телепатией. У меня такого Дара нет. Я просто владею необходимым минимумом, чтобы «работать» в магических мирах. Кроме того, способности к магии и возможности ее использования зависят от свойств мира, в котором находишься. В нашем мире моих магических способностей и навыков хватит, чтобы показать пару фокусов. А есть миры, где магия куда более естественна. Ты смогла бы освоить ее там за пару десятков лет, а я был бы великим магом. А еще есть миры, где все пространство пронизано магией. Там и вовсе любой может управлять магической энергией просто силой мыли — почти без подготовки.

— Как так? — удивилась Карина. — А они вообще материальные, эти миры?

— Наполовину, — улыбнулся Рональд.

— Интересно как! — восхитилась Карина. Поэтому по пути к эльфам они побывали в одном из таких миров. Карина так и не поняла, что там с материей. Оставалось только признать слова Рональда, что этот мир материален, но лишь наполовину! Подобно миру быстротечного космоса, где они были в первую ночь, материя здесь присутствовала, но недостаточно плотная. Все пространство вокруг заливал белый туман. Рональд сказал, что это цвет не воздуха, а самого пространства. Поэтому глазами было ничего не видно уже в метре от себя. Но зато все вокруг чувствовалось неким внутренним взором. Этот внутренний взор, не всегда ощутимый в родном мире, здесь внезапно стал явным, словно ты вдруг обрел новый орган чувств. Под ногами пружинила какая-то поверхность. А во все стороны простирались необъятные равнины, видимые внутренним зрением. Они разбегались на север, юг, запад и восток и упирались в высокие горы и города, стремящиеся вверх острыми шпилями дворцов.

— Здесь все просто, — сказал Рональд. — Представляешь, что тебе нужно, и это с легкостью совьется из магической энергии, которая пронизывает все. Вот так. — Он мысленно показал ей образ красивого розового цветка на длинном стебле. Белый туман вокруг закрутился, как свиваются в воздухе кольца дыма, принял очертания цветка… Рональд протянул к нему руку, взял и отдал Карине.

— Даже пахнет! — восхитилась Карина: цветок был совершенно настоящий, наделенный всеми свойствами материи. Она сосредоточилась и попробовала повторить фокус. Правда создать цветок она не взялась, а представила себе кое-что попроще — стакан с водой. Оказалось, все что требуется — это концентрация и ясное представление. Сначала туман заклубился и принял форму, заданную Карининой картинкой в голове. Она облегченно вздохнула, обрадовалась, что все не так сложно, отвлеклась, и образ стакана развеялся в бесконечном белом море.

— Нельзя отпускать внимание до самого конца, — сказал Рональд.

Карина повторила попытку и спустя минуту протянула руку — в ее ладони оказался гладкий прозрачный стакан с холодной водой. Температуру воды она тоже не поленилась представить.

— Здорово как! Теперь я потренируюсь на цветочках, если ты не возражаешь!

— Хорошо, — улыбнулся Рональд. Карина знала, что его умиляет, как она с детским любопытством, энтузиазмом и бесстрашием изучает особенности других миров. А самой Карине это было приятно. Немного родительского чувства в его отношении к ней ее совершенно не смущало.

В следующие полчаса Карина увлеченно создавала самые фантастические цветы, какие могли прийти ей в голову. Подсолнухи с глазками, хлопающие ресничками; колокольчики, звенящие по-настоящему — вызванивающие каждый свою мелодию; красные, похоже на маки, цветы, у каждого из которых из центра растет стебель, а на нем располагается следующий цветок… Самое красивое свое произведение — ярко-синий, вытянутый, похожий на тюльпан цветок с вьющимися бахромой краешками лепестков — она преподнесла любимому, неожиданно встав на одно колено. В глазах Рональда сверкнула горячая молния, он с порывом поднял ее на руки, создал из белого тумана красивый парусник с белыми парусами… И следующий час они летали на нем, осматривали достопримечательности. И отдавались всепоглощающей страстной нежности на борту волшебного корабля.

— А можно что-нибудь забрать с собой из этого мира? Оно не исчезнет? — спросила Карина, когда они собрались покинуть мир.

— С этим предметом ничего не случится, — ответил Рональд. — Его можно забрать с собой, в другом мире он останется таким же материальным, как и сейчас. Но корабль мы с собой забирать не будем, — усмехнулся он и рассоздал судно.

А вот цветок они взяли, и с ним действительно ничего не случилось. Более того, он еще долго благоухал в тонкой вазе у энериа, куда они отправились после этого. Он даже дал корни, и в эльфийском саду появился новый вид цветов, который назвали «Первое чудо Карины».

***

— Энериа — высшие эльфы, вторые после уалеолеа во всей материальной части нашей Вселенной, — рассказывал Рональд. Они стояли посреди прекрасного сада возле небольшого фонтана. Вечерний сумрак мягко окутывал деревья, кусты и цветы под темно-синим небом, усыпанным огромными яркими звездами. Вода журчала и источала тонкий свежий аромат в душистом воздухе. За деревьями со светящимися в полутьме белыми цветочками прятался высокий дом или дворец. Карина легко угадывала его плавные изгибы, башенки, извитые лестницы. Было красиво, спокойно, и ее душу пронзало ощущение тонкой радостной благодати.

— Ваш профессор Толкиен был прав, что эльфы бывают высшие и разные другие — лесные, морские и прочие, — продолжал Рональд. Казалось, что в саду никого нет. Но Карина подозревала, что это обманчивое ощущение. — Но высшие это эльфы или нет, определяется, конечно, не тем, видели ли они благословенный остров.

— Валинор, — напомнила Карина.

— Видели ли они Валинор, — согласился Рональд. — А тем, насколько хорошо эти эльфы владеют магией. И, что еще важнее, — наполненностью эльфийской благодатью.

— Что это такое? — удивилась Карина.

— Ты чувствуешь это. Эльфийская благодать — особая светлая энергия, присущая эльфам. Ею пропитывается местность, в которой они живут, и творения их рук. Здесь эта благодать разлита в воздухе. Особая целительная, успокаивающая и радостная атмосфера — по сути это она и есть — только вынесенная наружу из душ и сердец их обитателей. Энериа, с тех пор как ушли уалеолеа — элита из элит эльфийских народов. Они более всех воплощенных эльфов обладают этой благодатью. И проносят ее через тысячелетия своих жизней.

— Невероятно… — прошептала Карина. — Значит, это все правда… Я всегда что-то такое про эльфов и подозревала.

— А еще энериа всегда были друзьями Хранителей, посвященными в их дела, — улыбнулся Рональд. — Сначала это были уалеолеа, дружившие с ними и учившие их многому. Потом — Древние. И именно у энерия, после ухода уалеолеа, Древние излечивались от ран. Ведь эльфийская благодать делает их несравненными целителями. Правда, сейчас я, вероятно, единственный Древний, кто поддерживает отношения с этим народом. Другие Древние даже не знают, где они живут. Впрочем, Б'Райтон знает — я как-то приводил его сюда. Но отношения с энериа он не поддерживает.

— Почему? — удивилась Карина. Отказаться от общения с эльфами казалось ей верхом глупости.

— А это ты у него спроси, — усмехнулся Рональд. — Кстати, посмотри! — он указал на поверхность воды. Бассейн вокруг фонтана был очень большой. В центре, там, где в воду падали светящиеся бойкие струи, все кипело от брызг, но ближе к краю оставалась лишь легкая рябь. Карина увидела свое отражение. И замерла, удивившись. Она была прекрасна. Не просто достаточно красива, а невообразимо, невероятно прекрасна. То ли здешний воздух преобразил ее, то ли вся атмосфера вечернего эльфийского сада придавала чертам тонкость и благородство. Хрупкая фигура в длинном голубом платье словно светилась, а изгибы открытых рук и шеи были изящными, ничем не уступая виденным ею на портретах в Розовом замке.

— Ты прекрасна, — прошептал Рональд с улыбкой, легонько обнимая ее сзади.

— Полностью согласен, — послышался мелодичный певучий голос, и из-за темных кусов к ним вышел высокий эльф энериа в длинном серо-голубом плаще поверх белого облегающего костюма из тонкой ткани. Длинные серебристые волосы, высокий лоб, тонкие правильные черты узкого лица, серые глаза мягко светились мудростью, обволакивали, словно лаская взглядом. Карина подняла на него глаза и поняла, что никого красивее она в жизни не видела. И никогда не увидит. Если, конечно, эльфы не все такие. А если все, то даже Древние не могут сравниться с ними… Да что там Древние! Такой глубокой мягкой красоты, ласковой и строгой одновременно, даже представить невозможно!

— Приветствую тебя, молодой Рональд! — с потрясающим достоинством произнес эльф, немного наклонив голову.

— Приветствую, Владыка энериа! — в том же духе ответил ему Рональд. — Карина Александровна Ландская с планеты Земля, — представил он Карину. Карина не нашла ничего лучше, чем изобразить легкий реверанс. Перед ней был король эльфов, ни много ни мало. Как себя с ним вести, она не имела понятия. А Рональд, как водится, не проинструктировал ее на этот счет, словно полагал, что она сделает все правильно.

— Рад приветствовать тебя в землях энериа, Карина, — король эльфов мягко, легко, словно не двигая ртом, улыбнулся и кивнул головой. И вдруг добавил: — Пойдемте ужинать. Я догадывался, что ты скоро появишься, Рональд Эль.

Обстановка внезапно стала непринужденной, эльф и Рональд рассмеялись, словно представление было окончено и можно было вести себя как хочется, и, к полнейшему Карининому удивлению, приветствовали друг друга по-коралийски прикосновением к плечу.

— Орлеан, король эльфов энериа, — представил Рональд короля.

После она, как во сне, под руку с любимым шла по тропинке за неспешно следующим к дому королем эльфов. Все вокруг было так красиво, так легко… В воздухе как будто разливалась неслышимая песня.

— А сколько ему лет? — мысленно спросила Карина у Рональда.

— Около семи тысяч, по коралийскому счету. По их собственному — около десяти тысяч. Так что у него есть поводы называть меня молодым, — мысленно рассмеялся Рональд.

Лестница, ведущая к дворцу, красиво извивалась. Как только они встали на нижнюю ступеньку, все изменилось. Отовсюду полились звуки. Глубокая тишина сада, пронизанная неслышной мелодией, сменилась звоном голосов, прекрасной музыкой и журчанием воды множества небольших фонтанчиков, которыми были уставлены площадки на лестнице. При входе их с легким поклоном встретила пара эльфов, еще нескольких они увидели в пути по длинной анфиладе, которая привела на большую крытую террасу.

Все эльфы были достаточно высокими, выше среднего роста землян, то есть выше Карины, но много ниже большинства Древних. У всех — длинные волосы, золотистые, серебристые, просто светлые, темно-серые, а черты лица всегда тонкие и изящные. Женщины были невероятно хороши, сочетая неземную величественность с нежностью и утонченностью. Наряды из тканей неярких расцветок казались гармоничными и удобными. Мужчины одевались по большей части в рубашки и брюки, прекрасно сидящие на стройных фигурах, женщины — в длинные узкие платья наподобие того, в котором сегодня была сама Карина.

В общем, эльфы оправдали все, что было написано о них в земных книгах. Они были красивы, благородны, утонченны и словно светились изнутри. Как настоящим высшим эльфам и полагается. А глядя на Орлеана, Карина думала, что, вероятно, даже Галадриэль с Элрондом [1]— не чета такому эльфу… Энериа. Элита из элит среди всех эльфов материальных миров — с тех пор как уалеолеа навсегда покинули нашу Вселенную. Впоследствии при слове энериа у Карины ностальгически щемило сердце. Впрочем, она привыкла. И подозревала, что то чувство внутри, которое возникало, когда она мысленно произносила это слово, связано не с ним самим, а с невероятной красотой эльфийского мира. Красота ведь может быть такой сильной, что сердцу становится больно.

Ужинали на открытой террасе, увитой красивыми темно-зелеными лианами с большими резными листьями. Небольшой столик был накрыт на троих, на нем стояли светящиеся изнутри высокие кувшины, множество салатов, не известные Карине блюда. Удобно устроившись в плетеных креслах, они вели беседу, а трое эльфов поблизости играли на музыкальных инструментах, похожих на арфу. Еда была очень вкусная, с тонким ароматом и исключительно вегетарианская.

Орлеан расспрашивал Рональда о делах в разных мирах, рассказывал о жизни энериа. И постепенно Карина осознала, что, оказывается, у ее любимого есть и настоящие друзья, те, с кем он дружит на равных. Хотя бы один такой друг. И немудрено, если учесть возраст Орлеана. Вероятно, он дружил еще с отцом Рональда и другими Древними в старые времена.

Карина заслушалась, ей было интересно, хоть она далеко не все понимала. Затем разговор перетек к ней самой. Энериа аккуратно интересовался ее впечатлениями от Коралии, Тайвани, задавал вопросы о ее жизни, и даже о Земле. Она обнаружила, что рассказывать о родной планете ему было так же приятно, как и Рональду, болезненных чувств не возникало. А потом король эльфов рассказал ей о народе энериа и мире, в котором они живут.

Земли энериа были весьма обширны. Их селения располагались в долинах между высоких гор, в лесах и на берегу моря. Но были на планете и другие обитатели: люди, простые и наделенные магией, другая раса эльфов — Орлеан назвал их атори и сказал, что живут они изолированно, исключительно в морских гротах, и во многом отличаются от энериа, а также разные полуразумные существа вроде единорогов и драконов. А еще в море обитал народ, который нельзя было отнести ни к людям, ни к эльфам. Как поняла Карина, эти существа с хвостом, похожим на рыбий, и телом человека, на Земле назывались русалками.

В целом жизнь энериа протекала достаточно мирно и размеренно, лишь иногда случались стычки с атори, или инопланетяне с развитой технологией пытались заполучить благодатную планету. Но на такие случаи у энериа было оружие — магия. Какая именно и как она применялась, Карине не рассказали, но она поняла, что магическая защита была эффективной. А вот научно-техническими достижениями энериа (да и другие расы этого мира) не интересовались совершенно. Зачем, если все, что в родном Карине мире достигалось посредством технологий, здесь решалось магией? Да и в космос эльфы не стремились. Они любили свой мир, заботились о нем, им было достаточно его.

Орлеан продолжал рассказ Карине об энериа, звучала нежная легкая музыка, иногда сквозь нее раздавался звон теплых капель вечерней росы, падающей с листьев. Карина, окутанная блаженством (то есть эльфийской благодатью) начала засыпать. Музыка и мелодичный голос Орлеана уносили ее разум в сказочный поток волшебного покоя, хотелось отдаться ему и не думать ни о чем…

— Я могу рассчитывать на твою помощь? — послышался голос Орлеана.

— Конечно, — ответил голос Рональда.

А потом, уже совсем на границе яви и сна, голос короля эльфов произнес:

— Так ты думаешь, ты нашел?

— Я знаю. Разве ты не видишь? —- послышался смех Рональд. — Но тут сложно сказать, кто кого нашел.


[1] Персонажи трилогии Дж.Р.Р.Толкиена «Властелин Колец», высшие эльфы.


***

А проснулась она на застеленной белым кровати в просторной комнате, пропитанной все тем же сказочным ощущением эльфийского блаженства. Рональд, подперев голову рукой, лежал рядом и неотрывно смотрел на нее.

— Тебе здесь нравится? — спросил он.

— Очень! — Карина потянулась и села. Такой бодрой и обновленной после сна она еще никогда себя не чувствовала. Хотелось петь, хоть она и не могла похвастаться хорошим вокалом.

Комната располагалась в большом деревянном доме. Карина вышла на улицу и умылась под небольшим родником, тонкой струйкой стекавшим в маленькую каменную раковину. Рядом лежали темные листья какого-то растения, по словам Рональда, их надо было растереть между ладоней, и тогда они очищали кожу. В общем, как догадалась Карина, все вопросы бытового комфорта решались здесь либо магией, либо вот так: растения, родник, каменная раковина прямо на улице.

— А тепло они поддерживают магическим путем, — сказал Рональд. —Иногда по желанию делают теплее или холоднее. Есть целая команда магов, занимающихся погодой. Порой ведь хочется и дождь организовать, а изредка — и снег. А примерно раз в полгода устраивают себе недельку, когда пускают погоду на самотек — ради развлечения.

— В общем, очень комфортно живут, — заключила Карина. — Вопрос только, не надоедает ли им такой покой и благость?

— Самое интересное, что нет, не надоедает. Энериа нацелены на сохранение, на жизнь в покое и равновесии с миром. Такой народ, и всегда таким был.

Красивая (как и все) девушка энериа принесла им на серебряном подносе завтрак, и они устроились за плетеным столиком возле дома. Вокруг было тихо, только на отдалении слышались звонкие эльфийские голоса.

— У меня есть одно дело, — сказал Рональд после завтрака. Я кое-что обещал королю. Ты можешь сходить со мной, если хочешь.

— С удовольствием. А что за дело?

— Увидишь! — привычно ответил Рональд и подал ей горячую руку. — Пойдем быстро, по мирам, хоть тут и близко.

Вскоре они стояли в центре ровной площадки на вершине высокой черной скалы. Она обрывалась во все стороны отвесными гладкими стенами. Пожалуй, кроме как по мирам или с воздуха, сюда и не попадешь, подумала Карина. Вокруг возвышались темные горы со скалистыми уступами, тонущими в густых облаках. Было пасмурно, дул сильный пронизывающий ветер. А на уступах, свернув крылья, сидело множество драконов. По большей части они были темными: коричневые, темно-серые, черные. Два дракона летали рядом, ловя воздушные потоки.

— Красивые! — крикнула Карина, пытаясь перекричать ветер. Драконы были хороши. Не такие прекрасные и хищно-изящные, как Арторион, не такие большие, но и эти были великолепны!

— Это просто животные, Карина. Умнее других животных, но не более того, — сказал Рональд. — Постой здесь, пожалуйста.

Он подошел к краю скалы и поднял руку ладонью наружу. Карина залюбовалась: черные волосы развеваются на ветру, высокая сильная фигура, величественно поднятая рука... Рональд тоже истинный король, подумалось ей, король по крови, хоть он так и не стал признанным Правителем Древних.

Спустя полминуты небо вокруг потемнело: десятки драконов поднялись в воздух и устремились к одинокой скале. Карина инстинктивно присела, когда пара огромных ящеров промчалась над ней. Они развернулись и замерли в воздухе перед Рональдом. Вскоре бесчисленное количество драконов окружало скалу и фигуру на ней. Голова одного из них — черного, с особенно выраженными гребнями — зависла рядом с Древним.

На секунду Карине стало страшно, кто знает, что может произойти. Они одни, в окружении десятков, а может быть, и сотен хищных, опасных животных... Но спустя еще пару минут черный дракон отвернул голову на длинной шее и полетел вдаль от скалы, а вслед за ним устремились остальные драконы. Карина в удивлении смотрела как вереница больших хищных животных, мерно взмахивая кожистыми крыльями, улетает в просвет между горами. Она навсегда запомнит эту картину. Надо изобразить это по возвращении на Тайвань, подумалось ей... Исход драконов…

— Ух… — вздохнула Карина. — Я даже испугалась!

— Драконы — мой профиль, — усмехнулся Рональд. — Думаю, Орлеан будет доволен, я отправил их к морю, подальше отсюда.

— Они стали селиться слишком близко к энериа? — догадалась Карина.

— Да. Эльфы не любят соседства драконов. Так уж повелось, — ответил Рональд. — Раньше в этих горах не было драконов. Но вчера Орлеан пожаловался, что они появились. Ничего страшного, но время от времени воруют домашних животных, а то и на энериа покушаются. В общем, неприятные соседи. Можно было бы отстреливать их. Но жалко: редкие «краснокнижные» животные, — усмехнулся он. — А магии против драконов, кроме непосредственно боевых заклинаний, у эльфов нет. Поэтому Орлеан попросил меня поговорить с ними и отправить куда-нибудь подальше.

— Очень благородно! — рассмеялась Карина.

— Может быть, ты хотела снова полетать на драконе? — спросил Рональд лукаво.

— Не-е-т! — протянула она, — это я уже делала! Раз уж мы здесь, я хотела бы покататься на единороге!

И, вернувшись к энериа, они покатались на единорогах, которые эльфам заменяли лошадей. Карина не могла похвастаться тем, что хорошо сидит в седле, раньше она лишь пару раз каталась на лошади. Но для езды на единороге седло и не требовалось. Как большинство магических животных, они ощущали мысли седока, и управление происходило телепатически. В Каринином случае это был односторонний контакт, она могла лишь командовать единорогу и только совсем чуть-чуть ощущать ответную реакцию. Но ей показалось, что она неплохо чувствует, что нравится, а что — нет сказочному животному.

И был еще один нюанс: чтобы единорог допустил до себя наездника, тот должен был ему понравиться. Карина единорогу понравилась. Немного ниже лошади, более грациозный, с шелковистой шерстью, белый единорог сам подошел к ней. Карина коснулась рукой изящной шеи, погладила по боку и ощутила взаимную симпатию, сладкой тонкой нитью заструившуюся между ними.

А рог у единорогов действительно был для телепатии и работал как антенна.


***

Ближе к вечеру они с Рональдом гуляли по саду, и Карина ощущала себя почти эльфийской принцессой — чинно прохаживается в длинном платье по сказочно прекрасному саду под руку с мужчиной, исполненным королевского благородства и величия. Карина восторженно делилась впечатлениями об эльфах и их мире. Рональд улыбался. Потом вдруг повернулся к ней и сказал:

— Ты знаешь, у нас есть немного времени, прежде чем появятся неотложные дела. Например, пара недель. Если хочешь, мы можем остаться здесь ненадолго. Разумеется, сообщим в твою Службу, что ты будешь отсутствовать. Могу даже иногда водить тебя на Таи-Ванно, чтобы ты присмотрела за своими бойцами и тебе было спокойней. Я буду иногда уходить на Таи-Ванно и в другие места по делам. Но в целом я предлагаю провести ближайшее время здесь.

— Медовый месяц? — улыбнулась Карина.

— Можно и так.

— Конечно, хочу.

И все две недели, что они прожили у энериа, она была невыразимо, безудержно счастлива. Даже счастливее, чем на Тайвани. Сказочные дни сменялись сказочными ночами, в которые она тонула в любви и безбрежной нежности. А вот то, что происходило с Рональдом, казалось ей еще более невероятным. Когда они были вместе, его пристальный взгляд стал совсем неотрывным, черные глаза просто горели, обжигая ее. Иногда он неожиданно подхватывал ее на руки, и спустя пару секунд других миров, они оказывались где-нибудь в укромном уголке, под теплым водопадом, а струи воды смешивались с горячими поцелуями. Казалось, здесь в ее сдержанном Тарро разгоралась молодая необузданная страсть.

Карина наслаждалась всем, что можно было делать у энериа. Она много гуляла по красивейшим садам и лесам, каталась на единороге, стреляла из лука, изучала эльфийское искусство, по вечерам слушала старинные легенды энериа. Пару раз, когда Рональд был занят, съездила на море с двумя эльфами, с которыми подружилась. Кстати, никакого языкового барьера не было. Оказалось, что все энериа неплохо говорят по-коралийски. Рональд объяснил это тем, что энериа были ближайшими друзьями уалеолеа, а коралийский язык — это лишь немного изменившийся язык уалеолеа.

Спустя семь дней жизни у эльфов, когда Рональд с Кариной в очередной раз обедали с королем, Орлеан неожиданно прервал трапезу:

— Пора. Наш договор остается в силе?

— Конечно, — ответил Рональд, коснулся Карины и короля и поменял мир. Путь по мирам был достаточно долгим, и Карина заметила, что на лице Орлеана появилась тревога. А потом они оказались в комнате. Небольшой простой комнате, оклеенной желтыми обоями. В центре комнаты стояла деревянная кровать, а на ней в окружении двух молодых мужчин и одной девушки, лежала старуха. Длинные седые волосы разметались по подушке, морщинистые руки с вздутыми венами устало лежали на одеяле, а во взгляде полуприкрытых глаз догорал затухающий свет. Орлеан, словно не замечая изумленных родственников, прошел к умирающей и взял ее за руку.

— До встречи, Аори, — сказал он. Вряд ли женщина поняла произнесенное на эльфийском, но Карине показалось, что в бесцветных глазах просквозило узнавание. Старуха с хрипом подняла другую руку и потянулась к щеке короля эльфов... Но рука бессильно упала, и взгляд затух.

— Пойдем, — сказал Рональд и снова потянулся извилистый путь по мирам.

— Она не вернется, — печально сказал Орлеан, когда они оказались на террасе во дворце энериа.

— Не в этот раз, — кивнул Рональд.


— Когда-то у Орлеана была любимая сестра, — рассказывал Рональд тем же вечером. Они сидели вдвоем возле небольшого озера. — Принцесса энериа, прекрасная, как они все. Король любил ее до безумия, почти как дочь, потому что она была на несколько тысяч лет младше его. Совсем молодая эльфийка, она влюбилась в эльфа-воина, который был женат на другой. Он мог бы поменять жену — ничего особенного тут нет, разводы у энериа бывают. Но проблема заключалась в том, что эльф искренне любил жену, и даже принцесса энериа не могла затмить эту любовь. Ее сердце было разбито, шли годы, столетия, но она так и не могла забыть избранника. И чтобы исцелить душу, она решила уйти от энериа. Перестать быть бессмертной, родиться человеком, жизнь которого быстротечна, а влечение не длится столетиями. Орлеан узнал о ее решении и пытался остановить сестру. Но не смог, девушка сделала, как решила. Она оставила свое тело и с тех пор рождалась смертной. Орлеан же любит и помнит ее. И каждый раз (уже тысячу), когда подходит к концу ее быстротечная жизнь, я отвожу его к ней, и он провожает ее перед смертью. Он надеется, что она захочет вернуться. Зная, что ее жизнь подходит к концу, мы и пришли к энериа именно сейчас.

— Грустно как, — сказала Карина. — А как он узнает, где она родилась и живет, в каком мире?

— Смотрит в магическом водоеме, а потом я нахожу это место. Иногда это делает для него мой сын полуэльф Ингорио.

Карина вздохнула... Впервые после появления у энериа ей стало грустно и немного тревожно.

— А ты будешь провожать меня, когда я буду рождаться в других местах? — спросила она. — Если, конечно, ваша вера, что души снова рождаются в телах, а не сразу уходят к Богу, истинна.

Ответ был неожиданным:

— Я не буду подвергать себя этой пытке, — жестко сказал Рональд. — Я придумаю другой способ.

И снова побежали счастливые насыщенные дни…


Но к концу пребывания у энериа Карине вдруг стало по-настоящему тревожно. Вокруг разливалась эльфийская благодать, единорог с пушистой шерстью и серебристым рогом ходил за ней по пятам, искренне привязавшись к новой наезднице. По вечерам звенела роса, и летали огромные яркие бабочки… Все располагало к радости и спокойствию, а ее неожиданно накрыла тревога, словно она ощущала, что это заканчивается навсегда. А то, что начнется, полно опасности.

— Пожалуй, нам пора обратно, — сказал Рональд, узнав о ее состоянии. И в тот же вечер они отправились обратно на Тайвань.


***

Ки'Айли быстро привела себя в порядок, позавтракала и пошла к Эл'Троуну. Ей предстояло просматривать тактические варианты будущего во время ближайшего боевого вылета. Правитель говорил Предсказательнице, что именно смотреть, либо напрямую передавал ей картинки происходящего. А Ки'Айли должна была быстро оценить риски, вероятности и возможности развития ситуации. Это требовало хорошей концентрации и сосредоточения сил, поэтому она радовалась, что выспалась накануне.

Пробежав по белокаменному коридору с колоннами, Ки'Айли остановилась перед дверью зала, в котором Правитель обычно наблюдал космические схватки. На душе почему-то стало тревожно, хоть никакие видения пока что не посетили. А специально смотреть будущее… Нет. Стоит посмотреть — и они устремятся в ее разум прорвавшимся потоком. А ей надо поберечь силы для просмотра схватки. О том, что ей может помочь кольцо, Ки'Айли в этот момент забыла. Машинально поправив юбку, словно ученица перед входом в класс, Ки'Айли вошла.

— Приветствую тебя, Ки'Айли из рода Энио! — сказал Правитель.

— Приветствую тебя, Правитель! — Ки'Айли на секунду наклонила голову.

На экране уже светилось изображение одной из звездных систем. Согласно заданной программе, оно то приближалось, позволяя рассмотреть маленькую желтую планету, то удалялось, представляя взору всю систему из четырех планет.

— Риск для Древних? Тот же прогноз? — спросил Правитель, стоя в пол-оборота к экрану.

— Нет, в этой схватке не погибнет ни один Древний, — сказала Ки'Айли уверенно, — ничего не изменилось.

— Хорошо. Ты ведь просматривала будущее и участников вылета каждого? — спросил Эл'Троун.

— Да, здесь тоже все благополучно. Ин'Кари может получить травму, но не более того.

— А Рон'Альд? — задумчиво спросил Эл'Троун. Ки'Айли, как и Правитель, помнила о своем предсказании в тот день, когда они с Рон'Альдом и Эл'Боурном катались на драконах. Поэтому всегда особенно подробно просматривала будущее любимого и брата. Перед каждым вылетом любого из них.

— Рон'Альд… — Ки'Айли замерла, за мгновение осознав, что произошло. О Господи! Что же она наделала! Де'Нейрон… Вчера она остановилась на нем. Но были еще двое. Ар'Дэйн, и Рон'Альд. Ее любимый — его будущее она собиралась смотреть дольше всего, поэтому оставила на самый конец. Но забыла из-за своей истерики, из-за желания заснуть и ничего не видеть… Из-за своей слабости.

Сдерживая сердцебиение, Ки'Айли устремила взгляд в ближайшее будущее любимого. Здесь и сейчас в нем стояла черная стена. Прямо сейчас, в этот самый момент.

— Что там, Ки'Айли? — настороженно спросил Эл'Троун.

— Смотрите! — Ки'Айли воспроизвела в уме стену.

— Кого еще ты не успела посмотреть?

— Ар'Дэйн и Де'Нейрон…

— Смотри их.

Ки'Айли, пытаясь унять отчаяние, бросила внутренний взор в будущее Ар'Дэйна. Такая же черная стена — смерть — стояла и здесь. Де'Нейрона… космическая схватка и возвращение с победой.

— Они на одном корабле… Рон'Альд и Ар'Дэйн, — прошептала Ки'Айли.

— Варианты? — цепко спросил Эл'Троун, пронзительно глядя на Предсказательницу.

— Никаких, — Ки'Айли помотала головой. — Только стена. Здесь и сейчас. Это не будущее, это уже настоящее. Мне нет прощения.

Эл'Троун обернулся к экрану, чтобы установить связь с кораблем Рон'Альда. А Ки'Айли позвонила ему по инфоблоку. Инфоблок не отвечал.

— Их корабль не выходит на связь. И в доступном радиусе связи их корабля нет, — сказал Правитель.

— Кто сегодня оператор Древних? — спросила Ки'Айли.

— Эл'Боурн.

Ки'Айли позвонила брату.

— Что случилось? — спросил Эл'Боурн, сразу заметивший ее тревогу.

— Рон'Альд и Ар'Дэйн уже вылетели?

— Да, они сказали, что им нужно подготовиться заранее, — сказал Эл'Боурн, — а что случилось?

— Их корабль не выходит на связь. А я видела смерть для каждого из них, — мертвым голосом констатировала Ки'Айли, прислонилась к стене и обессилено опустилась на корточки. И застыла, пытаясь осмыслить произошедшее. Рон'Альд, ее Рон'Альд погибнет. Или уже погиб. Сегодня. А она не увидела этого, забыла посмотреть, рыдая в истерике по поводу того, как же ей плохо! А ведь, возможно, взгляни она вчера, все можно было бы изменить!! Он мог бы просто не лететь никуда сегодня! Ки'Айли запрокинула голову, прислонила ее к стене. Ее любимый погибнет из-за нее. Ее Рон'Альд… погибнет?! Уже погиб!?

Эл'Троун внимательно смотрел на Ки'Айли, застывшую у стены. «Было бы хорошо, если бы он убил меня, — подумала Ки'Айли, — за то, что я погубила его сына. Что он сейчас, наверное, и чувствует, глядя на меня!» Ки'Айли повернула лицо к Эл'Троуну:

— Мне нет прощения.

Эл'Троун сделал к ней шаг и протянул руку, чтобы помочь встать:

— Мы постараемся найти их, — сказал Правитель Древних.


КОНЕЦ КНИГИ 2 "ХРАНИТЕЛЬ ВСЕЛЕННОЙ"



Глава 14. Новая игра | Хранитель вселенной. Одобренный брак | КНИГА 3. ОДОБРЕННЫЙ БРАК.  Часть 1. Правосудие? Глава 1. Коралия наносит ответный удар