home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5. Суд


Прошло почти два года, а вестей от Ки'Айли не было. Она не появлялась в Белом Замке, но все точно знали, что она жива, потому что места атак геар, прогнозы на схватки и другие предсказания регулярно приходили в информационный центр и лично Эл'Троуну. Предсказательница незримо присутствовала на заднем плане войны. Постепенно все привыкли, что информация неведомо откуда поступает Древним, как будто бесплотный дух помогает вести войну.

И все же один Древний однажды встретил ее. Совершенно случайно, но ему самому казалось, что по-другому быть не могло, слишком он этого хотел. Этим Древним, конечно же, был Эл'Боурн. Каждый раз, выходя в другой мир, он надеялся среди деревьев и трав, в суете человеческих и нечеловеческих селений, на берегах морей увидеть знакомую маленькую фигурку в зеленом. Но это было слишком маловероятно, чтобы стать правдой. И все же его взгляд всегда искал, всегда был наготове…

В этот раз он бежал в людском потоке по улице в средневековом мире. Колебания, вызванные геар, передались многим мирам, везде было неспокойно, а Древние не могли бросить их на произвол судьбы. В этом мире бушевала революция. Баррикады, вооруженные чем попало горожане, выстрелы тут и там… Эл'Боурн должен был уравновесить силы, дать правящей верхушке шанс на выживание.

Он только что прибыл в этот мир и осматривался на улицах, где все смешалось от людского безумия. Неожиданно в бегущей толпе мелькнула тонкая фигурка, и каштановые волосы блеснули золотом в солнечном свете. Ошибиться он не мог. Слишком он скучал по ней, слишком волновался за нее, чтобы упустить сейчас. Слишком хотел встретить ее, чтобы эта встреча не состоялась.

— Ки'Айли! — крикнул он и бросился поперек потока. Даже в общем шуме Ки'Айли услышала его. Предсказательница оглянулась, взмахом руки показала следовать за ней и юркнула на обочину. Эл'Боурн побежал следом. Двигаться в толпе маленькой и юркой Древней было удобнее, но он тоже быстро пересек людской поток, попутно раскидав нескольких разозленных его появлением революционеров.

— Эл'Боурн! — Ки'Айли стояла в двух шагах от него. Он понимал, что она будет всячески избегать физического контакта, чтобы не дать ему шанса увести ее на Коралию.

— Как я рада тебе! Здорово, что встретились! Я соскучилась!

— Я тоже! — Эл'Боурн сделал к ней шаг, но девушка ловко отскочила назад и улыбнулась:

— Пойдем-ка в более спокойное место! У меня здесь есть штаб!

— Пойдем! Веди!

В более спокойном месте будет легче, подумал Эл'Боурн. Там можно уговорить ее вернуться, либо аккуратно скрутить и отвести обратно. Ки'Айли указала ему в направлении движения людского потока и бойко побежала, встроившись между двумя парнями с лопатами. Эл'Боурн шагнул в толпу, и, не упуская ее из виду, рванул туда же.

Минут десять они лавировали в толпе. Иногда Эл'Боурн терял ее из виду — маленькая Древняя перемещалась в столпотворении быстрее — но вскоре снова вылавливал взглядом. Наконец Ки'Айли оглянулась, махнула в сторону ближайшего дома и проскользнула в открытую дверь. Эл'Боурн повторил маневр и вслед за ней поднялся на второй этаж. Ки'Айли открыла ключом крашеную дверь, и Древние вошли в небольшую комнатку с кроватью и деревянным столом.

Здесь царил полумрак, приятный после ослепляющего света трех местных светил.

— Присаживайся, — Ки'Айли указала ему на одинокий стул возле кровати. Она по-прежнему старалась держаться на отдалении.

— Как ты? — спросил Эл'Боурн, — Как твои поиски?

— Безрезультатно пока, — ответила Ки'Айли, — но я знаю еще три места …

— Не хочешь вернуться на Коралию? — спросил Эл'Боурн. — Ты ведь видишь, что это бесполезно…

«Что-то я не то говорю», — подумал Эл'Боурн.

Ки'Айли внимательно посмотрела на него.

— Нет пока. Еще не все потеряно.

— В любом из таких миров ты подвергаешь себя опасности…

— Знаешь, — заметила Ки'Айли, — если бы Эл'Троун мог знать, где я нахожусь, я предположила бы, это он подослал тебя, чтобы вернуть меня обратно. Знает, что я доверяю тебе и благодарна за то, что отпустил меня тогда.

— Он не знает. И не подсылал меня, — ответил Эл'Боурн и аккуратно сделал шаг в сторону девушки. Приказ Правителя. Любой, любым способом, на Коралию… И на этот раз он не должен ее отпустить.

— Хорошо, — вдруг улыбнулась Ки'Айли, — я рада тебя видеть. У меня много работы — и той, и той. Но в мирах интересно, я узнала много нового, и видела то, что не видела прежде. Иногда я вмешиваюсь понемногу. Без контроля Эл'Троуна это легче. Но все же… Я скучаю по всем вам.

— Я тоже скучаю по тебе, — сказал Эл'Боурн и сделал еще один шаг. Ки'Айли не отодвинулась. Теперь их разделяло два шага. Можно было быстро, как в бою, кинуться к ней, скрутить руки, перекинуть через плечо и просто уволочь на Коралию. Но Эл'Боурну это показалось слишком жестким, слишком грубым. Он представил маленькую Предсказательницу, дерущуюся с ним, отчаянно сопротивляющуюся его железной хватке… Он не мог. Нужно скрутить ее сразу, быстро, не причиняя боли.

Но можно еще проще. Одно быстрое движение, легкий удар ребром ладони… Даже на Древних действует этот прием. Мысленно он увидел, как маленькое тело обмякнет, он поймает ее, прижмет к себе и отнесет на Коралию, как самый драгоценный груз. Будет целовать ее волосы по пути, невесомо коснется губ… А потом… она больше никогда не захочет его видеть…

— Как мои родители? — спросила Предсказательница.

— Неплохо, — ответил Эл'Боурн и сделал еще полшага. — Ан'Гарт возглавил разведгруппу Биони, Ар'Тауни занялась целительством, в последних боях много раненых, она использует свои сверхспособности…

— Слава Богу, мама сейчас не воюет! — с облегчением сказала Ки'Айли, а Эл'Боурн шагнул прямо к ней. В последний момент девушка исчезла. Спустя пару мгновений она появилась в противоположном углу комнаты.

— Знаешь, он хорошо научил меня когда-то, — едко сказала Ки'Айли. — Как тебе не стыдно, Эл'Боурн!

— Приказ Эл'Троуна, — честно признался Эл'Боурн. — К тому же тебе и правда нужно вернуться.

— И что меня ждет на Коралии? Запрет?

— Да.

— Передай Эл'Троуну, что я не далась тебе в руки, ускользнула, как змей Ардеано. И вернусь я, когда сама сочту нужным.

— Ки'Айли, все скучают по тебе и волнуются за тебя! Кроме Рон'Альда, на есть и другие, кто любит тебя, и кого любишь ты!

— Я знаю, — вздохнула Ки'Айли и опустила лицо. Потом улыбнулась: — Я вернусь, Эл'Боурн, вернусь… Не знаю когда, но вернусь. Понимаешь, я должна использовать все возможности…

— Хорошо, — вздохнул Эл'Боурн. Можно было попытаться снова. Действуй он быстрее, не жалей ее — и без особого труда поймает. Но тогда она уже никогда не будет ему доверять. Пусть Эл'Троун делает с ним что угодно, пусть его сердце и дальше разрывается от волнения за нее. Главное, что сейчас Ки'Айли выглядела куда веселее, чем до ухода с Коралии. В ней снова был и задор, и уверенность в себе. Он не может предать ее.

— Скажи, тебя теперь не мучают спонтанные страшные видения? — спросил Эл'Боурн.

— Мучают, — улыбнулась Ки'Айли, — но у меня ведь есть Кольцо Драконов, с ним легче. Оно помогает справляться с ними.

Девушка показала ему черное кольцо на тонком пальце.

— А что оно еще может? — с неожиданным для самого себя интересом спросил Эл'Боурн.

— Хочешь, покажу? — Ки'Айли заговорщицки улыбнулась и протянула ему руку, — если обещаешь не пытаться меня скрутить и отволочь к Правителю!

— Обещаю! — Эл'Боурн дал ей руку, и Ки'Айли поменяла мир. Это был такой удобный момент. Но он пообещал, он не мог предать доверие маленькой руки в его ладони. Ки'Айли провела его по саду высоких желтых цветов, а из него — в широкое чистое поле.

— Смотри! — она подняла правую руку с кольцом вверх и устремила взгляд в небо. Там собирались тугие черные тучи. Несколько минут стояла так, потом опустила руку и добавила:

— Тем более, мне пора! Дальше, на поиски!

И рассмеялась, а с неба посыпался густой дождь с крупными холодными каплями. Эл'Боурну вдруг тоже стало весело. Она счастлива сейчас, его любимая авантюристка с зелеными глазами и могущественным артефактом на пальце. Она обещала вернуться — и он верил ей, как и она верила ему. А значит, можно ждать. Ждать Эл'Боурн умел. Вернее, он умел ждать Ки'Айли.

Вскоре звонкий свист и звук мощных крыльев пронзил воздух, и возле них приземлился большой черный с темно-зеленым отливом дракон. Голова у него была усыпана множеством маленьких и больших шипов.

— Это мой друг! — рассмеялась Ки'Айли. На прощание уже без всякой опаски повисла у брата на шее, поцеловала, и, быстро вскочив на дракона, взмыла вверх.

Эл'Боурн смотрел в небо, где взмахи драконьих крыльев уносили Ки'Айли в сторону высоких черных гор, и смеялся. В этот момент он был счастлив. Потому что встретил ее, ощутил ее, потому что сейчас ей было куда лучше, чем до побега. И потому что он снова ее отпустил. Он этого на душе было широко и радостно. Это был жест любви и великодушия, и два этих чувства делали его счастливым.

Золотые лучи одного из солнц пробились из-за толщи туч, прорезали пасмурный сумрак и дождь. И на мгновение выхватили из тьмы силуэт темного дракона с крошечной фигуркой, оседлавшей его.


***

Счастливый Эл'Боурн не знал, что, расставшись с ним, Ки'Айли не отправилась навстречу поискам и приключениям. Восторг полета и радость встречи с братом быстро отошли на задний план. Потому что брат был прав. Ее поиски безрезультатны.

Два года Ки'Айли искала Рон'Альда где только могла, придумывала новые варианты, вспоминала все уголки во Вселенной, которые он посещал с ней или о которых рассказывал. Но его не было нигде, а черная стена так и висела в его настоящем и будущем. Оставалось лишь три места во Вселенной, которые стоило осмотреть. Три места. И планета геар, которая неизвестно где находится.

Ки'Айли попросила друга-дракона отнести ее в пещеру, где иногда бывала. Свернулась калачиком в кольце драконьего хвоста и долго лежала, окутанная разочарованием и отчаянием. Потом надежное спокойствие драконьего разума убаюкало ее, и она заснула под внимательным взглядом янтарных драконьих глаз.


***

Семь дней до суда прошли спокойнее. Появилось ощущение, что суд теперь просто формальность, после которой Рональд с Брайтоном помирятся, а планеты установят хорошие дипломатические отношения. Теперь Карине думалось, что все это была игра, которую Рональд затеял, чтобы сдружить Коралию и Тайвань и помириться с братом.

Посетить заключенного Брайтон так и не позволил, но тайванцы решили не передавливать. Отмена Розового Замка, присутствие тайванцев на суде с полноценным правом голоса, да и в целом установление дипломатических отношений — уже немало. Но Карина дожала Брайтона, и он разрешил один сеанс связи с Рональдом по инфоблоку. Убедившись, что он весел, как всегда, полон энергии, но… безмерно скучает по ней, Карина совсем успокоилась и ждала суда почти как интересного развлечения.

В составе делегации тайванцев остался Вейрро, земляне с энтузиазмом показывали ему Коралию, слетали и на Беншайзе. Никто им не препятствовал, видимо, все, что должно было быть втайне от тайванцев, было засекречено настолько, что земляне никакого понятия об этом не имели. А, следовательно, и рассказать не могли.

Накануне Карина снова начала дергаться. Но теперь и без взгляда на черное кольцо она была уверена, что все пройдет так, как надо Рональду. А значит — хорошо. Наилучшим образом.


***

В конференционном зале Белого Замка собрались представители всех планет Союза (по одному от каждой планеты, то есть шестьдесят два). Брайтон, секретарь собрания коралиец Мир'Де и Артур, как заместитель Брайтона по чрезвычайным ситуациям, —сидели в президиуме справа. Отдельное место было выделено для подсудимого — кресло напротив президиума. Земляне расположились в пятом ряду рядом с тайванской делегацией, состоящей из Кеурро, Урри Ортего, Вейрро, Сьерро Пьанни и еще двоих тайванцев из отдела стратегического планирования.

Карина огляделась. Кого здесь только не было! Далеко не все жизненные формы земляне уже знали. Шарообразные зеленые Андерро с тремя десятками глаз и маской для дыхания — коралийский воздух им не подходил. Раса «таги» с планеты Ом-Сато — гуманоиды, рождавшиеся «сиамскими» близнецами. Они забавно и трогательно поправляли друг другу длинные хоботы на затылке. Азкириди с планеты Азкирион — похожее на многоножку существо с массой усиков, ему была предоставлена отдельная летающая платформа, на которой он мог лежать. Кири-диго с планеты Кири-Ай был похож на два сцепленных друг с другом мячика, и ему требовалось постоянно подпрыгивать вверх-вниз, отталкиваясь от поверхности то одним, то другим «мячиком», поэтому он находился в отдельном секторе в восточной части зала.

Брайтон приветствовал собравшихся, напомнил, по какому поводу был созван Совет. И призвал его к справедливости и непредвзятости. После чего сказал, что сейчас введут заключенного.

Все взгляды устремились к двери в южном конце зала. И в этот момент зал встал... В дверях стоял Древний король. Величие сочеталось в нем с великодушием, мудрость — с очарованием… Это читалось во всем — в смуглом лице, в развороте широких плеч. Карина про себя захихикала. Ну дает!

Рональд сделал шаг в зал, пронесся ропот, и еще несколько гуманоидов встали, склоняясь в почтительном поклоне. Не важно, что короля окружал невидимый купол, что он считался подсудимым… Это был истинный король, вернувшийся в свою вотчину.

— Подсудимый Рон'Альд из Рода Эль, мы могли бы обойтись без этого? — послышался голос Брайтона. Рональд передернул плечами, и очарование рухнуло. Члены совета удивленно переглядывались и садились на свои места.

— Надеюсь, почтенный Совет простит мне эту шутку, — непринужденно улыбнулся Рональд и направился к креслу напротив президиума. «Весел, уверен в себе, доволен», — констатировала про себя Карина. Проходя мимо нее, он на мгновение остановился и подмигнул. Потом устроился в кресле и принялся изучать взглядом Совет, периодически останавливаясь глазами на Карине.

— Прошу у Совета разрешения начать, — произнес Брайтон.

Каждый из членов Совета нажал на кнопку слева от себя, и экран сзади Брайтона мигнул синим как знак, что никто не возражает. Брайтон быстро изложил предъявляемые Рональду обвинения: похищение Землян, захват власти на разумной планете и создание культа личности на ней. Все члены Совета заранее были оповещены об этом, но некоторые переглянулись. Обвинения были серьезные, они не вязались с образом величественного великодушного человека, представшего перед ними.

В первую очередь выслушали свидетелей похищения. Первым был К'Аро, подзабытый землянами капитан корабля. Затем выступали земляне. Честно рассказали о том, что произошло, о гостеприимстве тайванцев, и каждый выделил, что никаких претензий к Тарро и тайванцам не имеет, хоть и предпочел бы более привычный способ приглашения «в гости». Дух завелся и прямо перед Советом заявил, что считает взятие Рональда под стражу вопиющей несправедливостью, наглостью, и что он, Дух, испытывает по этому поводу возмущение. И добавил, что почтенному Совету предоставляется шанс исправить эту ужасную ошибку. Карина мысленно восхитилась эмоциональным красноречием друга. А дальше была ее очередь.

Под ободряющим взглядом любимого она рассказала, как сначала была возмущена похищением, но потом отнеслась к нему по-другому. Что считает похищение совершенно небольшим проступком, если учесть, что Тарро преследует цели Вселенского масштаба. Рассказала о своей работе на Таи-Ванно и честно призналась, что хочет вернуться к исполнению обязанностей директора службы спасения.

— Скажи, ты ведь состоишь в личных отношениях с Тарро Таи-Ванно? — спросил секретарь.

— Да, — спокойно согласилась Карина.

— Как ты считаешь, не может ли твое мнение быть предвзятым в свете этого обстоятельства?

— Думаю, что нет. Личные отношения с Тарро Рональдом начались у меня уже после того, как я разобралась в ситуации и признала наше похищение лишь небольшим самоуправством, а не страшным преступлением.

После того как последним из землян выступил Ванька, были приглашены психологи, осматривавшие землян. Они констатировали, что никакого гипнотического вмешательства в психику ребят не обнаружено. От тайванцев выступил Кеурро. Он четко рассказал организационные моменты похищения землян, не касаясь секретных тайванских технологий. А на вопрос о том, зачем был отдан этот приказ, высказался, что доверяет решениям своего Тарро и не вдается в подробности. Затем слово было предоставлено подсудимому.

— Какие цели ты преследовал, похитив землян из Союза? — спросил Брайтон.

— Мне было необходимо познакомиться с теми, о ком гласит древнее предсказание уалеолеа, — спокойно сказал Рональд, — и предоставить им возможности для развития.

— Предсказание уалеолеа? — послышался удивленный писк Азкириди, переведенный адаптерами.

— Я могу ответить члену Совета? — вежливо поинтересовался Рональд у брата.

— Разумеется. Сейчас ты можешь участвовать в дискуссии. Право голоса у подсудимого отсутствует только при вынесении решения суда.

— Хорошо, — кивнул Рональд и обратился к Азкириди, — в коралийской культуре издревле серьезно относились к предсказаниям. Многие жизненно важные предсказания были даны уалеолеа. До настоящего момента все предсказания уалеолеа сбылись. Поэтому ни у меня, ни у Б'Райтона не было поводов сомневаться в верности предсказания, касающегося землян. Это предсказание о пятерых спасенных. Согласно ему, когда в мир придет Великое Зло, то спасение Вселенной будет невозможным без пятерых спасенных с планеты, погибшей от Древнего Зла. Земляне полностью совпадают с этой характеристикой. По роду занятий я интересуюсь вопросами спасения Вселенной, поэтому счел необходимым взять их под свою опеку.

— А кем ты работаешь? — тоненько и кокетливо поинтересовался многоножка.

— Хранителем Вселенной, — улыбнулся ему Рональд.

— А почему председатель ранее не изложил Совету о предсказании про спасенных? — неожиданно поинтересовался Тимми'Об с планеты Беон — совсем маленький, похожий на жука инопланетянин с зелеными усиками, — если на Коралии серьезно относятся к предсказаниями, то и мы можем отнестись серьезно!

— Совет не проводился все это время, — спокойно ответил Брайтон. «Вернее, ты его не проводил», — подумала Карина.

— Но почему ты не прибыл на Коралию и не пригласил землян на свою планету? — спросил у Рональда Кирианно Леу Мэй, четырехрукий гуманоид с Криала.

— Я персона нон-грата на Коралии, — улыбнулся ему Рональд, — поэтому мое официальное появление вряд ли кого-то обрадовало бы. Кроме того, все, что земляне знали обо мне, они знали от моего брата, либо из… видоизменившихся со временем исторических хроник. При такой репутации у меня просто не было шанса.

— О чем мы говорим! — вдруг послышался оглушающий смех. Постоянно подпрыгивающий Кири-Диго заскакал еще быстрее. Вероятно, на его планете был принят исключительно непринужденный стиль общения. — Подсудимый не мог пригласить землян в гости из-за семейных неурядиц! И поэтому как смог, так и пригласил! На мой взгляд, — двойной шарик на секунду остановился, и начал подпрыгивать снова — с меньшей скоростью, — надо учесть, что ребятам там понравилось и обращались с ними хорошо. И поэтому следует потребовать от Тарро и его планеты компенсацию за моральные ущерб Союзу! И все!

— Поддерживаю! — пропищал Азкириди. Зал одобрительно зашумел.

— Тогда я хочу внести предложение, — двойной шарик остановился и стоял неподвижно целых полминуты, все взгляды в зале устремились на него. — Тарро Таи-Ванно должен выплатить союзу компенсацию, размер которой будет установлен специальной комиссией после заседания Совета! — сообщил Кири-Диго. — И давайте закончим с этим вопросом!

— Предложение внесено. Совет может голосовать, — вздохнул Брайтон. После официального предложения председатель был обязан дать членам Совета возможность проголосовать. Если решение было отрицательным, то продолжалась дискуссия с внесением новых предложений. И так до тех пор, пока не будет вынесено решение, с которым согласится больше семидесяти процентов Совета.

По залу пронеслись вспышки — члены Совета нажимали на кнопки для голосования. Тайванцы тоже имели право голоса — один голос на всю делегацию (соблюдая правило: один голос от планеты). Так же один голос на всех имели и земляне. Дополнительные голоса принадлежали только Брайтону, Мир'Де и Артуру.

Брайтон нагнал визуализационного тумана, и все увидели результаты голосования. За — пятьдесят пять, двенадцать — против, то есть более восьмидесяти процентов присутствующих проголосовали «за».

— Таи-Ванно с удовольствием выплатит Союзу необходимую компенсацию. У меня как раз есть несколько предложений, — дипломатично улыбнулся Рональд.

Брайтон напряженно смотрел на него. Ну да, ему не нравится, подумала Карина. Один ноль в пользу старшего брата. Интересно, на что Брайтон с Артуром рассчитывали изначально, подумалось ей. Они что, не знают свой Совет? Или это присутствие тайванцев так повлияло…

— Переходим ко второму вопросу… Захват власти на планете Таи-Ванно и создание на ней культа личности… — Брайтон продолжил заседание.

Все повторилось. Снова были высказаны обвинения, выступили свидетели. А свидетели были те же самые: тайванцы и земляне, наблюдавшие жизнь на Таи-Ванно. Несколько юристов высказались, что, с формальной точки зрения, нарушение, несомненно, было. Рональд вежливо поучаствовал в казуистических рассуждениях на эту тему. Вслед за чем Дербиано, четырехногий, похожий на кентавра житель планеты Веонорм, высказался в духе Кири-Диго, что проблема яйца выеденного не стоит. И внес предложение отпустить Тарро Рональда к тайванцам, которые так его любят. И раз он им так нужен. А с планетой Таи-Ванно установить тесное торговое сотрудничество. Последнее было поддержано бурей восторженных криков. В Союзе все любили идею объединения и сотрудничества. Совет начал голосовать. Карина же краем глаза заметила, что Артур быстро вышел.

Вернулся он к тому моменту, когда в визуализационном тумане появились результаты голосования. На этот раз против было всего семь голосов, остальные — за.

— Потрясающе! — прошептал Дух. — Похоже, он действительно всех сделал!

— Подожди… Там Артур что-то мутит… — прошептала ему Карина. Сердце ее неожиданно сжалось в ледяной хватке зловещего предчувствия. Она увидела, как Артур что-то прошептал на ухо Брайтону. Карине показалось, что Брайтон побледнел, а из двери в северной части зала, прямо за президиумом, появились двое парней в серых универсалах.

— Что ж! — Брайтон взял себя в руки, но лицо его оставалось напряженным, — согласно результатам голосования, мы должны были бы немедленно освободить подсудимого, признав невиновным. Но, к сожалению, мы вынуждены предъявить ему еще одно обвинение.

Брайтон посмотрел на брата:

— Рон'Альд из Древнего Рода Эль, ты обвиняешься в уничтожении планеты МО728, известной также, как Земля.

Изумленный ропот волной захлестнул зал. Ни на одном Суде, ни на одном заседании Совета никогда не шла речь о подобном преступлении. В Союзе не гибли планеты. В Союзе никто и никогда их не уничтожал.

«Что за бред!» — подумала Карина.

— На каком основании? — спокойно произнес Рональд, и ропот в тот же миг разбился о его спокойствие, словно волна, налетевшая на скалу. Зал стих. Брайтон протянул руку и что-то нажал на столе. По силовому куполу вокруг Рональда пробежали голубые искры.

— В связи с тяжестью обвинения и опасностью подсудимого как гипнотизера он лишается права голоса. Интересы Таи-Ванно может представлять таи-ваннская делегация, — пояснил Брайтон. Острое возмущение пронзило Карину. Она встала, преодолевая сопротивление Духовой руки, которая за локоть потянула ее вниз.

— Какие бы доказательства ни были представлены, они ложные, — спокойно, но резко сказала она. — Они сфабрикованы представителями союзной власти.

Карина пронзительно смотрела в лицо Артуру, намекая, о ком именно идет речь. И встретила его взгляд, полный искреннего сочувствия и сожаления.

— Сядь, Карина, — Брайтон с таким же сочувствием смотрел на нее. Дух потянул сильнее, и Карине ничего не оставалось, как сесть на место.

— Пусть скажут, что у них есть, — прошептал ей Дух, — не гони волну раньше времени. Так ты ему не поможешь.

— А то ты сразу в бой, держите меня семеро, — прошептал Карасев. Он сидел рядом с Духом, через кресло от Карины.

Карина вздохнула, пытаясь успокоиться.

— Напомню, что я в любой момент могу отдать таи-ваннскому флоту приказ атаковать Беншайзе и ряд союзных планет, — сказал Кеурро. Зал испуганно загудел.

— А мы в любой момент можем пропустить девять тысяч вольт через силовой купол вокруг подсудимого. От этого погибнет даже Древний, — спокойно ответил ему Брайтон. — Разобраться в ситуации в интересах всех сторон. Я призываю таи-ваннскую делегацию помочь нам в этом.

Карина заметила, что Рональд за звукоизолирующим колпаком слегка кивнул Кеурро.

— Хорошо, мы согласны сотрудничать, — согласился тайванец.

— Прошу представить материалы дела, — сказал Брайтон. Повисла напряженная тишина, а один из парней в сером — высокий шатен — сделал шаг вперед.

— Я Вио'Керр из Рода Миони, начальник информационно-исследовательской группы правительства Союза. Двенадцать дней назад мы получили распоряжение заместителя Председателя по чрезвычайным ситуациям Ар'Тура из Древнего Рода Эль возобновить расследование обстоятельств гибели планеты МО728. Как известно, ранее записи, полученные с орбиты вокруг этой планеты, не показали каких-либо признаков, что планета была уничтожена специально. Все списывалось на случайное попадание снаряда. Приношу извинения землянам за необходимость просматривать данные. Вот так выглядели записи по всей орбите...

В визуализационном тумане появилось трехмерное изображение земного шара, Луны и пустого космоса вокруг.

— Согласно распоряжению Ар'Тура, мы рассмотрели записи в сверхволновом и ультраинфракрасном спектрах. Это заняло десять дней, но удалось выявить следующее. Это тот же участок орбиты, что мы только что видели.

Картинка в тумане осталась прежней, но прямо над Африкой, словно из пустоты, появился вытянутый серый корабль.

Тайванский корабль. Он медленно приближался к Земле, затем остановился, выбросил мельчайший зеленый предмет, и тот помчался к планете. Зал изумленно охнул, а Карина замерла, судорожно сжимая ручки кресла. «Бред какой-то! — снова подумала она, — что они выдумывают!»

Вио'Керр замолчал, и вперед вышел Артур.

— Как видите, изображение свидетельствует о том, что планета МО728 была уничтожена «снарядом смерти», доставленным на корабле, который ускользает от отслеживающих устройств. По внешнему виду он один в один напоминает таи-ваннские судна. Кроме того, внезапность появления таи-ваннского флота и ваша хорошая осведомленность в делах Союза, — Артур посмотрел на Кеурро и остальных членов тайванской делегации, — однозначно говорит о том, что на Таи-Ванно есть такие технологии.

«О Господи! — подумала Карина. — А ведь действительно…» Три раза она наблюдала учения тайванского флота. Видела, как корабли исчезали в мгновение ока, но ей и в голову не приходило, что они становятся невидимыми. И Рональд почему-то не рассказал о таких возможностях. Тонкая нить сомнения закрутилась в районе груди и с едкой болью начала просачиваться в мозаику ее жизни.

— Да, на Таи-Ванно есть такие технологии, — согласился Кеурро спокойно, — но это не доказывает, что преступление совершено Тарро Рональдом или по его распоряжению.

— Я не закончил, — продолжил Артур. — Если бы речь шла о корабле, не регистрируемом техникой, мы увидели бы нарушения в свечении объектов за ним. Но этого нет, — в тумане снова появилась картинка Земли и космоса без корабля. — Это позволяет предположить, что корабль не только ускользает от технической регистрации, но и становится невидимым для зрительных анализаторов.

Зал молчал, оглушенный услышанным. Такие технические достижения казались невозможными.

— Скажите, на Таи-Ванно есть такие корабли? — спросил Брайтон.

Спустя несколько секунд молчания Урро ответил:

— Да. Но это экспериментальная разработка. В настоящее время у нас пять таких кораблей, и ни один из них не используется в военных действиях.

— Но один из них — личный корабль Тарро? — резко спросил Брайтон.

— Да, корабль Тарро оснащен опцией невидимости, — согласился Кеурро, — однако это ничего не доказывает… Я могу срочно запросить данные о местонахождении всех этих кораблей в момент гибели планеты Земля.

— Проверьте, — согласился Артур, а Кеуррно уткнулся в инфоблок на своей руке. Десять минут зал мучительно молчал, а Карина закусывала губы, заставляя себя не вскочить с обвинительной речью в адрес Артура. Наконец, Кеурро встал, бледный и растерянный.

— Четыре корабля находились на военном полигоне на Таи-Ванно, — сказал он. — Местонахождение корябля Тарро в момент гибели планеты не известно. Он отбыл из системы Таи-Ванно за сутки до гибели МО728, и отправился в неизвестном направлении.

Каринино сердце громко забилось, и еще одна тонкая ниточка порвалась в душе.

Ар’Тур серьезно продолжил:

 — Однако, даже эти данные недостаточны, чтобы обвинить Тарро Рональда и планету Таи-Ванно в намеренном уничтожении МО728. Это мы понимаем. Обращу внимание, что наши обвинения и не касаются Таи-Ванно, только ее Тарро. Потому что... — Артур кивнул Вио'Керру, и тот приготовился снова переключить изображение в визуализационном тумане. — Понимая недостаточность этих доказательств, мы решили провести исследования в области неоквантов. Думаю, всем в зале известно, что материальные тела оставляют в пространстве квантовый след, позволяющий полностью восстановить картину событий, если точно знать время и место. Эти исследования потребовали еще больше усилий, поэтому мы закончили их только четверть часа назад. Посмотрите, это то, что позволил восстановить неоквантовый метод...

Он снова кивнул Вио’Керру, и тайванский корабль в визуализационном тумане стал прозрачным. Что ж... Обычная обстановка в тайванских рубках: пульт управления, кресла, стол в центре... И... Карина моргнула, ожидая, что видение развеется. Шесть невысоких черных конструкций, похожих на квадратного паука, каждая – на трех парах членистых тонких ног, сновали по кораблю. А в центре, у пульта управления, глядя прямо на Землю и скрестив руки на груди, стоял тот, кого она узнает всегда. В неизменном черном универсале, с зачесанными назад волосами и победным спокойствием на строгом лице.

Карина моргнула еще раз, но изображение не исчезло. И вдруг услышала голоса из прошлого.

«Но как?»

«Специальная система отражения, делающая невидимой для нашего глаза корабль и все, что в нем. Нужно было научиться управлять невидимым кораблем»…

«Они погибли?»

«Вероятно».

«И не стыдно тебе? Соблазнил невинных юношей посулами высокой цели».

«Возможностью совершить благороднейший в жизни поступок. И думаю, они попытались исполнить свою миссию...»

О Господи! Не может быть... Факты медленно, словно она ворочала кирпичи, складывались друг с другом… А черные глаза из прозрачного колпака были устремлены только на нее…

— Согласно анализу, эти черные конструкции, очевидно, роботы-манипуляторы, — прокомментировал изображение Артур. — А фигура в центре легко узнаваема. И данные анализа подтверждают, что все характеристики сходятся с Тарро Рональдом.

— Тогда мы должны признать: доказательства неопровержимы! — неожиданно сказал Кири-Диго и запрыгал быстрее.

— Да, — вздохнул Брайтон.

На этот раз мозаика рушилась медленно, сопротивляясь. Разум не хотел верить, чувства отталкивали страшную возможность. И надежда еще была…

— Нет, — Карина встала, ощущая себя отдельно от тела, как будто глядя на себя со стороны, и не своим голосом сказала: — Факты сфабрикованы, а записи подделаны Ар'Туром из Древнего Рода Эль в личных целях.

— Распоряжение было отдано Ар'Туром, — произнес Вио'Керр. Он так и стоял возле президиума. — Однако за все время расследования Ар’Тур не принимал в нем участия и не имел возможности подделать записи.

— Зная возможности Древних, мы можем предположить, что он сделал это втайне от вас, — сказал Кеурро.

— За это время я лишь один раз покидал Коралию в сопровождении Карины Ландской, — сказал Артур, — в остальное время находился в пределах Белого Замка, мое времяпрепровождение и действия могут быть проверены по отслеживающим устройствам или неоквантовому анализу, — сказал Артур. — То же самое касается всех членов исследовательской команды.

Последняя ниточка порвалась. И с ней порвалось Каринино сердце. Она умерла. Глаза застлала мутная пелена. Издалека донесся голос Брайтона, обращенный к тайванской делегации:

— Вы хотите выдвинуть встречное обвинение в отношении Ар’Тура из Древнего Рода Эль?

— Нет, — ответил тайванец, — но мы требуем дополнительного разбирательства. Рассмотреть данные о действиях Ар'Тура за этот период времени, как предлагает он сам. А также провести повторный анализ записей с орбит вокруг погибшей планеты на таи-ваннском оборудовании.

«Зачем…» — вяло подумал Каринин разум. Находиться здесь она больше не могла. В одном зале с человеком, который уничтожил ее родную планету, обманул ее… Убил ее... И услышать, как его приговорят, тоже не могла. Как приговорят ее любимого… Еще не умершего в ее омертвевшем сердце.

Карина встала и прямо посмотрела ему в лицо. Рональд тоже встал. Пока шло разбирательство, он смотрел только на нее. На что-то надеялся, что ли...? Может, хотел ее загипнотизировать, чтобы не поверила? Но, похоже, у коралийцев неплохая защита зала...

«Нет, Карина!» — неожиданно прозвучало у нее в голове, а черные глаза поймали ее взгляд. Не дать себе потонуть в них, не поверить ему снова… «Да, Рон'Альд!», — ответила она мысленно, развернулась и под взглядом всего зала пошла к выходу, старательно окутывая свой разум защитой от телепатии. Рональд сам же и научил ее. Вряд ли это могло помочь против его вмешательства, у нее просто силенок не хватит... Но, может быть, вместе с зельем уалеолеа и ментальной защитой зала все же сработает! У выхода она на секунду остановилась.

«Нет, Карина!» — снова услышала она. Теперь это звучало тихо, как будто издалека. Или как будто он перекрикивал бурный речной поток. «Да, Рональд, — тихо и уверенно ответил она. — Знаешь, один раз и ты прокололся, Рональд Эль. Тогда, в нашу первую ночь...» И сомкнула створки своего разума. Больше он не будет с ней говорить. Никогда.

Не чувствуя под собой ног она пошла по коридору. Смотрела на себя со стороны и как будто ничего не чувствовала. Но понимала, что это обманчиво, рано или поздно боль прорвется. Карина слишком хорошо знала такие состояния еще с тех пор, как погибла Земля. Погибла по вине Древнего, которого она любила. Это было невозможно принять. Но надо было выдержать, как-то дойти до своей комнаты. И умереть. Раньше нельзя. Для этого нужно остаться одной. Смерть, как физическая, так и душевная — одинокое дело.

Элеоу по правую руку приветливо подмигивали, приглашали совершить приятное путешествие. Но Карина шла пешком. Шла и смотрела на себя со стороны, как идет между белых стен, и все сливается в оглушающем безразличии.

Вдруг ей на плечо легла тяжелая теплая рука.

— Не сейчас, Артур, — сказала Карина, не оборачиваясь.

— Это я, — сказал Дух, а рука с плеча переместилась на талию, как будто друг хотел и физически поддержать ее. — Артур должен остаться до конца Совета. А нам Карасев со Старковыми расскажут, чем закончилось. Ты как, Карина?

— Жить буду, — одним уголком рта безрадостно улыбнулась Карина, — а ты?

— Да чего там, как… Налажали мы, конечно... Стыдно ужасно… Но жить будем. А ему мало не покажется. Смертной казни в Союзе, конечно, нет. Но есть Розовый Замок.

— Да, так, — мертво согласилась Карина.

— А тебя хорошо так шатает… — заметил Игорь, — может, тебя на руки взять? Я хоть не Древний, а несколько костей и черную гриву легко подниму…

— Не надо, — сказала Карина, — я нормально, просто хочу побыть одна.

Дальше они шли молча. Пелена, отделявшая ее от окружающего мира, становилась все толще, Карине казалось, что она превращается в сомнамбулу. Потом Дух взял элеоу, поставил Карину на площадку перед собой и мигом домчал до апартаментов землян. Пожалуй, теперь только это место они могли хотя бы условно называть своим домом.


Глава 4. Поворот | Хранитель вселенной. Одобренный брак | Глава 6. Приговор