home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4. Лабиринт


Проснулась Карина отдохнувшей. Раздетая и под одеялом. В голове постепенно восстанавливались события последних четырех суток. Чувствовала она себя, как после долгой болезни. Или - после запоя… Казалось, в предыдущие дни она столкнулась с неуправляемой стихией в виде мучительной бессонницы.  Словно упала в бурную реку, и ее понесло потоком, из которого не выбраться, пока не выловят. А выловил-то ее, похоже, именно Тарро, подумала Карина. Вытащил, как котенка из воды…

Карина села на постели. С рефлексией на тему Тарро пора заканчивать, а то, не дай Бог, еще в какой-нибудь поток свалишься. И вообще лучше в ближайшие дни с ним не видеться. Ей было стыдно за «непрофессиональное поведение», а еще больше -  за сцену в его апартаментах. Посмотрев на инфоблок, Карина обнаружила, что уже шестнадцать часов следующего дня. Она привела себя в порядок и вышла в гостиную. Четверо друзей расположились вокруг столика и, попивая сок, увлеченно играли  в  настольную игру: на большом экране мелькали силуэты космических кораблей, а друзья  водили по экрану пальцами.  Какие-то местные «Звездные войны», наверно, подумала Карина.

— Привет всем! — поздоровалась она.

— О! Доброе утро, Карина Александровна! — Дух оторвался от игры. — Мы уж думали, ты до вечера не проснешься! Похоже, местное снотворное свалит и лошадь — тебе аж на два дня хватило! Я это понял, еще когда мне пришло сообщение твое, что ты ложишься спать раньше девятнадцати. Мы проверили, уж больно странно это было – и верно спишь — даже дверь не закрыла!

Карина улыбнулась и никак не стала комментировать Духовы выводы. Никакого сообщения она не отправляла,  и сомнений, кто это сделал и не закрыл дверь в ее комнату, у нее не было.

— Выспалась? — поинтересовался Андрей.

— Еще как!

— Ну садись тогда, присоединяйся, если хочешь, — заметил Дух, — в общем, правила такие…

— Я позволю себе сначала позавтракать! — рассмеялась Карина и направилась к буфету. Есть хотелось так, что ей казалось, она съела бы пять небольших слонов. Впрочем, слонов на Тайвани не было, поэтому пришлось ограничиться гигантскими малиновыми котлетами из буфета. А манио Карина не взяла. Теперь ее тошнило при одной мысли о волшебном напитке тайванцев.

Земляне отдыхали, пили сок, болтали.  Дух предложил распланировать выходные.

И вдруг прозвонил его инфоблок:

- Вам звонит Тарро. Принять? — инфоблок Игоря говорил приятным девичьим голосом, чем-то похожим на голос Изабеллы.

— Ничего себе! — изумился Дух и согласился на прием звонка.

Лицо Тарро, возникшее на экране инфоблока, лучилось спокойной доброжелательностью.

— Доброго дня, Игорь.

— Хм… Доброго дня…

— Хорошего отдыха. Надеюсь, первый выходной день проходит хорошо.

— А, да… Спасибо. Тебе тоже, — Дух немного растерялся.

— Предлагаю завтра совершить экскурсию по планете. Если не возражаете, заеду за вами в десять. Обсуди, пожалуйста, с друзьями.

 Карина, украдкой всмотрелась в экран инфоблока и заметила на лице Тарро знакомый слегка озорной блеск на фоне общего спокойствия. Земляне усиленно закивали.

— Да, конечно! – растерянно согласился Дух, и более уверенно добавил: — Мы поедем, конечно!

— Хорошо. Доброго дня!

— Доброго дня.

Экран погас. Земляне изумленно переглянулись.

— Экскурсия от самого Тарро! Что это с ним, вроде он всю неделю не баловал нас вниманием, — ошарашенно сказал Дух. — Наверное, занят был. А теперь у него тоже выходные и он вспомнил о… эээ… гостеприимстве.

— И мы уже согласились, — усмехнулся Карасев.

— Ну, так глупо отказываться! А может быть, и опасно! — заметил Игорь. —Кстати, я сам его обо всем и расспрошу, про баланс, Древних и прочее!

«Интересно как, — подумала Карина, — что ему теперь нужно? Вряд ли просто хочет нас развлечь». Впрочем, она ведь решила не думать о Тарро и не рассуждать о его намерениях. Все равно она их не понимает.

— Все, граждане! Предлагаю сворачиваться и ехать на озеро! Надо проветрить мозг! — заключил Дух.

Когда земляне собрались и направились к выходу, Карина как бы невзначай поравнялась с Анькой.

— Анька, извини, пожалуйста… — она решила найти ответ на животрепещущий вопрос, — скажи...

— Да? — Анька доброжелательно посмотрела на нее.

— Скажи пожалуйста, а кто... эээ… меня вчера раздел.. Я помню, что вроде легла в одежде...

— Не волнуйся, это я, — улыбнулась Анька, — ну с небольшой Ванькиной помощью…

— А ты думала, кто?!  — заржал и обернулся Дух, обладавший феноменальным слухом. —  Начальник?!

***

На следующий день Тарро заехал за ними на белом шестиместном беало. Одет он был в бежевую облегающую рубашку с косыми лацканами и такого же цвета брюки. Карина отметила, что он предпочитает однотонную одежду  и очень далек от эклектичных тенденций тайванской моды. Она немного опасалась выговора за свое «непрофессиональное поведение» (да еще и при друзьях!) и вообще  в его присутствии чувствовала себя смущенно. Поэтому села с Карасевым во втором ряду, совершенно не претендуя на место рядом с пилотом. Анька и Ванька устроились сзади, а переднее пассажирское кресло занял Дух. Экскурсия началась…

Они пролетели над городом и держали путь на северо-запад, огибая горы.  Рональд рассказывал им об истории Таи-Ванно, о том, что интересного можно посмотреть на планете, что именно они увидят сегодня.

Как и на Земле, здесь когда-то существовали древние цивилизации, от которых сохранились только памятники архитектуры и разрозненные сведения из старинных  свитков и каменных пластин. Достоверная, известная нынешним тайванцам история планеты началась примерно пять тысяч лет назад. Рождались и гибли государства, правители делили территорию, так продолжалось почти четыре тысячи лет до тех пор пока страна под названием Маори-Гэй не сделала большой шаг вперед. Развивалось все: техника, культура, религия, искусство, военное дело… Со временем это государство обрело несколько колоний на островах, завоевало пять соседних и стало лидирующей нацией на планете. А еще чуть позже в этой стране родился древний король, сумевший частично войной, частично - переговорами объединить все страны на континенте и за его пределами. Этот король впервые в истории планеты получил титул Тарро. Правил он около пятидесяти лет. Благодаря гениальному уму и железной воле гуманоид полсотни лет держал планету в единстве.

Однако всегда есть недовольные. Среди семей, претендовавших на престол, созрел заговор. Короля отравили. Но заговорщики не смогли удержать единство планеты. Серия войн за независимость привела к тому, что всепланетное государство распалось, произошел очередной раздел границ. Их так и продолжали делить из века в век до тех пор, пока не появился некто Рональд с неизвестной планеты.

—  Обидно, что того дядечку отравили, —  заметил Дух.

Рональд рассмеялся:

— Да, таких правителей всегда мало, не только в истории Таи-Ванно, но и в истории любой планеты. Однако государство не распалось бы, если бы ему удалось ввести и закрепить законы, поддерживающие общепланетарное единство независимо от того, кто правит. Это сложная задача. У Тарро это не получилось. Только его воля и культ личности удерживали единство на планете в те времена. А культ личности сам по себе не стоек. Всегда есть недовольные.

—  А ты? —  спросил Дух. Карина заметила, что друг чувствует себя совершенно непринужденно. Карину тоже отпустило. Отчитывать ее Тарро, видимо, не собирался. Он вообще не выделял ее на фоне остальных землян, даже не смотрел в ее сторону. С одной стороны, это расслабляло, а с другой… Лучше об этом не думать. Просто наслаждаться приятным днем, интересной экскурсией и легкой атмосферой, которая лечила душу, измученную переживаниями и мыслями.

—  Когда тебе надоест… заниматься Тайванью, она останется единой? Сможет удержать уровень технического и культурного развития? - продолжал расспрашивать Дух.

—  Думаю, да, — ответил Рональд. —  Уже сейчас на Таи-Ванно система поддерживает себя сама. Прямое вмешательство требуется редко. И когда мне, как ты говоришь, «надоест», система останется. А  культ моей личности превратится в легенду, в базовый политико-социальный миф, который тоже будет работать на ее поддержание. Кроме того, я собираюсь посещать Тайвань и направлять течение событий даже в те времена, когда она уже не будет представлять интерес для общекосмической истории.

—  А сейчас представляет? —  спросил Андрей.

—  Несомненно. И очень большой. Таи-Ванно — это вторая сила во Вселенной, отличная от Коралии с Союзом.

—  К тому же, —  усмехнулся он, —  меня не так просто отравить.

Неожиданно беало стало спускаться, и земляне увидели нечто невообразимое. На высоком холме стояло строение, не похожее ни на что, когда-либо виденное ими. Сооружение было огромным, широким и высоким одновременно. В нем сочетались несочетаемые цвета: красный соседствовал с зеленым, синий с серым и желтым. Состояло оно из бесконечного количества треугольных, круглых, пирамидальных, тороидальных, кубических и прямоугольных частей. Они наслаивались друг на друга, как разноцветные модули в фантастическом доме, собранном ребенком из деталей конструктора. В центре эти модули стояли друг на друге и уступами поднимались вверх, на огромную высоту. К зданию подлетали и парковались беало, выходили тайванцы, подходили к зданию и пропадали в дебрях фантастического сочетания формы и цвета.

— Что это? — изумилась Карина.

— Поражает, да? — улыбнулся Рональд. — Сразу видно, что строили не люди. Это первый монотеистический храм Таи-Ванно, выстроенный еще во времена первого Тарро. Понятно, что с тех пор здание много раз перестраивали и усовершенствовали. В центре находится зал, где по сей день идут службы. А остальные детали создают весьма интересные лабиринты. Согласно вероучению Тэй-хо, самому распространенному на планете: прежде чем живое существо приходит к Богу, оно должно преодолеть лабиринт воплощений и лабиринт отдельно взятой жизни. Там ему встречаются испытания, награды, наслаждения и потери — все, чем обычно наполнена жизнь. А задача существа - не увлечься этим, не заблудиться в лабиринте и найти путь к Единому. При этом  только вера в Единого и любовь к нему может вывести из лабиринта. Считается, что, если существо искренне обращается к Богу, то Он берет его за руку и проводит по лабиринту. Лабиринт моделирует эти воззрения. Таи-ваннцы заходят в лабиринты, каждый из которых оканчивается в центральном молитвенном зале. И молясь, идут через них. Надо сказать, лабиринты весьма запутаны, не всегда легко их преодолеть. Кроме того, в них содержится много картин и голограмм, искушающих или пугающих. Таи-ваннцы постарались создать модель вероучения наиболее приближенно к жизни. Сейчас мы спустимся, и при желании вы можете посетить этот храм. Это интересно хотя бы с точки зрения знакомства с таи-ваннскими лабиринтами — достаточно характерной особенностью их культуры.

Беало причалило вблизи эклектичного строения, земляне вслед за Рональдом высыпали наружу. Тайванцы в восторге оглядывались на правителя, почтительно здоровались, кивали землянам. Рональд приветственно поднимал руку и улыбался.

—Можете сходить туда, — сказал он землянам.

— А ты? — спросил Дух.

— Возможно, позднее я присоединюсь к вам. Но я слишком хорошо знаю эти лабиринты, что бы вам было интересно в моем присутствии, — усмехнулся он. А Карина заметила, что в нем снова промелькнуло что-то от жесткого и загадочного правителя.

— Ну что, полезли? — спросил Дух.

— Ну, слазать-то надо обязательно!  — заметил Карасев. — Раз это важная местная достопримечательность! Да и сама концепция, я так понимаю, не лишена смысла. Правда, Карина Александровна?

— Несомненно, Андрей Александрович, — улыбнулась Карина, — предлагаю вот тот зеленый куб в качестве входа. Только очень прошу вас, давайте вести себя прилично! Тайванцы приходят сюда молиться. Может быть, и нам не грех…

— Скакать и визжать точно не будем! — рассмеялся Дух. — Пойдемте..

Анька с Ванькой лезть в лабиринт отказались, взяли себе сок в автомате поблизости и устроились на травке. Карина бросила взгляд на Тарро. Правитель спокойно смотрел, как они с Духом и Карасевым заходят в лабиринт.

Вход был сделан в виде небольшого круглого отверстия в метре над землей. Трое землян во главе с Духом пролезли в эту дыру и оказались в пустой комнате с зелеными стенами. Лишь в дальнем углу виднелась следующая дыра. Ничего страшного или «искушающего», как сказал Тарро, пока что им не встретилось. Друзья бодро отправились дальше. Они прошли еще несколько модулей — красный, желтый и серый, затем проползли в совсем уж миниатюрную дыру и оказались в абсолютно темном пространстве, стоя на четвереньках.

— Ну, вот и первое испытание! — во весь голос сказал Дух. — Они что, темнотой нас хотят напугать? Или, может быть, искусить?! Кхм...

— Похоже на то! — согласилась Карина. — Я думаю, стоит на ощупь поискать выход, через который можно пройти дальше. Не обратно же ползти!

— Да уж! — согласился Дух, он был где-то впереди, именно оттуда раздавался его громкий голос.  ­­—  Давайте попробуем встать на ноги и пошарим по стенам! Беремся за руки, чтобы не потеряться в темноте, Карина посередине. Мы с тобой, Андрей, свободной рукой шарим по стенам, я – по правой, ты – по левой!

Земляне аккуратно, чтобы не удариться головой, поднялись на ноги.  Карина поймала руку Духа и попробовала нащупать в темноте ладонь Карасева, шедшего сзади.

— Кхм… Карина Александровна, это не рука! — рассмеялся Карасев. — Не думаю, что сейчас самое время! Вот рука, держи!

 В этот момент темноту вдруг прорезала серия голубоватых вспышек, и пространство вокруг наполнилось голубой пылью.

— Это же визуализационный туман! — сказала Карина. — Или что-то вроде того!

Туман сгустился в две фигуры: двое тайванцев стояли в центре зала и беззвучно разговаривали. Внезапно один из них ударил другого в живот,  тот согнулся пополам и отчаянно ловил ртом воздух. Картинка была отвратительной в своей реалистичности. Ударивший тайванец вынул из-за пазухи нож…

— Сцена убийства, что ли, — без всякого страха задумчиво сказал Дух.

— Видимо, это должно деморализовать нас! — предположил Карасев. — Неприятное шоу, ничего не скажешь! Не страшно, но противно!

— Давайте-ка выбираться отсюда! — заметила Карина. — Дух, может, ты пошаришь там?

Краем глаза они наблюдали, как вооруженный тайванец расправляется со своим противником. Дух принялся ощупывать стену,  и вскоре его рука провалилась в пустоту.

— Ну вот, пожалуй, нам сюда…

— Или сюда, — заметил Карасев, нащупавший недалеко от входа еще одну небольшую дыру. — Куда пойдем?

— Давайте вперед, - предложила Карина, - то есть в Духову дырку! Брр… Мерзкая картинка, пошли…

— Ну, давайте, один за другим... — сказал Дух и сделал шаг вперед. — Ой, блин!…

Карину рвануло вперед, и вслед за Духом она покатилась куда-то вниз. В следующее мгновение ее правую руку вывернуло, и, оторвавшись от Духа, она, как по трубе в аквапарке, заскользила вниз. Андрееву руку тоже пришлось отпустить, и он налетел на нее сверху. Хватая друг друга за что придется, они неслись вниз, сердце стучало, как колеса поезда… Затем Карину неожиданно мотнуло влево, опора исчезла, и она ухнула куда-то вниз. Инстинктивно попробовала схватиться за Карасева, зацепила край его рубашки, но поняла, что скользит  уже по другой трубе, совершенно одна. Она попробовала уцепиться за что-нибудь, остановить движение, но ничего не получилось. Она скользила вниз, быстрее и быстрее. Спустя несколько мгновений впереди забрезжил зеленый свет,  и ее вынесло в зеленый зал с конусообразным потолком.

Отдышавшись, Карина встала на ноги. Она не ушиблась — стены в лабиринте были абсолютно гладкие, да и приземлилась она удачно. И даже не очень испугалось. В зеленом зале не было ничего особенного, кроме того, что на всех стенах висели изображения обнаженных и полуобнаженных тайванок. Некоторые из них двигались, на некоторых появлялись другие фигуры,  и происходило то, что даже по раскрепощенным тайванским меркам можно было назвать развратом. «Ну, в качестве искушения это не ко мне, — про себя усмехнулась Карина, — вот Духу, может быть, было бы интересно! Куда же свалились ребята?!»

Надо было искать выход. Помня, что все пути рано или поздно приводят в  молитвенный зал и еще не до конца утратив чувство направления,  Карина прошла в один из двух треугольных проходов на противоположной стене. Взгляду предстал длинный коридор с голубыми зеркальными стенами. Она надеялась увидеть здесь посетителей храма и пойти за ними, но в коридоре не было никого, кроме нее и ее бесчисленных отражений.

Сначала она просто шла вперед. Но затем любопытство взяло верх, и она остановилась посмотреть в зеркало внимательнее – не просто так ведь здесь все зеркальное. В голубоватом свете она увидела свое отражение. Худая черноволосая девушка с решительным выражением лица привычно смотрела на нее со стены. Ничего особенного… И вдруг изображение начало меняться. На гладком лице обозначились глубокие морщины, блеск глаз потух… Лицо приобрело изможденное, тусклое выражение, а волосы прямо на глазах поседели. Спина сгорбилась...

Сердце забилось сильнее. Не то, чтобы ее очень тронула картина собственного старения, но это было так неожиданно, что недоумение граничило со страхом. «А вдруг это на самом деле?» — пронеслось в голове. Карина зажмурилась на несколько секунд, открыла глаза и снова посмотрела в зеркало. На нее опять смотрело молодое лицо, обрамленное черными волосами. Затем все повторилось. Карина поднесла к глазам руку, чтобы убедиться, что та по-прежнему молодая. Да, кожа была гладкая и нежная, а зеркало отражало узловатые пальцы, сухую кожу и темно-лиловые старческие вены. «Вот, значит, как это работает, — подумала Карина, —  есть от чего испугаться!» Вздохнув поглубже, чтобы выгнать волнение, Карина пошла дальше.

Спустя пару десятков шагов, ее опять одолело любопытство. Она снова остановилась и посмотрела в другую зеркальную стену. Там отразилось лишь ее лицо и тонкая фигура в белом универсале. Вроде ничего, — подумала Карина и собралась идти дальше, как вдруг заметила, что изображение опять начинает меняться. Глаза Карины в зеркале сузились и приобрели жесткое, даже жестокое выражение. Теперь это был взгляд, готовый резать по живому. Складка губ стала напряженной, в чертах появилось что-то хищное, а волосы взлохматились. Ничего себе, — улыбнулась Карина,  — я превращаюсь в Бабу Ягу! Но в следующее мгновение стало не до смеха.

В правой руке отражения появился нож. Затем Карина в зеркале поднесла нож к запястью другой руки и четко, вдоль прорезала кожу. Темно-красная кровь струйками потекла по руке, по белому универсалу, частыми каплями усеяла пол... Отражение усмехнулось и снова направило нож в руку… Карина замерла от ужаса, настолько это было реалистично. Словно это она сама хладнокровно, с жестокостью к себе  совершала самоубийство. Не чувствуя боли или даже стремясь причинить себе эту боль. «Стой! Что же ты делаешь! — закричала она в зеркало и выбросила ладонь, чтобы удержать руку отражения, сжимающую нож. — Самоубийство – это грех! Стой!» Рука наткнулась на холодную и гладкую поверхность, а Карина в зеркале усмехнулась, взглянув ей в глаза… Во взгляде читалось: ну что ж... не хочешь так, тогда…  То, что произошло вслед за этим, было совсем фантастичным. Рука отражения, вооруженная ножом, вылетела из зеркала, направив клинок живой Карине прямо в сердце. Карина отпрыгнула к противоположной стене. На всякий случай посмотрела на свою руку — в ней ничего не было. Взглянула и на грудь в области сердца – никаких зияющих ран. А стена напротив опять отражала бледную черноволосую девушку, испуганную, растерянную, а не кровожадного монстра.

Вот теперь Карине стало по-настоящему страшно. Она одна, как найти выход – не ясно, да и что и друзьями – не ясно. И самое ужасное, что ей еще покажут эти зеркальные стены. Пожалуй, одного такого видения достаточно. Может быть, с нее хватит, не нужно других испытаний?..

Стараясь не смотреть по сторонам, Карина бросилась вперед по коридору. Он сделал поворот, и она оказалась почти в полной темноте. Зеркальные стены красиво сияли мрачной синевой.

Это что еще за мрачное великолепие, подумала Карина. Темный зеркальный коридор был зловещим, но очень красивым. Она быстро пошла по нему. Нужно поскорее пройти его, не глядя по сторонам, слишком подозрительно выглядело это место.


Казалось, коридору не будет конца, Карина запаниковала. Молилась, шептала, что принимает от Бога это испытание, просила помочь его пройти. Не зря ведь тайванцы идут через лабиринт, молясь. Видимо в их религиозных традициях есть смысл! Да и ждать помощи, кроме как от Бога, было неоткуда. Вдруг Карина опять увидела себя: коридор поворачивал на девяносто градусов, и прямо перед ней оказалась зеркальная стена. Карина замерла. Отвести взгляд она не могла, зеркало затягивало почти так же сильно, как глаза Тарро Рональда.

Отраженная Карина была красивой. В длинном белом платье, тонкие пальцы унизаны кольцами, на запястьях изящные браслеты. Волосы распущены, но пара прядок изящно прихвачена жемчужными заколками. Лицо казалось немного капризным. Отраженная девушка была женственной, томной, загадочной. Не такой, как Карина себя считала.

Карина в зеркале томно провела рукой по виску и доброжелательно улыбнулась Карине настоящей. Вокруг отражения выросли деревья, неподалеку возник город с высокими старинными башнями,  появились люди. Много людей, вооруженных мечами, секирами, арбалетами. Некоторые, как бурлаки, тянули на веревках большие стенобитные орудия. Они выстроились у стен города. А возле Карины неожиданно возникла еще одна фигура. Высокая, сильная, в черном универсале, с сияющими черными глазами…

Зеркальный Рональд ослепительно улыбнулся и взял отраженную Карину за руку. Они развернулись и посмотрели на город. Тарро махнул рукой, и правый фланг выстроившейся армии пошел на штурм. Отраженная Карина с интересом смотрела, как воины бежали к стенам… Потом с таким же интересом она наблюдала, как город горел, рушились башни, с криками выбегали люди… Как воины выводили горожан на луга и отрубали им головы. Она стояла рядом с Рональдом и наслаждалась этим зрелищем. «Останови его! - закричала Карина настоящая. – Люди гибнут! Останови его!» Но Карина в зеркале лишь бросила на нее презрительный взгляд и под руку с Рональдом пошла влево. Не в силах отвести от них глаз, Карина пошла следом, вдоль стены.

Пара оживленно беседовала, иногда они касались друг друга – легко и игриво. Глаза зеркальной Карины сияли обожанием и вожделением. А их путь был усеян отрубленными головами горожан, которые тут же превращались в черепа. И вот уже отраженная Карина, опираясь на руку спутника, шла по полю черепов и даже не замечала, что у нее под ногами. «Что ты делаешь! Посмотри, на что ты наступаешь! - истошно закричала Карина настоящая. – Отойди от него! Он монстр! Он все это устроил!»

Карина ударила ладонью по зеркальной поверхности. Пара обернулась и с недоумением посмотрела на нее. Потом они переглянулись, и средневековый антураж исчез, растаял в синей тьме зеркала.

Несколько мгновений они стояли в полной темноте, а затем вокруг них стали появляться яркие сияющие звезды. Три планеты закружились по широким орбитам. С них взлетали космические корабли, описывали дугу и возвращались обратно. Отраженная Карина с восторгом подняла взгляд на своего спутника, словно он это все устроил. И вдруг она прижалась к нему и начала тереться о него волнообразными похотливыми движениями… «Нет!!» - в ужасе закричала Карина. Но девушка в зеркале не слышала, запрокинув голову с закрытыми глазами, она ждала, когда высокий человек в черном наклонится и поцелует ее. Одна рука Тарро скользнула вниз и обхватила ногу зеркальной Карины, та со стоном закинула ногу ему на бедро… Другой рукой Тарро щелкнул пальцами, и одна из планет взорвалась яркими зелеными брызгами… «Нет…» - в безнадежном отчаянье прошептала Карина настоящая.

Отвести взгляд она не могла. Зеркало словно навсегда забрало ее внимание. Она приложила обе ладони к стене и обессилено заплакала. Двое в зеркале  удивленно обернулись к ней, опять переглянулись, Тарро поднял руку, чтобы сделать еще один щелчок… «Нет! Да останови же его! Пожалуйста!» - закричала Карина, теперь уже в полном отчаянии. Ей захотелось биться головой об эту стену, разбить, достучаться до своей копии в зазеркалье. Но отраженной Карине было все равно, она обняла спутника за шею и снова принялась тереться о него всем телом. Снова раздался щелчок пальцами, и еще одна планета разлетелась вдребезги, разбрасывая по космосу осколки… «Да что ж вы делаете, уроды проклятые! Перестаньте!» - Карина с размаху ударила кулаком и ногой по зеркалу. И даже не почувствовала боли. Тарро не взглянул на нее, а девушка в зеркале наконец  оторвалась от спутника. Гневно взглянула на Карину и вдруг схватила ее за запястья.

Карине показалось, что сердце остановилось от ужаса. Она посмотрела на свои руки. Это было на самом деле: две худые ладони, точно такие же, как ее собственные, высовывались из зеркала и крепко держали ее запястья. Непередаваемый ужас охватил Карину, но она решила… драться… Так просто она не сдастся этим… этим уродам! Этой ужасной части самой себя! Карина отпрянула назад и попробовала вырвать руки. Но девушка из зазеркалья была сильнее. С необоримой силой Карину потянуло к зеркалу,  и она ощутила, что тонет в нем, как в липкой густой  массе. «Все, это конец, – подумала Карина. ­– Господи, прости меня за все! Я люблю Тебя! – сказала она мысленно, понимая, что сейчас умрет, задохнется в странной липкой жиже. – И если можно, если я заслужила – помоги!» И приготовилась умереть. Или драться до последнего.

Уже полтела затянуло в зеркало, похожее на жидкий металл, густая масса сжимала грудь, мешая дышать, как вдруг ей в голову пришла четкая мысль: «Закрой глаза». А, может быть, она ее услышала: фраза прозвучала в голове, но словно извне. А ведь, правда, удивилась она, так просто. И с трудом – словно ей что-то мешало – сомкнула веки.

Все ощущения исчезли. Ничто не сжимало грудь. Вокруг не было ничего липкого и густого. Никто не держит за запястья. Только тишина. Лишь сердце стучит гулко и сильно. Карина выдохнула и с опаской открыла глаза. Коридор был таким же зеркальным и темным, но стены сейчас отражали лишь друг друга. «Спасибо тебе, Господи!» - прошептала Карина, снова выдохнула и бросилась бегом в сторону отдаленного просвета.

Краем глаза она  заметила, что в обеих стенах снова отражается красивая брюнетка с белом платье. Она бежала на полшага позади Карины, пытаясь догнать… Сердце снова зашлось ужасом. «Закрыть глаза», - вспомнила она и закрыла. Сделала три шага с закрытыми глазами и ударилась обо что-то гладкое и прохладное. Очередная стена, возможно тупик, поняла она. Разум тут же вспомнил о руках, затягивающих в зеркальную поверхность. Так и не открывая глаз, теперь это казалось самым страшным, Карина резко отпрянула, ударилась боком о соседнюю стену, отскочила в сторону – и уткнулась головой во что-то твердое и горячее.

Горячие руки обняли ее, большая ладонь накрыла голову, мягко погладила, другая бережно обняла ее спину. Карину потряхивало, она боялась открыть глаза и снова увидеть чудовище в собственном обличии. А эта новая, тактильная, галлюцинация была прекрасна, из нее не хотелось уходить…

— Все, все... Это закончилось. Все хорошо, — услышала она знакомый глубокий голос и на нее опустился теплый покой. Она перестала дрожать, прижалась головой к твердой груди, думая, что эта иллюзия слишком хороша, чтобы ее потерять. «Нет, не открою глаза, – подумала она. – Стоит их открыть, и тебя не станет, или ты превратишься в чудовище, сжигающее города и взрывающее планеты». Послышалась легкая усмешка, рука, гладившая ее голову, остановилась,  и пол ушел вниз: сильная рука подхватила ее под колени, и невидимый Тарро куда-то понес ее. Карине было все равно. Лишь бы это продолжалось, лишь бы этот призрачный покой никуда не делся. Так и не открывая глаз, она прислонила голову к его плечу и подумала, что хорошо бы вот так заснуть. И проснуться в своей комнате на Тайвани, а еще лучше – на Земле, у бабушки на даче… Но в следующий момент сквозь закрытые веки она ощутила яркий свет, теплое тело отодвинулось, и она поняла, что полулежит на чем-то мягком.

— Карина, открой глаза, — услышала она.

— Нет, — покачала головой Карина. — Если я открою глаза, ты исчезнешь или превратишься в монстра.

Одновременно Карина подумала о том, что ведь и он верно может быть монстром. Но голосу, рукам… человеку, что чудился ей рядом,  так хотелось верить.

— В некоторых уголках Вселенной я и так считаюсь монстром,  — усмехнулся Рональд. — Открой глаза и выпей воды.

Теперь голос звучал непререкаемо властно, ослушаться было невозможно.

Карина с опаской разомкнула веки. Она полулежала в мягком удобном кресле в просторной комнате со светлыми стенами и ярким освещением, а напротив стоял Тарро и протягивал ей стакан с водой. Уфф, надо же не исчез, подумала она. Значит это не галлюцинация?

— Это не иллюзия, Карина, — улыбнулся Рональд и поднес стакан к ее губам. «Зануда», — подумала Карина, взяла стакан и залпом выпила. Ей тут же захотелось еще, она оглянулась в поисках воды. Рональд взял у нее стакан, отошел к стене и налил воды из небольшого автомата, похожего на кулер.

— Где мы? — спросила Карина, выпив второй стакан.

— Это комната отдыха. Мастера лабиринта предусмотрели ее перед самой сложной частью этого лабиринта.

— А что, дальше еще сложнее? — Карину передернуло.

— Да, дальше самая сложная, но, к счастью, сама короткая часть. До этого были в основном зрительные ощущения. А в той части в полной мере подключаются тактильные, звуковые, вкусовые… Происходит полное погружение.

«Ужас!» - подумала Карина. Это значит, как в конце, когда ее собственное отражение тащило ее внутрь зеркала. Как же ей пройти дальше? Или, может быть, он не собирается ее бросать? Зачем тогда пришел? Попоит водичкой и бросит?

— Не волнуйся, Карина, дальше мы пойдем вместе, — краем губ улыбнулся он.

— Ээээ…Спасибо!  — у Карины отлегло от сердца. Когда он рядом, бояться нечего. Лучше всего вообще все время быть рядом с ним… Это что еще такое, – поймала она себя на этих мыслях.

 — А где мои друзья? Что с ними?

— Не волнуйся, твои друзья гуляют в парке аттракционов. Только ты провалилась в чистилище, — невесело усмехнулся Тарро.

— В смысле? То есть не весь лабиринт такой?

— Не весь, — Рональд устроился во втором кресле, и, как всегда, внимательно смотрел на нее. — Ты, наверное, заметила, что здесь никого нет, хоть каждую минуту в храм заходит множество тайванцев. Так вот, сюда действительно почти никто не ходит. Эта часть лабиринта считается самой серьезной. Тайванцы долго готовятся, чтобы пройти ее. Кстати, надо отдать тебе должное, для неподготовленного человека ты держалась на редкость хорошо. Большинство ломается уже на «ускоренном старении», начинает паниковать, бестолково метаться. И спустя несколько часов мастера выводят их, так и не нашедших выход.

«По крайней мере, я неплохо держалась», – подумала Карина.

— Но сюда можно попасть и другим путем – как будто случайно, — продолжил Рональд. — В начале той «трубы», куда упали вы с друзьями, производится сканирование базовой эмоции посетителя. И если его основное желание - совершить великое дело, выполнить миссию, служить высшей цели, то силовое поле мягкое затягивает его в ту дыру, куда ты свалилась. Считается, что таким людям особенно важно встретиться со своими страхами, пройти очищение. Ты ведь хочешь спасать жизнь во Вселенной, служить Высшей воле через это? — улыбнулся он.

Карина рассмеялась.

— Да, более чем! Но как так? Получается, миссионеру не дается выбора? Хочешь – не хочешь, а если у тебя такой психологический профиль, то пойти в лабиринт тебе придется?

— Выбор дается. В том конусообразном зале, где все начинается, два треугольных прохода. Левый – это просто выход, дальше лестница наверх, в обычную часть лабиринта. А правый ведет в зеркальный лабиринт. Об этом знают все взрослые тайванцы, это преподается в школе. Но ты не знала и интуитивно выбрала правый.

Интуитивно, усмехнулась Карина про себя. Да она всю дорогу интуитивно выбирала именно тот путь, который должен привести в этот лабиринт! Ведь именно она предложила тот вход в здание, потом она же предложила ту дыру, что нащупал Дух…

— Так что у них есть выбор, пойти в зеркальный лабиринт или уйти в обычную часть. Там, кстати, ничего подобного нет и в помине. Скоро ты встретишься с друзьями, они расскажут много увлекательного и совершенно не страшного.

— Хорошо. А как работает это все? В начале ускоренное старение, потом… самоубийство.

— По мере углубления в лабиринт задача усложняется. Вначале зеркала транслируют общие страхи и агрессивные эмоции живых существ. Ты неплохо шла, поэтому увидела только два пункта: ускоренное старение и убийство-самоубийство. Зеркала считывают уровень агрессии, куда она направлена в большей степени: на других и окружающий мир или на себя самого. А дальше транслируют тот или иной вектор агрессии, ты видишь убийство или самоубийство. В твоем случае вектор очевиден...

«Да уж», – подумала Карина. Стыдно признаться, но после гибели Земли она несколько раз спонтанно думала о самоубийстве, мучаясь острым непониманием,  почему именно она выжила, и какое право она имеет жить, когда все погибли.

— Следующая часть лабиринта считывает уже личные негативные эмоции, усиливает их, транслирует, и каждый видит нечто свое. Свои собственные страхи и мучения.

— Кошмар! — искренне сказала Карина. — И как его нужно проходить?

— Тайванцы готовятся, молятся, медитируют, а потом с молитвой идут по этому лабиринту. Те, кто отважится пройти испытание. Техника та же, что в других частях лабиринта.  Но мало у кого получается пройти до конца этот.

— Да, наверное, такой уровень веры встречается редко, — задумчиво сказала Карина.

— Это механика, Карина, — улыбнулся Рональд. — Тайванцы придают лабиринту сакральное значение. И он действительно помогает духовной работе. Но по техническому исполнению – это просто механика. Тонкая, современная техника, считывающая электромагнитные волны мозга. Поэтому я думаю, вопрос не столько в вере, сколько в концентрации. Молитва заставляет концентрироваться на высших устремлениях и высоких чувствах, они забивают «эфир», и зеркала просто не могут считать твои страхи. Как я понимаю, именно обращение к Богу помогло и тебе. Однако у меня есть подозрение, что пройти зеркальный лабиринт можно, если просто хорошо сконцентрироваться на чем-нибудь, например, повторять таблицу умножения, — он улыбнулся.

— А я думаю, что все по-настоящему, и Бог помогает тем, кто идет через лабиринт с молитвой! — сказала Карина. «Вот и тебя мне послал Бог, – подумала Карина, – иначе как ты здесь оказался...» – А как ты здесь оказался?

— Вообще-то я совершенно не собирался мешать вам наслаждаться достопримечательностью, — с усмешкой ответил он. Но я видел, что вы использовали именно этот вход… А дальше было не сложно догадаться, что ты окажешься именно здесь.

— Спасибо большое! — Карина благодарно посмотрела на него. То, что он полез «спасать» ее, позаботился было безумно приятно.  Она была готова даже еще раз пройти эти круги ада, только чтобы в конце был Тарро.

— Пойдем Карина, нам пора к выходу…

— Но… — не хотелось этого говорить, но гордость брала свое. — Я… я очень тебе признательна! Но если это такое важное испытание и очищение, то не следует ли мне все же пройти этот лабиринт самой?

При этом ее внутренне передернуло, а душа сжалась от страха, что он согласится.

— Ты же не хочешь этого! — рассмеялся Рональд. — Знаешь, если бы у тебя в недавнем прошлом не было четырех суток без сна, я бы, возможно, согласился! Но с учетом этого - нет.

Он протянул ей руку, помог встать. Когда шок прошел, от его прикосновение обдавало горячей волной. А когда его ладонь сомкнулась вокруг ее ладони, и Рональд повел ее ко входу в следующий лабиринт, голова кружилась, ноги слегка подгибались и сложно было дышать, но  далеко не от ужаса.

— Не волнуйся, я буду транслировать образы развлечений и удовольствий, зеркала усилят именно их. А что увидишь ты в ответ на это, я уж не знаю. Но это точно будет что-то приятное.

Он держал ее за руку и вел по зеркальному коридору. Теперь Карина видела себя, как она качалась на качелях, взлетала вверх, и душа замирала от восторга… Как читала книги, ощущая острый интерес узнавания нового. Как лезла на высокую скалу, чувствуя ни с чем несравнимый азарт преодоления,  как сидела с друзьями у костра, смеялась и пела под гитару… Образы были объемные, некоторые из них касались ее – подошел Дух и легко ударил по плечу, Карина улыбнулась ему в ответ. В какой-то момент она увидела героев мультфильма из детства – Алладин со своей обезьянкой подлетел к ней на ковре-самолете и предложил старинную амфору (с джином, что ли!), Карина отрицательно покачала головой… Потом она увидела вечер на озере. Они с тремя друзьями детства приехали искупаться после дождя, стояли под соснами и вдыхали аромат мокрой сосновой хвои. Потом разделись и, разбрасывая брызги, кинулись в прохладную воду… Карина остановилась. От этого образа не хотелось уходить, хотелось вдыхать сосновый запах, ощущать касание прохладной воды… Рональд улыбнулся:

— Пожалуй, я перестарался. Так мы будем медленно идти, а нам следует поторопиться. Не хотелось бы сломать местную технику, а долго моего излучения она не выдержит.

— Как ты это делаешь? — спросила Карина, обернувшись к нему. И вдруг осознала, что самым сногсшибательным чувством было то, как горячая ладонь надежно держит ее руку. И ведь, наверняка, он мог просто заблокировать излучение этой техники, подумалось ей, но решил развлечь ее, сделать приятно.

— Излучаю нужный спектр образов и эмоций, — усмехнулся он. — Ты же можешь приказать своей руке или ноге, что ей делать. Так же можно и голове.

— Не так-то это легко, — ответила Карина.

— Вопрос отрешенности  и концентрации, ты уже это знаешь.

— А что видишь ты сам?  — Карине это было необыкновенно интересно.

— Ничего, — улыбнулся Тарро. Перед ними открылась дверь, и они подошли к началу светлой широкой лестницы. — Этой технике не хватает мощности, чтобы ее излучение подействовало на меня. Даже обидно, было бы интересно посмотреть, какие образы подкинет мой разум! — Он рассмеялся, заглянув на секунду обратно в коридор, – вроде ничего не сломал, — и повел Карину вверх по лестнице.

Затем перед ними оказался небольшой светлый коридор. Так и не отпуская ее руку, Рональд довел ее до входа в комнату, из которой лился желто-зеленый свет, остановился и отпустил ее руку:

—  В этой комнате тебя ждут друзья. Правый выход открывает прямой путь в молитвенный зал. Выйти из него можно через центральный выход, без блужданий по лабиринту. Через полчаса жду вас у беало. Удачи.

—  Ээээ… Спасибо, —  обалдело прошептала Карина. Больше всего на свете ей сейчас не хотелось расставаться с Тарро. Кем бы ни был он в ее зеркальном кошмаре, в жизни он был самым надежным, самым умным, самым… тем, кому хочется доверять.

Рональд улыбнулся, в очередной раз пристально посмотрев в ее растерянное лицо, и исчез. «Мир поменял, зараза!» - подумала Карина. И шагнула в желто-зеленый зал, из которого слышался громкий голос Духа, внушавшего Карасеву, что надо срочно лезть куда-то обратно на поиски Карины.

***

В молитвенном зале было людно. Высокие своды сияли  белизной и напоминали скорее прекрасный Центральный Храм Коралии, нежели странные хитросплетения лабиринтов. Сложно было представить, что снаружи это помещение выглядит как нелепое нагромождение геометрических форм экзотической расцветки. Дневной свет, лившийся из-под потолка, лучами расходился по залу.

Молились тайванцы весьма экзальтированно, даже фанатично. Многие вставали на колени и били поклоны не хуже особо ретивых прихожан земных храмов. Другие обращали вверх глаза, наполненные слезами. Судя по всему, подготовительное путешествие по лабиринтам способствовало религиозным чувствам.

У Карины молитва тоже пошла. В этом храме молились Единому, Создателю, и ее ничто не смущало. Она благодарила Бога за благополучный выход из лабиринта, за данное испытание, за все уроки последних дней… Еще на Коралии Карина привыкла больше благодарить Бога, чем просить о чем-то, и теперь благодарственная молитва внезапно полилась потоком. Да, похоже, «круги ада» подготовили ее к искреннему обращению к Всевышнему. А еще они очистили ее и придали странной, давно забытой  уверенности в будущем. Уверенности в том, что все будет хорошо, а если нет – то ей есть на Кого положиться. И на кого тоже.

Дух и Карасев с любопытством понаблюдали за происходящим. Возможно, кто-то из них тоже обратился к Всевышнему с молитвой, но Карина этого не знала. Для друзей путешествие по Центральному Храму Тайвани оказалось скорее культурно-ознакомительным мероприятием, чем актом веры.

По пути к беало земляне делились впечатлениями. По словам Духа и Карасева, ничего особо страшного они так и не увидели. Скорее, им было интересно — пролетев по темной трубе, они вывалились в светло-синий тор, в котором их немного покружило потоком воздуха. После чего на внутренней стене тора появились интересные движущиеся изображения, как они поняли -  из истории Тайвани. Одни из них были полны благостных моментов, призывающих расслабиться и не думать о вечном. Другие были страшными, жестокими, призывающими усомниться в справедливости Высшей воли, раз на планете возможны войны и лишения. Друзья с интересом понаблюдали картинки и пошли дальше.

В других местах им попалось еще много подобных движущихся картин — и на стенах, и в визуализационном тумане, наплывавшем тут и там, словно из ниоткуда. Порой они сталкивались с эротической темой, а пару раз с гастрономической — причем настолько реалистичной, что хотелось похватать всю представленную еду и срочно съесть. Эротические сцены тоже вызывали весьма интенсивные эмоции, особенно, когда голографическая гуманоидша подходила прямо к тебе и… Дух с Карасевым ржали, переглядывались и отказывались сообщить Карине подробности.

В результате не очень длительных блужданий и постоянного обсуждения, как бы найти Карину, Дух с Андреем пришли в желто-зеленый зал, где в итоге с Кариной и встретились.

Карина вдоволь посмеялась над забавными моментами в рассказе друзей.  Порадовалась, что им «досталось» намного меньше. И рассказала о своем путешествии на нижних ярусах лабиринта, про встречу с Тарро она сообщила тоже, умолчала лишь о содержании своих видений во второй части лабиринта.

—  Все-таки, сдается мне, он к тебе неровно дышит, —  протянул Дух, —  вот интересно, если бы кто-то из нас туда провалился, он бы тоже явился спасать? Что-то я сомневаюсь.

— Не знаю, —  улыбнулась Карина. Она действительно не знала, но интуиция, обострившаяся от пережитого сегодня, безошибочно подсказывала, что в какой-то степени Дух прав. А ладонь хранила тепло, горячий отпечаток касания Древнего.

—  Вечно тебе везет на приключения, —  проворчал Дух. —  Хотел бы я тоже…

—  Лучше не надо, —  одернула его Карина. — Если честно – врагу не поже


Глава 3. Личный ад Карины Ландской | Хранитель вселенной. Одобренный брак | Глава 5. Ответы