home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7. Легенды о драконах


Они долго шли по коридорам полусферы, потом поднялись на самый верх. Рональд открыл незаметную белую дверь, что вела в просторную комнату под куполом. Дальняя стена и большая часть потолка были прозрачными, прямо над головой кружилась спираль соседней галактики, и горели яркие тайванские звезды. Вид сверху на окрестности оказался эффектнее, чем думала Карина. Оказывается, сады и парковки кораблей или беало, подсвеченные вечером, смотрелись красивее, чем днем. Парк тянулся на восток и переходил в мягко тающие в сумраке поля и перелески, а затем упирался в сверкающее золото Воздушных Лесов. Карина залюбовалась видом сквозь прозрачную стену.

— Красиво, — улыбнулась она, — где это мы?

Рональд подошел и встал рядом. Ей неудержимо хотелось, чтобы он ее обнял. Без этого было невыносимо одиноко и холодно душе и телу.

— Я здесь иногда ужинаю, —ответил он и на долю мгновения коснулся ее спины, укрывая чувством родства, близости и безопасности. «Наверное, он все же ловит мои импульсы и мысли», — подумала Карина. — Пойдем, поедим.

Слева был накрыт на двоих небольшой стеклянный столик. Пара салатов, какие-то местные овощные пюре и котлеты, красная жидкость в кувшине и самое приятное — приборы по образцу земных. Карина уже поняла, что если еду заказывал Тарро Рональд, то промахов не бывало, его вкусу можно было доверять на сто процентов. В комнате царила приятная полутьма, самое то для ужина вдвоем с загадочным Тарро. А сбоку на столике горели настоящие старинные свечи. «Неужели он и верно меня соблазняет, — подумалось Карине. — Ужин при свечах… Хм…» А еще она подумала, что вообще-то должна бежать отсюда без оглядки, помнить об Артуре и искать способ выбраться с Тайвани. Но… Не могла. Черные глаза напротив сияли ярче звезд над головой, и этот космос был слишком нужен ей, слишком дорог.

Красная жидкость оказалась терпким соком, по виду она напоминала вино, и Карина по привычке подняла бокал, чтобы чокнуться. Тарро улыбнулся:

— Как тебе угодно, но это совершенно безалкогольный напиток. Никакого веселящего эффекта.

Карина рассмеялась и все-таки чокнулась с ним. До этого момента они ужинали молча, она перестала сопротивляться непринужденному создаваемому им глубокому молчанию. Сказка продолжалась.

— А у тебя есть любимые миры? — спросила она наконец. Глубокое молчание, такое, словно им не нужно слов, было слишком затягивающим. Это ему комфортно, а ей нужно хотя бы немного вылезти из этого туннеля. Иначе она уже никогда не выберется… К тому же ей было интересно все о нем. А обстановка располагала к доверительной беседе.

— Разумеется. У меня есть любимые места, как и у всех людей. Есть и здесь, на Таи-Ванно.

— Например?

— На Таи-Ванно это Воздушные Леса с их древним золотым великолепием. А из миров я предпочитаю Космические Союзы, либо позднее средневековье с элементами магии. И еще мне нравятся любые миры с драконами.

— С драконами? — изумилась Карина. — Ты летал на драконах?

— Конечно, — улыбнулся Тарро, — но уже во времена моей молодости это было скорее развлечением или причудой отдельных Древних, чем обязательным номером программы. К тому времени все Древние перемещались в космосе на кораблях.

— А до этого что, на драконах?

— Именно. В докосмическую эру, когда надо было попасть на другую планету в космосе, не важно в каком из миров, и когда было нецелесообразно ходить пешком, то ничто не могло заменить драконов. Что выдержит условия открытого Космоса? — слегка усмехнулся Рональд. — Только тело Древнего и тело дракона. Я имею в виду Настоящих драконов.

— А есть и «ненастоящие»? — удивилась Карина.

— Есть просто животные, от них толку мало, кроме как от банального, послушного средства передвижения. Правда, и они производят впечатление. Красивые звери.

— А Настоящие? Какие еще драконы бывают? — драконы, как и эльфы, были слабостью Карины еще с земных времен, когда она читала немало книг в жанре фэнтези. Правда, тогда она и представить не могла, что эти миры действительно существуют, что их много и что сказочные расы разумных существ на самом деле там обитают.

— Карина, ты знаешь, кто был Хранителем Вселенной до Древних? Тех легенд почти не осталось, но вдруг у тебя есть соображения и догадки.

— Нет, не знаю… Может быть уалеолеа? — предположила Карина. — У них же тоже была способность ходить по мирам и прочие свойства, необходимые для этого.

— Совершенно верно. Это как раз известно — до того, как появились Древние, именно уалеолеа исполняли роль Хранителей Вселенной. Однако так было не всегда, и это не было их основным призванием. Они взяли на себя роль Хранителей чуть более 50000 лет назад, когда нашу Вселенную покинули истинные, изначальные Хранители Вселенной. Этими Хранителями были Истинные драконы.

— Драконы? Вот прямо так и выглядели — крылья, тело ящера, способность изрыгать огонь? — изумилась Карина.

— Именно так и выглядели, — улыбнулся Рональд. – По крайней мере, так гласили легенды древней Коралии, которых сейчас уже не осталось. Но они умели не только изрыгать огонь, но и имели весь набор способностей, необходимых, чтобы хранить. Перемещались по мирам, владели телепатией и гипнозом, были сильными магами. Чтобы хранить, им часто нужно было оказываться среди других рас, и тут облик Истинного дракона — сильнейшего и крупнейшего из драконов — подходил редко. Поэтому, ко всему прочему, они умели принимать внешний вид любой расы — вплоть до зеленых яйцевидных каунаппа. Но была у них и основная, вторая ипостась, в которой они выглядели как высокие статные люди с яркими глазами и правильными чертами лица, похожие на Древних.

— А сколько их было? Так же мало, как Древних? А может быть, Древние – и есть Истинные драконы, утратившие драконью ипостась и некоторые способности, — Карина почувствовала, что ее «понесло». Так интересно ей не было с момента их похода в ресторан, когда Рональд впервые рассказывал ей о строении Вселенной.

— Не исключено. Истинное происхождение Древних неизвестно, такая версия имеет право на существование, — усмехнулся Рональд. — Как и во всех расах Хранителей, женщин среди Истинных драконов было немного, драконицы исчислялись штуками. Поэтому вся раса была крайне немногочисленна. Как и Древние, тут ты права. А от смешения второй ипостаси Истинных драконов с людьми произошли драконы, которых принято называть Настоящими —  помельче размером, наделенные сильным разумом, обычно — магией и гипнозом, но утратившие способность перемещаться между мирами.

Каринины представления о мире в очередной раз переворачивались. Драконы не просто существовали, они были, как в самых лучших фэнтезийных книгах – разумными существами.

— Поэтому когда Истинные драконы ушли, то Хранителями стали уалеолеа, а не Настоящие драконы? Потому что они не могут перемещаться между мирами?

— Да, это неотъемлемое и необходимое свойство Хранителей. И, тем не менее, когда уалеолеа стали Хранителями, то Настоящие драконы помнили о миссии своих предков — Истинных драконов – и помогали уалеолеа. Если надо было куда-то лететь, то уалеолеа летали на Настоящих драконах — в космос, на большие расстояния в отдельно взятом мире. Уалеолеа и Настоящий дракон представляли собой очень сильную пару — магия у обоих, телепатия у драконов и дар предвидения, которым уалеолеа были наделены практически поголовно. Так же поступали впоследствии и Древние. Так что у нас давняя история взаимоотношений с драконами. Но уже во времена моей юности на драконах летали только самые древние и консервативные Древние. И я — иногда. Космический корабль во многом лучше, — Рональд улыбнулся уголком рта. — Например, с ним не надо договариваться.

— А драконы-животные откуда взялись? — спросила Карина.

— А драконы-животные — потомки Настоящих драконов, продукт смешения с какими-нибудь местными ящерами. Такие драконы генетически расположены подчиняться Древним. А есть еще просто летающие ящеры, похожие на драконов, но не имеющие к ним никакого отношения.

—  Так что же, Настоящие драконы и по сей день живут в каких-то мирах? Животные то ладно, это не так интересно...

— Разумеется, Карина. С некоторыми, — тут он заговорщицки улыбнулся, — я даже поддерживаю отношения. Кстати, драконы – отличные собеседники, если тебе перевалило за тысячу.

— А почему из нашей Вселенной ушли Истинные драконы? – поинтересовалась Карина. Каждая деталь его рассказа о драконах четко отпечаталась у нее в голове, и она собиралась заполнить все белые пятна. Драконы волновали Карину даже сильнее, чем уалеолеа, другие эльфы, да и вообще больше всех остальных «сказочных» персонажей.

— А вот это неизвестно, — усмехнулся Рональд, закончивший ужин. Теперь он по своей привычке проникновенно и внимательно смотрел прямо на собеседницу. — Я изучал древние легенды уалеолеа о тех временах. И пришел к выводу, что уалеолеа сделали все, чтобы умолчать об этом. Уход Истинных упоминается неоднократно. Указывается, что после этого уалеолеа взяли на себя роль Хранителей. Однако о причине ухода ничего не говорится. Во всех легендах они ходят вокруг да около, упоминая исход Истинных драконов как исторический факт, но видно, что стараются не концентрироваться на причинах. Поэтому, как видишь, Карина, древняя история Хранителей полна сюрпризов и белых пятен, — он улыбнулся.

— Интересно как! — заметила Карина. — А Настоящие драконы тоже могут изрыгать огонь, менять обличье и тому подобное?

— Многие из них могут, Карина. Одни могут одно, другие – другое. Настоящих драконов как единой расы не существует, ведь они появлялись в разных мирах от смешения Истинных драконов с человеческими расами. Одни из них унаследовали от Истинных способность менять обличье, другие – сохранили только вторую человеческую ипостась, третьи же не могут и на грамм изменить свой драконий облик. Некоторые из них огнедышащие, другие — нет. Одни владеют магией, другие — только гипнозом.

— А сколько они живут?

— Как Древние - десятки тысяч лет. Но редко доживают до старости, сила времени тяжким грузом ложится им на плечи.

— А почему не было Древних старше 17 тысяч лет, я читала? — Карина закончила с ужином. Рональд протянул руку к полочке справа от себя и поставил перед ней и перед собой десерт — воздушную розовую массу, политую чем-то темно-бордовым и коричневым. По вкусу она напоминала сладкий ананас, как будто его размяли до консистенции пюре и добавили взбитые сливки.

— Знаешь, в чем главная проблема Древних? — Рональд, сложив руки перед собой на столе, наклонился к ней. — Не сложно догадаться!

— Крыша едет? — улыбнулась Карина.

— Именно так — от скуки и однообразия. Только кажется, что, раз миров великое множество, то в их разнообразии невозможно устать. Возможно. Все намного однообразнее, чем кажется. Количество ситуаций, рас, протекающих процессов, законов существования — ограничено. Рано или поздно Древним становится неудержимо скучно. Все теряет смысл. И тут несколько путей. Одни уходили из своего народа, бросали работу Хранителя и оставались в каких-нибудь мирах. Другие — и это самый распространенный путь — уходили в другую Вселенную, в другую систему. Считается, что переход в неизведанную Вселенную с полной гарантией спасает от хандры и придает смысл жизни. Поэтому Древние старше этого срока либо давно переселились в другой «шкаф», — улыбнулся Тарро, — либо затерялись в мирах нашей Вселенной.

— То есть какие-то Древние и сейчас есть где-то в нашем «шкафу»?

— Скорее всего. Ведь есть же Сона. Раз она не моя дочь, значит, ее отец бродит где-то. И я дорого бы отдал за то, чтобы встретиться с ним.

— Почему?

— Потому, Карина, что этот Древний не «работает» Хранителем. А не работающий Хранителем Древний, которому несколько десятков тысяч лет, от скуки способен на многое.

— Вообще-то это страшно при ваших возможностях, — заметила Карина. — Если никто лучше вас не может сбалансировать Вселенную, то, вероятно, никто лучше вас не может и раскачать ее.

Рональд внимательно посмотрел на нее:

— Совершенно верно. Это моя давняя головная боль – старшие Древние, чьи имена и судьбы неизвестны, осевшие в других далеких мирах.

— А у тебя бывает такая хандра? — спросила Карина. — Что ты с ней делаешь?

— Я еще достаточно молодой Древний, — улыбнулся Рональд, — хоть для вас это и звучит удивительно. К тому же у меня интересная «работа».

— И тем не менее, – улыбнулась Карина, словно не заметила его уклончивый ответ. — Я вот пытаюсь понять… Что отличает тебя от других Древних? Почему ты остался, когда все Древние ушли? С Брайтоном все понятно — он был рожден, чтобы остаться и руководить Союзом. Направленная селекция, как бы цинично это ни звучало. Но ты должен чем-то отличаться, раз ты остался.

— У меня были разные мотивы, включая личные, — нейтральным тоном ответил Рональд. В конце фразы стояла жирная точка, явно демонстрирующая, что он не хочет продолжать тему. Словно приказ – остановиться. Но Карина слишком осмелела за последнее время, к тому же ее по-прежнему «несло» на предположения и гипотезы. — Я уже говорил.

— Вроде заботы о брате? — улыбнулась Карина. — Нет, я уверена, что у тебя было что-то более весомое, если уж говорить о личных мотивах. И, я думаю, вряд ли даже самый весомый личный мотив заставил бы тебя остаться, если бы не было чего-то еще. У тебя сочетание личного и чего-то еще, более важного.

— И каков твой вывод? — вдруг доброжелательно спросил Рональд, окутывая ее бархатной тьмой своего космоса.

— Мой вывод в том, что тебе действительно не все равно, — улыбнулась Карина. — Тебе и правда небезразличен баланс во Вселенной и прочее, хоть я не до конца понимаю все эти игры с гармонией и балансом. Но тебе действительно не наплевать. Как ты сказал про меня и жизнь во Вселенной — и не ошибся. Кто-то просто работает — и я думаю, что среди Древних было много таких, кто просто работал – по традиции, потому что так воспитали. Или от нечего делать, в конце концов. А кому-то действительно не все равно, как тебе. И это отличает тебя от многих других Древних. Это раз. А два – я думаю, ты ощущаешь какую-то особую, личную ответственность именно за эту Вселенную. И это как-то связано с твоим прошлым. Все это, конечно, плюс к личным мотивам.

И вдруг Тарро рассмеялся, а теплый бархат выскользнул из его личного космоса и словно погладил Карину, укрыл мягким ласкающим пледом:

— Не понимаю, как тебе это удается без телепатии! – сказал он и мягко направил ее к выходу. — Пойдем, провожу тебя до ваших апартаментов.

***

После этого разговора Карине снились драконы. Она стояла на берегу моря или просто на высокой скале. В воздухе перед ней кружились большие ловкие твари, в которых без труда угадывались драконы. Их было много, разных цветов — черные, золотистые, синие. Вдруг один из них — коричнево-золотой — отделился от группы собратьев и устремился прямо к Карине. Огромное животное закрыло солнце, Карина отшатнулась, а шипастая морда дракона замерла в метре от нее, обжигая кожу горячим дыханием. «Вот мне и конец, — подумала Карина. И тут же одумалась, — нет, почему же конец, я ведь Древняя, я могу управлять драконом! Надо просто вспомнить, как это делается…» А как? Дракон словно почувствовал ее мысли и замер. Карина приложила руки к шипастой голове, почему-то ставшей из золотистой черной, и заглянула в желтые глаза. Зрачок в них напоминал по форме цифру восемь, или перевернутый знак бесконечности. Вдруг зрачок закрутился, превращаясь в водоворот, и потянул ее внутрь себя. «Я проваливаюсь!» — без страха, но с удивлением подумала Карина, и ее целиком засосало куда-то внутрь драконьего разума.

Теперь она была на зеленой полянке, возле озера, обрамленного красивыми пышными елочками. Елочки были точно такие же, как на Земле, да и весь лес вокруг напоминал что-то из русских сказок. Казалось, здесь немудрено встретить избушку на курьих ножках или плетущегося на костылях Кощея. В светло-голубом небе плыли легкие, пушистые облачка. Маленькие, похожие на вату, такие, как рисуют в детских книжках. Карина лежала на травке у воды и наслаждалась ясным днем. Было жарко, но здесь, в тени леса у воды ее окружала приятная прохлада. «А я ведь здесь от жары и хотела спрятаться, — подумала Карина, — вот зачем я сюда прилетела! Может, искупаться!?» Девушка скинула с себя голубое платье-накидку и подошла к воде. В ровной глади отразилась высокая блондинка с волнистыми волосами, изящной стройной фигурой с безупречными линиями и красивым лицом с тонкими чертами. Уши были маленькие и аккуратные. «Это я? — подумала Карина, — вот ведь приснится! Вроде я только в детстве хотела быть блондинкой!» Но спустя мгновение она опять забыла, что это сон, вытянула руки над головой и легко нырнула в темную прохладную воду — прорезав гладь плавными кругами. Неожиданно воздух стал горячим. Большая тень закрыла небо, и огромный черный с синим отливом дракон опустился на поляну. Карина засмеялась:

— Я тебя так рано не ждала! — произнесла она мысленно. А как еще разговаривать с драконом?

— Я не могу пропустить твое купание! — Карина услышала в голове смех и глубокий голос, в котором можно было утонуть так же, как в глазах дракона. Или в глазах Тарро Рональда..

— И у нас много дел! — продолжил драконий голос в голове.

— У-у-у! — в слух простонала Карина, нырнула, и под водой поплыла к берегу. Ощущение было непередаваемое — чувствовать, как твое сильное, гибкое тело легко и плавно скользит в воде.

— А я думала, у нас целый день передышки! — рассмеялась она мысленно, грациозным движением выскочила на берег и предстала перед драконом абсолютно обнаженная. Красиво, наверное, смотрится со стороны, подумала Карина, вернее та ее часть, которая догадывалась, что все это сон: огромный, черный до синевы дракон, полный силы и опасности, и красивая обнаженная девушка, тонкая и изящная.

— Я же говорил, что не мог пропустить твое купание, — снова раздался в голове голос. Карина вытерла голову голубым платьем и подошла к большой драконьей голове, с которой на нее смотрел золотой глаз со зрачками-восьмерками. Заглянула в него. Глаз был глубокий, чарующий и… любящий. «Сейчас что-то произойдет, — вдруг ойкнуло в сердце, пронзая ощущением опасности, смешанной с драйвом. — Ты же уалеолеа, а они «поголовно обладали даром предвидения», - сообщил разум, та его часть, что наблюдала ситуацию со стороны, - помнишь, Тарро сегодня рассказывал?! Посмотри будущее, что случится». Карина сконцентрировалась на мысли посмотреть будущее и попыталась увидеть его на дне драконьего глаза. И снова провалилась в бездонность драконьего разума — на этот раз упала, как камень в колодец. В полете она ощутила чарующую глубину этой бездны и одновременно обрела свое обычное тело. Тело Карины, худой брюнетки с синими глазами.

На дне она снова была собой — стояла в белом изгибающемся коридоре правительственной полусферы на Тайвани. Одна, обнаженная. И чувствовала холод и одиночество. Вокруг не было ничего и никого, только гладкие стены и пол, плавно уходящие за поворот. «Как же одиноко и холодно тут! — подумала Карина. — А я думала, что в разуме дракона пылает огонь! Или это я опять попала на Тайвань?! Да, точно. Сегодня же день сумеречного солнца, и я иду с Тарро в оперу. Только вот почему я голая? — Карина удивленно уставилась на свое обнаженное тело. — Надо было одеться после купания в озере с драконом! — подумала она. — Но еще не поздно, пойду приоденусь…» И задумалась, что бы ей надеть, представляя свой гардероб и вещи в нем.

Неожиданно — как всегда его появление, и все, что он делал — из-за поворота вышел Тарро. Высокий, уверенный, мужественно красивый, одетый в свой любимый черный универсал. Он подошел, остановился в полуметре от нее. Карина подняла глаза и уперлась взглядом в черную бездонность. Теперь она уже никогда не сможет отвести взгляд. Если она попробует упасть, эта связь, эта струна между их глазами удержит ее на ногах. А если она попробует отвести взгляд — черный космос тисками сожмет и не отпустит. Карина изумилась, что совершенно не ощущает стыда, что стоит перед ним голая. Он протянул руку и легко провел по ее щеке. По телу пробежали горячие искорки, растворяя холод и одиночество, и перескочили прямо в душу.

— Мы собирались в оперу, — улыбнулся он. — Неожиданный наряд.

— Да, извини, я сейчас оденусь, — сказала Карина.

— Не стоит. Опера подождет... — он сделал шаг к ней, обнял правой рукой, другая рука, как тогда в беало, скользнула ей на затылок, погладила по шее. Ноги подкосились, а черный космос неумолимо надвигался ближе и ближе…

На самом интересном месте Карина со вздохом проснулась и села на кровати. А на границе сна и яви уткнулась взглядом в кристально-чистые голубые глаза и грустную улыбку на смуглом лице Артура. Она попробовала справиться с прерывистым дыханием, возбуждением, изгибающим и тело, и душу. «Господи! Что я делаю!? — подумала она, заливаясь чувством стыда. — Бедный, любящий, добрый Артур! А я! Да я же без ума тут от этого Тарро! От его внимания, слов, от всего в нем: его загадочной души, его непревзойденного ума и сногсшибательной внешности. Меня волнует все в нем: глаза, лицо, голос, движения. А прикосновения совсем выбивают почву из-под ног. Да, вот оно — то, о чем предупреждала Анька еще в самом начале. Я очарована им и хочу быть с ним. А бедный Артур…»

С этим надо заканчивать. Она на гране предательства. Она не просто увлеклась, она упала в яму наслаждения от общения с Тарро и интересной насыщенной жизни. Какое право она имеет радоваться жизни, когда Артур носится по всему Союзу, а может, и за его пределами?! Любимый, заботливый, нежный, прекрасный Артур. По щеке протекла слеза умиления, смывая остатки чарующей сказки драконьего сна и тягучего возбуждения. Надо держать себя в руках. Помнить об Артуре, помнить о том, что сделали для них в Союзе. И просто делать дела. И да, конечно, с Тайвани надо бежать при первой возможности. Иначе она за себя не ручается… Уже сейчас не ручается.

«…Но как же Рональд? Загадочный, одинокий, глубокий Рональд? Как же он... Она не может без него!! И… Нет, Карина, стой. Кто сказал, что ты ему нужна, что ты ему небезразлична?.. Опомнись. У него своя игра. Что бы ни говорили твои якобы безошибочные чувства и такое же якобы чутье, есть факты, а они, как известно, штука упрямая. Нет никаких доказательств, что ты ему небезразлична. Ну максимум — понятно, что нравишься. Но не более того. Так что возьми себя в руки. Работай, вызнавай и… постарайся поменьше наслаждаться общением с ним. Твое дело — искать путь обратно к Артуру, а не сходить с ума по Тарро Рональду и его драконам».

Внутренне раздираемая надвое, Карина легла на спину, закрыла глаза и решительно собралась спать дальше. А на утро начать новую жизнь — без этого чарующего безобразия с Рональдом. Ее удел — быть с Артуром, в Союзе. И пусть Рональд лучше и Артура, и других Древних — благороднее, самоотверженнее, интереснее, прекраснее!.. Но у нее есть долг, о котором надо помнить. При этой мысли стало горько, из-под сомкнутых век просочились две слезинки. С едкой болью в душе Карина встала на колени и начала молиться. На самом деле она ведь не знает, что делать и как правильно. Что самое правильное и нравственное в этой ситуации. О чем и сказала Богу. После чего нашла успокоение, достаточное чтобы заснуть. Но и уплывая в сон, и просыпаясь утром, она чувствовала в груди жесткое зерно неразрешимой дилеммы.

***

Дилемма так и оставалась неразрешимой и порой мучила Карину. Но все же она не могла отказаться от общения с Рональдом. С того вечера он водил ее ужинать каждый день, без перерывов. Они разговаривали, иногда она увлекалась и, как когда-то в ресторане, рассказывала ему о своей земной жизни. А он рассказывал много интересного о мирах, где ему приходилось «работать», а вот сведений о своем прошлом, так интересовавшем Карину, давал очень мало. Она аккуратно расспрашивала, но всякий раз упиралась в понимающую улыбку, однозначно говорящую, что он не ответит, или же он просто переводил разговор в другое русло.

Она не знала, как понимать его поведение. Никаких попыток сближения он не предпринимал. Только выслушивал отчет, давал советы, поддерживал, кормил ужином, иногда возил в красивые места Тайвани. И развлекал интереснейшим общением. И все. Она даже не могла сказать, что он за ней ухаживает, хоть иногда ужины при свечах или поездки, в которых он выполнял любые ее мелкие пожелания (например, искупаться при свете звезд, хотя сам никогда не купался, а ждал на берегу; или поужинать под сенью гигантских деревьев Воздушного Леса), наводили на мысль о красивом, медленном ухаживании. Таком, целью которого никак не может быть просто переспать, развлечься… А с другой стороны это было похоже и на то, как отец может развлекать молодую дочь, например… Карина отчаялась понять, что ему нужно, и просто наслаждалась. К тому же отсутствие попыток сближения с его стороны успокаивало ее совесть, позволяло думать, что она честна перед Артуром и просто общается с местным Тарро.

А вот Дух с Карасевым время от времени обсуждали сложившуюся ситуацию.

— Ну, и что нам делать? — задумчиво спросил Дух у Андрея в один из вечеров, когда Карина вернулась с блестящими глазами и восторженным выражением лица после ужина с Тарро, пожелала им спокойной ночи, чмокнула в щеки и ушла к себе.

— А что тут сделаешь? — Андрей почесал голову. — То, что она немного – или не немного – влюблена в Тарро, очевидно. Но и сказать, что происходит что-то страшное – нельзя. Не похоже, чтобы он тащил ее в постель…

— Не похоже, — согласился Игорь. — А знаешь, на что это все похоже?

— Знаю… — усмехнулся Андрей. — Это похоже на «ближе, бандерлоги, ближе…» Лично я вел бы себя так, если бы хотел заполучить девчонку с потрохами, целиком.

— Да, на это тоже. Но зачем она ему, кроме как, если действительно нравится… Это похоже на ухаживание – красивое и долгое, такое, после которого женятся на той, что нужна больше всех…

— Думаешь? — Андрей поднял одну бровь и взял стакан с сока.

— Думаю. Иначе это может быть только циничной игрой из серии «ближе бандерлоги…», как ты и сказал. Только вот… почему-то мне кажется, что нет. Матрос ребенка не обидит. Вернее, как там … Хранитель, что ли…

— Будем надеяться, — серьезно сказал Карасев. — Потому что в любом случае наши возможности повлиять на ситуацию близки к нулю. И как выбраться отсюда, мы так и не придумали.

— А вообще, знаешь, — заметил Дух, — когда она была с Артуром, я ни разу не видел у нее такого лица… Так что, может, и к лучшему…

***

В конце той же недели Космическая служба спасения под руководством Карины установила первую систему «Голос жизни» на орбите планеты со средневековым (по земным меркам) уровнем развития. Карина, которая отправилась с группой в космос, и Грайне, оставшийся в штабе, очень волновались, но все прошло успешно. По возвращении технари и спасатели-практики, принимавшие участие в установке, и Карина, как руководитель, были встречены громом аплодисментов. А на выходе с корабля их счастливые лица были запечатлены приехавшими фотографами и журналистами. Новость получит резонанс в СМИ, подумала Карина. С тех пор как у нее прибавилось уверенности в себе, любопытство общественности к Службе и к ней лично ее больше не волновало. Напротив, ей было приятно. Она даже согласилась дать интервью какому-то подскочившему «журналюге».

Потом сотрудники Службы отметили торжественное событие распитием местного веселящего напитка. Карина рассказала, что на Земле был похожий обычай, что пили обычно шампанское, о том, что такое это самое шампанское. Тайванцы заинтересовались идеей игристых вин и согласились, что шипящие пузырьки дают ощущение праздника. Было решено, что после установки «Голоса» на орбите всех населенных планет Карина устроит настоящую «корпоративную» вечеринку.

В честь «праздника» она отпустила всех пораньше. Сама же засиделась чуть дольше — ей нужно было подумать о рабочих вопросах, и ушла через час.

На стоянке беало никого не было. И беало тоже не было. «Все расхватали!» - подумала Карина. Государственные служащие, не владевшие собственными беало, свободно пользовались любым из них на госстоянках. Карина набрала на инфоблоке вызов беало из правительственных активов — минут через пять прилетит. Но, прежде чем она подтвердила вызов, рядом остановилось красное беало, из которого, улыбаясь, смотрел на нее один из молодых сотрудников Службы.

Сотрудника звали Айнно Дуэрр. Он был назначен Кариной на должность старшего одной из групп спасения. К тому же он принимал участие в административно-организационных вопросах, потому что соображал очень хорошо. По местным меркам Айнно, вероятно, считался очень красивым молодым тайванцем. Высокий, атлетично сложенный, с длинными темно-коричневыми волосами и вытянутым лицом с широкими скулами — одним из тайванских критериев красоты.

— Карина Александровна, вас подвезти? — вежливо спросил Айнно. — Удивительно, что нет ни одного беало!

Карина улыбнулась:

— Спасибо, Айнно! Буду признательна.

Она устроилась на пассажирском кресле рядом с ним. Рассказала, с какой стороны нужно подлететь к полусфере, чтобы попасть к апартаментам землян, поинтересовалась, собственное ли беало у Айнно... Всю дорогу она наслаждалась непринужденной беседой на рабочие темы и рассказами Айнно о его тайванской жизни. Айнно был интересным амбициозным молодым тайванцем. Любил путешествовать, а кроме спасательства, увлекался терраформированием, поэтому регулярно летал на Ман-о-Дэн. Слушать его было занимательно. Карина и сама разговорилась, рассказала пару баек о своих земных путешествиях и о полетах на Беншайзе. Айнно слушал ее с явным удовольствием.

— Ну все, спасибо, Айнно, — поблагодарила Карина, когда они приземлились.

— Всегда рад, — улыбнулся тайванец. Карина обернулась к нему, чтобы попрощаться и вылезти из беало, но внезапно уткнулась в пристальный нехороший взгляд. Нескромный, словно раздевающий.

— Карина Александровна, а могу я предложить вам поужинать со мной вдвоем? - спросил молодой тайванец. Вот ведь! — подумала Карина. Вероятно, она может быть привлекательной для тайванцев, экзотика, женщина другой расы! Но ей самой мужчины-тайванцы совершенно не нравились. Это плюс к тому, что у нее есть Артур.

— Боюсь, что нет, — холодно ответила Карина.

— Но почему? — удивился Айнно. Карина знала, что нравы на Тайвани куда более вольные, чем на Коралии. До официального брака (не всегда предполагавшего двух партнеров, на До-Веро, например, до сих пор были узаконены браки по четыре человека: два мужа и две жены) тайванцы вели достаточно свободный в сексуальном плане образ жизни. Следующий вопрос Айнно был совсем неприятным. — Я вам не нравлюсь?

— Не в этом дело, — деликатно ответила Карина, чтобы не обидеть. — Дело в том, что у меня есть любимый мужчина.

— Вы замужем? — снова удивился Айнно. Широкие брови в изумлении поползли вверх.

— Нет. Но…

— Тогда я не понимаю. Вы такая молодая красивая женщина, и на Таи-Ванно у вас, насколько я знаю, никого нет. Почему тогда вы не ходите на свидания?

Видимо, это было неразрешимым вопросом для тайванского менталитета.

— Айнно, послушайте… Там, где я жила, если у тебя есть пара, то еще до заключения официального брака принято хранить верность своему партнеру, — сказала Карина.

— Но ведь сейчас вы не там, где вы жили, — веско заметил Айнно и немного наклонился к ней, словно хотел поцеловать, и потянулся ладонью к ее щеке. Это уже было слишком. Карина быстро вышла из беало и, строго глядя на Айнно, постаралась расставить точки над «и»:

— И все же у нас принято хранить верность и в разлуке. Поэтому, Айнно, мне не хочется вас обижать, но нет. И прошу — давайте больше не будем возвращаться к этой теме.

— Прошу прощения, — растерянно сказал Айнно. Теперь он смотрел на Карину непонимающе. Удивленное непонимание не было наигранным. Ох уж этот тайванский менталитет, подумала Карина и поблагодарила Бога, что раньше ей не приходилось сталкиваться с подобными инцидентами. Ну да ладно, этот вроде не обиделся, отметила она с облегчением, пожелала ему доброго вечера и пошла сдавать отчет. Не хотелось бы повторения подобных ситуаций.

Но на следующий день стало еще хуже. Карина засиделась за информационной установкой, изучая коралийские материалы о борьбе с самым страшным злом — снарядами смерти — и не заметила, что сотрудники разошлись, и она осталась одна. Почти одна — то, что Айнно тоже задержался на работе, она не знала, потому что сидела к нему спиной.

Наконец Карина встала, чтобы уйти, и снова увидела взгляд Айнно. То, что он задержался ради нее, было слишком очевидно.

— Я думала, все уже ушли, — стараясь быть доброжелательно-непринужденной, улыбнулась она. Неужели придется опять разбираться с ним?! Ей внезапно вспомнилось, как молодые сотрудники Службы обсуждали личную жизнь, согласия и отказы тайванских красоток. Подобные сплетни здесь были куда более распространены, чем на Коралии или даже на Земле. Поведешь себя неправильно – и легко стать героиней подобной сплетни, в ее положении эти слухи могут вызвать особый интерес общественности.

— Карина Александровна, — не отрывая от нее взгляда, Айнно подошел почти вплотную к Карине. — Я все же хочу понять… Почему вы, такая симпатичная, молодая…

— Айнно, я же просила не возвращаться к этому вопросу! — Карина отодвинулась, но уперлась бедром в стол, а спиной — в стену. Попытки ускользнуть теперь были бы очевидным бегством, а Карина вовсе не собиралась бежать, страшно ей не было. Просто противно. Ответить она не успела...

— Я понял, дело не в том, что я вам не нравлюсь, вы ведь этого не сказали… — Айнно наклонился к ней, опершись одной рукой на стол, другой — на стену, и Карина оказалась зажата между стеной, столом и Айнно. Это было уже ни в какие ворота! Неужели придется с ним драться, — с безнадежностью подумала она. А потом пойдут слухи… И неизвестно, кто из них будет более неприглядно в них выглядеть.

— …а в том, что у вас не принято соглашаться на свидания сразу! — с радостью, словно нашел ответ на сложную загадку, продолжил Айнно и еще сильнее наклонился к ней. Теперь он был так близко, что Карина ощутила его дыхание.

— Айнно, отойдите, — сказала она жестко и одной рукой уперлась ему в грудь, пытаясь отодвинуть.

— Но почему?! — казалось, в голове у тайванца что-то переклинило. Его лицо, полное недоумения, выглядело по-детски обиженным. Он явно не понимал реакцию девушки другой расы. Ужасно, но, видимо, придется драться, подумала Карина, прикидывая пути обороны. На полноценную пощечину просто не осталось свободного места, чтобы размахнуться. А вот традиционный удар в пах еще возможен и должен сработать.

— Потому что…

Айнно приблизился совсем вплотную, а Карина, испытывая внутреннее отвращение к происходящему, собралась дать отпор. Тело вздернуло адреналином.

В следующие несколько мгновений произошло много всего. Когда Айнно оказался совсем близко, Карина отвела лицо от его настырных губ и резко ударила его коленом между ног. Глаза тайванца округлились от боли и удивления. В тот же миг открылась дверь, в зал вошел Рональд, а Айнно словно волной отнесло в центр зала.

— Я вам не помешал? — весело спросил Тарро. Карина облегченно вздохнула. гадкая ситуация закончилась, можно расслабиться... Молодой тайванец, согнувшийся почти пополам, побледнел до пепельного оттенка и склонился еще ниже, чтобы поклониться своему правителю.

— Приветствую, арра Карина. Приветствую, Айнно, — продолжил улыбаться Рональд. После чего остро взглянул на Айнно:

— Айнно, вам пора, — и не отрывая взгляда от него, добавил, — а вы, Карина Александровна, собирались сдать мне отчет.

Айнно, вжимаясь в стенку от пристального взгляда правителя и так и не разгибаясь, проскользнул к двери и исчез в дверном проеме.

Карина снова вздохнула и облегченно прислонилась к стене. Рональд здесь, и все спокойно и надежно. Не ясно только, — как он тут очутился?! До этого он ни разу не заходил в Службу.

Рональд подошел к ней вплотную, поставил одну руку на стол, другой оперся о стену, как совсем недавно Айнно. Карина замерла от беспомощности, растерянности и томящих чувств, только и ждущих, чтобы вырваться на свободу… А теперь никто не войдет в зал, а если и войдет, то это ничего не изменит, подумала она. Сердце забилось, дыхание участилось, и она ощутила, что лицо позорно заливает краска, как у маленькой девочки… Рональд наклонился почти вплотную. «О Боже! – пронеслось у Карины в голове. – Вот теперь он точно меня поцелует. И тогда все…» Уже сейчас ноги подгибались, а мир закружился перед глазами, оставляя ясным лишь его смуглое лицо. Близкое, желанное… Он наклонился еще сильнее и проникновенно сказал:

— Можешь его уволить, — затем резко отодвинулся и добавил, — или, если хочешь, это могу сделать я.

Карина почувствовала, как краска еще сильнее залила щеки, а потом резко отхлынула.

— Да не хочу я его увольнять, — стараясь отдышаться, махнула рукой она. — Это все, похоже, в рамках тайванских норм поведения. Хотя на Земле или Коралии, сам понимаешь…

— Да, так, — согласился Тарро. Он прохаживался по залу, осматривая обстановку. — Кроме того, что домогаться начальства категорически не рекомендуется. Успешные случаи были, — усмехнулся он, — но по большей части это приводит к разжалованию, увольнению, а также порицается обществом. И на реноме начальства может повлиять.

— Ну, я увольнять-то его не хочу… — повторила Карина. Нужно что-то говорить, чтобы скрыть смущение. — Айнно хорошо соображает, отличный сотрудник. Сложно будет найти ему замену. У меня к нему никаких претензий, кроме этой…

— А что хочешь? — внимательно взглянув на нее, поинтересовался Тарро.

— Я думаю, — Карина задумалась, — меня устроили бы извинения. И полная гарантия, что ничего подобного не повторится.

— Тогда у Айнно есть шанс сохранить место при адекватном поведении, — улыбнулся Рональд. — Слушаю твой отчет.

Карина устроилась на краешке стола и рассказала о достижениях этого дня.

— Очень хорошо, — похвалил Тарро. — Поздравляю! Думаю, можно перейти к ужину.

— Подожди, у меня вопрос, — вспомнила Карина. — Ты что, следишь за мной? Или, может быть, за всеми нами? Как вообще ты тут оказался?

— Я решил посмотреть, как вы работаете, — пошутил Тарро.

— Ну да, конечно. В нерабочее время, и появился, именно когда… — Карина внезапно обнаружила, что даже не поблагодарила его. — Прости, пожалуйста… Я совсем забыла.. Спасибо тебе за… то, что зашел сегодня… вовремя!

— Пожалуйста, — улыбнулся Тарро. — Пойдем!

— Ну, так следишь, да? — не унималась Карина.

— Разумеется. Представь себе — пятеро незнакомых землян, которые, вероятно, не прочь сбежать обратно. Или способные вести подрывную деятельность, — усмехнулся Рональд. — Ты бы не стала следить?

— Стала бы, — призналась Карина. — Еще как! Но как именно? За мной или за всеми нами?

— Как именно технически, я думаю совершенно неважно. За всеми — за кем-то больше, за кем-то меньше. В зависимости от того, о ком из вас идет речь. И, как ты понимаешь, я не «собственноручно» это делаю. Просто мы знаем, что с вами происходит и чем вы занимаетесь. Не волнуйся, камер в ванной и даже в спальнях у вас нет.

— А в гостиной?

— Разумеется, есть, — усмехнулся Рональд. — Впрочем, не волнуйся. Я все еще не знаю русского языка. Как и никто на Тайвани.

— То есть сегодня ты проходил мимо?

— Не совсем! — рассмеялся Тарро.

— Но если ты не следишь лично и не проходил мимо случайно, то как ты оказался тут, именно когда Айнно… эээ..

— Скажем так, Карина, тем, что происходит с тобой, я интересуюсь в большей степени, чем остальными. Что касается «именно когда», то ты знаешь, что Древние умеют срезать дорогу.

— Я все равно не понимаю, — сказала Карина. — Откуда ты знал… А, поняла, ты все-таки читаешь мысли! Причем на очень большом расстоянии!

— Разумное объяснение, — согласился Рональд.

— Так это все объясняет! Да или нет?!

— Почти, — улыбнулся он. — Без чтения мыслей действительно не обошлось, раз уж тебя интересуют технические подробности. Но твои мысли я не читал. Я просканировал мысли Айнно.

— Э-э-э… А как ты догадался, что их надо просканировать? — удивилась Карина.

— Вчера, после отчета, ты обмолвилась, что на стоянке не было беало, и тебя подвез один из ваших сотрудников — Айнно. И неожиданно осеклась. Дальше было несложно догадаться. Поэтому сегодня я просканировал его мысли. И появился здесь, когда он решил перейти к решительным действиям.

— И что там, в этих мыслях? — заинтересованно спросила Карина.

— О-о! — рассмеялся Тарро. — Там весь день крутились планы твоего соблазнения и масса сцен весьма откровенного характера! Одновременно с амбициями, как это поднимет его статус в глазах его приятелей. Директор Службы, женщина другой расы, загадочная и непонятная… Ты действительно его впечатлила. И надо отдать ему честь — он был настроен на длительные регулярные встречи и развитие отношений. Так что у тебя есть поклонник. Правда, с методами достижения он несколько переборщил. Твои доводы против свидания были ему непонятны в рамках таи-ваннского менталитета, и он действительно воспринял твое вчерашнее поведение (равно как и сегодняшнее) как кокетство, которое несложно преодолеть решительным напором.

— Противно так, — призналась Карина. — Подобное внимание совершенно не льстит, если честно.

— Понимаю, — улыбнулся Рональд. — Пойдем ужинать, Карина. И, кстати, - он обернулся к ней, — я убрал секретаршу.

— Что? — изумилась Карина. — Кеарру?! Но почему?

— Она тебе не нравилась, — непринужденно пожал плечами Тарро и направился к двери.

— Но девушка, Кеарра, что с ней? — испугалась Карина. Ну вот! Теперь он из-за нее увольняет своего секретаря. Как это понимать?

— Успокойся, Карина. С ней все хорошо. Она теперь работает пресс-секретарем в министерстве путей сообщения. Своего рода повышение: более ответственная работа, серьезные обязанности и перспективы карьерного роста. Карина, Кеарра — двоюродная племянница Кеурро Найрра, а на Таи-Ванно, как ты уже знаешь, очень развиты родственные связи. Кеурро по дружбе попросил меня обеспечить девушке хорошую практику административно-секретарской работы. И я предложил ей поработать моим секретарем. Теперь практика закончилась — ее сроки определял я лично — и Кеарра получила хорошее, выгодное назначение. А если не приживется там, то с опытом работы моим секретарем она устроится куда угодно. Так что волноваться за нее не стоит. А мне практически не нужен секретарь.

— Ну, слава Богу! — улыбнулась Карина. Хорошо, хоть на этот вопрос он ответил полностью. И хорошо, что Кеарру он уволил не из-за нее. Или не только из-за нее…

Когда они вышли в коридор, Рональд вдруг остановился и цепко сзади взял ее руками за плечи. Карина замерла, боясь дышать. Что такое на этот раз? Передумал и сам начнет приставать?

— Знаешь, — вдруг сказал он и отпустил ее. — Думаю, мне стоит научить тебя драться по-настоящему. Против монстров вроде меня не поможет, но при твоем активном образе жизни полезно уметь постоять за себя. Как ты на это смотришь?

— Эээ… — протянула Карина, ошарашенная таким предложением. — Я не против. Я не люблю бить людей, но ты прав, что лучше уметь. Нам ведь еще спасать Вселенную! — рассмеялась она, стараясь звучать непринужденно и забыть об ощущении горячих твердых рук у себя на плечах, не оставлявшем ее.

— Да тебе их жалко, и ты предпочитаешь спасать жизни, а не калечить, — усмехнулся Рональд. — Нужно только подобрать подходящего партнера для тренировок. Я не подойду. Думаю ваш Игорь. Ему тоже полезно. Поговори с ним. И, да, Карина – бить нужно заранее, а не жалеть до последнего. В твоем случае вообще не подпускать ближе вытянутой руки…


На следующее утро к Карине подошел бледный собранный Айнно и проговорил:

— Карина Александровна, я хочу извиниться. Простите меня. Я не знал.

— Что вы не знали, Айнно? — полюбопытствовала Карина.

— Ну, что вы… — он внимательно посмотрел на нее и осекся. — Простите меня. И, если это возможно, я бы очень хотел остаться в Службе.

— Хорошо, Айнно, — Карина улыбнулась и продолжила разглядывать одну из звездных систем на экране информационной установки. Она уже совершенно не сердилась на него. — Я вас извиняю, и вы можете остаться. Но ничто подобное не должно повторяться.

— Да, конечно, — ответил Айнно.

Карина была так увлечена работой, что даже забыла уточнить, что именно он «не знал».



Глава 6. Вторая угроза | Хранитель вселенной. Одобренный брак | Глава 8. Первый бой