home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9. Заговорщики


— Подожди, подожди, — остановил Ваньку Дух. — Прежде чем ты расскажешь, что раскопал, надо решить, будем ли мы вообще выбираться с Тайвани! Надо ли нам это.

— Конечно, нужно решить, — согласился Ванька,— просто я так понял, что идею выбираться отсюда мы еще не оставили. Сам-то я не хочу выбираться…

— Ну, мы вроде не договаривались ее оставить, — сказал Карасев, — но, раз этот вопрос вызывает сомнения, значит, надо решить окончательно.

— Надо, — вздохнул Дух, обводя взглядом друзей. До этого они сидели, развалившись в креслах, теперь в позах землян появилось напряжение. Анька подносила руку ко рту, словно собиралась грызть ногти, Андрей подался вперед и оперся на колени, Карина вытянулась в струну, Дух собрался, как перед броском.

— Ну, какие мысли? — традиционно спросил Игорь.

— Дайте, я сразу скажу! — начал непривычно инициативный Ванька.

— Давай, конечно! — сказал Дух.

— Мы с Анькой давно все для себя решили. Нам здесь нравится. И мы хотим остаться здесь. Здесь у каждого из нас любимая работа, мы вполне обустроенно живем. А при желании можем обзавестись и собственным жильем. Если захочется путешествовать — можно кататься по Тайвани, летать на Ман-о-Дэн и прочее. Нам с Анькой разнообразие союзных планет совершенно не обязательно. Мы считаем, что здесь все хорошо устроено. И даже более привычно для земного менталитета, чем в Союзе. И мы не считаем, что наше спасение союзными силами и последующая забота о нас на Коралии обязывают по гроб жизни жить именно в Союзе. До тех пор пока Рональд не вредит Брайтону и Союзу, мы не видим никаких причин относиться к нему плохо или предпринимать какие-то шаги, чтобы выбраться отсюда. Впрочем, если он захочет повредить Союзу, то и тогда мы будем хотеть остаться. Но! В этом случае нам придется подумать о долге в отношении тех, кто нам помог, то есть Союза. И только тогда я вижу смысл задумываться, чтобы послать весть на Коралию.

— А зачем ты тогда придумал, как послать сообщение, раз ничего посылать на самом деле не хочешь? И зачем сказал нам об этом? — поинтересовался Дух.

— Да, ты понимаешь… Мы же договорились попытаться выбраться или хотя бы отправить весточку на Коралию … Ну я и думал об этом… Это было честно что ли — думать. И придумалось кое-что. В сущности, для меня это было, как решить математическую задачу вроде тех, что Карина подарила мне в раритетной книге. А не сказать вам было бы тоже нечестно и не по-дружески.

Карининому сердцу больше всего хотелось согласиться с Ванькой. Она опустила взгляд в пол, нервно покачивала коленкой и думала.

.— Я думаю, это разумно, все, что ты говоришь, — задумчиво произнес Дух.

— А я не согласен! — решительно сказал Андрей. Все посмотрели на него.

— Я думаю, что раз способ появился, то действовать надо как можно быстрее, — пояснил он, — не дожидаясь информации, вредит ли Тайвань Коралии. И вообще не откладывая. Может, вредит, а мы не знаем об этом и не узнаем. У нас налицо два аспекта, которые свидетельствуют против Рональда и Тайвани. Напомню — по его распоряжению нас похитили из Союза. И это далеко не безобидное действие. Это похищение людей. Хоть и очень хочется забыть об этом, потому что нам тут хорошо. Мне тоже тут нравится — как и вам всем. У меня тоже появились возможности для «роста и развития», — Карасев улыбнулся, — но все же это было похищение, насилие над нашей волей. И второй аспект. Очевидно, что Рональд ведет скрытую игру в отношении Союза, в которой мы пешки. Не факт, что вредит, но игра идет. А Союзу мы кое-чем обязаны. И даже если мы не хотим возвращаться туда, наш долг предупредить Коралию, а по сути — Брайтона, что нас похитил его брат. Что есть такая Тайвань, и у нее есть военный флот. Что правит на Тайвани и организовал наше похищение именно Рональд. Вот пусть Брайтон с этим и разбирается. А мы — если потом все будет хорошо, я думаю, будем иметь возможность выбрать, где нам остаться — здесь или вернуться на Коралию. Если Брайтон с Рональдом не передерутся, то, думаю, никто не будет лишать нас этого выбора.

— Все так, — грустно согласилась Карина. По мере того, как Карасев говорил, в ней зрело ощущение грустной неизбежности, —игру он ведет, и предупредить Коралию мы обязаны.

— Пожалуй… — протянул Дух. — Да и вообще надо сказать, я иногда все же скучаю по… Коралии… И там нам тоже было хорошо, по-другому, но хорошо…— Дух словно подбирал для себя доводы, чтобы оправдать попытки выбраться с Тайвани. Хотя Карина знала, что на самом деле для него существовал только один весомый аргумент «за Коралию» — Изабелла. И совсем немного — представления о долге перед Союзом.

— Да видно же, что всем сразу лучше стало, как только мы сюда попали! — почти закричал Ванька. — Все делом занялись! У всех на душе полегчало! Я вон собрал что-то их техники впервые после Земли только здесь, а на Коралии не шло, и все тут! — технарь сидел, обнимая Аньку за плечи, и его в светлых глазах читалась непривычная решимость. — Вы не понимаете, что ли, что здесь лучше?! Может быть, вообще это Рональд во всем прав, а не Брайтон...

— Вот и не ясно кто из них прав, — заметил Карасев. — Может быть, Брайтон с его гуманистической политикой, а может быть, и Рональд с его противовесами и балансами. Но есть одно «но»: по приказу Брайтона нас спасли с гибнущей Земли, да и вообще пытались спасти нашу планету! А по приказу Рональда нас похитили, увезли против нашей воли. Так что, на мой взгляд, морально-нравственные весы пока склоняются в сторону Брайтона. И нам следует хотя бы проинформировать Союз о том, что происходит здесь, и как можно быстрее. Сообщить все сведения.

— Пожалуй, ты прав, — задумчиво сказал Дух, — и мы ведь не сверкая пятками бежим с Тайвани, а всего лишь собираемся послать весточку! Я другого выхода не вижу — давайте голосовать…

— Хорошо, — согласился Андрей. — Давайте.

— Кто за то, чтобы послать весточку на Коралию как можно быстрее? —торжественно произнес Дух. — Изъявите свою волю поднятием или не поднятием руки.

Карасев спокойно поднял руку. С секунду подумав, Дух тоже поднял руку. Оба так и остались с поднятыми руками и переводили взгляд с Карины на Аньку с Ванькой.

— Мы против, поэтому не поднимаем руки, — пояснил Ванька, продолжая обнимать молчаливую Аньку. — Но если вы решите послать весть на Коралию, я сделаю для этого все, что в моих силах.

— Понятно, — сказал Дух. — Карина?

Все посмотрели на Карину. Она сидела в кресле посередине между Карасевым и Анькой-Ванькой, и ей казалось, что взгляды друзей перетягивают ее в разные стороны. Ну почему решать приходится именно ей?! Почему именно от ее голоса все зависит!? Рональд, любимая Служба… с одной стороны. И долг, а также Артур — с другой. Все было четко. Простая двухполюсная дилемма. Неразрешимая и бескомпромиссная.

— Карина? — сказал Карасев, поймав ее взгляд. Карина посмотрела в зеленые глаза друга, в которых читались и понимание, и оценка.

— Я сейчас, — она кивнула, — секунду.

— Решай, как ты считаешь нужным, — подчеркнул Карасев, внимательно глядя на нее. — Никто тебя не осудит, что бы ты ни решила.

Карине захотелось метнуться к себе в комнату, кинуться на кровать, закрыть дверь и спрятаться от этого выбора. И не вставать, пока все не разрешится само собой. Или просто уйти — тогда станет ясно, что она против. Вернее, что ее чувства и желания — против. Потому что разум говорил, что Карасев прав, и их долг предупредить Коралию, если смогут. И говорил так же ясно, как все ее чувства и желания твердили, что ей хочется, она мечтает остаться здесь, рядом с ним.

— Тебя Артур ждет, — вдруг сказала Анька с укором. Краем глаза Карина заметила, что Ванька легко сжал ее плечо останавливающим жестом.

Ладно, подумала Карина, в конце концов, есть просто логически правильные решения. Не все решается интуицией, чувствами, желаниями. Эгоистично забывать о долге из-за собственных чувств.

— Я знаю, — сказала Карина. Сквозь тягучее, липкое сопротивление, ощущая, что совершает страшную, непоправимую ошибку, она подняла руку. «Ну, вот и все», — пронеслось у нее в голове.

— Сообщить на Коралию о Тайвани и Рональде — наш долг, — сказала она, опуская руку. А вместе с рукой опустилась и душа. Вот так и бывает, так и заканчиваются сказки. Когда перестаешь идти за чудом по невидимой, тонкой тропе и начинаешь слушать разум, который говорит, что чудес не бывает, что сказки — это лишь развлечение для детей, а волшебства уж нет и подавно.

— Трое против двух, — сообщил Дух, — ну что ж, Ванька, рассказывай.

— Подождите, тогда уж давайте уйдем отсюда, — сказала Карина, — пойдемте в чью-нибудь спальню. Или в сад. Там прослушки нет. Мы и так много наговорили лишнего. Только и надежда на то, что никто не знает русского языка…


***

Земляне вышли на улицу, осмотрелись, не выглядывают ли из кустов хитрые шпики Тарро или он сам, и расселись на полянке недалеко от апартаментов.

— Вот теперь мы точно похожи на заговорщиков! — рассмеялась Карина. На свежем воздухе ее отпустило, и появился драйв в ожидании приключений. Интересно ведь строить заговор, выдумывать план передачи информации. Этого не хотелось делать — потому что не хотелось ставить под вопрос их пребывание на Тайвани, но это было интересно. Ничем таким земляне раньше не занимались, не работали шпионами, не посылали весточку друзьям из тыла врага. Они чувствовали в этом очарование тайны и приключений. А темный сад с колышущимися тенями, подсвеченный звездным небом и фонарями, способствовал ощущению загадки.

— Ну, так что, Ванька? — спросил Дух.

— Да просто все, — сказал Ванька. Видимо, несмотря на нежелание покидать Тайвань, ему тоже стало интересно, потому что на лице проявилось предвкушение нового, энтузиазм.

— Связь на таких расстояниях осуществляется, так же как и сами дальние перелеты — через дальний подпространственный модуль, — сообщил он. — То есть они как бы информацию засовывают в подпространство. Я потихоньку выведал это у своих коллег. Я могу собрать специальный адаптер к инфоблоку и написать программу, которая войдет в контакт с модулем и передаст через него сообщение в указанное место, в нашем случае — на Коралию. И тогда нам не нужно угонять корабль — достаточно просто оказаться на нем и секунд на двадцать поднести инфоблок к модулю. А вот как попасть на корабль, я не знаю. Я надеялся, что вы это придумаете. Например, Карина может попроситься на такой корабль для каких-то служебных дел. Это уж вам виднее. Я не знаю...

— Я знаю, — сказала Карина.

— И я, — улыбнулся Карасев, и они встретились глазами, — если это то, о чем я думаю, Карина Александровна.

— Наверняка, Андрей Александрович, — ответил Карина, — «Голос жизни» установлен вокруг всех известных населенных планет. Мы хотели после этого как раз перейти к поиску неизвестных планет. Вот и пришло для этого время. И если лететь на разведку куда-то далеко, то я могу попросить корабль с дальним модулем. Теоретически. Надо только аргументировать, что лететь надо на очень большое расстояние, можно и на обычном корабле, но так быстрее! Эффективнее! Правда, не факт, что даст.

— Думаешь, сработает? — спросил Дух. — Первое, что мне пришло бы в голову — это что ты хочешь сбежать одна и привести сюда военный флот Коралии, чтобы отвоевать остальных обратно.

— Признаюсь, мне тоже пришло бы в голову именно это, — сказала Карина, — но он прекрасно знает, что я не умею управлять космическим кораблем и не особо сильна в технике. Кроме того, мне кажется, он понимает, что я не бросила бы вас здесь без гарантии, что можно вернуться, а гарантии нет, союзные корабли так далеко не летают. Так что, Ванька, вполне вероятно, наше сообщение ничего не даст.

Часть ее собственного сердца уповала как раз на это.

— Поэтому изучаем звездные карты, находим планеты тайванского типа где-нибудь подальше отсюда, и ты просишь корабль, чтобы провести разведку боем, — суммировал Андрей.

— Снимаю шляпу, — улыбнулся Дух, встал и театрально поклонился. — Ловко придумали, молодцы! Ну что, Карина? Ты попросишь корабль?

— Попрошу, конечно, — ответила Карина, — только гарантировать результат я не могу.

— Это понятно.

— Ну и дальше, на корабле с инфоблоком будешь тоже ты, Карина, когда полетишь на разведку новых населенных планет, — заметил Дух, — другого варианта нет. Сложно будет придумать повод, чтобы там оказался кто-то еще из нас.

— Да, — согласилась Карина, — поэтому я и опасаюсь, что может ничего не выйти. Я ж даже не знаю, как выглядит этот подпространственный модуль.

— Как модуль выглядит, я тебе объясню, — заверил ее Ванька, — все, что тебе надо будет сделать, это поднести инфоблок вплотную к его управляющему окошечку.

— Хорошо. Но есть еще одна сложность: мне надо будет как-то остаться в рубке одной, а это почти недостижимо. Даже на обычном корабле пилот по правилам всегда остается в рубке.

— Ну придумаешь чего-нибудь… Потом подумаем! — махнул рукой Дух. — Ну что, делаем тогда? В какие сроки?

— Делаем, — согласился Ванька, — я начну собирать приблуду для инфоблока и писать программу. Кто-то должен сочинить письмо. Думаю, срок от трех дней до недели... земной недели.

— Я сочиню послание, — сказал Дух, — и тебе помогу, вместе посидим.

— Ну а мы с Кариной тогда за звездные карты, — сказал Карасев, — как раз глядишь, все перелопатим и найдем за такой срок.

— Ага, — согласилась Карина, — и я посажу за это нескольких своих бойцов, может, кто из них быстрее найдет. С намеком, что в нашей галактике, похоже, больше ничего нет, и искать надо за ее пределами.

— Ох, Карина Александровна, хочешь использовать рабочую силу в личных целях!

— Во-первых, не в личных, а во-вторых, планета, которую мы найдем, если на ней действительно есть жизнь, будет потом честно охраняться! Так что спасательская деятельность осуществится не хуже шпионской!

А ночью драйв прошел, и ей опять стало плохо. «Зачем я это делаю!» — думала Карина. Больше всего ей хотелось посоветоваться с Рональдом, поделиться мыслями и сомнениями, спросить совета. Впитать его спокойствие, уверенность и изящную простоту решений. Но сейчас это было невозможно... А душа продолжала ныть и плакать, что она собирается сделать то, что может сработать против него.

***

Артур обманул сестру. За пятнадцать коралийских дней отчаянной экспедиции он поспал лишь дважды по два с небольшим часа. И не давал себе передышки. Не потому что не было такой возможности, а потому что, только постоянно работая, он ощущал себя спокойнее. Только тогда чувство мучительной тревоги, если не сказать больше — страха и разъедающей нудной вины, отступало на второй план. Для этого нужно было лететь, думать, суетиться, пытаться… И Артур делал именно так. Медитация, отрешение, успокоение — это был не его стиль, он был человеком действий и решений.

В итоге, когда пришло время возвращаться на Коралию, все, чего хотелось старшему сыну Брайтона — это выспаться. Он ничего не нашел. Никаких признаков высокотехнологичной жизни нигде в тех отдаленных уголках космоса, где ему довелось побывать за это время, Артур не обнаружил. Попутно открыл четыре планеты с бактериальной формой жизни и две планеты, населенные водными животными. Артур нанес на звездную карту информацию о случайно обнаруженных планетах, и этим толк от экспедиции ограничился. Никаких следов землян и похитившей их неизвестной расы не было.

Артур устало вздохнул. Надо было возвращаться, и возвращаться с пустыми руками. И да, прежде чем предстать перед отцом и Изабеллой, следовало выспаться. Артур включил автопилот, откинул спинку кресла и собрался поспать часов пять. И в этот момент что-то произошло. Что — он и сам не понял: перед сонными глазами Артура все вдруг слилось и закрутилось спиралью. Пульт управления, черный космос с россыпью звезд, космическая пыль — все превратилось в водоворот, затягивающий Древнего внутрь. Водоворот крутился, цвета перемешались, он стал черно-белым с коричневыми нотками, звезды втянулись в него и перестали существовать. Артур попробовал проникнуть взглядом в непонятное кружащееся месиво, и его стремительно засосало внутрь, как будто вместе с космическим кораблем — точно Артур не понял.

Еще мгновение стремительного кружения серо-коричневой спирали, и Древний увидел скругленную поверхность, словно он спускался к небольшому астероиду. Поверхность стала плоской, приблизилась, стены корабля вокруг исчезли, и Артур, к собственному изумлению, оказался в длинном белом коридоре. Стены и пол были совершенно белыми, как в знакомом и любимом Белом Замке. Плавно изгибаясь, они уходили налево. По правой стене коридора располагалось множество дверей, на каждой из которых можно было увидеть небольшой экран, и иногда — надпись на неизвестном языке. В общем, все, кроме этих надписей, и того, что здесь вдоль стены не стояли элеоу, напоминало одну из полусфер современной части Замка. Однако Артур чувствовал, что место было чужим, в нем не было ничего от Коралии, кроме формы коридора и его расцветки.

Артур осмотрелся. Ему не было страшно, просто странно. И противно, от того что он не мог контролировать ситуацию. Он повернулся направо, чтобы посмотреть назад и замер от удивления и радости: прямо к нему по коридору шла Карина. На ее лице выражение решимости было смешано с выражением растерянности, синие глаза сверкали, а одета она была в строгое черное платье длиной чуть выше колен. Походка ее была непривычно деловой, словно к обычной ловкости и гибкости движений добавилась уверенность в себе, свойственная успешным людям.

— Карина! — воскликнул Артур и кинулся к ней — теперь она была всего в пяти шагах, шла прямо на него, но не замечала. Девушка не обратила никакого внимания, она просто прошла сквозь него и скрылась за изгибом коридора. Руки Артура, желавшие обнять ее, сжали пустой воздух. «Что ж это такое! — подумал Артур. — Наваждение какое-то! Наверное, я сплю!».

— Не спишь, — услышал он знакомый до боли, но непривычный голос. Артур обернулся. Прямо к нему, из-за того поворота, за которым скрылась эфемерная Карина, вышел высокий парень крупного атлетического телосложения в голубом универсале. Светлые волосы до плеч, твердые черты лица, прямой решительный взгляд льдисто-голубых глаз… Парень Артуру был точно знаком. Он был одного с ним роста и телосложения и с такими же чертами лица. И голос у него тоже был Артуров — только звучащий со стороны, а потому знакомый, но непривычный. Это был он сам — Артур — или его точная копия. Двойник. Второй Артур спокойно подошел к нему и остановился в трех шагах.

— Кто ты? — поинтересовался Артур. Ситуация все меньше ему нравилась.

— Ты же видишь, я — это ты, — спокойно сообщил ему двойник. — Только в альтернативной реальности.

— В какой реальности? — удивился Артур. — В альтернативном мире?

— Нет, альтернативных миров — точно таких же миров, как тот, где живешь ты, не существует, все миры разные, — поучительно сказал двойник, — есть альтернативные реальности. Точно такие же, как та, где живешь ты, но с другим развитием событий. И по ним никто не умеет перемещаться. Вот мы с тобой и живем в разных реальностях.

— Так я попал в твою реальность? — спросил Артур. Все было слишком странно.

— Нет, это невозможно. Ты находишься в своей реальности и никуда не делся с космического корабля. Просто ты смог на время увидеть другую реальность. И ее переплетения со своей.

— И в чем отличие твоей реальности? В ней мы вместе с …?

— Да, в ней мы вместе с Кариной.

— Я так и знал! Ты не улетел с Криала?! — Артур не смог сдержать досады. Ему захотелось ударить свою более удачливую, более разумную копию.

— Меня попросила любимая девушка, и я не улетел, — усмехнулся Артур.

— Попросила?

— Да, она попросила, и я не улетел. И все теперь по-другому, чем в твоей реальности.

— Ты знаешь, что происходит у меня? Можешь видеть альтернативные реальности? — спросил Артур. Особо теплых чувств к своей более благополучной копии он не испытывал. Ему просто повезло, что он не улетел, — оправдывал себя Артур, — видимо, Карина яснее выразила ему свои чувства, чем мне...

— Я — нет, — снова усмехнулся Артур из другой реальности. — А она — да. Развилось постепенно.

Из-за того же поворота вышла Карина — в белом коротком платье, веселая, но с выражением участия на лице.

— Привет! — улыбнулась она, встала рядом со своим Артуром и стала внимательно разглядывать его копию.

Артур кинулся к ней, но его остановила твердая, вытянутая вперед рука — его собственная:

— Эй! Осторожно! Это моя девушка! — сказал альтернативный Артур. — А твоя только что прошла мимо по своим делам.

Ар’Тур застыл, сжимая кулаки от ярости.

— Ладно. Зачем мы здесь?! — спросил он, усилием воли смиряя ярость. В конце концов, здесь была Карина, не следовало грубить или драться при ней. Пусть даже с самим собой, и пусть это была не его Карина. — И где это здесь?

— Где? — улыбнулась Карина. — Нигде. Это иллюзия, вне реальностей и миров. Поэтому это место — нигде. И не мы его создали или организовали. Зачем мы здесь? Для того чтобы показать тебе то, что вижу я — то, что происходит со мной, с тобой, с землянами в твоей реальности. Чтобы ты знал, к чему привело то, что произошло с вами на Криале. Ты прав, Ар’Тур, это была поворотная точка. Только виноват в том, что все так пошло, не только ты, но и я – в твоей реальности. Никто из нас не повел себя должным образом. Дай мне руку! — закончила она.

Отказаться Артур не мог, его волю словно сковало холодными цепями. Знакомая белая рука легко сжала его кисть, но Ар’Тур не ощутил привычной нежности и тепла. Просто мир вдруг снова слился в одно кружащееся месиво. И исчез. А спустя десятые доли секунды Ар’Тур стоял в том же коридоре, но теперь здесь двигались фигуры, ходили какие-то гуманоиды... Потом он вдруг снова увидел Карину. С растерянным, испуганным лицом она шла по коридору, свернула налево, остановилась перед дверью... Потом он увидел землян, они сидели в креслах в просторной комнате и напряженно разговаривали. Слов Ар’Тур не слышал, но выражения их лиц выдавали, что тема для обсуждения была сложной. Потом вдруг Анька резко встала и выбежала из комнаты… Картинка расплылась, и Ар’Тур увидел еще одну. Снова землян в тех же креслах в той же комнате, но лица их дышали весельем, в них сквозило чувство удовлетворения, как у людей, довольных жизнью. Еще несколько раз картинка менялась и показывала землян, развлекающихся на незнакомой планете, вполне довольных жизнью, либо кого-то одного из них. Например, Ар’Тур с удивлением увидел Андрея у пульта управления космическим кораблем и Духа, деловито склонившегося над экраном информационной установки.

А потом он опять увидел одну Карина. В коричнево-желтом саду она садится в элеонет справа от высокого черноволосого человека, в котором Ар’Тур заметил что-то неуловимо знакомое. Человек оборачивается к ней, и становится видно, что у него совершенно черные блестящие глаза. «Рон'Альд!» — осенило Ар’Тура. Затем ему предстала Карина, сидящая за столиком напротив этого человека. Оба улыбаются, ее синие глаза сверкают, словно сыплют на Древнего искорки живого интереса. Карина в зале, полном техники, одетая в то строгое черное платье, она переходит от стола к столу, разговаривает с длинноголовыми гуманоидами, сидящими перед экранами и пультами управления. Довольная, уверенная в себе... Карина в спортзале наедине с тем черноволосым. В руке стальной меч - тренируется, улыбается, смеется, старается; становится серьезной, сосредотачивается, снова смеется...

Карина, танцующая с Рон’Альдом. Когда начался танец, картинка стала ближе, и теперь Артур видел во всех деталях, как высокий смуглый Древний крутит в танце его, Ар’Тура, девушку. Красиво, умело, со страстью... А на ее лице читается поглощенность, восторг и… Может быть, счастье? Ар’Туру захотелось любым способом погасить эту картинку. Он пошарил рукой слева от себя, нащупывая пульт управления. Но пульта не было. Он вообще никак не контролировал эту картинку. А танец продолжался. Теперь они были не на танцполе, но ощущение, что эти двое так и танцуют друг с другом, не оставляло. Она ходила по комнате, они бросали взгляды друг на друга, о чем-то говорили, и Артур видел, что она поглощена, затянута этим общением, что она вся в нем. И с ним. Изображение не исчезало... Ар’Тур смотрел, сжав зубы. Что ж... если это происходит, то лучше об этом знать, чем пребывать в неведении.

Неожиданно все закончилось, картинка уменьшилась, скукожилась и исчезла, вслед за чем Ар’Тура потянуло за спину назад, оттянуло и швырнуло вперед. Он упал, с силой ударился о белый пол и резко вскочил на ноги. И снова уперся взглядом в свои собственные голубые глаза. Карина стояла рядом с другим Ар’Туром, они держались за руки и с сочувственным пониманием смотрели на него.

— Это все правда? — решительно спросил Ар’Тур. — Я могу это как-то предотвратить?

— Нет, — покачала головой Карина. — Все это уже произошло в твоей реальности, поэтому предотвратить невозможно.

— Зачем тогда вы мне это показали? — спросил Ар’Тур.

— Чтобы ты знал и был готов, — ответил его двойник.

— Готов к чему?

— Узнать, что произошло. И к тому, что произойдет. И действовать исходя из этого.

— А что произойдет?

— Я не очень хорошо вижу будущее, — призналась Карина, — альтернативные реальности тоже только иногда, но лучше, чем будущее. Поэтому не могу сказать. Но что-то, связанное, с тем, что ты увидел. Кроме того, теперь ты знаешь, что происходит у тебя в реальности, со мной и другими землянами. Знаешь, что они живы, но определенные опасности есть.

— Этот человек, тот, что с черными глазами… — спросил Ар’Тур, ощущая, как в голосе начинает сквозить ненависть и пренебрежение. Ему даже упоминать об «этом человеке» было противно, словно приходилось преодолевать внутреннее сопротивление, чтобы признать, что он вообще существует, — …брат моего отца, Рон'Альд?

— Да, — спокойно сказала Карина. — Но вряд ли тебе удастся что-то с ним сделать.

— Почему? — поинтересовался Ар’Тур со злостью.

— Глупый вопрос. Ты ведь знаешь, кто он. И видел, что происходит, — ответил двойник.

— Тогда я не понимаю, зачем вы мне показали все это! Но спасибо — теперь я многое знаю!

— Чтобы ты был готов, — снова сказала Карина.

— Кроме того, это не наш проект, мы не знаем всех его целей... — добавил альтернативный Артур. — И еще ты записан к нему на прием.

— К кому? — удивился Артур.

— К нему, — улыбнулся его двойник. — Тебе в третью дверь направо по коридору. Иди. Ты же не боишься?

— Нет, конечно! — ответил Ар’Тур. Он сыграет в эту игру до конца! Если есть опасность — лучше смотреть ей в лицо, чем прятаться в незнании или нежелании знать.

Ар’Тур решительно пошел по коридору, отсчитал первую дверь.

— Подожди, — вдруг услышал он сзади знакомый голос. Не остановиться, когда его просили этим голосом, Артур не мог. Хоть это была и не его Карина. Он обернулся и вернулся к парочке.

— Пока! Карина, бросив взгляд на своего парня, подалась к его двойнику, встала на цыпочки и поцеловала его в щеку.

— Пока… — прошептал Ар’Тур и схватился за щеку, едва удержавшись от того, чтобы схватить Карину. Касание было таким знакомым, родным. До боли родным. И ее запах, ее волосы рядом…

— И удачи тебе! — добавила Карина. — Нам жаль, что у тебя все так получилось. Надеюсь, ты с этим справишься, и все еще будет хорошо.

— Спасибо, — горько улыбнулся Артур.

Второй Ар’Тур тоже улыбнулся и протянул ему руку:

— Пока, двойник! Желаю удачи! Ты со всем справишься — я в тебя верю! — Ар’Тур пожал протянутую руку и даже рассмеялся. Он бы сказал точно так же, если бы хотел поддержать!

Два смуглых блондина расцепили руки, и один из них исчез вместе с черноволосой девушкой. Ар’Тур решительно направился к третьей двери направо по коридору. Перед ней он остановился. На двери не было надписи, но висел такой же экранчик, как и на других дверях. Он решил подождать, что произойдет дальше. Ему стало интересно. И совершенно не страшно.

Дверь неожиданно отъехала в сторону и перед Артуром предстала просторная комната со столами, информационными установками, экранами и стеклянной дверью на другом конце. За столом слева, опустив взгляд на экран, сидел смуглый человек в черном универсале с зачесанными назад черными волосами. Тот самый человек. Вернее Древний.

— Так это ты организовал эту встречу? — со злостью сказал Артур. — Зачем тебе это нужно?

— Приветствую, Ар'Тур, — Рон'Альд поднял на него взгляд, Ар’Тур ощутил себя мухой, которую препарируют под микроскопом. Неприятные ощущения. И вызывают ненависть. Интересно, как Карина с ним общается! — удивился он.

— Я хотел познакомиться с тобой, — продолжая изучающее смотреть на него, ответил Рон’Альд. — Кроме того, я решил предоставить тебе возможность подготовиться, — он замолчал на секунду и вдруг спросил, — кстати, как тебе мой проект? Ты ведь видел Таи-Ванно в этой презентации.

— Не знаю уж, что за проект, — ехидно сказал Артур, раздумывая, сесть ему в кресло или все же не стоит. Так и остался пока стоять, как проштрафившийся ученик перед директором школы. — Ты можешь играть в свои проекты и игры… Но ее я тебе не отдам. И Коралию, Союз — тоже, если тебе нужны и они.

— Понятно, — доброжелательно улыбнулся Рон'Альд. — Присаживайся, Ар'Тур. Или ты предпочитаешь отправиться обратно?

— Обратно откуда? — холодно поинтересовался Артур и сел в кресло напротив хозяина. Он постарался развалиться повальяжнее, чтобы показать, что не боится. Страха у него и верно не было, только лютая ненависть.

— Из этой иллюзии. Она вне миров и реальностей, поэтому выйти из нее совершенно не сложно. А вот попасть в нее можно только по приглашению.

— И кто же меня пригласил?

— Я, если ты еще не понял, — усмехнулся Рон'Альд. — И это хорошо, что у тебя нет страха. Бесстрашие часто приносит победу.

Ар’Тур чувствовал, как внутри него нарастает неконтролируемое бешенство. Ему хотелось броситься на этого Древнего и свернуть ему шею. Но перед этим – вырвать его черные глаза, которые одновременно сверлили его взглядом и обволакивали густой черной массой, словно затягивали в нее. Но воля его по-прежнему была скована, он хотел, но не мог встать с кресла, хоть ничто ему и не мешало. Просто мозг отказывался дать телу сигнал подняться.

— Что я должен сделать, чтобы выйти из твоей иллюзии? — спросил Ар’Тур, понимая, что попытки перейти к активным действиям безрезультатны. А выбраться отсюда было нужно. Общество Рон’Альда – при невозможности размозжить ему голову или свернуть шею – было невыносимым, хуже любой пытки. — Мне, знаешь ли, уже достаточно твоих игр, Рон’Альд из Древнего Рода Эль.

— Из того же Рода Эль, что и ты, племянник, — вполне доброжелательно ответил Рон’Альд. — Но если мое гостеприимство тебя не устраивает, то просто закрой глаза, — слегка улыбнулся он. — И передавай привет Б'Райтону. Скоро увидимся. Доброго дня, Ар'Тур! — вторую часть фразы Артур услышал словно издалека, потому что действительно закрыл глаза, а его разум начал отъезжать вдаль от происходящего.

— Доброй ночи, — из последних сил прошептал исчезающий Ар’Тур, — вечной... ночи… желательно, — добавил он, чувствуя себя подростком, желающим сказать глупую гадость взрослому.

Открыл глаза он на своем космическом корабле, все так же сидя в пилотском кресле. «Вот ведь приснится!» — подумал он. И в то же мгновение, окончательно выныривая из иллюзии, понял, что это был не просто сон. А скорее всего – совсем не сон. Все стало ясно. Землян действительно похитил брат отца — надо было сразу слушать Б'Райтона, а не приписывать ему пустую паранойю! Уж, наверное, отец знает, на что способен его брат и насколько опасен! А теперь и Ар’Тур это знал.

Он решил не спать, включил разгон и вернул спинку кресла в вертикальное положение. Спустя четверть часа он нырнет в подпространство и начнет свой путь домой. Где-нибудь в перерыве надо будет хорошенько перекусить, но в целом, чем быстрее будет его путь на Коралию — тем лучше. Есть о чем поговорить с отцом. А его авантюрная экспедиция в конечном счете была далеко не безрезультатной.

***

— Ну, вот смотри, — Дух указал Ваньке на экран и начал зачитывать только что надиктованное с голоса сообщение. — Нас похитила раса деалори с планеты Таи-Ванно, расположенной на расстоянии три миллиарда двадцать четыре миллиона парсеков от Коралии. Здесь прикладываем звездную карту, чтобы показать, где находится Таи-Ванно. Это можно сделать? — спросил он, обернувшись к Ваньке. Технарь поднял голову от крошечной платы, которую держал на пальце и обрабатывал кисточкой, смоченной в специальной эмульсии.

— Конечно, — сказал Ванька и взглянул на экран. — Ну и чего дальше?

— Дальше пишем: приказ о нашем похищении был отдан Рон'Альдом из Древнего Рода Эль, братом Б'Райтона. Думаю, уточнять, кто такой Брайтон, не надо, сообщение ему и адресовано. Дальше говорим, что Рон'Альд правит на Таи-Ванно, носит титул Тарро, а это на языке деалори означает «верховный правитель». Дальше говорим, что устройство общества у них иерархично-демократическое. Насколько мне помнится, это так называется.

— Ну, вроде да, это тебе виднее, — улыбнулся Ванька и снова уперся взглядом в плату.

— Теперь прикладываем карту Тайвани и сообщаем: большая часть Таи-Ванно покрыта мировым океаном, имеются два материка Аз-Корне и До-Веро. На карте все видно... Центральное правительство Таи-Ванно во главе с Рон'Альдом базируется на Аз-Корне, недалеко от города Амари-Ко, — продолжил зачитывать Дух, — примечание на карте — обозначим на карте местоположение правительственной полусферы. Далее… Сообщаем: кроме того, в системе Таи-Ванно имеется две терраформированные планеты, населенные выходцами с Таи-Ванно, а также четвертая планета, где базируется военный флот Таи-Ванно. Агрессии к Союзу со стороны Таи-Ванно не замечено. Однако наличие военного флота свидетельствует, что со стороны Таи-Ванно возможна экспансия в другие секторы космоса. Точное назначение военного флота неизвестно, поскольку других разумных рас космической эры в этой галактике не обнаружено.

— Хорошо. Надо дальше сказать, что нам тут неплохо живется, и никто нас не сажал в подземелье, — усмехнулся Ванька. Он отложил плату и начал внимательно читать текст на экране информационной установки.

— Все так, я тут и говорю: какой-либо агрессии по отношению к нам на Таи-Ванно проявлено не было. Нам предоставлена полная свобода перемещений в пределах системы Таи-Ванно. Мы проживаем в правительственной резиденции. Каждый из нас получил возможность пройти обучение и заняться работой согласно своим предпочтениям. По-моему, неплохо звучит, а?

— Ага, неплохо: все верно, достаточно наукообразно. И политкорректно.

— Вот, я так и старался.

— Что дальше?

— А что дальше… Дальше надо что-то про Рональда написать. Что не понятны его мотивы в отношении Союза и цель нашего похищения — тоже. Но я вот что подумал… Про предсказание — озвученный нам Рональдом повод для нашего похищения — в Союзе никто не знает, кроме Брайтона. А наше сообщение явно увидит не только Брайтон. Наверное, сам же Брайтон не обрадуется, если мы все разгласим в сообщении, раз уж он столько лет хранил это в тайне.

— Ну да, — задумчиво сказал Ванька. — Я бы вообще про какие-то сомнительные замыслы Рональда не писал. Может, и нет их. Напиши там как-нибудь в своем стиле, из серии: точная цель нашего похищения не ясна.

— О, отлично! Так и напишу! — Дух снова включил диктовку и вставил придуманную Ванькой фразу.

— И давай теперь так, — продолжил он, — возможность вернуться на Коралию нам предоставлена не была. У нас нет доступа к космическим кораблям, оснащенным подпространственным модулем, обеспечивающим перемещение в космосе без ограничения расстояния.

— Отлично! — рассмеялся Ванька. — Как из твоего курсовика, где я ничего не понял. Теперь объясни, как мы смогли послать сообщение, а то решат, что это подстава.

— Верно. Вот смотри, я завершаю на том, что… Одна из нас, Карина Ландская, занимает в настоящее время должность директора Космической службы спасения на Таи-Ванно — вот Артур офигеет! — рассмеялся Дух, — что позволило ей получить доступ — напишем «единоразовый» доступ, чтоб было понятно, что мы сплели интригу для отправки сообщения — к кораблю с дальним подпространственным модулем. Она и отправила это сообщение. Иван Старков создал специальную программу, позволившую это сделать на основании технических знаний, полученных на Таи-Ванно.

— Ну, тогда, я думаю, надо еще где-то сказать об уровне технического развития Таи-Ванно.

— А что сказать? Ты мне скажи, как написать, ты у нас технический гений...

— Да чуть круче, чем в Союзе, но не существенно, сам понимаешь... Самое передовое, чего нет Союзе — это супермодули и методики стремительного терраформирования…

— А, ну тогда так и скажем. Вот здесь, смотри, после организации общества, в самом начале. Как бы обзор Таи-Ванно даем. Значит, напишем так, — сказал Дух и в который раз включил диктовку. — Уровень технического развития Таи-Ванно примерно соответствует таковому Союза мирных планет. Смотри, как славно — соответствует таковому! — гордо заметил Дух. — Думаю, если бы я все-таки написал диплом, то у меня неплохо бы получилось! Однако есть уникальные достижения, к которым можно отнести подпространственные модули, позволяющие перемещаться в космосе без ограничения расстояния, благодаря нас и похитили от планеты Део. Кроме того, есть методики ускоренного терраформирования — это для Союза они ускоренные, поэтому так пишем, на Тайвани только такие и есть, это тут норма — позволившие в течение двадцати лет полностью изменить облик двух планет звездной системы.

— Хорошо. Опять сложно и корявенько, но по-научному красиво, — сказал Ванька.

— Еще по идее тогда надо бы написать «о роли Тарро в истории Тайвани», как наша главная поклонница Рональда говорит.

— Ну да, логично.

— Ну, вот туда же и вставим, где рассказываем про Тайвань. Значит так, диктую: согласно историческим данным, Рон'Альд Эль прибыл на Таи-Ванно примерно 50 коралийских лет назад. В то время на планете наблюдался ряд региональных территориальных войн и долгосрочное противостояние двух континентов. В краткие сроки Рон'Альд установил мир на планете и обеспечил развитие космических и информационных технологий. Он был избран на должность верховного правителя с присвоением титула «Тарро». По-моему, отлично. И Рональда похвалили, что он, может, и неплохой — глядишь, и в Союзе задумаются, а то о нем такие слухи ходят, что мороз по коже. Пусть они думают, мы все честно написали, что о нем знаем, как он на Тайвани правит, и что с нами очень хорошо обращаются.

— Отличненько, — согласился Ванька.

— Ну, и чего еще?.. — задумался Игорь, — да, я думаю, хватит… Что еще можно сказать? Вроде обо всем проинформировали, не писать же подробно, что там Рональд про баланс рассказывал. Это все заумно и философия. А мы должны факты изложить.

— Ага, только я бы в конце добавил что-то, чтоб ясно было, что это мы послали.

— Перечислим наши полные имена… Так и напишем списком: арро Игорь Духовный, арро Иван Старков…

— Стой ты! — рассмеялся Ванька. — Совсем мы отайванились! Не надо писать арро…

— Ой, точно, привык уже! Ну, просто тогда наши имена списком.

— И еще что-то надо, чтобы было ясно, что это мы.

— Ну, я не знаю, что…

— Что-то личное должно быть, — сказал Ванька. — Только у меня об этом идей нет. Я особо с коралийцами и Древними не сближался.

— Знаешь, что? Давай у Карины спросим, — рассмеялся Дух, — пусть будет фраза от нее — что-то для Артура, что только он поймет. Артур-то с гарантией будет читать сообщение! Есть же у них, наверное, какие-то свои фишки! Например, что-то вроде «самые жаркие поцелуи в том мире, где светит зеленое солнце, и скачут синие ящерицы», — заржал Дух. — Артур поймет, а остальные поржут, читая!

— Ага, только ты, попробуй подбей ее на это… — усмехнулся Ванька.

— Да я шучу! Ясно, что не такое! Но что-то личное, что только они двое знают.

— Ну вот и спроси, пока я плату доделаю… — улыбнулся Ванька и снова аккуратно положил себе на руку тоненькую пластинку.

***

— Ну да, все подходит, — сказал Карасев. Они с Кариной уже второй час просматривали списки возможных «кандидатов» на роль населенной планеты, предоставленные сотрудниками Службы. В голограмме перед ними разворачивались участки космоса, приближались и увеличивались отдельные звездные системы и планеты в них. Приятный мужской голос сообщал параметры планет: расстояние от звезды или звезд (если их было больше одной в системе), массу, диаметр, расположение относительно других планет системы, прогноз о наличии или отсутствии атмосферы и ее возможном типе, прогноз о наличии или отсутствии жидкой воды и тому подобное. У Андрея и Карины все начало мелькать перед глазами, когда они наконец обнаружили подходящий вариант. Занимались они этим уже третий день, а еще два дня до этого составлением каталога «кандидатов» были озадачены пятеро сотрудников Службы.

— Расположение в поясе жизни, прогноз на жидкую воду: 95-процентная вероятность! Считай, невероятно! — улыбнулся Карасев. — Редкая удача! Размеры — побольше Земли, поменьше Тайвани… За-ме-ча-те-ль-но! И что самое главное — расстояние! На обычном корабле сколько добираться…

— Полтора тайванских дня, — улыбнулась Карина, показывая на экран, — вон смотри, показывает, сколько лететь по времени, если выбрать обычный корабль.

— Ну, вот тебе и повод просить скоростной корабль! — радостно рассмеялся Карасев. — Победа, Карина Александровна! Пойдем выпьем!

— Что выпьем? — удивилась Карина. — Коньяк давно закончился!

— Вот и коньяка попроси заодно с кораблем! — продолжил смеяться Андрей. — А пока просто выпьем! Чего-нибудь! Соку, например!

— Пошли! — рассмеялась Карина. — И ребят позовем! Ванька обещал сегодня закончить с этой штуковиной для инфоблока! Так что повод точно есть — победа по всем фронтам!

— А, кстати, какую фразу ты в итоге придумала, чтобы Артур понял, что сообщение от нас? — лукаво поднял бровь Карасев, когда они вышли в гостиную и заказали себе по соку.

— Да ничего особенного! — рассмеялась Карина. — «Уши у уалеолеа маленькие и аккуратные». Артур поймет!

Но все оказалось не так просто. Первым неладное заметил Ванька.

— А что будем делать, если Карину поймают? — задумчиво сказал он, когда на следующий день земляне в очередной раз обсуждали план. Сидели они в спальне Духа, чтобы уменьшить вероятность «прослушки». Каринин инфоблок был уже оснащен специальной «платой», собранной Ванькой.

На самом деле Карина уже думала об этом. Но больше всего ее волновали только две вещи: возможная порча отношений с Рональдом, с одной стороны. И то, что если ее «поймают», то может измениться положение всех землян, а не только ее личное — с другой. Чтобы исключить последнее, она собиралась брать все на себя, и в случае чего объявить свои действия собственной идеей. Но было одно но: про телепатию тоже не стоило забывать. Никто не знает, когда именно Тарро сочтет, что необходимость перевешивает его нежелание влиять на тонкую психику землян, или чего еще он там хочет избежать.

— Хм… А ведь мы об этом не подумали! — удивился Дух. — Если ее поймают, то и ей, и всем нам может не поздоровиться! Кто знает, может, в Каринином случае подобное приравнивается к государственной измене? Ты вообще-то глава Службы, член правительства, а не просто студент-практик, как я или Андрей. И мы не знаем, что за это полагается на Тайвани.

Ванька покопался в инфоблоке и спустя полминуты сообщил.

— Ну вообще-то… Говорить о госизмене на Тайвани сейчас сложно, потому что государство только одно — Таи-Ванно. Но, как другое государство можно рассматривать Союз, и тогда можно рассматривать некую измену Таи-Ванно. И вот тут интересно: в те времена, когда на Тайвани еще были отдельные страны, то во всех государствах Аз-Корне — а уклад жизни, как вы знаете, унаследован на Тайвани от этого континента — за государственную измену полагалась смертная казнь. Изредка — пожизненное заключение на «рудниках». Это видимо, каторга какая-то. Одно из двух — в зависимости от тяжести преступления и от решения суда. Вернее, не суда, а главы государства. Такие вопросы находились в личной компетенции местных королей.

— Ну, тогда нужно все отменить! — сказал Дух.

— Подожди! — перебил его Андрей. — Ты подумай, как простое сообщение, где нет ни одного худого слова про Тайвань и Тарро, может быть государственной изменой? Да и Союз не рассматривается как обязательный стратегический противник. Просто другая система в далеком космосе — и все. При чем тут измена? Что вы переполошились?! — Карасев демонстративно поднял одну бровь, глядя на Духа.

— А того! — ворчливо ответил Дух. — А если Карину поймают и рассмотрят ее действия, как госизмену?! На нас никто не сошлет, нет их больше, наверно. Да и казнят тоже вряд ли – нам ведь еще спасать Вселенную, согласно Рональдову предсказанию, не для того он нас похищал, чтоб расстрелять у столба... Но какое-нибудь заключение, ограничение возможностей вполне может быть.

— Ну и что? — поднял бровь Карасев. — Вряд ли Рональд наше невинное сообщение рассмотрит как госизмену. Скорее как детскую шалость, за которую и по головке не погладит, но и особо жестких мер не применит. Максимум, на что мы тут можем рассчитывать, так это на то, что Карину или всех нас могут уволить и посадить под «домашний арест». Например, ограничить в свободе передвижений, засадить в пределах Тайвани. Так это не смертельно, даже для меня. Даже если в цивильную местную тюрягу на время заключат — тоже не смертельно.

— Пожалуй, ты прав… — протянул Дух. — Но все-таки подвергать Карину опасности…

— Спасибо, дорогой Игорь, — улыбнулась Карина. — Но мы решили, и я постараюсь сделать. Андрей все правильно говорит. Никакой особой опасности нет. Если я наконец придумаю, как убрать пилота из рубки…

Но сердце ее ушло в пятки. На отдалении маячила реальная, настоящая опасность. А еще очень хотелось ухватиться за эту возможность, чтобы отменить все. Но Карина давила в себе искушение.


***

Когда она вошла, Рональд что-то просматривал, глядя на экран.

— Приветствую, Карина, — он поднял руку и, не отрывая взгляд от экрана, указал на кресло.

— У меня отчет и еще одно дело, — сообщила она, привычно устраиваясь напротив него.

— Слушаю, — он устремил на нее внимательный «космический» взгляд. Мысли тут же разбежались, как тараканы, но Карина терпеливо отловила их и водрузила на место. Сегодня было не до того. Насладиться черным космосом она успеет и во время традиционного совместного ужина. А вот откладывать на время трапезы сложное дело и рискованный разговор не хотелось.

Она кратко отчиталась, после чего сказала, тщательно успокаивая бьющееся в волнении сердце:

— Мы очень рады, что обнаружили подходящую планету и хотели бы слетать туда. На разведку, — улыбнулась она и включила голограмму звездной карты, загруженную в инфоблок. — Вот здесь... Видишь, все параметры подходящие! Я поражена! И я хотела попросить...

— Тебе нужен корабль, я так понимаю? — доброжелательно улыбнулся Рональд. —На обычном корабле добираться туда полтора дня, и ты, чтобы сэкономить время и силы, хочешь попросить у меня единоразовое разрешение воспользоваться кораблем с дальним модулем?

— Да… — растерянно ответила Карина. Она не ожидала, что он предвосхитит ее просьбу, хотя нисколько не сомневалась, что он сразу догадался, о чем речь. — На таком корабле мы управимся за день: изучим поверхность, соберем образцы и тому подобное.

— Хочешь сбежать на Коралию? — вдруг спросил он, внимательно глядя на нее. Сейчас взгляд был острым, и Карина внутренне поежилась. Ей захотелось все отменить, но за доли секунды она собралась: сейчас нет времени на сомнения и чувства.

— Нет, — ответила она и даже не отвела взгляд. Это «нет» она мысленно тренировала последние три ночи. Получилось уверенно и непринужденно – как она и хотела. К тому же это было правдой. Но она чувствовала себя обманщицей. А обманывать Рональда было невыносимо. От этого выворачивало наизнанку, и даже мысли о долге приносили мало облегчения.

— А чего хочешь? — мягко спросил он.

— Обследовать новую планету, — уверенно продолжила Карина. Это она тоже отрабатывала: его вопросы и свои уверенные ответы, которые были почти правдой. — Ну и поработать в Космосе, — улыбнулась она. — А то надоело заниматься офисной работой!

— Хорошо, — сказал Тарро. В его взгляде и в лице не было ни подозрительности, ни сомнений. Скорее, они стали спокойно-мягкими, в них сквозило доверие. «Он ведь мне доверяет!» — с горечью подумала Карина и почувствовала себя предательницей. — Можешь взять корабль на послезавтра. Пошли официальный запрос в министерство обороны, я распоряжусь, чтобы он был удовлетворен.

— И мне официально пришлют корабль с пилотом, со всеми документами, что он поступает в мое распоряжение на весь день? — обрадовалась Карина. И добавила для достоверности. — Спасибо! Я боялась, что ты не поверишь, решишь, что я все же хочу сбежать, и не дашь корабль! А так нам пришлось бы потратить массу времени и сил!

«Ну, я и сволочь!» — подумала она, но мозгом поставила себе пять баллов за артистизм.

— Несомненно, — улыбнулся Рональд. — Напомню: ты не должна выходить в открытый космос и лично высаживаться на незнакомые планеты. В остальном можешь проводить исследования на свое усмотрение.

Карина грустно усмехнулась про себя: в этот раз бесивший ее запрет высаживаться в незнакомых местах был ей на руку. Он даже не представляет себе, насколько на руку…

— Доброго вечера, Карина, — сказал Рональд.

Ничего себе, подумала Карина. Сердце медленно съехало вниз по платформе из грусти и разочарования. Впервые за двадцать дней он не позвал ее ужинать.

— Через пять минут у меня неотложные дела в одном мире, — пояснил он, заметив ее разочарование. — Поэтому тебе придется поужинать без меня.

Карине захотелось набраться наглости и попроситься с ним. Но стена обмана, вставшая между ними, делала это невозможным. Казалось, теперь она не могла пересечь эту черту, за которой оставалось их непринужденное общение и нереальная для таких разных существа близость.


Глава 8. Первый бой | Хранитель вселенной. Одобренный брак | Глава 10. Начало конца