home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двенадцатая

Непрестанный стук действовал им всем на нервы. Удары сыпались градом на каждую стену, дверь или заколоченное окно. Эта бессмысленная дробь тяжелых ударов сопровождалась идиотскими стонами нежити.

Наоми была вконец издергана. Впятером они сидели в жилой комнате. Гвен, Рис и Кит отважно пытались поддерживать беседу, когда она вдруг швырнула на пол свою кружку с кофе и взвизгнула:

— Почему они не перестают?

Джасмин, которая выглядела намного младше своих одиннадцати лет, с желтым кроликом в руках, немедленно расплакалась.

Гвен и Рис многозначительно посмотрели друг на друга, зная, какой взрывоопасной может стать и без того пугающая ситуация, если дать волю панике.

Кит сказал:

— Эй, милая, перестань, — и попытался обнять жену, но был отброшен, как чужак.

Гвен подалась вперед:

— Наоми, — мягко сказала она, — Наоми, послушай. Я знаю, что ты напугана и это можно понять. Но мы должны оставаться спокойными и сосредоточенными. Сейчас мы просто должны ждать.

Наоми переключилась на нее. Было очевидно, что она ищет, на кого бы излить свое раздражение.

— Почему? — холодно спросила она, — Почему мы должны оставаться спокойными?

— Потому что если мы начнем паниковать, то потеряем контроль над собой. А если мы потеряем контроль, то начнем делать ошибки. И тогда мы достанемся этим существам с улицы. Поверь мне, я знаю, что говорю.

— Откуда ты можешь это знать? — с издевательской улыбкой спросила Наоми.

— Она какой-то секретный агент, — объяснил Кит жене с ноткой восхищения в голосе. — У нее есть пистолет и все такое…

Гвен поморщилась. Джасмин смотрела на нее широко раскрытыми глазами, так, словно ждала, что Гвен вот-вот выстрелит ей в голову. Гвен встала, вздохнув, и сказала:

— Я приготовлю еще кофе.

Она пошла на кухню, включила чайник, и села на пол, потому, что все стулья были использованы для баррикад. Она положила голову на колени и глубоко вздохнула, пытаясь заглушить грохот и стук вокруг, найти спокойное место и скрыться в нем, хотя бы на минуту. Вдруг она услышала шелест шагов и резко выпрямилась. На мгновение ей показалось, что зомби пробрались в дом: она ожидала увидеть разлагающееся чудовище, нависшее над ней. Инстинктивно она потянулась за пистолетом, но ее рука застыла, когда она увидела, что это всего лишь Джасмин, которая вошла в кухню. Маленькая девочка удивлено посмотрела на нее.

— Почему ты сидишь на полу?

Гвен улыбнулась:

— Потому, что здесь нет ни одного стула.

Джасмин оставила это объяснение без комментариев.

— Папа сказал, я могу выпить молока.

— Идет, — сказала Гвен. — Подогреть его тебе?

Джасмин состроила гримаску:

— Ненавижу теплое молоко!

— Я тоже, — сказала Гвен. — Хотя горячий шоколад — это неплохо. Теплое молоко с парой ложек шоколадного порошка. Почему бы и нет?

Джасмин почти улыбалась. Гвен спросила, указав кивком на мягкого желтого кролика, которого девочка все еще баюкала на изгибе локтя:

— Как его зовут?

— Это она, — сказала Джасмин.

— О, я очень извиняюсь! — сказала Гвен, закатив глаза и рассмешив этим Джасмин. — Конечно же, как я сразу не поняла. Как ее зовут?

— Солнышко, — сказала Джасмин. — Потому, что она желтая.

Гвен кивнула:

— Хорошее имя.

Она смотрела, как Джасмин открывает холодильник и достает картонный пакет с молоком, не выпуская из рук кролика.

— Когда я была в твоем возрасте, — сказала Гвен, — у меня была игрушечная обезьянка. Она и сейчас у меня есть. Мне ее подарила бабушка. Ее звали Бонзо. Обезьянку, а не бабушку, разумеется.

Джасмин снова хихикнула.

— Бонзо это смешное имя для девочки.

— Да, наверное, — сказала Гвен. — Но была одна очень известная горилла, которую звали Бонзо, и я назвала обезьянку в ее честь. Тебе помочь?

Джасмин сражалась с тяжелым картонным пакетом, проливая молоко на тумбочку в попытке, налить его в чашку. Она кивнула, и Гвен взяла картонку, налила Джасмин молоко и вручила ей кружку.

— Готово, милая. Окажи мне услугу и передай всем умирающим от жажды, что кофе будет готов через минуту.

— Идет, — сказала Джасмин.

Она убежала вприпрыжку выполнять поручение. Гвен раскладывала кофе по кружкам, когда Рис вдруг сказал:

— Знаешь, у тебя есть подход к детям.

Гвен посмотрела на него через плечо.

— Ты подглядывал, Рис Вильямс?

— Нет, — возразил Рис с невинным видом, — просто не хотел перебивать.

Она подняла брови и продолжила готовить кофе. Вдруг Рис тихо произнес:

— Ты станешь отличной мамой. Когда-нибудь.

— Да, но… — уклончиво сказала Гвен, не глядя на него. Они уже говорили об этом ранее, и это была болезненная тема для них обоих.

— Если мы когда-нибудь выпутаемся из этого, — добавил Рис.

Теперь Гвен посмотрела на него и сразу заметила выражение беспокойства на его лице. Она подошла к нему и взяла его за руки.

— Мы выпутаемся, — сказала она. — Обещаю.

— Но как, любимая? Мы здесь в ловушке.

— Джек приедет и придумает что-нибудь, — убежденно сказала Гвен. — Я знаю, он сможет.

Сразу же после этих слов они оба услышали звон разбитого стекла из комнаты. Они обменялись испуганными взглядами и побежали через коридор, почти столкнувшись на пути с Сэмюэлсами, которые появились из-за двери.

— Они вламываются в дом, — сказал Кит, глядя на Гвен широко раскрытыми испуганными глазами.

Как бы в подтверждение этих слов послышался треск расколотого дерева.

— Наверх, — скомандовала Гвен. Затем она вытащила пистолет и вошла в комнату, чтобы встретить захватчиков лицом к лицу.


— Я так и думал, — сказал Джек.

— Он не мертв? — спросил Янто.

— Не только не мертв, с ним абсолютно все в порядке, исключая поверхностные раны на спине. Нет признаков заражения, и его жизненные показатели не просто нормальные, они очень хорошие. Это как если бы зомби, напавшие на Триса, передали ему что-то вроде… мысле-вируса. Гипнотическое внушение.

— Они заставили его считать, что он превращается в зомби, и он превратился в зомби?

— Точно! — сказал Джек.

— А ты? — спросил Янто.

— Что ты имеешь в виду?

— На тебя тоже напали зомби. Откуда ты знаешь, что не превратишься вдруг в одного из них?

Джек укоризненно посмотрел на него:

— Ты говоришь обо мне, Янто.

Янто пожал плечами:

— Вопрос остается открытым.

Джек сказал пренебрежительно:

— Я другой. Я знаю, что эти существа нереальны, а значит, вряд ли могу стать одним из них, ведь так? Поверь мне. Хоть немного.

— Ладно, — спокойно сказал Янто. — Но в случае, если ты действительно станешь одним из них, могу ли я получить разрешения, пока ты в состоянии его дать, выстрелить тебе в голову? Не подвергаясь наказанию снижением заработной платы.

Джек ухмыльнулся:

— Разрешение дано, — сказал он.

Янто серьезно кивнул.

— Итак, — сказал он, — как нам убедить Триса, что он не зомби?

Джек поднял глаза от экрана, на котором скапливались данные о физическом состоянии Триса, и указал на листки бумаги в руке у Янто.

— Ну, надеюсь, ответ у тебя прямо здесь. Он среди тех материалов, что ты накопал с той самой ночи, когда появился кокон.

Янто помахал пачкой бумаг в своей руке:

— Отклики прессы, полицейские рапорты, показания измерений энергии.

— И, по тому, как ты прыгал по хабу, как возбужденный щенок, я догадываюсь, что ты кое-что обнаружил.

Янто выглядел обиженным:

— Я не «прыгал». Я шагал. Торопливо, но с достоинством.

— Все же я заметил некоторое подпрыгивание.

Янто неодобрительно покачал головой и снова занялся докладами у себя в руках.

— Дуешься? — спросил Джек.

— Нет, не дуюсь, — ответил Янто. — Сопоставляю данные.

— Ну так сопоставь их для меня.

Янто поджал губы и сказал:

— Как тебе известно, кокон упал в Сплотте три месяца назад, убив шестьдесят три человека и повредив несколько зданий. Это случилось в 3.13 утра, так что большинство этих домов — торговые учреждения, склады — были в это время пусты. Но одно не пустовало.

— Кинотеатр, верно? — сказал Джек.

Янто кивнул:

— Правильно. Королевский кинотеатр на Железнодорожной улице. Это частный кинотеатр, приобретенный — хм — Семьей Адамс в 1987 году.

Он коротко взглянул на Джека.

Джек жестом показал, что застегивает рот, на воображаемую «молнию».

— Мой рот на замке. Продолжай.

— Наверное, то, что ни один из нас не подумал спросить — это почему Королевский кинотеатр был полон людей в то время.

Джек пожал плечами:

— Я бы предположил, что там был частный просмотр фильма.

— И не ошибся бы. Но о чем?

— Наверное, что-то для взрослых?

— Неверно, — сказал Янто. Он торжественно извлек фотокопию афиши и передал ее Джеку.

Джек посмотрел на кричащие кровавые буквы:

— «Ночной марафон ужасов. Зомби», — пробормотал он. — «Пусть ходячие мертвецы развлекают вас от восхода до заката», — его взгляд скользнул по списку фильмов и он посмотрел вверх с улыбкой: — Хорошая работа, Янто.

— Есть еще кое-что, — добавил Янто. — Шестьдесят три человека умерли той ночью. Но в кинотеатре было на одного больше. Единственный выживший — Оскар Филлипс, двадцати двух лет, Мадок Роад, Сплотт.

— А где сейчас этот Оскар? — спросил Джек.

— В больнице Святой Елены, в коме, — ответил Янто.


Глава одиннадцатая | Бухта мертвых | Глава тринадцатая