home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестнадцатая

Глубоко внутри, в темноте и тишине, вели беседу Оскар и его друг Лиит. Лиит признался в том, что одолжил и материализовал воспоминания Оскара без его согласия, и рассказал, как эти воспоминания потом сбежали, размножаясь и мутируя, как вирус, и что ни к чему хорошему это не привело.

— Оскар, — сказал ему Лиит, и Оскару показалось, что его слова записаны в «мысленных пузырьках», как в комиксе, — только ты можешь спасти мир. В твоих силах все исправить.

Оскар медленно кивнул, и его лицо стало мрачным и решительным.

— Я сам займусь этим, Лиит, — сказал он авторитетно. И тут же все испортил вопросом: — А что я должен делать?

Лиит сказал ему, и теперь Оскар быстро мчался к свету, мчался и мчался, все быстрее и быстрее. Свет становился больше. Сначала он был размером с булавочную головку, потом с глаз, потом — с футбольный мяч; а затем вдруг он стал размером с планету. Оскар прорвался обратно в мир со звуком, похожим на удар грома. Он открыл глаза и там, на полу, всего в нескольких дюймах от его вытянутой руки, был пистолет. Именно там, где указал Лиит. Он взял его в руку и почувствовал, что это хорошо, это правильно. А затем он встал на ноги одним прыжком и огляделся вокруг, воспринимая все одновременно своим супер-зрением.

Все, о чем рассказал Лиит, было правдой. Его воспоминания вышли из его головы и из-под его контроля. Он поднял руки и крикнул:

— Стоп!

И воспоминания действительно остановились. Они стояли и смотрели на него, как будто ждали его приказания, что делать дальше. И четыре человека — четыре настоящих человека — тоже смотрели на него: хорошо одетый мужчина со стулом, толстощекий мужчина с железной подставкой, красивый мужчина в длинном пальто, черноволосая девушка на полу, которая немедленно встала на ноги и стала проталкиваться сквозь воспоминания, окружившие ее.

— Извините, — сказал им Оскар, а затем повернулся и прицелился из пистолета в высокое окно напротив двери. Он нажал на курок и окно — жалюзи и шторы и все остальное — взорвалось и вылетело в ночь.


Голос взревел «Стоп!» и случилось невероятное — зомби подчинились. Свирепый ребенок оторвался от Гвен и встал рядом с ней, почти по стойке «смирно». Зомби, которые тянулись к ней, чтобы ее растерзать, выпрямились. Пугающе одновременно, они все повернули головы к источнику звука. Гвен тоже повернула голову, измученная, грязная и покрытая кровавыми отпечатками рук.

Она увидела Оскара Филлипса, стоящего в центре комнаты, посреди хаоса, с пистолетом — ее пистолетом — в руке. Его глаза сияли, и выражение лица было безмятежным. Когда он скользнул по ней взглядом, она вздрогнула и встала на ноги.

— Извините, — сказал Оскар, затем отвернулся и прицелился из пистолета в окно. Он нажал на курок, и стекло разбилось, и жалюзи вместе с занавесками выпали в темноту следом за стеклом.

Внимание Гвен все еще было сосредоточено на зазубренных останках окна, когда Оскар побежал к нему. Он бежал быстро, без единого признака вялости или мускульного истощения, которые бывают после комы. Зомби расступались, давая ему дорогу. Гвен завопила:

— Нет!

И рванулась вперед, чтобы остановить его.

Но в ту же секунду Джек схватил ее за руку и оттащил назад. Она могла только смотреть в ужасе на то, как сначала голова Оскара, а затем и все его худое, одетое в пижаму тело нырнуло в окно и выплыло в ночь.

На мгновение ей показалось, что он взлетит, как пропащие мальчишки Питера Пена, а затем его тело завертелось в воздухе, стремительно падая на землю.

В гневе, вырвавшись из рук Джека, Гвен подбежала к окну и посмотрела вниз. Изломанное тело Оскара лежало в растекающейся лужице крови на асфальте далеко внизу. Она услышала изумленное аханье позади и обернулась.

Напротив разбитого окна, посреди перевернутой мебели, на забрызганном кровью полу стояли только Джек, Янто и Рис. От зомби остались лишь несколько мерцающих спиралей, которые взмыли в воздух и исчезли.

Рис уронил металлическую подставку на пол. Янто поставил стул, который держал, и рухнул на него, весь дрожа.

— Они… просто растаяли, — сказал Рис. — Как… маленькие мигающие шарики света.

— Звездная пыль, — пробормотал Янто.

Джек сунул руку в карман шинели и продемонстрировал всем измятый рекламный листок.

— Думаю, «Ночное Шоу Ужасов» официально закончено, — сказал он.


Глава пятнадцатая | Бухта мертвых | Глава семнадцатая