home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

Гвен внезапно проснулась, протягивая руку за пистолетом. Но пистолета там, конечно же, не было. Она была дома, в кровати, укутанная от холода пуховым одеялом, и рядом спокойно похрапывал Рис. Она села, отбросив с лица прядь блестящих черных волос. Ей казалось, что она все еще слышит в тишине отголоски разбудившего ее крика. Это ей приснилось? Может быть. С того ужасного дня, когда погибли Оуэн и Тошико, ей часто снились кошмары. Она знала, что с тех пор иногда слишком цеплялась за Риса, но он замечательно справлялся с этим. Гвен посмотрела, как он спит, подложив руку под голову и слегка приоткрыв рот, и улыбнулась. Она осторожно провела рукой по его волосам… и услышала громкое лязганье крышки мусорного бака в переулке позади дома.

Она встала с кровати и через минуту уже сражалась с упрямым шпингалетом на окне в ванной, волоча за собой одеяло. Победив шпингалет, она распахнула окно и высунула голову наружу.

Она не почти ничего не увидела. Оттуда был плохой обзор. Только выступающий кусок стены с участком земли под ней и край мусорного бака, выглядывающий из-за угла. В оранжевом свете подвесной лампы поблескивал мелкий дождь; Гвен чувствовала, как он капает ей на открытую шею. Нырнув обратно в комнату, она закрыла окно, дрожа от холода.

— Что происходит? — спросил голос позади нее.

Она рывком повернулась, испуганная. Там стоял Рис в футболке и трусах, с сонным лицом и волосами, торчащими во все стороны.

— Рис! — выдохнула Гвен, и легонько похлопала его по груди. — Больше никогда так не делай. У меня чуть не случился сердечный приступ.

Он по-мальчишески усмехнулся:

— Нет, это мило. Испугаться меня после всех тех ужасов, которые ты видела на своей работе… — он кивком головы указал на закрытое окно. — А что это ты здесь делаешь?

— Я что-то услышала, — ответила она.

— Уивила или вроде того?

— Я слышала крик. Думаю, что слышала крик. Он меня разбудил. Потом я слышала лязг, как будто упала крышка мусорного бака.

— Хочешь, чтобы я вышел и взглянул?

Она не смогла сдержать улыбку.

— Не будь глупым. Если кто-то и пойдет туда, это буду я.

Рис выглядел обиженным:

— Эй, ты и так очень крутая защитница целой планеты у себя на работе, миссис Вильямс, позволь парню быть главным хотя бы в своем доме.

Гвен хихикнула и поцеловала его в лоб:

— Отлично. Пойдем вместе.

Через две минуты, одевшись и обувшись, они торопливо спустились по ступеням жилого дома. Игнорируя парадный вход, они направились к задней двери здания, закрытой на тяжелый засов. Она вела в узкий переулок, втиснутый между их улицей и параллельной. Гвен была уже у двери, когда Рис все еще топал по ступеням, и начала открывать тяжелый засов.

— Я пойду первым, — запыхавшись, выпалил Рис.

Одной рукой Гвен повернула щеколду двери, а второй вытащила из кармана кожаной куртки свой полуавтоматический пистолет производства «Торчвуд».

— Из нас двоих оружие есть только у меня, — ответила она, подняв брови.

Рис состроил гримасу:

— Милая, по-моему это уж слишком, тебе не кажется? Не все проблемы в Кардиффе создаются психованными инопланетянами, знаешь ли. Скорее всего, это кошка Бетти Прудом.

— Я знаю, но все же… береженого бог бережет, — ответила Гвен и выскользнула наружу. К тому времени, как Рис вышел следом за ней в холодную ночную морось, Гвен уже кралась по переулку, темная и безмолвная, сама похожая на кошку. За ней тянулась ее длинная тонкая тень. Она двигалась к кирпичной стене задней части здания, которая тянулась вдоль переулка и заслоняла мусорные баки.

Рис поспешил к ней, шлепая по мокрой земле. Она повернулась и прижала палец к губам. Он закатил глаза.

— Слушай, — прошептала она.

Он прислушался. Что-то двигалось по переулку, шуршало возле баков. Что-то большее, чем кошка, судя по звуку.

Гвен продолжала двигаться вперед, держа пистолет обеими руками. Она добралась до стены, прислонилась к ней спиной, боком прошла до ее края и заглянула за угол.

Она вдруг застыла. Стоя рядом с ней, Рис почувствовал себя немного лишним.

— Ну? — прошептал он. — Что ты видишь?

Гвен рывком повернула голову, чтобы взглянуть на него. Волосы взметнулись и упали ей на лицо, глаза были широко раскрыты, лицо изумленно вытянулось.

— Что там, Гвен? Скажи мне, — настаивал он.

Внезапно, Гвен вся превратилась в движение. Не ответив, она метнулась в переулок, готовая к бою, целясь из пистолета во что-то шевелящееся возле баков.

— Вставай медленно, — рявкнула она. — Держи руки так, чтобы я их видела.

Секунду Рис раздумывал, не стоит ли ему оставаться там, где он стоит, незаметным, затем он подумал: к черту все это, — и придвинулся поближе к жене. Теперь ему ясно был виден весь переулок до железной ограды в его дальнем конце… Справа от них, плотно прижавшись к задней стене дома, выстроились в линию железные мусорные баки от каждой квартиры с номерами на крышках, написанными белой краской.

Но Рис не смотрел на это. Он изумленно уставился на кого-то, кто на корточках сидел на земле не более, чем в пяти метрах от них. Он содрогнулся, когда волна отвращения и обжигающе холодного страха поднялась у него внутри.

Человек, бродяга, судя по лохмотьям, в которые он был одет, ел кошку. Рис подумал что это, возможно, старый рыжий кот Бетти, их соседки снизу, но трудно было сказать наверняка. Несчастное животное было разорвано и выпотрошено, как курица, приготовленная для жарки на средневековом пиру. Большая часть его останков лежала на земле у ног человека, искромсанная смесь меха и крови. Даже заметив их присутствие, человек продолжил жевать одну из конечностей животного, пачкая подбородок и одежду в крови и внутренностях.

— О, Боже! — пробормотал Рис. — Какая гадость!

Гвен оглянулась на него, затем вновь повернулась к человеку:

— Я приказала тебе встать, — крикнула она.

Человек замер, а затем наклонил голову странным, собачьим движением, так, словно голос Гвен был очень тихим, и ему требовалось время, чтобы воспринять ее речь.

А затем он внезапным судорожным толчком повернул голову, и они смогли ясно разглядеть его лицо.

— О Боже, — побормотал Рис.

У человека не было носа. Просто дырка, на месте которой ему полагалось быть. Его глаза были белые, как молоко. И его кожа, сухая и коричневая, как прошлогодние листья, была натянута так туго на выступающие кости черепа, что губы не закрывали его черных десен и крупных зубов, из которых торчали остатки мяса. Когда человек встал на ноги, пошатываясь, Рис заметил еще кое-что. Он заметил, что у человека нет половины пальца, и кость отломанного сустава торчит изнутри, как расщепленная палка, он заметил, что человек без обуви, и кожа на его ступнях потрескалась так, что сквозь нее видны мышцы и сухожилия.

И он заметил запах. Отвратительный, тошнотворный запах падали.

Из истерзанного горла человека вырвался звук, ужасный, похожий одновременно на стон и рычание. Затем он вытянул вперед свои окровавленные руки и пошел к ним.

— Отойди! — пронзительно закричала Гвен. — Отойди, или, помоги мне бог, я застрелю тебя!

Человек даже не вздрогнул. Он шел к ним с перекошенным от злобы лицом, выражение которого было в то же время совершенно бессмысленным, абсолютно лишенным понимания.

Гвен выстрелила в него. Пуля взорвалась в его плече, проделав в нем приличную дыру, из которой во все стороны разлетелись куски мяса и костей.

Человек согнулся и упал, отброшенный назад силой удара. Гвен сделала осторожный шаг к нему, медленно опуская пистолет…

Человек с трудом встал на ноги и, шатаясь, снова пошел к ним… Гвен попятилась назад, и почти поскользнулась. Рис схватил ее за руку.

— Ну же, милая, не стоит останавливать его. Давай просто убежим.

Гвен казалась потрясенной и озадаченной. Она кивнула и они оба побежали к дверям, ведущим в подъезд их дома. Но, оказалось, что дверь захлопнулась за ними, когда они вышли. У Риса пересохло во рту. Дрожащими руками он начал рыться в карманах джинсов Они туго обтягивали его, и связка ключей завалялась где-то в глубине, вместе со всякой всячиной — рассыпанной мелочью, смятыми бумажными салфетками, квитанциями с работы.

— Давай скорее, Рис, — сказала Гвен. — Оно приближается.

— Я стараюсь.

— Ну так старайся побыстрее.

Рис услышал шарканье существа прямо позади них. Услышал его рычащий стон, сам зарычав, он ухватился за связку ключей и рванул ее на себя. Бумага и деньги посыпались из кармана, но он не обратил внимания. Он нашел нужный ключ и дрожащими пальцами вставил его в замок. Ключ повернулся, дверь открылась и они вбежали в дом.

Гвен захлопнула дверь и задвинула засов, а Рис в это время уселся на пол, потому, что у него вдруг задрожали колени. Он вспотел и запыхался так, словно пробежал только что 400 метров. Существо глухо зарычало от разочарования и продолжило колотиться в дверь всем телом, словно не понимая, почему она его не впускает… Рис посмотрел на Гвен. Она моргала, тяжело дыша.

— Мне это не померещилось? — спросил он. — Этот парень и вправду мертвый?

Гвен закатила глаза, пожала плечами и невесело усмехнулась. Затем она вынула из кармана мобильник.

— Я звоню Джеку, — сказала она.


Глава первая | Бухта мертвых | Глава третья