home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава третья

— Ты готова, Кирст? — спросила Софи, открывая дверь женского туалета.

— Еще две минуты, — отозвалась Кирсти, — только приведу в порядок лицо.

Этой ночью в «Эль Пуэрто» было людно. Но в «Эль Пуэрто» было людно каждую ночь. Этот мясной и рыбный ресторан находился в гостинице «Старый дом» через дорогу от причала в Пенарте. Там постоянно кипела жизнь и царило праздничное настроение, и от начала и до конца смены Софи Голд и ее лучшая подруга Кирсти Лэйн находились в движении: метались между столиками, принимая заказы, разливая вино и шампанское, разнося блюда из окуня, дымящихся лобстеров и сибасов голодным посетителям. Это была тяжелая работа, но им нравилось, и одних только чаевых хватало на то, чтобы прилично провести вечер.

Когда Кирсти наконец появилась из туалета, закрывая свою усыпанную блестками заплечную сумку, Терри, заместитель менеджера, возник из-за стойки, вытирая руки бумажным полотенцем.

— Вам обоим, должно быть, и вправду нравится это место, — сказал он.

— Мы уже готовы? — спросила Кирсти.

— Мы идем в клуб, — добавила Софи.

— Черт возьми! Вот это выносливость!

Кирсти подмигнула ему:

— Тебе за нами не угнаться, приятель.

Она была изящной брюнеткой с карими глазами и Софи догадывалась, что Терри положил на нее глаз. Когда заместитель менеджера улыбнулся им, Софи сказала:

— Идем Кирст, нам пора. Позже потренируешься во флирте.

Попрощавшись с Терри, они прошествовали мимо него на каблуках к выходу. Они уже почти вышли, когда он окликнул их:

— Между прочим, пока вы обе прихорашивались, вы пропустили самое интересное.

— Что такого интересного мы пропустили? — спросила Кирсти, оглянувшись.

— Что-то случилось на причале, — объяснил он, — там оцепление. Полно полиции и «Скорых».

Кирсти взглянула на подругу огромными сияющими глазами. Она любила драмы.

— Эй, Соф, может, пойдем, взглянем, что там….

Софи вздохнула. Ей хотелось пить коктейль в уютном баре, а не торчать на холоде, но она знала, что если уж Кирсти вбила что-то себе в голову, ее не остановить.

— Максимум пару минут, — сказала она, — я не собираюсь торчать здесь всю ночь.

Они вышли на улицу. Определить место инцидента было не сложно. Вокруг светящегося барьера из желтой флюоресцентной ленты уже собралась довольно большая толпа. Там стоял металлический щит с надписью «Вход на эту территорию только для полиции». Внутри заграждения были припаркованы пара «скорых» и четыре полицейские машины, беззвучно мигающие голубыми огнями. На причале были везде расставлены дуговые лампы. А возле яхты, стоящей на якоре, стоял полицейский патрульный катер. Везде мелькали люди в форме.

Кирсти хлопнула по плечу одного из зевак. Это был пожилой мужчина с седыми усами, в синем клубном пиджаке, широких белых брюках и белых туфлях.

— Что здесь происходит, мистер? — спросила Кирсти.

Пожилой человек осмотрел ее сверху донизу, прежде, чем ответить. Когда он открыл рот и заговорил, Софи издалека заметила, какие желтые у него зубы.

— Понятия не имею, — ответил он язвительно. — Все, что я знаю, это то, что я не могу пройти к моей лодке. Это чертовски неудобно.

Более молодой, коренастый мужчина вмешался в разговор. Его акцент выдавал в нем местного жителя.

— Все говорят, что здесь случилось убийство.

— Это сказала полиция? — спросила Софи.

— Ну… не совсем, — признался мужчина. — И не мне, разумеется. Но так все говорят.

Софи потянула подругу за рукав:

— Да, ладно, пойдем уже, Кирст, что бы здесь не случилось, об этом завтра напишут в газетах.

У Кирсти был взгляд ребенка, которого уводят с ярмарки.

— Еще пару минуточек, — умоляла она.

— А зачем? Мы все равно ничего не узнаем. Не похоже, чтобы кто-то…

Конец предложения потонул в реве мощного мотора и визге шин позади них. Она оглянулась и увидела блестящий черный SUV с тонированными стеклами и линией мигающих голубых огней по краю ветрового стекла. Передняя дверь открылась, и оттуда выпрыгнули два человека. Один из них был красивым мужчиной лет тридцати пяти с выразительным подбородком. В своей шинели, темно-синей рубашке, твидовых брюках, подтяжках и армейских ботинках он напомнил Софи старомодного героя детского приключенческого комикса. Его спутник был моложе, с хмурым, но симпатичным лицом. Он был одет в элегантный угольно-серый костюм, белую рубашку и шелковый галстук в розовую и фиолетовую полоску. Выбираясь из SUV, он застегивал запонки. Софи заметила у обоих мужчин в ушах маленькие блютуз-гарнитуры и подумала, что они похожи на шпионов из какого-то фильма.

— Разойдитесь, дамы и господа. Не фотографировать, — громко заговорил более старший мужчина с американским акцентом, врезаясь в толпу. На его лице была широкая и обаятельная улыбка, и голос звучал шутливо, но Софи почувствовала сталь в его словах.

Кирсти стояла рядом с ней и во все глаза смотрела на вновь прибывших:

— Обалдеть! — выдохнула она.

Они смотрели, как два парня приблизились к полицейскому заграждению и перекинулись несколькими словами с дежурным офицером. Их сразу пропустили вовнутрь, и они поспешили к яхте. Пальто старшего из мужчин развевалось за его спиной, как плащ супергероя.

— Интересно, кто они, — сказала Софи.

— Не знаю, — мечтательно ответила Кирсти, — но на мою личную территорию им открыт вход в любое время.


— Итак, мальчики и девочки, — добродушно сказал Джек, — что у вас тут для нас?

Янто заметил, что сержант-детектив Свенсон подняла брови. Это была высокая стройная чернокожая женщина в элегантно пошитом сером костюме. Бусинки, вплетенные в ее волосы, нежно звенели, когда она поворачивала голову. Ее отношение к Торчвуду и, в частности, к Джеку было смесью любви и ненависти, вполне взаимной, со стороны Джека. Однажды Джек заметил, что мог бы сварить яйца на огне сексуального притяжения между ним и великолепной полицейской. Янто никогда не знал наверняка, шутит Джек или говорит серьезно и не мог быть уверенным, следует ли ему ревновать.

— Ну, ну, посмотрите-ка, кого сорока на хвосте принесла, — сказала Свенсон.

Она стояла рядом с о своим коллегой, пухлым коротышкой в измятом костюме. Он хихикнул.

— Наверное, ты и есть та самая сорока, — ответил Джек, поднимая брови. — Ты нарядилась в этот костюм специально для меня?

Свенсон выглядела разгневанной:

— Ты правда думаешь, что я позвала бы тебя, Джек? За каким чертом я позволила бы Торчвуду затаптывать все на месте моего расследования?

— Может, ты просто не можешь устоять перед невинным взглядом моих голубых глаз? — спросил Джек.

— О, прошу тебя! — ответила Свенсон.

— Нас позвал детектив инспектор Муэрс, — сказал Янто немного натянуто.

Свенсон состроила гримасу:

— Надо полагать.

— Он сказал, что у этого случая есть несколько необычных аспектов. Фактически, его слова звучали так: «Это еще более странно, чем трехголовая обезьяна».

Джека это не впечатлило.

— Однажды я встречался с трехголовой обезьяной. Что это было за лето!

— Для тебя это одна большая шутка, Джек? — сказала Свенсон, — потому, что для меня это не так. Сегодня ночью здесь погибло пятеро мальчиков.

Улыбка сползла с лица Джека. Теперь оно стало серьезным и деловым.

— Что случилось?

— Почему бы вам самим не взглянуть? — спросила Свенсон. И добавила с вызовом: — надеюсь, у вас крепкие желудки.

Джек сверкнул на нее глазами, и они с Янто поспешили вдоль пристани к освещенной яхте. Команда криминалистов, похожих на привидения в своих белых комбинезонах суетилась на палубе, фотографируя улики и делая записи. Даже с некоторого расстояния Янто видел, что мерцающее стекловолокно капитанской будки обильно забрызгано кровью. Когда они с Джеком приблизились к лодке, один из офицеров заметил их и поспешил навстречу.

— Чем могу помочь?

— Капитан Джек Харкнесс — Торчвуд, — произнес Джек со значением.

— Янто Джонс, — сказал Янто.

— О, так это вы и есть прославленный Торчвуд? — сказал офицер, стараясь выглядеть равнодушным. — Я Гай Бейкер, СОКО[1] в этом расследовании. Надеюсь, вы знаете правила?

— Правила для… — начал было Джек, но Янто его опередил.

— Ничего не трогать. Не смазывать картину преступления, — отчеканил он.

— Да, так и есть, — Бейкер взмахнул рукой, приглашая их на борт. — За исключением этого, развлекайтесь как хотите.

Джек и Янто прошли по доске между палубой и причалом. Янто смотрел по сторонам, пытаясь сохранять безразличное выражение лица. Вокруг были озера и лужицы крови. Они покрывали всю палубу вместе с большим количеством человеческих останков. Большинство останков не поддавалось определению — только искромсанные в клочки мясо и кости — но там и сям были разбросаны части тела до тошноты человеческие. Янто видел руку с двумя недостающими пальцами, но сохранившейся ладонью; обглоданную грудную клетку; длинную кость, которая, скорее всего, была бедренной; голову с лицом, милосердно скрытым под окровавленными волосами.

— На что мы смотрим? — угрюмо спросил Джек Бейкера. — Это нападение животных?

Бейкер покачал головой.

— Нет. Хотите верьте, хотите нет, но убийцы — люди.

Янто и Джек посмотрели друг на друга.

— Сколько? — спросил Джек.

— Пока мы выделили укусы тринадцати разных типов зубов.

— Несчастливое число, — пробормотал Янто.

— А как были убиты жертвы? — спросил Джек.

— Бейкер развел руками, словно не веря собственным выводам:

— Можно сказать, что они были просто… разорваны на части. Есть доказательства того, что нападающие убили своих жертв голыми руками и употребили в пищу их тела. Фактически, сожрали их.

Янто закрыл рот рукой и ничего не сказал. Он вспомнил о каннибалах в «Брекон-Биконс» вскоре после того, как Гвен присоединилась к Торчвуду. Воспоминание было не из счастливых.

Джек тоже молчал какое-то время, а потом сказал:

— Детектив Свенсон упомянула, что жертв было пять.

Бейкер кивнул:

— Мы считаем, что все они студенты Кардиффского Университета. Мы нашли среди останков несколько карточек Студенческого Союза.

— А что известно о преступниках?

— Ничего. Мы думаем, они подъехали на лодке, которая стояла рядом с яхтой.

— В этом случае должна была остаться запись, верно? — сказал Джек.

— Мы как раз сейчас ее просматриваем.

— Ладно. Ну, удачи вам, Гай — и информируйте нас. А теперь, надеюсь, вы не возражаете, если мы здесь сами немного осмотримся.

Бейкер не возражал, но был недоволен тем, что Джек отклонил его присутствие. Как только он отошел в сторону, Янто достал из кармана свой наладонник и включил его.

— Ничего? — спросил Джек.

Янто проверил результаты, бегущие по экрану.

— Присутствует остаточная энергия Рифта, но очень низкая, почти нулевая. Джек задумчиво посмотрел на него.

— Так что ты думаешь? Это сделали люди?

— Почему бы и нет? Наверное, под действием наркотиков. Может быть, это культ.

Джек взглянул на него:

— Что? — спросил Янто так, словно его в чем-то обвинили.

— Ты ведь знаешь, о чем я думаю, правда? — сказал Джек.

Янто покачал головой.

— Нет, Джек. Это нелепо. Ты сам знаешь, что это нелепо.

Джек сказал почти самодовольно:

— По дороге сюда мне позвонила Гвен и сказала, что на них с Рисом напал ходячий труп. А здесь и сейчас нас окружают свидетельства нападения, во время которого жертвы были убиты голыми руками, а затем съедены. На какие мысли это наводит тебя, Янто?

Янто с несчастным видом тряс головой.

— Это безумие, Джек. Это дешевый прием из фильма ужасов. Ты сам знаешь.

— А ты знаешь, с чем мы здесь столкнулись.

— Нет, не знаю. Не говори этого Джек. Не произноси слово…

— Зомби! — воскликнул Джек.

— Да, именно это слово, — жалобно закончил Янто.


Глава вторая | Бухта мертвых | Глава четвертая