home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава седьмая

— Мы должны им помочь, Рис, — сказала Гвен, уже второй раз за ночь доставая свой пистолет.

— Как? — Спросил Рис. — Их тут несколько дюжин, этих уродов.

Глаза Гвен вспыхнули:

— Мы должны попытаться.

Рис коротко кивнул, зная, что она права и нажал на газ.

Машина рванулась вперед. К помятому полицейскому автомобилю и кучке зомби, окружившей его. Гвен увидела, что водитель все еще без сознания, лежит головой на руле и кровь течет по его лицу. Однако, его напарник начинает приходить в себя, неуверенно поднимая голову и пытаясь осмотреться. В это же время Гвен заметила, как он тревожно дернулся, осознав истинную природу существ, окруживших его. Она видела, что он отчаянно пытается выбраться из разбитой машины. Она видела, как одна их зомби — женщина с фиолетовым лицом в цветастом платье, которая волокла за собой ногу — приблизилась к машине и потянулась к разбитому окну у пассажирского сидения. Она услышала, как человек закричал — и в это самое мгновение другой зомби выпрыгнул откуда-то слева и упал им на капот.

Рис выругался, машина завертелась слева направо. Распластанный на капоте, зомби зарычал на них, прижимая лицо к стеклу. Это был молодой человек со светлыми прядями в его взъерошенных волосах и кожей, как мрамор с черными прожилками. У него были совершено белые глаза, а из открытого рта текла слюна, черная и густая, как смола.

Рис не видел, куда едет. Зомби шлепнул по стеклу рукой с двумя гнилыми пальцами, оставив вязкий след.

Гвен отстегнула ремень безопасности, опустила вниз оконное стекло и выглянула наружу, целясь из пистолета в зомби у машины. Затем она увидела, как их заносит к дереву на тротуаре, и нырнула обратно вовнутрь.

— Рис! — закричала она.

Он ударил по тормозам, но было поздно. Зомби с их капота соскользнул, превратившись в клубок рук и ног. Послышался болезненно громкий треск, и машина пошатнулась, когда они проехались по нему. Гвен и Рис оба закричали, как во время катания на машинках на ярмарке, когда машину заносит. Гвен попыталась застегнуть свой ремень безопасности за секунду до того, как их занесло в бок, на линию парковки. Они врезались во что-то со скрежетом и стуком, а затем наступила тишина.

В голове у Гвен звенело. Она открыла рот, подвигала челюстью. Ее мозг заработал, оценивая ущерб принесенный телу. Она набила синяки на бедре и на плече, но в остальном с ней все было в порядке. Моргая, она оглянулась на Риса. Он сидел, подняв лицо вверх, с закрытыми глазами.

— Рис? Ты в порядке?

Он открыл глаза:

— Мы уже остановились?

— Ты в порядке? — настойчиво повторила она.

— Да, а ты?

Она кивнула, чувствуя, как острая, но короткая боль пронзила шею:

— Заведи машину, — сказала она. — Мы здесь как сидячие мишени.

Рис попытался включить зажигание. Машина захрипела и закашляла, затем мотор заглох. Он подождал несколько секунд и попробовал снова с тем же результатом. В третий раз тоже ничего не получилось.

— Сдохла, — сказал он. — Чертова машина фирмы навернулась.

— О, просто чудесно, — воскликнула Гвен. Она посмотрела сквозь треснувшее лобовое стекло. Большинство зомби все еще толклись возле полицейской машины, из которой больше не доносились испуганные крики пассажиров. Там наступила зловещая тишина. Один или двое, однако, ковыляя, направились к ним.

— Нам придется выйти, — сказала она.

Рис попробовал открыть дверь, но она была изогнута и плотно прижата к машине, с которой они столкнулись.

— Мне придется выходить с твоей стороны, — сказал он.

Гвен распахнула дверь и выбралась из машины, сжимая пистолет и сцепив зубы от боли в бедре. Она огляделась вокруг и с ужаснулась, увидев, что входные двери домов, стоящих вдоль улицы, открываются, и местные жители храбро выходят на улицу, чтобы посмотреть на заваруху. Гвен заметила двух зомби, неуклюже ковыляющих по садовой дорожке к пожилой даме, силуэт которой был виден в дверях. Дама в розовой ночной рубашке держала на руках кота и, казалось, вросла в землю от ужаса.

— Всем зайти в свои дома! — закричала Гвен. — И запереть двери! Это чрезвычайная ситуация!

Словно подтверждая ее слова, один из зомби дотянулся до старухи и схватил ее. Кот, завывая, выпал у нее из рук и удрал прочь, а зомби, толстый мужчина в окровавленной форме дорожного инспектора, разорвал ей горло. Люди начали кричать. Некоторые убрались в дома и захлопнули двери. Однако, многие, наоборот, выбежали из домов, словно спеша на помощь старой даме.

Гвен выстрелила в воздух. Этот звук был шокирующе громким для тихой пригородной улицы.

— Вернитесь в ваши дома! — закричала она снова. — Закройте окна и двери, и оставайтесь там пока вам не объявят, что опасность миновала!

Позади нее Рис пытался выбраться из машины через дверь у пассажирского сидения, упираясь руками в землю, чтобы не упасть.

— Ээ… Гвен. — сказал он.

Она повернулась и увидела, что позади машины появился зомби — высокая худая женщина с беспорядочной копной черных волос, одетая в то, что когда то было шелковым бальным платьем. У женщины была надорвана нижняя губа, и поэтому, казалось, что она скалит зубы, как собака. Еще три шага и она схватит Риса.

Не раздумывая, Гвен подняла пистолет и выстрелила. Женщину отбросило назад; в груди у нее появилась дыра, из которой текла густая черная кровь. Пока Гвен вытаскивала Риса из машины и помогала ему подняться, женщина неуклюже встала на ноги. Гвен опять выстрелила. На этот раз пуля попала ей в плечо и развернула ее в другую сторону. Но она снова встала, как боксер, побитый, но не желающий сдаваться.

— Ты должна стрелять им в голову, — сказал Рис.

Гвен моргнула:

— Что?

— Так всегда делают в кино. Чтобы убить зомби ты должна выстрелом в голову уничтожить его мозг.

— Это не кино, Рис, — огрызнулась Гвен.

— Просто попробуй!

Гвен сердито фыркнула, но, когда женщина снова заковыляла к ним, она подняла пистолет, целясь выше на этот раз, и нажала на курок.

Верхняя половина головы женщины взорвалась вместе с неаккуратной прической. Ее взгляд был почти удивленным, когда она мертвым грузом рухнула на землю. Ее тело дернулось несколько раз и застыло.

— Видишь? — самодовольно сказал Рис.

— Не язви, Рис, — ответила Гвен. — Это некрасиво.

Она побежала к полицейской машине, держа пистолет перед собой. Зомби приближались отовсюду, но Гвен вертелась во все стороны, стреляя им в головы. Рис, согнувшись, бежал позади нее и тоже хотел, чтобы у него был пистолет. Он никогда в жизни не стрелял и не был уверен, что сможет направить оружие на человека — даже на мертвого человека — и нажать на курок, но все равно хотел пистолет.

Примерно три дюжины зомби все еще толпились вокруг сломанной машины, но, когда Гвен и Рис приблизились к ним, они начали отходить от нее и поворачиваться в их сторону, возбужденные близостью живого мяса. Спокойно и методично Гвен стала убирать их одного за другим. Ее реакция была быстрой, движения — проворными, но постепенно становилось ясно, что медлительная армия этих созданий все еще очень велика и им надо убираться оттуда.

— Мы должны пробраться в машину, — бормотала Гвен между выстрелами.

У Риса звенело в ушах от пальбы, но он слышал ее слова и знал, как отчаянно она стремится помочь полицейским. Однако, теперь у машины вертелось не слишком много зомби, и он смог заглянуть вовнутрь. Было совершенно ясно, что офицерам уже нельзя помочь. От них мало что осталось.

— Слишком поздно, — тихо сказал он. Гвен, казалось, не слышала его. Она все еще стреляла, стиснув зубы, яростно сверкая глазами. Рис положил руку ей на плечо и повысил голос: — Слишком поздно, милая. Они оба мертвы.

Она с болью взглянула на него.

— И если мы отсюда не уберемся, то присоединимся к ним, — добавил он.

Гвен кивнула, пристрелив при этом светловолосую зомби в форме медсестры, которая держала что-то красное и сочащееся, оставляющее след на дороге позади нее.

— Я знаю, — пробормотала она.

Рис взял ее за руку:

— Тогда идем.

Они побежали по улице. Гвен продолжала стрелять. Рис неуклюже пригибался, размахивая руками. Когда они пробегали мимо их машины, он резко остановился, почти выдернув руку Гвен из сустава.

— Подожди секунду, — сказал он.

— Что ты делаешь, Рис? — гневно спросила Гвен. — Идем!

— Мне тоже нужно оружие. — сказал он. — Дай мне десять секунд. Он побежал к задней части машины и открыл багажник. Порывшись там, он вытащил что-то, что напомнило Гвен меч, но потом она поняла, что это клюшка для гольфа.

— Видишь? — сказал он, взвешивая клюшку на руке. — Все-таки я не зря потратил на нее деньги.

Гвен закатила глаза. Рис купил клюшку в интернете, имея намерение заниматься гольфом. После пары раундов с соседями, он, однако, решил, что ему не нравится ни игра, ни люди, играющие в нее, и с тех пор клюшка пылилась в багажнике машины.

Усмехнувшись ей, он захлопнул багажник. Когда крышка опустилась, в их поле зрения появился мужчина среднего возраста в очках с гниющим зеленоватым лицом. Мужчина ковылял по тротуару, незаметно для Риса, и был уже менее чем в метре от него.

— Рис! — взвизгнула Гвен. Но он не нуждался в предупреждениях. Двигаясь с проворством, замечательным для человека имеющего лишних сорок фунтов веса, он развернулся, и вставил острый конец клюшки прямо в лоб зомби.

Глаза зомби закатились и он упал. Клюшка выпала из головы с треском разрывающейся плоти. Рис посмотрел на существо с неким удивлением, а затем перевел взгляд на набалдашник клюшки, весь покрытый смесью крови и серо-зеленого мозгового вещества.

— Теперь можно идти? — нетерпеливо спросила Гвен.

— Сразу за тобой, милашка, — ответил Рис.


Софи и Кирсти сидели на заднем сидении такси на Бьют Стрит по дороге к «Океане» на Грэйфрайс Роад. Обе девушки, слегка «под шафе», притопывали и двигались в такт «фанку» 70-х, мелодия которого заполняла машину. На светофоре был красный свет, мотор работал вхолостую. Водителя такси звали Винстон, и он уже успел рассказать им все о своем сороковом дне рождения месяц назад, который он отпраздновал, навестив своих многочисленных родственников на Ямайке. Теперь Винстон использовал время для небольшого перекура, выпуская серо-голубой дым в открытое окно. Мелкий дождь поблескивал в воздухе и размывал свет фонарей. Пабы были закрыты, и на улице осталось совсем мало людей.

— Вам, девчонки, не холодно? Окно-то ведь открыто… — сказал Винстон, между двумя затяжками.

— Нет, все в порядке, — сказала Софи, хоть, на самом деле, немного замерзла. Ее обнаженные руки были в «гусиной коже».

— Мне вообще никогда не холодно, — сказала Кирсти, и дотронулась до предплечья указательным пальцем, произнеся при этом «Шшш». — Я всегда горячая!

Винстон хихикнул:

— Верю. И как это вы, девчонки, гуляете по пабам допоздна? Вам что, завтра на работу не надо?

Кирсти нагнулась вперед, положив руку на спинку его сидения:

— Нет, мы… — начала она.

В эту минуту белая как мел рука с черными ногтями просунулась в окно у водительского сидения и вцепилась в лицо Винстону.

Все произошло мгновенно. Рука, казалось, просто вонзила пальцы в мягкое тело под челюстью Винстона и сняла с него кожу, как подшлемник. Винстон упал на спину без звука и растянулся на переднем сидении, все еще сжимая свою самокрутку между указательным и средним пальцами правой руки. Кровь фонтаном била из его шейной артерии и мгновенно забрызгала Кирсти. Она взвизгнула и отдернула руку. Софи только и могла, что потрясенно и недоверчиво смотреть на все это.

Дверь рядом с Кирсти рывком распахнулась, и полдюжины рук ворвались в машину, схватили кричащую девушку и вытащили ее наружу. Софи не могла поверить в то, что происходило на ее глазах, не могла поверить, что считанные секунды назад, она, Кирсти и Винстон болтали и слушали музыку. Она сидела, застыв от ужаса, слыша, как вопли Кирсти становятся все более пронзительными и невыносимыми на пике агонии.

— Нет! — кричала Кирсти. — Пожалуйста, нет! — потом послышался последний, булькающий крик и все стихло.

Дрожа с ног до головы в блестящей блузе, залитой кровью Винстона, Софи потянулась к дверной ручке. Поначалу она не верила, что у нее хватит сил повернуть ее. Но дверь открылась, и она почти выпала на дорогу. Она встала, рыдая, едва держась на слабых, дрожащих ногах. В животе у нее была дрожь, так, словно она промерзла до костей. Она посмотрела поверх крыши автомобиля и увидела группу… существ, рвущих на части что-то покрытое кровью. Что-то, что больше не было человеком. Софи отказывалась верить, что это «что-то» менее минуты назад было ее лучшей подругой Кирсти.

Тряся головой, дыша судорожно со всхлипами, шатаясь на высоких каблуках, она пошла прочь. Через несколько шагов она остановилась, чтобы сбросить туфли, а затем побежала, чувствуя под ногами влажный холод земли.


— Левее, Джек, — сказал Янто.

Джек резко развернул SUV, даже не сбросив скорость. Шины взвизгнули и зашипели, скользя по мокрому тротуару.

— Эй, мистер Тестостерон, — суховато сказал Янто, — нет необходимости впечатлять меня безумными трюками твоего вождения.

— Если можешь бежать, не ходи пешком, Янто, — искренне ответил Джек.

— Если можешь жить, не умирай, — пробормотал Янто, а затем добавил: — О, я и забыл — ведь ты и так не умираешь.

Они были «охотниками на зомби» (Джек настаивал на этом названии). Оборудование для поиска в SUV действовало, как спутниковый навигатор зомби. Янто считывал данные и указывал Джеку направление. Проблема была в том, что зомби — случайно или, подчиняясь некоему стадному инстинкту — собирались большими группами, а они пытались избежать подобных скоплений. Они были в Троубридже и шли по следу группы из четырех существ, которая последние пять минут была постоянной. Троубридж это район узких пригородных улочек и государственного жилья, хоть сейчас в нем и проводилась реконструкция. «Зомби», или, по крайней мере, следы их присутствия, связанные с остаточной энергией Рифта, были засечены на дороге, с одной стороны от которой стояли дома довоенной постройки, а с другой был строительный участок (на месте которого скоро появится желанное новое жилье).

— Первый поворот направо, — сказал Янто и поднял брови, когда колеса SUV на короткое время оторвались от земли во время поворота. В дюжине метров сбоку от них стоял посреди дороги голубой «Пассат» с включенными фарами. Джек подъезжал к нему на такой скорости, словно ожидал, что автомобиль освободит ему дорогу.

— Тормози, — тихо сказал Янто.

Джек ударил по тормозам и SUV резко остановился в нескольких сантиметрах от заднего бампера «Пассата». Янто собирался отпустить саркастическую реплику, но тут он увидел то, что Джек заметил раньше его. В сточной канаве рядом с машиной лежал человек, в то время, как четыре фигуры, в темноте похожие на черные, пошатывающиеся силуэты, скребли и колотили по машине, пытаясь пробраться вовнутрь. Янто предположил, что внутри есть кто-то, кого хотят заполучить нападающие, но ему не было видно подробностей. Джек уже распахнул дверь, вытаскивая свой «Уэбли», Янто последовал за ним через несколько секунд.

— Это частная вечеринка или можно присоединиться? — крикнул Джек. Он улыбался, но его пистолет был наготове.

— Е-мое, — выдохнул Янто, когда группа фигур, собравшихся у машины, повернулась к ним. Он впервые видел этих зомби. Но вынужден был признать, что выглядят они слишком знакомо, Каждый из них казалось, явился сюда прямо с экрана малобюджетного фильма ужасов. Рваные, грязные лохмотья, бесцветная кожа, бессмысленное выражение лица — все, как в кино. Эти существа копировали даже разные сроки и стадии разложения. Некоторые из них были почти скелетами, другие — призрачно-бледными, третьи — зеленоватыми и раздутыми… Там была девочка лет двенадцати-тринадцати, которая выглядела так, как будто умерла вчера. Ее подбородок и ночная рубашка были заляпаны кровью, остекленевшие глаза казались почти серебристыми. Она зашипела, припав к земле. Остальные зарычали и направились к ним.

— Мы возьмем ее, — сказал Джек.

— Потому что она… самая красивая? — отважился пошутить Янто.

Джек выстрелил в него взглядом.

— Да, ладно тебе, Янто, даже я не настолько легкомысленный. Я просто подумал, что от нее воняет меньше, чем от ее дружков.

Янто поднял брови так, словно не поверил ни единому его слову.

— А остальные?

— У нас тут в опасности живые люди, — сказал Джек, кивая на машину, из окна которой выглядывало испуганное женское лицо. — Мы избавимся от остальных.

— Ты имеешь ввиду — просто убьем?

— Почему бы и нет? Они все равно уже мертвые.

Совершенно равнодушные к виду оружия, которым Джек и Янто угрожали им, существа уже преодолели половину расстояния между машиной и двумя мужчинами. Джек поднял «Уэбли» и выстрелил в голову скелетообразному зомби. Его череп развалился, как трухлявое дерево, и он мешком рухнул на землю.

Сцепив зубы, Янто выстрелил в лысого мужчину с рыжими усами и и пятнами черной плесени на зеленоватом лице. Пуля попала мужчине в грудь, но он просто припал на одно колено с шипением, таким, словно из него вышел воздух, а затем снова встал.

— Ты должен приканчивать их выстрелом в голову — сказал Джек, разворачиваясь, чтобы получше прицелиться в третьего зомби, парня, одетого в обрывки того, что когда-то было хорошим костюмом.

— Откуда ты знаешь? — спросил Янто.

— Поверь, если живешь на свете столько, сколько я, успеваешь увидеть чертовски много фильмов.

Янто покачал головой, но поднял пистолет и выстрелил лысому мужчине между глаз. Кровь потекла тонкой струйкой, и мужчина упал на спину, ударившись головой о тротуар со звуком разбившегося кокосового ореха.

— По-моему, это неправильно, — сказал Янто, — они же когда-то были людьми.

— А сейчас они просто ожившие трупы, — сказал Джек, одним выстрелом убрав парня в костюме. — Думай о них, как о куклах-марионетках.

— Спасибо, — сказал Янто. — Теперь я чувствую себя намного лучше.

— Эй, — сказал Джек, поворачиваясь к другому боку машины и вертя головой из стороны в сторону. — Куда ушла девочка?

Янто указал на строительный участок через дорогу — там, среди самосвалов и экскаваторов мелькал чей-то силуэт.

— Туда, — сказал он.

— Вижу ее. — сказал Джек. Он уже бежал, а пальто развевалось у него за спиной. — Я поймаю девочку, а ты позаботься о людях в машине. Вернусь через пять минут.

Он убежал раньше, чем Янто успел возразить.


— Подожди, — отдуваясь, сказал Рис.

Он отстал от Гвен на полдюжины метров, и она остановилась, чтобы он мог догнать ее. Его лицо было красным, а лоб покрывали бисеринки пота и мелкого дождя. Мокрые волосы стояли торчком.

— Ты в порядке, милый? — спросила Гвен.

Он остановился рядом с ней, держась рукой за стену. Задыхаясь, он сказал:

— Ты меня знаешь, дорогая. Я не быстрый, но выносливый.

Она улыбнулась и потрепала его по плечу.

— Передохнем. Думаю, сейчас мы в безопасности.

Они бежали, а затем быстро шагали от Брэдфорд стрит до Корпорэйшн роад, через мост Кларенса. Гвен надеялась, что у них будет возможность дойти вдоль улицы Джеймса до Королевской площади, туда, где располагался их хаб, но на противоположной стороне моста они наткнулись на группу из десяти зомби, которые, ковыляя, направились к ним. Хоть Рис и устал, он был полон желания проложить им путь своей верной клюшкой. Но Гвен решила, что не стоит рисковать лишний раз. И они пошли в обход, вдоль набережной Кларенса и через плотное скопление жилых улиц, которые ответвлялись от нее. Теперь они находились в тихой аллее, которая соединяла переулок Харроуби и улицу Харроуби. С обеих сторон ее поднимались высокие стены.

Рис со стоном прислонился к одной из них и вытер лоб.

— Кода я сказал, что хочу немного развлечься этим вечером, я не это имел ввиду.

Гвен коротко усмехнулась:

— Интересно, чем это вызвано? — размышляла она.

— В фильмах это всегда радиация или химикаты, — сказал Рис.

Она состроила гримасу:

— Это просто глупо.

— И все остальное по моему, тоже глупо. Я имею в виду, откуда берутся все эти зомби? Из-под земли? Из больниц? Из моргов? — Гвен задумчиво посмотрела на него и взялась за мобильник: — Я позвоню Джеку, может, он что-то выяснил.

Она нажала кнопку быстрого набора. И он ответил после первого же звонка.

— Эй, Джек, что происходит?

— Охочусь на зомби, — ответил он. Его голос был приглушен, но звучал так, словно он получает от этого некое извращенное удовольствие.

— Где ты?

— Где-то в Троубридже.

— Значит, ты не в хабе?

— Как бы я охотился на зомби в хабе?

Гвен покачала головой, уловив его голосе шутливое, но явное пренебрежение.

— Да, извини. Не обращай внимания. Все мои мысли в беспорядке.

— А ты где? — спросил Джек.

Гвен быстро пересказала ему, что случилось с ней и с Рисом, и объяснила, где они находятся.

— Но послушай, Джек, — сказала она, — эти существа, они везде. Мы можем не справиться. Она поколебалась секунду, а затем сказала: — Может быть, нам нужна помощь? Как насчет звонка в UNIT?

— Никогда, — сказал он упрямо. — К тому же, мы не можем.

— Почему?

— Вокруг Кардиффа — временной энергетический барьер. Что-то вроде купола над городом. Никто не может въехать или выехать.

— То есть, это не случайное событие. Кто-то это спланировал?

— Можно сказать и так.

Гвен сосредоточилась на минуту.

— Ладно, а если я организую полицейскую операцию, чтобы сдержать развитие ситуации, — прежде чем он успел возразить (а она знала, что он возразит), она быстро сказала: — Нам нужны люди, Джек. Представь себе, что мы пастухи, а полиция — наши овчарки. Мы свистим и отдаем приказы, и они… сгоняют овец. Она поморщилась от собственной аналогии.

Джек ответил:

— Я не знаю, Гвен.

— Ну же, Джек, — продолжала она, — ты ведь понимаешь, что в этом есть смысл. Сейчас большинство людей спят, но в пять-шесть часов утра они начнут просыпаться и выходить на улицу, и, когда это случится, у нас начнется самая большая резня из всех, с которыми мы сталкивались до этого. Если у нас есть шанс предотвратить ее — любой шанс — мы должны воспользоваться им.

Он молчал так долго, что она подумала, что потеряла связь с ним. Потом он сказал:

— Ладно, сделай это.

— Свяжусь с тобой позже, — сказала она. — Счастливой охоты.

Она прервала связь и набрала по прямой линии номер штаб-квартиры Кардиффского центрального отделения полиции. Потому что надеялась поговорить с кем-то из представителей власти сразу, без отсылок туда и сюда. Однако, ее приветствовал электронный голос, который сообщил, что связь в данный момент не работает и вежливо предложил попытаться еще раз позже. Вздохнув, Гвен набрала еще пару-другую номеров с тем же результатом.

— Можешь поверить? Ни одна линия не работает, — сказала она Рису со стоном разочарования.

— Интересно, почему, — сухо ответил Рис.

Она смотрела на него, пытаясь решить, как ей действовать. В итоге, она сказала.

— Ладно, изменение в плане. Забудь про хаб. Мы идем в отделение полиции.

Рис приставил пальцы ко лбу в ироническом салюте:

— Как скажете, босс, — ответил он.


Человек в сточной канаве был жив, но выглядел так, как будто пострадал от нападения дикого животного. Когда Янто перевернул его, то увидел, что его куртка и футболка изорваны в лохмотья, а на спине, плечах и руках — следы глубоких царапин и отметины укусов. К счастью, раны не казались зараженными и, хоть человек и потерял немного крови, он нормально дышал, и сердцебиение было четким и ритмичным. Закончив осмотр, Янто встал и пошел к «Пассату», проверить состояние женщины.

Она съежилась на пассажирском сидении, и, когда Янто заглянул в окно, издала пронзительный, хриплый визг. Но Янто встревожил не ее страх, а тот факт, что она, очевидно, была на последнем месяце беременности.

Он поднял руку и улыбнулся:

— Привет, — сказал он.

Женщина уставилась на него потрясенным взглядом широко открытых глаз.

— Я пришел на помощь, — сказал Янто, четко артикулируя, в надежде, что. если она не слышит его, то сможет прочесть сказанное по губам. — Вы можете открыть дверь?

Она не ответила. Продолжая ободряюще улыбаться, Янто сказал:

— Мое имя Янто Джонс. А ваше?

Молчание.

Янто указал большим пальцем назад:

— Этот человек в канаве? Это ваш муж? Он в порядке, но ему нужна медицинская помощь. Думаю, что и вам тоже.

На этот раз женщина отреагировала. Она выпрямилась и в ее взгляде появилась надежда. Янто заметил, что она пытается приподняться, чтобы выглянуть в окно.

Ясно было, что она хочет увидеть человека в канаве. Янто отступил в бок, чтобы предоставить ей обзор.

— Он в порядке, — сказал он снова, поднимая большие пальцы, чтобы это подчеркнуть.

Женщина осторожно передвинулась на переднее сидение, придерживая свой живот и морщась, словно от боли. Звук щелчка означал, что она отключила автоблокировку. Янто открыл дверь.

Лицо женщины было бледным и волосы на лбу слиплись от пота. Ее взгляд метался слева направо.

— Они ушли? — спросила она…

— Да, — сказал Янто. — Мой друг и я… приняли меры.

Женщина посмотрела на него с испуганным недоверием.

— Это были зомби, — сказала она.

Янто вздохнул про себя. Он понял, что придется плыть по течению.

— Да, — ответил он с невозмутимым лицом.

— Они выглядели так реально. Но ведь их же не существует?

— Нет, — сказал Янто.

Взгляд женщины скользнул с него на распростертое тело мужа. Она прошептала, словно боясь ответа:

— Что они сделали Трису?

— С ним все будет в порядке, — уверил ее Янто, — только поверхностные ранения. Значит, его зовут Трис? А вас?

— Сара, — прошептала она. — Ээ… Сара Томас.

— Приятно познакомиться, Сара. Я Янто Джонс, если вы не расслышали вначале. Он кивком указал на ее живот:

— Не могу не поинтересоваться… хм, когда вам рожать?

Ее лицо скривилось, как будто этот вопрос совпал с очередной схваткой. Сделав глубокий вдох, она сказала:

— Полагаю, что в любую минуту.

— О черт, — сказал Янто.

Через пять минут после того, как Сара преодолела схватку с той небольшой помощью, которую мог оказать Янто, чета Томас была размещена на задних сидениях SUV. Янто вытащил из багажника пару подстилок для пикника и вручил одно из них Саре («На случай… ээ… неприятностей», — пробормотал он). Затем он обернул другим сидение рядом с ней. Было нелегко дотащить обвисающее мертвым грузом тело Триса до большой черной машины и, к тому времени, как Янто удалось это сделать, он выдохся и был весь залит кровью.

«Еще один костюм испорчен», — подумал он уныло, подходя к передней части SUV и забираясь на пассажирское сидение. Повернувшись, он сказал:

— Как только вернется мой друг Джек, мы отвезем вас в больницу.

— Он скоро придет? — спросила Сара с беспокойством.

— Да, в любую минуту. Не волнуйтесь, все будет хорошо.

— Словно в ответ на это, голос Джека внезапно грянул из рации в его ухе:

— Янто, помоги!

— Джек! — закричал Янто. — Джек, что случилось? Отвечай!

Ответа не было.

Янто открыл дверь.

— Мой друг в беде, — сказал он. — Я должен идти.

Сара недоверчиво посмотрела на него:

— Вы не можете оставить меня! Не сейчас!

— Я должен, — несчастным голосом сказал Янто. — Я скоро вернусь, обещаю.

— Но у меня схватки через каждую минуту. Я в любую секунду могу родить.

Янто с мукой посмотрел на нее.

— Простите, — сказал он. — Слушайте, просто… просто дышите сквозь боль и я вернусь, раньше, чем вы поймете, что меня нет. Я запру дверь. Здесь вы в полной безопасности. Сюда никто не войдет.

Он спрыгнул на мокрый тротуар, не слушая протестующих криков Сары.

Выхватив пистолет, он побежал к стройке.


Глава шестая | Бухта мертвых | Глава восьмая