home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава семнадцатая, в которой осыпается шиповник

В четверг, двадцать седьмого июня 1906 года, Джейк опять наткнулся на мисс Буддл на лестнице, собираясь сбегать в лавочку за едой для компаньона. Он сделал суровое лицо, сказал, что мистер Маллоу занят, просил не беспокоить. Барышня на выданье задрожала подбородком, ушла и Д.Э. беспрепятственно проскользнул к выходу. Вернулся быстро, напевая себе под нос, тихонько подглядел в замочную скважину: вдруг у компаньона клиент, и вошел в комнату. Из-за стены слышалось:

О, приди же ко мне, долгожданный!

Тебя нежно и страстно люблю я…

Но все чувства в груди сберегу я,

Не откроюсь тебе, мой желанный…

Занятый компаньон валялся на кровати, ковыряя в носу и любовался похабными картинками из волшебного фонаря. Припев звучал надрывно:

И надменно скажу-у-у

Ты не ми-и-ил мне!

Пауза. Затем голос скорбно продолжал:

Помнишь, я была девой скромной?

Но меня ты склонил до порока,

Помнит только седая осока,

Как ты клялся в любви ежечасно…

Ну, а я, я смеялась в отве-е-ет:

«Ты не ми-и-ил мне!»

– Да не клялся я! – не выдержав, закричал Дюк. – Она сама все выдумала!

– Хочешь, чтобы она услышала – пойди и скажи! – пожал плечами Д.Э.

М.Р. ойкнул и заткнулся, а романс продолжался:

Но увы, я погибну в пучине

Прегрешений своих сладострастных

Не твое ли, обманщик прекрасный

Назову перед смертью я имя

И в слезах прошепчу-у-у…

Голос мисс Буддл дрожал от плача:

…Как ты ми-и-ил мне!

– Ого, – хмыкнул Д.Э. Саммерс, – какую на тебя охоту открыли.

– С полчаса слушаю, – откликнулся Дюк. – Ну все, хватит. Вставай, где там наши бумажки, работать будем. У нас редактор статью ждет.

Но не успела Джулия Дей взъерошить карандашом волосы, как в дверь постучали.

– Молодой человек! – прокричала с той стороны бабуля Буддл. – Вы отменяете урок уже в четвертый раз! Так продолжаться не может!

– Мы заняты! – хором отозвались компаньоны.

– Чем это вы заняты?

– Слушай, – спросил Джейк, – а она вообще-то знает, что мы Джулия?

– Она знает, что мы работаем в «Ежедневном компаньоне», – меланхолично откликнулся Дюк. – Ей Агнес газеты читает.

Дюк распахнул дверь.

– Миссис Буддл, – сказал он, – мне очень жаль. Я не смогу больше давать уроки вашей внучке.

– Редактор ест живьем, – добавил Джейк. – Мы занимаемся приемом рекламных объявлений.

Дюк расправил плечи и поднял усталое лицо.

– Знаете, сколько сейчас рекламы? – добавил он.

– Смертельное количество! – уверил Д.Э, Саммерс.

Бабуля съежила губы.

– Пятьдесят на четырнадцать… – пробормотала она.

– На шестнадцать, – поправил Д.Э.

– На двенадцать, – отрезала миссис Буддл. – За неудобства. Это будет семь пятьдесят. Получите в конце месяца.

Она уже почти ушла, как вдруг спохватилась.

– Агнес говорит, вы обещали ее познакомить. С той дамой из газеты.

– Э-э-э… – глядя друг другу в глаза, протянули компаньоны.

– Мисс… миссис Дей – очень занятая особа, – объяснил Джейк. – Ее теперь в редакцию в автомобиле возят.

– Но вы, пожалуйста, передайте мисс Буддл, – вступил Дюк, – как только – так моментально.

Дверь за бабулей закрылась.

– Почему это я размазня? – обиделся М.Р. Маллоу.

На ужин не пошли оба, сослались на занятость. Джейк делал вид, что пишет статью, хотя было отлично видно, что ничего он не пишет, а рисует в блокноте черных кошек, дирижабли и дамские бюсты. Дюк, сидевший с книгой на кровати, по-турецки, как всегда любил, сложил колени и расположился немного боком, как обычно сидят девушки, не желающие помять юбки. Посидел так немного. Перевернулся в другую сторону – к стене. Встал и долго, скрестив ноги, стоял у окна. Небо было ясным, вечер – не слишком жарким, по Бентон-стрит прогуливались горожане, приветливо кивая друг другу и останавливаясь побеседовать. М.Р. повернул задумчивое лицо к окну и принялся созерцать ящик с геранями, выставленный бабулей Буддл на террасу, под солнышко.

– Сэр, – Д.Э. положил карандаш. – Давай на ихнюю клумбу, так им и надо. И объясняться не понадобиться!

Дюк вздохнул.

– Не могу. Не могу я.

Он подумал еще минутку.

– Нет, не могу. Но слушай, а это идея!

– Что именно?

– Сделать что-нибудь такое, чтобы Агнес сама…

– Чего проще, – буркнул Джейк. – Возьми да и скажи ей про сифилис.

– Это чтобы весь город на нас пальцем показывал? – ехидно спросил Дюк. – Да Гейзериха об этом узнает через минуту! Побежит к аптекарше – и… дальше рассказывать?

В пятницу Джейк вышел из комнаты, увидел мисс Буддл, которая с готовностью выскочила навстречу, изобразил легкий поклон и прошмыгнул мимо так рассеянно, как только мог.


Он направлялся в ванную. Однако вернувшись оттуда с выражением прочел:

Осыпается шиповник,

Соловей умолк в саду,

И не осень тут виновник,

А тебя давно я жду.

– Ты что, – хмыкнул М.Р., поднимая глаза, – на солнышке перегрелся? Совсем шиповник осыпается?

– Это не я, – покаялся Д.Э. – Это твоя барышня скукожилась. Ты бы сделал что-нибудь, чтобы шиповник уже окончательно осыпался! У меня и так нервы!

– У всех нервы, – ответствовал мистер Маллоу. – Где записка-то?

– Да я как-то не думал, – мистер Саммерс смущенно извлек из кармана бумажный шарик, – что она тебе так уж нужна. Но я зато все помню! Раза три успел прочитать! Там дальше было так…

– Не надо, – мрачно оборвал Дюк, взял шарик и швырнул в грязную чашку от кофе. – Черт, что же теперь делать-то, а? Как бы так…

Он повертел пальцами.

– Да прекрати ты барабанить!

У Д.Э. Саммерса была дурацкая привычка в задумчивости барабанить по столу, подлокотнику или по чему попадется под руку.

(Она и сейчас при нем, но это к делу не относится).

– Отстань! – обиделся Джейк. – Как я думать буду?

Спустя полчаса н сказал:

– Кураж, сэр. Как там было? Чтобы лошадь приложила все уси… Почему это я идиот?


* * * | Универсальный саквояж миссис Фокс | * * *