home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




СУПЕРВИЗОР

– О черт! – прошептал Д.Э. Саммерс. – Ну и оторва же вы, мадам Гландау!

Глава двадцать девятая. Возможности импровизации

В свою комнату удалось попасть только к десяти, да и то потому, что в лабораторию, где господин Гландау демонстрировал дело своей жизни, пришла мадам с вежливым напоминанием о том, что в умывальной мальчиков творится Бог знает, что. Хорошо, что она не услышала последней фразы супруга. Карточки, все до одной, были странного желтого оттенка (плохая выдержка), с мутными (бумага дурного сорта), слишком светлыми (мальчики неплотно задернули занавеси) фигурами и тому подобным, относящимся к общей формулировке «в этом заведении вообще спокойно работать невозможно».

– Рано или поздно, – говорил Джейк за несколько секунд до этого, понимая, что должен хвалить фотографа, но не в силах этого сделать, – рано или поздно вы набьете руку. У вас получится. Когда что-то любишь, всегда…

«Фотография – моя единственная возможность побыть в покое в этом сумасшедшем доме!» – с трудом понял он из того, что ответил по-французски господин Гландау.

Прежде, чем Д.Э. успел решить, как лучше ответить, вошла мадам. Лицо ее супруга немедленно сделалось лицом человека увлеченного, занятого крайне и некоторым образом даже не от мира сего. Ровно через тридцать секунд дверь закрылась, оставив господина Гландау наедине с делом всей его жизни,

– Je suis tres content que vous aimez le sport, monsieur Sammers![5] – сухо сказала мадам. – Но хотела бы попросить впредь не отвлекать моего мужа от работы бадминтоном! Он человек легкий, с удовольствием поиграет с вами, когда у него найдется свободная минутка, но, прошу вас, запомните: господин Гландау круглые сутки вертится, как белка в колесе!


Глава двадцать восьмая, в которой Д.Э. Саммерс дает объяснения | Универсальный саквояж миссис Фокс | * * *