home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая, в которой искатель приключений, наконец, поднимается на фок-мачту

Еще издали искатели приключений гадали, какое из судов «наше». Может быть, вот этот новенький пароход, «Чудо», из белой с красной полосой трубы которого без перерыва валил дым. Или это, «Нарвал», с двумя мачтами. «Нашим» оказался старомодный трехмачтовый барк, старый, побитый, с гордым именем «Матильда». Компаньоны повернулись было друг к другу, но тут нанятые матросы, толкаясь и суетясь, стали подниматься на судно.

Тут у трапа появился высокий парень лет тридцати. Его телосложению оставалось только позавидовать. Мощная шея. Хищный нос. Уверенный прищур чуточку раскосых глаз. Светлые волосы под фуражкой завивались крупными кольцами.

– Ну, кто на этот раз? – лениво растягивая слова, спросил он у агента.

– Так, насобирали, кого смогли… – тот неопределенно махнул в сторону берега, где толпились матросы, и подал высокому список. – На китобоях, мистер Хэннен, теперь не заработаешь.

– Да, китов в Атлантике поди поищи, – хмуро согласился тот.

Окинул взглядом толпу.

– Ладно, заводи на борт, все равно других нет.

Пока заходили, высокий морщился, словно страдал зубной болью. Поглядел, как М.Р. Маллоу тащит, перекладывая из руки в руку, тяжелый сундук, брезгливо, по-волчьи задрал верхнюю губу.

– Что ж ты в докеры-то не пошел, Геркулес. Самое тебе там место, с такими-то мускулами!

Геркулес сделал вид, что глухой, и прошел мимо.

– На перекличку! – кричал агент, направляя всех прибывших на шканцы.

Матросы переминались с ноги на ногу.

На палубе «Матильды» не было гарпунной пушки. Сразу за фок-мачтой располагалась закопченая кирпичная печь с вмазанными в нее двумя здоровыми котлами. Но зато на шлюп-балках были подвешены четыре прекрасных, новеньких вельбота: один на корме и три по левому борту. Свободное пространство на носу было завалено веревками – новенькими, еще в бумажной упаковке.

Офицер, которого назвали Хэнненом, забрал у представителя агентства список прибывших и начал выкликать экипаж по именам.

– Вьера!

Крепкий мужик лет сорока, с залихватским и почти совсем седым чубом, растолкал товарищей и протиснулся из второго ряда вперед. Хэннен окинул его беглым взглядом и кивнул.

– Кангас!

Вылез толстогубый, изобразил что-то вроде поклона. Оба его приятеля весело скалились.

– Камиски!

Выскочил конопатый. Он легко удерживал свой облезлый сундук жилистыми руками.

– Гонзалес! Макомбер! Коварик!

Коварик был из той троицы – лысый в синем свитере. Свитер он, похоже, носил не снимая.

Когда дошло до фамилии «Маллоу», произошла некоторая заминка. Высокий молча рассматривал выступившего вперед М.Р. Дюк переложил в другую руку тяжелый сундук. Из толпы кто-то выкрикнул по-португальски и все заржали. Высокий дернул углом рта.

– Чаттер!

Он подождал чуть-чуть. Никто не появился.

– Чаттер! – взревел высокий.

Откуда-то со стороны кормы появился человек: низенький, полный (впрочем, не слишком, так что правильнее было бы сказать «солидный»). Загорелая плешь блестела на солнце. Плотную фигуру почти целиком окутывал белый фартук. Пшеничные усы были щегольски подкручены. Сияли начищенные до зеркального блеска ботинки. Лицо с тяжелыми веками выражало такой скепсис, что хотелось немедленно исчезнуть из поля зрения этого джентльмена.

– Этого парня только в каютные, – Хэннен небрежно кивнул на М.Р. – Забери его, стюард. Объясни там, что к чему.

Нельзя сказать, что это сообщение придало лицу Чаттера более счастливое выражение. Он скорбно поднял брови и дернул щекой: пошли, мол.

И М.Р. пошел, глядя в темно-синюю спину стюарда, шагавшего в сторону кормы так быстро, словно мистер Чаттер надеялся удрать от юнги. Они подошли к пустому нактоузу, в котором под медной крышкой со стеклянным окошком еще не было компаса. У М.Р. замерло сердце, но тут стюард недовольно оглянулся, – он уже стоял на трапе в открытом люке, – и каютный, засмотревшийся на штурвальное колесо, поспешил за ним. По узкому трапу они спустились в темный отсек нижней палубы. Стюард зажег керосиновый фонарь и они вошли в тесную и душную каюту.

Здесь М.Р. Маллоу и поставил свой сундук.

А на палубе Хэннен продолжал сверяться со списком:

– Пейтон! Эвершед! Могг!

– Саммерс!

Д.Э. выступил вперед. Высокий посмотрел на него, как если бы обнаружил в своей тарелке муху, но, к счастью, ничего не сказал.

Последним был Коуэн – матрос, возраст которого приближался к тому, который следует называть прямо и честно – «старый». Круглое лицо, имевшее весьма здоровый красный цвет, покрывали глубокие морщины. Рыжие волосы были редкими и сальными, а длинная парусиновая рубаха, схваченная на бедрах широким кожаным поясом, выглядела не очень чистой. Или, скорее, очень нечистой.

– Сброд, конечно, но хотя бы все на месте, – сказал Хэннен агенту, засовывая список в карман. – Передайте мистеру Кингу благодарность.

Он махнул какому-то смуглому, а тот – новоявленному экипажу, давая знак следовать за ним.

– Застелите койки, – рявкнул вслед Хэннен, – и быстро назад!

М.Р. Маллоу в этот момент как раз выходил из каюты на корме. Дорогу ему перегородил высоченный негр. С пуговицы его жилета свисала часовая цепочка.

– Эй ты, пустая соковыжималка! – оскалился он.

– Это вы мне? – Дюк на всякий случай оглянулся по сторонам.

Негр воздел небесам свои длинные руки.

– Превеликие змеи! Поглядите на него, а! Нет, Джонни, это я сам себе. Дай, думаю, с умным человеком побеседую!

Он оперся рукой о стену.

– Впервые на посудине, а, Джонни?

Дюк собрался было сделать шаг назад, но передумал и посмотрел этой нахальной роже прямо в… гм, в лицо. (Я вас уверяю, леди и джентльмены, смотреть в лицо какой-нибудь роже не так невозможно, как это может показаться).

– Да. Дайте пройти.

– Ну так вот, сынок, – сообщила рожа, перестав улыбаться, – не «да», а «да, сэр!». И если хочешь жить долго и умереть счастливым, говори «миста Ноулз», когда обращаешься к четвертому помощнику. Усек?

– Да, сэр, – пробормотал юнга, недоумевая, что теперь делать, потому что рожа и не думала освобождать дорогу.

Таким образом собеседники провели примерно минуту.

– Вот так-то, – изрек, наконец, четвертый помощник. – Валяй пока что на квартердек и делай, что скажут.

– Да, сэр, – ответил Дюк, несолидно вывернулся, прошмыгнув под мышкой у «миста Ноулза» и бегом помчался на верхнюю палубу.


* * * | Универсальный саквояж миссис Фокс | * * *