home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VI

За следующий месяц Аркадий заглядывал в Петербург XXIII века еще три раза и имел возможность полюбоваться пышной свадьбой Любима и Эммы и первым днем рождения их детей-двойняшек. Даты всех этих событий нашлись в архивах, а жили Маевские все в той же квартире, когда-то принадлежавшей прабабушке Любима, так что найти эти моменты времени не представляло труда. Но больше подглядывать за жизнью друзей Светильников не стал – убедившись, что начало их семейной жизни сложилось хорошо, он решил, что этого достаточно. «Хватит жить прошлым, – напоминал он себе каждый раз, когда снова чувствовал соблазн узнать, что происходило дальше с Эммой и Любимом. – У тебя здесь, в настоящем, полно дел!» Поначалу приходилось повторять это довольно часто, но постепенно Аркадий научился быстро переключаться с ностальгии по прошлой жизни на теперешние дела – их у него действительно хватало.

На работе почти каждый день происходили «нырки» в прошлое, а Светильников то выполнял обязанности диспетчера, то служил «мальчиком на побегушках» в зале переброски или у врачей. С Анатолием он время от времени пересекался по работе, а с его женой почти не виделся – лишь изредка они связывались на пару минут по видеофону и обменивались несколькими дежурными вопросами «Как дела?». Тол теперь по большей части занимался новыми людьми, прибывшими из прошлого, помогая им адаптироваться в XXV веке, а Тала – изготовлением новых органических манекенов, и даже о своей работе оба успевали рассказать лишь вкратце, пообещав поделиться подробностями позже, когда у всех появится больше свободного времени. Правда, о том, когда наступит такой желанный момент, все трое не имели ни малейшего понятия.

Единственной возможностью отдохнуть и побыть наедине с собой для Светильникова оставались поездки из дома на работу и обратно. Перед началом своей смены он специально выходил на час раньше и ехал на более медленной «живой» дороге, удобно устроившись на мягкой скамейке и любуясь проплывающими мимо видами. Каждый раз они выглядели чуть-чуть по-разному: менялись узоры, украшающие стены домов, меняли цвет подсветка памятников и спрятанные в кронах деревьев фонарики… Жители Петербурга больше не страдали ни от постоянно пасмурной погоды, ни от однообразия городских видов. Тоска от бесконечных дождей, серого неба и одинаковых домов на окраинах – все то, что Аркадий нередко вспоминал, думая о своей жизни в XXIII веке, – осталась в прошлом. Хотя позже, съездив в отпуск в другие города, он обнаружил, что узоры на стенах и другие меняющиеся украшения можно увидеть и там – так выглядела одна из сложившихся лет сто назад традиций. В любом случае Светильникову эта роспись стен внутри и снаружи, скорее, нравилась.

Но все умиротворение, приходившее к нему, когда он разглядывал узоры, мгновенно улетучивалось, стоило шагнуть на территорию Института хроноисследований. Почти сразу он сталкивался с кем-нибудь из коллег – или куда-то спешащих, или требовавших, чтобы он немедленно начал что-нибудь делать.

Так вышло и сегодня. Не успел Аркадий войти в тот корпус, где находился его кабинет, как из лифта ему навстречу выбежал технический координатор Лев Сергеев, с легкостью тащивший переброшенный через плечо органический манекен.

– Арк, ты что, только приехал?! – изумленно воскликнул техник. – Ты же уже давно должен быть готов, мы же через двадцать минут начинаем!

– Так я через двадцать минут и приготовлюсь! – пожал плечами Светильников. – Чего ты суетишься?

– Да Тала, растяпа, несколько кукол перепутала, их надо срочно заменить! – принялся жаловаться Лев. – Беги к заднему входу, они там свалены в углу, помоги нам их носить!

– Ох, сейчас! – Аркадий побежал в конец коридора на первом этаже. Навстречу ему торопились Динара с Маратом. Каждый из них тоже нес по манекену, молодые люди скороговоркой повторили Светильникову то же, что сообщил Сергеев, и помчались дальше. Аркадий же заспешил ко второму входу в главный корпус – там несколько студентов-практикантов выгружали из небольшого фургона копии людей, завернутые в прозрачную защитную пленку.

– Хватайте вон того, – указал один из студентов на манекен, изображавший полную женщину, и закинул на плечо копию бородатого мужчины. – Я вам покажу, куда их тащить.

– Да я знаю, – взвалив на себя тяжелый манекен, Аркадий негромко крякнул и с ужасом подумал, что если бы кто-нибудь из врачей, у кого он проходил последнюю медкомиссию, увидел, чем он сейчас занимается, его бы моментально опять вернули на сидячую работу и не допускали бы к «ныркам» в прошлое еще очень долго. Следующая мысль привела его в еще больший ужас – он сообразил, что больничное здание соединяется напрямую с залом переброски, так что его запросто может увидеть прямо сейчас дежурный медик, обязанный уже находиться в зале и приготовиться встречать вернувшихся из прошлого хаэсовцев. Так что, выходя из лифта на шестом этаже и подходя к залу переброски, Светильников постарался прикрыться искусственным телом и низко опустить голову.

– Кому-то выговор влепят, – уверенно заявил шедший рядом с ним студент с невероятно довольным выражением лица: похоже, обычно он сам зарабатывал выговоры и теперь радовался, что ни в чем не виноват.

– М-да, вот еще одна вещь, что за двести лет не изменилась, – усмехнулся Аркадий. – И, видимо, не изменится уже никогда…

Ему пришлось перетащить наверх еще один манекен, но тут неожиданная работа закончилась – другие сотрудники принесли в зал остальных нужных «кукол», и когда Светильников вернулся туда во второй раз, все было готово к отправке в начало XXI века.

– Вы уже две минуты как должны начать! – ругался диспетчер, настроив связь со всеми хроноспасателями одновременно, и те, поправляя маленькие респираторы на лице, недовольно морщились от его громкого голоса.

Но Аркадий потом чуть заметно улыбнулся – и снова все как в XXIII веке!

– Арк, приготовиться! – вернул его в XXV век окрик все еще недовольного диспетчера, и он скакнул на платформу, успев удивиться, что не так уж и устал после перетаскивания манекенов.

– Готов! – крикнул он как-то особенно громко и закрыл глаза, с замиранием сердца ожидая ощущения переброски во времени. Точнее, полного отсутствия ощущений – Аркадий уже почти забыл его и не надеялся когда-нибудь испытать вновь.

Удивляться возвращению всех чувств, как всегда, было некогда. Убедившись, что переброска закончилась, Светильников попытался оглядеться, но не увидел вокруг ничего из-за густого черного дыма. В уши ударил пронзительный визг, и спасатель бросился на звук, тщетно пытаясь разглядеть хоть что-нибудь вокруг. В следующее мгновение крик затих, и Аркадий, вытянув вперед руки, стал размахивать ими, надеясь вслепую поймать кого-нибудь из запертых в горящем доме людей и с ужасом думая, что ему могут попасться также ищущие их Марат или Динара. Однако руки его ловили только пустоту, а криков хроноспасатель больше не слышал, и на какую-то долю секунды ему показалось, что он остался один в помещении, а его помощники уже вернулись в зал переброски, забрав с собой всех остальных людей и случайно забыв о нем. Но потом где-то вдалеке снова раздался крик, и Светильников бросился в ту сторону, отгоняя мешающие сосредоточиться страхи. «Все почти как тогда, в середине двадцатого!» – вспомнилось вдруг ему. Такое же задымленное помещение, только гораздо меньше длинного коридора, по которому он теперь бежал, такие же вопли мечущихся повсюду людей, только здесь они не натыкались друг на друга, а, наоборот, не могли друг друга найти…

Аркадий налетел на какого-то невысокого щуплого человека, а тот вскрикнул и вцепился в него обеими руками, быстро забормотав что-то неразборчивое – хроноспасатель понял только: «Помогите!»

– Серг! – позвал он диспетчера, крепко прижав к себе пойманного парня, и вокруг тут же стало еще темнее. Диспетчер не упустил ни доли секунды.

Светильников вывалился на платформу, разжал руки и попытался встать, одновременно стаскивая с лица респиратор. Только потом он увидел, кого именно вытащил из подожженного здания – на платформе, кашляя, скорчился не подросток, как сперва показалось Аркадию, а молодой человек лет двадцати. В XXIII веке Хроноспасательная служба не смогла бы забрать его из прошлого, и он остался бы в том огромном пылающем здании.

В этом состояло единственное принципиальное отличие Хроноспасательной службы XV века.

– Арк, ты цел? Продолжать сможешь? – к платформе подбежал один из медиков. Его помощник уже стаскивал с нее вытащенного Светильниковым юношу, а тот все еще задыхался, кашлял и тер раздраженные едким дымом глаза, не понимая, что произошло и где он находится.

– Конечно, смогу! Я вообще все могу! – крикнул Аркадий на весь зал и вернулся в центр платформы, вновь надевая респиратор. – Серг, я готов!

Он действительно чувствовал себя в тот момент способным на самую тяжелую работу.

Снова оказавшись в том же самом горящем доме, Светильников уже спокойно, без малейшей паники, двинулся вперед, шаря вокруг руками и готовясь схватить любого, кто окажется у него на пути. Теперь он шел не на голоса – кричавшие люди все время двигались, бегали в дыму, и ловить их пришлось бы слишком долго. Теперь Аркадий спешил к ближайшей стене, так как на нее рано или поздно обязательно натолкнулись бы загнанные в огненную ловушку жители прошлого.

Его расчет оправдался. У стены он наткнулся сразу на двух женщин, пытавшихся на ощупь дойти до двери, и, прижав их к себе, еще раз вернулся на перемещательную платформу. Одна из вытащенных им жительниц прошлого пыталась вырваться, но Светильников сжал ее с силой, удивившей его самого, и выпустил только после того, как дым и темнота вокруг него рассеялись и в глаза ударил яркий свет зала переброски.

– Арк, еще пойдешь? – в голосе диспетчера хроноспасателю послышались азартные нотки, и он, проследив взглядом, как коллеги стаскивают с платформы уже не сопротивляющихся женщин, одним прыжком вернулся в центр исцарапанного круга.

– Куда ж я денусь?

Следующий нырок в прошлое вышел совсем коротким – не успел Аркадий открыть глаза, как к нему в руки сам бросился кто-то невысокий, по всей видимости, ребенок. Светильников схватил его на руки и сразу же крикнул Сергею, что его можно опять возвращать назад. Зато потом ему пришлось долго шарить в задымленной комнате по углам, прежде чем он нащупал чье-то лежавшее на полу тело. На мгновение ему стало страшно – неужели кто-то уже задохнулся, неужели они что-то неправильно рассчитали и не успеют забрать из горящего здания всех? Однако руки Аркадия уже ощупывали шею человека, пытаясь найти пульс, и еще через секунду, уловив слабое биение, он приподнял его, прижимая к себе, и в четвертый раз окликнул диспетчера, тут же среагировавшего на зов.

– Все, Арк, отдыхай, там сейчас Мар и Дина последних забирают! – крикнул Сергей, когда Светильников снова оказался на платформе в обнимку с потерявшим сознание грузным мужчиной.

– Точно последних? Никого больше?.. – засомневался Аркадий, но оборвал себя на полуслове. Разве могло быть иначе? Разве могли его коллеги что-то упустить и забыть кого-нибудь?

– Арк, брысь с платформы! – внезапно рявкнул на него диспетчер, и хроноспасатель поспешил выполнить приказ. Теперь на него вдруг навалилась страшная усталость – он с трудом неуклюже спрыгнул с металлического круга и, пошатываясь, доковылял до ближайшего топчана у стены. К счастью, врачам было не до него – двое из них уносили в больничный корпус последнего из вытащенных Светильниковым людей, а еще один пытался успокоить бьющуюся в истерике еще одну спасенную, молодую девушку.

Тяжело дыша, Аркадий плюхнулся на топчан и увидел, как в центре платформы, где он только что находился, материализовалась Динара. К ней с двух сторон прицепились молодые мужчина и женщина. Оба вертели головами и таращились по сторонам, но, в отличие от большинства забранных из прошлого людей, выглядели не совсем перепуганными и даже как будто бы что-то понимали.

– Вот, видите, здесь вы в безопасности! И я вам все сейчас объясню! – крикнула Динара, срывая респиратор, и потащила обоих к краю металлического круга. – Скорее, спускаемся отсюда!

Все трое, пошатываясь, побрели к краю платформы. Женщина наклонилась к Динаре и что-то спросила у нее, а та несколько раз энергично кивнула. В следующий момент к ним подбежали вновь вернувшиеся в зал медики, и коллега Аркадия указала на них все еще прижимавшимся к ней людям.

– Идите с ними, не бойтесь, – донесся до Светиль-никова ее голос. – Я к вам тоже скоро приду!

Опиравшиеся на ее руки мужчина и женщина неуверенно отстранились и, по-прежнему оглядываясь вокруг, пошли навстречу врачам. Сама же Динара, пошатнувшись, зашагала к Аркадию.

– Ты что же, успела им там рассказать, куда они попадут? – изумленно пробормотал он, когда девушка опустилась на мягкое сиденье рядом с ним.

– Они сами догадались! – с трудом переводя дыхание, сообщила Динара. – Двадцать первый же век! Фантастика процветала, книги, фильмы – в том числе и о машине времени…

– Ну да, у нас, в двадцать третьем, тоже многие фантастикой увлекались, – понимающе кивнул Светильников. – Повезло этим двоим, легко смогут к нашему времени привыкнуть…

– Им вообще-то не только в этом повезло, – хмыкнула девушка.

– Собственно, да…

Оба хроноспасателя расслабленно заулыбались, но уже в следующую секунду вздрогнули и вскочили с топчана. В центре перемещающей платформы материализовались еще две человеческие фигуры, и в одной из них они сразу же узнали Марата. Он держал за руку женщину средних лет, но увидев, что вернулся в зал, сразу же с силой оттолкнул ее от себя – после чего принялся быстрыми, но совершенно хладнокровными движениями сбивать со своего комбинезона языки пламени.

Динара, в отличие от своего друга, оказалась не способна на такое самообладание – с визгом вскочив с топчана, она бросилась к висевшему на стене огнетушителю и окатила пеной и Марата, и вытащенную им из прошлого женщину, и вскочивших на платформу, чтобы помочь ему, медиков.

К тому времени, когда Аркадий, кряхтя, поднялся с топчана и доковылял до платформы, паника на ней уже стихла. Поскользнувшийся на пене Марат лежал посреди металлического круга, дрожащая Динара прижималась к нему, обхватив друга обеими руками, а один из врачей уговаривал ее отпустить молодого человека, в то время как его коллега успокаивал растерянно глядевшую по сторонам женщину из прошлого.

– Дина! Ты меня задушишь! – попытался высвободиться из объятий подруги молодой человек. – Эти костюмы – огнеупорные, ты же знаешь!!!

С трудом высвободив одну руку, он вцепился ею девушке в плечо и резко встряхнул ее. Это слегка привело Динару в чувство, и она разжала руки и отстранилась от своего друга, подпуская к нему врача.

– Почему же тогда он горел?! – вскрикнула она и снова попыталась обнять Марата, но медик решительно отпихнул ее в сторону:

– Отойди, ты мне мешаешь!

– На нем наклейки загорелись! – поспешил успокоить подругу Марат, смахивая с рукавов пену и разглядывая закоптившуюся ткань комбинезона. – Не подумал я…

– Но ты сам, сам как, обжегся?!

– Да не обжегся, почти нет… Ай! – неожиданно вскрикнул Марат, когда врач, пытаясь помочь ему подняться на ноги, неловко обхватил его за плечи – как раз в тех местах, где были наклейки, а теперь остались только закопченные пятна.

– Мар!!! – снова испуганно завизжала Динара и рванулась обратно к молодому человеку, но ее мягко взял под руку забравшийся на платформу Аркадий.

– Тихо, тихо, ты же видишь, с ним ничего серьезного, – потянул он девушку в сторону. – Дай ему до больницы дойти!

Дина дернулась назад, к Марату, но уже не так энергично, как раньше, и Светильникову стало ясно, что в случае чего он сможет с ней справиться – ничего не понимающие жители прошлого сопротивлялись сильнее. Но ему не понадобилось больше применять силу: Марат, поддерживаемый врачом и прибежавшим ему на помощь медбратом, встал, наконец, на ноги и зашагал вместе с медиками к ведущему в больничный корпус коридору. Остальные врачи и спасенные из XXI века люди к тому времени уже покинули зал, и, кроме Аркадия с Динарой, в нем теперь остались только двое студентов-стажеров – им предстояло отмывать платформу от пены и принесенной из прошлого грязи.

– Давай им поможем, а потом навестим Марата и тех, кого мы сегодня спасли, – предложил Светильников девушке довольно настойчивым тоном. Ее требовалось хоть немного отвлечь от беспокойства за напарника, и, как видно, она и сама понимала это, потому что, проводив Марата и врачей испуганным взглядом, согласно кивнула.

– Конечно, сейчас мы все сделаем… Только вы, Арк, наверное, лучше отдохните.

– Зачем? Я не устал, я сейчас все что угодно смогу! – уверенно заявил Светильников и с удивлением понял, что ни в малейшей степени не лукавит. Несмотря на несколько «нырков», теперь, отдохнув совсем немного, он чувствовал себя так, словно и правда мог свернуть горы. Или снова отправиться в прошлое спасать погибающих в какой-нибудь катастрофе людей. Или даже отмыть перемещающую платформу!


Глава V | Мир без границ | Глава VII