home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Чувственные ванны

Приблизительно четверть трактата Дежана посвящена духам, однако около 60 % — уходу за лицом, зубами и волосами. Голова, безусловно, самая ценимая часть тела женщины. Голова — средоточие индивидуальной красоты, как ее понимали в те времена; с нее начинаются все человеческие отношения. Все женские соблазны сконцентрированы здесь, и нежные ароматы, исходящие от волос, делают голову еще прекраснее. Они вытеснили мускусные ароматы, как и в случае с перчатками[296]. В отличие от прошлой эпохи, одежду душат редко, зато «душистые саше» все еще в ходу. Их форма стала проще — квадрат или овал, тогда как раньше их шили в форме органов, которые они призваны были защищать. «Их наполняют душистыми цветочными смесями, ароматными порошками или надушенной ватой». Саше, сделанные, чтобы «поднять настроение меланхоликам и укрепить мозг», носят на себе или помещают на мебели, в частности на ночных столиках. Порошки делаются из цветов и корок апельсина или бергамота или же из специй — в зависимости от рецепта. Вату напитывают этими порошками, при желании можно добавить капельку амбры, а потом кладут в парильню. Парфюмер Барб в 1693 году упоминал сильные смеси, включавшие в себя перуанский бальзам, цивет, амбру, мильфлёр, мускус. Во все его рецепты смесей для саше входил один или несколько ароматов животного происхождения.

Купание в ванне Дежан считал очень важным: это полезно для здоровья. Обычаи бывают тем не менее разные. Некоторые принимают ванны «по старинке», раз в год, восемь-десять дней подряд. Кто-то — раз в неделю, в две недели, в месяц. Это можно делать в банях или у себя дома. Ванну принимали тремя способами: лежа по шею; сидя — вода доходила до пупа; до икр — ванна для ног. Светские дамы, принимая ванну вторым способом — с водой до пупа, не обращали никакого внимания на мужчин-банщиков и сидели в воде с голой грудью, чем очень их смущали. Мэтр-парфюмер рекомендует пасту из сладкого миндаля, девясила, семян сосны и льна, алтея, луковицы лилии. Этой пастой наполняют три саше, одно большое, два поменьше. Принимающий ванну садится на большое, а маленькими натирает себе тело. В саше можно также добавить флёрдоранж, кожуру фруктов, специи, при желании — амбру, сторакс, бензойную смолу. Это придаст коже белизну, «очистит тело и избавит его от неприятного запаха». Шесть страниц посвящены разным видам мыла. Есть опасность, что оно сделает кожу грубой и даже морщинистой, потому что в его состав входят жженая сода, негашеная известь и оливковое масло. Поэтому мыло надо смягчать, добавлять в него душистую пасту из апельсиновых и лимонных корок, порошок ириса, винный спирт, несколько капель апельсинового масла, жасмин, гвоздику и, наконец, пару капель амбры. В другие рецепты входят желтый сандал, мацис, ирис, аир, а также, возможно, бензойная смола, гвоздика, мускатный орех. Можно добавлять в мыло ангельскую воду с очень небольшим количеством амбры или вышеназванные масла. В «мускусное мыло» входят цветы, специи и несколько капель концентрированной эссенции амбры. Медовое мыло очищает, отбеливает кожу, делает ее мягкой и нежной, исцеляет ожоги. По словам автора, в последние двадцать пять лет, то есть примерно с 1740 года, в моду вошли уксусы, как для ванн, так и для ухода за зубами. Ими пользовались все чаще до середины века, и пользуются по-прежнему, утверждает он. Эти ароматические уксусы делаются из фруктовых масел, в частности из бергамота и цедрата, из флёрдоранжа и лаванды, тимьяна, чабреца, специй. В небольших количествах уксус добавляют в ванну.

У представителей высшего общества появился вкус к омовениям. В своем новом замке Бельвю маркиза де Помпадур приказала устроить шикарную ванную комнату, украшенную чувственными катринами Буше «Туалет Венеры» и «Венера, утешающая Амура». Там стояло великолепное биде со спинкой из розового дерева, инкрустированного цветами, на ножках из золоченой бронзы и с орнаментом из толченого золота, а также оловянная спринцовка, стоившая в 1751 году 360 ливров[297]. Ванна становится символом роскоши и чувственности и подпитывает эротическое воображение века. В 1746 году Клод-Анри Фюзе де Вуазенон опубликовал либертинскую сказку «Султан Мизапуф и принцесса Гриземина». Герой сказки Мизапуф переживает серию превращений, не теряя способности видеть, слышать и думать. Превратившись в ванну, он испытал всю тяжесть «толстого черного зада, принадлежавшего фее». Когда спустя неделю он был освобожден, плутовка сказала ему: «Вы хорошо поработали ванной; думаю, вы не очень сердитесь на меня за то, что я вам показала за столь короткое время». Одержимая чистотой — или сладострастием, — фея превратила бронзового Серазена «в фаянсовое биде», оставив ему возможность пользоваться ногами. Ее сестра оседлала эту импровизированную лошадку, якобы чтобы отомстить, заставив несчастного скакать галопом, и наградила читателя самой интимной картинкой из возможных.

Таких примеров множество. Тем не менее не стоит забывать, что для большинства принимающих ванны эти удовольствия, вероятно, дополненные аутоэротизмом, — одновременно и дань моде, и подготовка к выходу в свет, на ту сцену, где появляются, чтобы соблазнять. Чистое, белое, благоухающее цветочными и фруктовыми ароматами тело — необходимое условие, чтобы привлекать почести, а не отпугивать окружающих. Дежан приписывает духам лишь две основные функции: «либо… удалять неприятные запахи, либо… приводить в чувство после обморока»[298]. Вот почему он предлагает читателям настоящий учебник по уходу за лицом и головой, которые сначала — издалека — очаровывают глаза, а потом — вблизи — нос, который, таким образом, оказывается последним неумолимым судьей женской красоты; именно он сигнализирует о появлении желания или его отсутствии, предваряет возникновение пары, на время или навсегда.


Революция в мире ароматов | Цивилизация запахов. XVI — начало XIX века | Соблазнительная кожа