home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7.

Широков с утра пребывал в дурном настроении. Ночью в комнате было душно, и он постоянно просыпался, подолгу потом пытаясь вновь уснуть. Не помогли даже выходы на свежий воздух в лоджию. В результате – головная боль и помятая физиономия, по поводу которой Ваня отпускал плоские остроты. Шутки, возможно, в другой ситуации звучали бы безобидно, но сейчас Станислав почему-то воспринимал их болезненно и по-настоящему злился на неугомонного приятеля.

Не добавил веселья и завтрак: как на грех подали вареную рыбу и кисель, которые Широков терпеть не мог всю свою сознательную жизнь. Поэтому разговор с Ольгой Петровной давался особенно тяжело. Слушая женщину вполуха и вяло бросая приличествующие реплики, Станислав через силу жевал булку с маслом, стараясь заглатывать как можно меньше киселя, чтоб не подавиться.

– Станислав Андреевич! Вы – образованный молодой человек, сведующий, как я подметила, во многих житейский делах.

«Многообещающее заявление! – невесело констатировал про себя Широков. – Сейчас выдаст!»

И Ольга Петровна действительно выдала!

– Следователь, когда нас допрашивал про Гошу, упоминал, что несчастный умер в восемь часов сорок семь минут, если я не ошибаюсь? И как они, интересно, так точно установили время, а?

Широков нехотя сообщил про часы. Черкасова с удовлетворением кивнула.

– И нам он то же самое говорил… Вернее сказать, мне говорил. Егор Петрович спал и товарищ следователь разрешил его не тревожить. Заботливый такой! Так вот… Я, конечно, Егорушке потом весь наш допрос передала…

«Еще бы! Представляю, как он был счастлив добрых пару часов!»

– …и он крайне удивился: как могут сохраниться показания на разбитых электронных часах? Я и сама…

Но Широков недослушал, подавившись-таки застрявшим в горле куском булки. Несчастный зажал ладонью рот и ринулся в туалет. Струя холодной воды, пущенная на голову, враз привела в чувство.

«Спокойно! Только – спокойно!» – убеждал себя Станислав, вытирая руки и голову новым платком.

Мысли неожиданно повернули в новом, очень интересном направлении.

Он вернулся к столу, успокоил встревоженную Ольгу Петровну и напомнил:

– Так о чем мы говорили? Про часы?

– Именно! Понимаете, Станислав Андреевич, у Гоши были электронные часы с темно-синим циферблатом!

– Вы не путаете?

– Как можно! Неделю назад мы все ездили на экскурсию по городу, после которой зашли в универмаг. В мужской галантерее, где продаются часы, случайно оказались рядом с Гошей. Он спрашивал батарейку, а когда продавец уточняла марку, протянул руку с часами, чтобы та посмотрела. Егор Петрович стоял рядом и совершенно отчетливо все видел. У Егорушки отменная память! – гордо добавила Черкасова.

Польщенный похвалой супруг пробормотал что-то и кивнул.

– Вы кому-нибудь еще говорили об этом? – спросил Широков.

– Нет… Про часы Егорушка сообщил мне после ухода следователя. Да и кто, кроме вас, с пониманием относится к болтовне стариков!

«Ничего себе – болтовня!» – подумал Станислав.

Он попросил Ольгу Петровну никому пока не сообщать о своем открытии, учитывая интересы следствия и пообещал сам передать все следователю, избавив тем самым пожилых людей от дополнительных хлопот. Если Черкасова и удивилась, то не подала виду.


Телефон на квартире Руслана не отвечал – видимо, тот уже отправился отрабатывать намеченное вчерашним вечером. Широков еле дождался завершения лечебных процедур, торопя время, оставшееся до назначенной на двенадцать часов встречи с коллегой.

Местное почтовое отделение помещалось в двух комнатах одноэтажного домика в кривом переулочке, пахнувшем пылью и собаками. И хотя поблизости располагалось несколько крупных санаториев и пансионатов, почту мало посещали отдыхающие – большинство просто не подозревало о ее существовании. Сонное же лицо работницы не свидетельствовало о желании давать рекламу своему заведению.

В уголке помещения сидел Руслан и читал газету.

– Первое, – начал он после сдержанного приветствия. – Уже три месяца в город не поступали четвертинки, а завозившиеся до этого в нашем районе не продавались. Так что, считай, полгода. С рук Бица вряд ли мог купить: сам знаешь, у спекулянтов водка расходится за неделю-две и заначки на несколько месяцев маловероятны.

– Но случайность, все-таки, будем иметь в виду, – уточнил Станислав.

– Хорошо, но и Дима с Женей утверждают, что после бомб и закуски денег у Гоши не осталось, – продолжал лейтенант. – Еще эти двое заявили, что Бица носил свои ключи на плоском брелке с изображением обнаженной женщины или русалки. На том же брелке висел маленький перочинный ножик и открывашка для пивных бутылок. Брелок подвешивался на цепочке к поясному ремню, и Гоша любил теребить цепочку во время ходьбы.

– Отлично! – похвалил Широков и с надеждой спросил;

– Ты нашел?

Руслан улыбнулся, сунул руку в карман брюк и выложил на ладонь Широкова брелок с ключами и цепочкой.

– Ключа от комнаты в связке нет – только от входной двери в корпус. Остальные, наверное, от квартиры,– добавил он.– А нашел я их на песке между камней метрах в тридцати справа по берегу от того места, куда упал труп. Сам понимаешь, просто так они туда залететь не могли!

– Да уж! И замок такой самопроизвольно от пояса не отстегнется.

Широков заметил, как щеки Руслана чуть-чуть порозовели.

– Ты чего?

– Нашел не совсем я, – смутился лейтенант. – Я, видишь ли, пацанов привлек к поискам: самому мне бы дня не хватило, чтоб там все перелопатить. А эти! Накормил потом всех мороженым, да по две порции!

– Молодец! – рассмеялся Широков. – У меня тоже есть новости…

Руслан слушал, сосредоточенно наморщив лоб и стараясь все сразу запомнить.

– Похоже, Бице помогли упасть из беседки, да?

– Похоже… – согласился Станислав, прикусив верхнюю губу.

– Но почему?

Широков помолчал, а потом задал вопрос, показавшийся собеседнику в какой-то степени неожиданным:

– Ты сказки детские хорошо помнишь?

– Сказки? – удивился Руслан и недоверчиво посмотрел на старшего товарища, словно ожидая подвоха.

– Ну, да – сказки! Тебе никогда не приходило в голову, что почтенная сказка про рыбака и рыбку – не что иное, как поэтизированная история тривиального шантажа?

– Шантажа?!

– Конечно! Если еще старик это делает более-менее скромно, то уж старуха шантажирует его на полную катушку: поди попроси рыбку, а не то… Словом, заставляет выполнять желаемое под угрозой расправы.

– Ты хочешь сказать…

– Именно! Гошины слова про золотую рыбку, которая принесет на хвосте деньги, относятся не к намерению ограбить Васнецовых и Ларису, а к встрече с неким человеком вечером, который должен заплатить Гоше за молчание! Самый обыкновенный шантаж.

Голубые глаза Руслана потемнели, а сам он нервно передернул плечами.

– В эту версию вписывается и конверт: судя по алкогольным возлияниям, Гоша побаивался встречи с жертвой. Чтобы подстраховаться, он, вероятно, составил записку, положил ее в конверт и спрятал его в надежном, по его мнению, месте. Но так, чтобы в случае неприятностей конверт кто-то мог найти и передать его в милицию.

– Почему же до сих пор послание не всплыло?

– Это одна из загадок, которые меня беспокоят… Но можно найти и для нее объяснение: не за этим ли понадобился ключ убийце, чтобы затем обыскать Го-шину комнату – вспомни тревогу Реус в понедельник вечером, что в комнате Бицы кто-то ходит! Это было как раз после Гошиной гибели. Так что, вполне возможно, что убийца нашел письмо, спрятанное в вещах Гоши…

Внезапно Широков замолчал и ошалело захлопал глазами. В его голове родилась настолько нелепая на первый взгляд мысль, что на деле она могла оказаться ключиком к разгадке задачки.

– Постой-постой. – едва слышно прошептал он, обращаясь к самому себе. – Ведь она так и сказала. Но что заставило скрыть?

Ничего не понимающий Руслан молча разглядывал собеседника, пытаясь понять, что происходит. После нескольких безуспешных попыток он вежливо кашлянул, напоминая о себе, чем вывел Станислава из состояния задумчивости.

– Знаешь, я не уверен, что убийца нашел письмо!

– Почему он должен был его искать? Неужто Бица сам ему сказал о письме?!

– Прямо, наверное, не сказал, а вот намекнуть – намекнул! Гоша по натуре – болтун. Убийца, как и мы, знал об этой черте его характера: сперва он искал письмо, но, не найдя, успокоился, посчитав сие блефом!

– Подожди-ка! – оживился Руслан. – Следовательно, вырисовывается такая картина: Гоша кое-кого шантажирует, в понедельник вечером у него назначена с жертвой встреча, в ходе которой он надеется получить деньги. Но шантажируемый не так прост! Запудривает Гоше мозги: приходи, мол, за деньгами, а сам решает убрать Бицу. Разрабатывает четкий план, запасается механическими часами и чекушкой, привезенной, возможно, из дома. Далее некто встречает шантажиста в беседке – там назначена встреча – оглушает его, обливает водкой для пущей убедительности картины глубокого опьянения, прикладывает пальцы Гоши к бутылке. Ставит часы на нужное время и разбивает их прямо в беседке, чтобы это время для нас зафиксировать! Потом надевает часы на руку Гоше и сбрасывает того через перила с тридцатиметровой высоты, так?

– Еще он заранее снял ключ с брелка, а брелок выбросил, – вставил Широков. – Часы – алиби, отпечатки пальцев – атрибут спектакля!

– Но, тогда, какого черта Гоша поперся перед таким важным для себя свиданием грабить Васнецовых?!– выкрикнул Руслан, взбудоражив сонную служащую за перегородкой.

Станислав дернул молодого товарища за рукав и указал глазами на дверь.

Они вышли на улицу и устроились на косенькой скамейке, притулившейся возле соседнего домика. Широков рассмеялся, глядя на задорно торчащий чубчик русых волос, делавший Руслана похожим на молодого петушка.

– Эпизод с ограблением меня больше всего и смущает, – пояснил Станислав. – Если наша идея правильна, то…

– Наша? Прости, Станислав Андреевич, но я все же еще сомневаюсь. Слишком это… неправдоподобно!

Станислав внимательно посмотрел на коллегу.

– Ладно, оставим это… Тебе надо отработать часы и узнать, где был Гоша с 16-ти до 19-ти – целых три часа все-таки…

Расстались сыщики достаточно прохладно, условившись встретиться завтра утром.

Широков поглядел вслед быстро удалявшемуся Руслану и подумал, что разгадка где-то рядом, но что-то мешает ее поймать. Ускользает какая-то важная деталь, фраза, жест…

Погруженный в раздумья Станислав медленно побрел по тротуару. Часа через полтора он вернулся к себе в комнату, наскоро пообедав в попавшейся по дороге «Пирожковой».


Медведев, возлежавший на кровати, не преминул отпустить замечание по поводу очередного нарушения режима, но, не дождавшись хотя бы робких оправданий, снова погрузился в чтение.

Широков умылся холодной водой и устроился в лоджии, надеясь сосредоточиться и привести в порядок мысли. Но увиденное и услышанное за последние дни никак не хотело укладываться на более или менее ровную дорожку, по которой можно было двигаться к цели. На работе он привык обсуждать и спорить над возникшими проблемами с другом и коллегой Игорем, потому сейчас особенно остро ощущал свое одиночество. Оппонент был крайне необходим, чтобы последовательно, шаг за шагом, осмотреть каждый фактик со всех сторон, обсосать его, пропустить через сито сомнений… Может, – Ваня? Что ж, его математический ум возможно то, что как раз и надо.

Медведев хотел было возмутиться, когда приятель бесцеремонно выхватил у него журнал и плюхнулся на кровать, придавив к тому же ногу. Но при виде озабоченного лица Широкова, сдержался и недовольно буркнул:

– Слезь с ноги, бегемот!

Станислав подвинулся, заботливо расправив смятое одеяло, чем еще больше озадачил Медведева. Тот снял очки, протер их краем простыни и предложил:

– Выкладывай!

Рассуждения звучали, частью – довольно стройно, частью – сумбурно, и Медведев заметно оживился, поминутно поправляя сползавшие от волнения очки.

– Теперь ты знаешь все, что знаем и мы с Русланом, – закончил Станислав. – И помимо того, ты лучше нас знаком с проживающими здесь людьми. Отправной точкой будем считать заключение: Гошу убил тот, кто прекрасно осведомлен обо всем, творящемся за этими стенами, то есть – кто-то из проживающих под боком. Вот и давай, шевели мозгами! А я со стороны послушаю…

– Ты хочешь определить, кто мог стать жертвой Гошиного шантажа?

– Вот именно…

– Во-первых, Малин. Его Гоша мог пугать разоблачением связи с Ларисой перед родственниками. Мы не знаем, складываются ли эти отношения только на основе чувств или примешано еще что-то… Не знаем и обстановки в семье Степана. Но, несомненно, здесь могут быть веские причины, чтобы убрать Бицу. На той же почве Гоша мог шантажировать Ларису. Ей есть что терять, если возник скандал и Мокшанский подаст на развод.

– Откуда Гоша может знать про Степу и Ларису? Мы и то узнали случайно…

– Но узнали же! Почем ты лишаешь Бицу такой же возможности? В конце концов, они жили в одной комнате: неосторожное слово, записка… Потом – выследил…

Медведев вопросительно вскинул голову, желая убедиться, приняты ли его аргументы.

– Убедил, – согласился Широков. – Давай дальше.

– Третьим, а может быть, третьими, я бы считал Васнецовых. Но здесь мой скудный умишко пока не находит основы для шантажа. Поэтому данные кандидатуры я привожу скорее теоретически…

– Зря!– перебил Широков.– В воскресенье во время разговора со мной в холле у телевизора Гоша адресовал Васнецовым фразу, которая теперь приобретает вполне определенный смысл: «Ничего… Еще не вечер». И добавил что-то вроде «мы себя еще покажем». Интонация при том была отнюдь не миролюбивой.

– Ты мне об этом не говорил!

Станиславу пришлось оправдываться обычной забывчивостью.

– У первых двух кандидатов, – сказал он, – ко всему прочему нет алиби. Степа, якобы был в городе, а Лариса – в кино.

– Зато оно есть у Васнецовых, – заметил Иван. – Как и у всех остальных. Да я и не вижу повода, который могли дать Гоше Надя, Черкасовы, Дима с Женей, студентки и мать с ребенком. Можно было бы говорить об Овечкиной – неверная жена и все прочее, но меня не убеждает амплуа убийцы в ее исполнении!

Некоторое время друзья молчали, обдумывая свои доводы. Первым нарушил тишину Широков.

– Ты опираешься в рассуждениях на время смерти Гоши в 20.47? Но ведь есть часы, разбитые в беседке. Забыл?

– Нет, не забыл… Конечно, утверждение, что их подсунул убийца и фальсифицировал время – довольно убедительно, но на деле факт этот может оказаться простым совпадением, случайностью!

– Например, мы же не знаем, где Гоша был между четырьмя и семью часами! – пояснил свою мысль Ваня, видя, что Широков не очень его понимает. – Возможно, он купил новые часы или обменял по какой-то причине старые на эти в часовой мастерской, Да и в беседке нечаянно махнул рукой, разбив стекло… например, о скамью! Какой смысл убийце подводить время, если в половине девятого Гоша был еще жив, а в девять, если правы твои эксперты, он уже умер? Добавь десять минут на пробежку к беседке – итак, получается, что Гошу как раз убили в указанное на часах время…

– Стоп! – воскликнул Станислав. Видимо, пришедшая в голову идея была настолько неожиданной, что он даже вскочил с кровати и, как тигр в клетке, заметался по комнате.

– Боже мой, какой я кретин!

– Другой бы спорил, но я не стану – ввернул Медведев, с интересом наблюдая за метаниями приятеля.

Широков, казалось, не обратил внимания на колкость. Молча выпил воды из графина, молча подошел к Ивану, схватил того за руку и потащил из комнаты. Опешивший Ваня даже не пытался сопротивляться. Они вихрем пронеслись по лестнице, едва не переломав ноги, выскочили на улицу и помчались в направлении клуба. У самых ступенек Станислав сбавил обороты, выпустил медведевскую руку и неожиданно медленно двинулся в обратную сторону.

– Может, тебе успокоительное принять? – предложил запыхавшийся напарник.

– Лучше сам прими! Глаза-то открой!!

Предложение сопровождалось выразительным кивком головы на «султанскую виллу». Ваня посмотрел в указанном направлении, продолжая идти на полкорпуса сзади. Очередная острота была готова сорваться с губ, но… Рот внезапно открылся, а его обладатель встал, как столб, протянув вперед руку с вытянутым указующим перстом. Теперь настала очередь улыбаться Широкову.

– Понял?

– Ты хочешь сказать…

– Я хочу сказать, что это – единственная дорожка от клуба до корпуса, и Костя Васнецов никак не мог видеть с нее вылезающего из окна Гошу! Кусты мешают, причем,– в любой точке пути до самого здания! Теперь заметь: я спустился в комнату Васнецовых минуты через две, самое большее, после вопля Вероники, а Костя появился в окне еще через минуту. Даже если идти медленным шагом, Костя в момент нападения Гоши на его жену должен был находиться не ближе ста пятидесяти-двухсот метров от корпуса – там, где в данный момент стоим мы! Какой же я идиот, что не учел этого раньше! Ведь каждый день хожу по несколько раз в столовую и обратно!

– Да… – протянул Ваня, почесывая затылок.– Вот так поворотик! Кто бы мог подумать…

И добавил, переступая с ноги на ногу:

– Вся картинка полностью меняется?

– Точно!

Станислав опустился на скамейку под ивой.

– Теперь понятен истинный смысл разбитых часов: Гоша погиб еще до половины девятого…

– Вот это да!

– Сам посуди… Воровство кошелька и сережек смущает своей нелогичностью в контексте задуманного шантажа… Потом, бутылка… Ты сам удивился, что это Гоше вздумалось ею кидаться? Уничтожить отпечатки пальцев? Так при нем нашли резиновые перчатки – вроде бы в них он работал! Опять же потерянная кепка… Она снабжена простроченной резинкой и уверенно сидит на голове – просто так ее не потеряешь, хоть кувыркайся!

– Получается, сцена разыграна Васнецовыми, чтобы убедить всех, будто Гоша в половине девятого был жив и здоров?

– Конечно! Гоша, скорее всего, вообще не слышал о готовящемся выходе супругов в кино – у него были иные планы на вечер, да и днем он был поглощен возлияниями с Димой и Женей.

Широков откинулся на спинку скамейки и с наслаждением потянулся.

– Разговоры про кино, Ваня, затеяны Васнецовыми опять же для создания видимости, что Гоша мог знать об их отсутствии вечером в комнате. А версия о ранее уже виденном фильме служит предлогом для оправдания ухода из зала сразу после начала сеанса и неожиданного для Бицы возвращения Вероники домой. Думаю, затем около половины девятого оба заняли исходные позиции: Костя притаился в кустах под окном, а Вероника – ждала у входа в корпус. Далее Васнецова прошла в комнату, сама себя стукнула бутылкой по голове, уселась у стены, а Костя бросил в комнату шапочку Гоши, ранее прихваченную из беседки. Бутылку же разбили, наверное, для придания декорациям большего драматизма и руководствуясь стремлением произвести дополнительный эффект на будущих свидетей из числа своих соседей по корпусу.

– Погоди-ка! – прервал возбужденно Ваня. – Если Васнецовы ушли из зала сразу после начала сеанса, то часа им вполне могло хватить, чтобы прикончить Гошу в беседке, вернуться и разыграть всех нас! Великолепно!

– Учитывая, что Гошу видели Черкасовы выходящим из корпуса без двадцати восемь, встреча ему была назначена в беседке в 20.00. Пять-десять минут продолжался эпизод в беседке, десять – на обратную дорогу – все сходится! – подытожил Широков.

Медведев вскочил, расправил плечи и решительно заявил:

– Пойдем брать бандитов!

Станислав рассмеялся при виде воинственной фигуры охотника за убийцами, а затем совершенно серьезно произнес:

– Ваня, у нас практически нет никаких доказательств! Даже мотив не ясен! Я имею в виду, что мы не знаем, на чем их шантажировал Гоша…

– Ну и что? И как это – нет доказательств? А – часы, а – чекушка? А кусты?

Широков отрицательно покачал головой.

– Все это пока выглядит малоубедительно без мотива…

Вероятно, возражения подействовали на Ваню отрезвляюще, потому что через минуту-другую он расслабился и молча сел на скамейку.

– Что же делать? – растерянно спросил он.

– Что делать? Думать… Пока что мы упустили из виду еще двух действующих лиц: Мокшанского и Кононова.

– Они же уехали до того! – удивился Медведев.

– Теперь я бы не стал так категорично утверждать! Мы видели уходящего из санатория Витька, но не видели садящимся на поезд. А с Мокшанским и того чище… Не ты ли сам усиленно третьего дня твердил о всяких там подозрениях Ларисы и Нади? Нельзя пока сбрасывать со счетов картежников – у Гоши могли возникнуть поводы шантажировать кого-то из них, учитывая специфичность интересов к азартным играм, а?

– Ты хочешь сказать, Васнецовы могли лишь прикрывать того же Мокшанского?

– А почему бы и нет? И потом… Ты забыл про пуговицу, застрявшую в скамейке в беседке? Синяя пуговица… Синий плащ…

– Мокшанский?! Он ждал в беседке Гошу и убил его?

Ваня так ткнул пальцем злополучные очки, что они слетели с привычного места и едва не грохнулись на землю. Выручила хорошая реакция Станислава. Медведев поблагодарил товарища за помощь и спросил, что же делать дальше.

– Дальше… Есть у меня тут одна задумка. Но понадобится твоя помощь.

– Я готов! С нетерпением жду приказаний!

– Будь серьезней – мы не в игры играем! Нужно провернуть одну комбинацию… Она основана на предположении, что Гоша все же письмо оставил, а его противники конверт не нашли!

– Как так? А если – нашли?

– Тогда представить дело так, что есть еще одно письмо и оно попало… к тебе в руки!

– Ко мне?

– Именно! Прежде всего, попроси у Лины такой же конверт: если я не ошибаюсь, у нее их было два. А потом сделаем вот что…



Глава 6. | Криминальные повести | Глава 8.