home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10.

Солнце пока еще пряталось далеко за крышами высотных домов городских спален. Буквально в трех кварталах отсюда уже бурлила жизнь: люди одолевали трамваи и троллейбусы, спеша на работу; домохозяйки торопились занять очереди к прилавкам гастрономов, а мелкие торговцы выставляли ящики-лотки с одеждой, бижутерией и прочими товарами местных кооператоров. Но здесь, в санаторной зоне, властвовали тишина и леность, а прохладный воздух, сохраняющий свежесть ночи, заставлял зябко ежиться редких в этот час прохожих.

«Место встречи изменить нельзя» – пришло на ум название популярного телефильма, когда Широков старался прогнать озноб, энергично размахивая руками в ожидании Руслана поблизости от все той же маленькой почты неподалеку от санатория. После бурной ночи хотелось спать и… есть.

Час назад он побывал на круглосуточном переговорном пункте, откуда позвонил другу из областного управления милиции – в город, где жили Мокшанские и Малин…

Руслан выглядел более бодрым, хотя ему не пришлось сегодня много спать. По всему видно, его так и распирало от любопытства, но характер не позволил сразу накинуться с вопросами. Лишь когда товарищи уединились в углу знакомого зальчика, лейтенант спросил о событиях вчерашнего вечера.

– Здорово! – воскликнул он, выслушав обстоятельный рассказ Станислава. – Вместе с показаниями Кононова это уже кое-что…

Широков отдал перстень и сказал:

– Приобщи к делу, Медведева можешь записать в понятые! Так что там Виктор?

– Клянется и божится, что с вечера пятницы и до первой половины воскресного дня находился безвылазно у родственников!

– И звонил Мокшанскому, естественно, не он?

– Совершенно верно.

– Проверили?

– А как же! Сам лично ездил вместе с ним в поселок, общался с двоюродной теткой Кононова – та подтвердила! У них дома и телефона нет…

– Это в наш век не проблема…

– Нет, Стас, не сомневайся: там все чисто! – заверил Руслан.

– Чего же тогда Виктор из санатория сбежал? – настаивал Широков.

– Вот тут тебе Васнецов правду сказал: Мокшанский с Кононовым вляпались по самые уши в игре с лобовниками… Виктор пока деталей не назвал – боится до чертиков и говорить-то на эту тему, но ты бы видел, как трясется! Такое не сыграешь, такое пережить надо! Я ему, словом, верю…

– Допустим… Он, значит, скрыться решил – отсидеться?

– Да! Сначала, вот, к родне уехал. А потом, как узнал в санатории про побег Мокшанского, да еще Лариса к стенке насчет телефонного звонка прижала – перепугался и слинял! Устроился временно в «Прибой».

– Почему домой не поехал?

– Там, говорит, тоже искать могут… А здесь, в городе, вероятность меньше. По принципу «тише едешь – дальше будешь», уразумел?

– Где он сейчас?

– У меня в кабинете сидит. Сам согласился. Там и ночевали!

– Ты про часы узнал? – переменил неожиданно направление разговора Широков.

– Узнал. Часы, видишь ли, Малина! Эксперты, в довершение всего выполнили твой заказ и определили, что часы были неисправны еще до удара по ним. Попросту – не шли!

– Как выяснил, что Малина? У него самого?

– Обижаешь… Вчера после обеда я пообщался приватно с некоторыми твоими соседями – уточнял, якобы, поведение Бицы в предшествовавшие злополучному понедельнику дни. Лина и проговорилась, что в самом начале смены у Степана сломались часы, которым сто лет от роду. Он купил себе новые, а старые выпросил Гоша – у него, мол, дома знакомый супермастер способен и рухлядь заставить ходить, как новые… Только…

– Только?

– Преступник же не мог знать о наличии вторых часов в Гошином кармане – механических! А ты предполагал, что часы и бутылку он принес с собой в беседку…

– Стоп! – прервал Широков. – Васнецов и не знал про них. Первоначально для создания алиби задумывалась только петрушка с ограблением. Часы, обнаруженные в Гошином кармане – чистая импровизация на месте действия, приведшая, на беду Костика, к обратному эффекту!

Руслан поразмыслил и согласился с объяснением. Затем огорченно сказал:

– Больше у меня ничего нет… И где Гоша болтался три часа до гибели мы не знаем!

Станислав ободряюще хлопнул парня по плечу.

– Маленький сюрприз: позавчера из вашего отдела я звонил своему другу из угро – земляку Мокшанского – и просил собрать сведения о Мокшанских, Васнецовых и Малине. А сегодня, до нашей с тобой встречи, связывался по междугородке повторно. Так вот, Михаил Германович – личность там у них известная. В недавнем прошлом он продолжительное время занимал пост, ни много ни мало, председателя областного суда!

Широков умолк, наблюдая, какое впечатление эта новость произведет на Руслана. Выдержка, действительно, изменила на этот раз парню, и он даже тихонько присвистнул.

– Понимаешь, лет десять назад в их городе убили человека. Убийцей, как говорили, был сын одного крупного чиновника… Очень крупного! Естественно, чтобы отмазать сыночка шишки властьимущие предприняли разные меры. В результате, козлом отпущения стал приятель убийцы, молодой человек того же возраста, только низшего социального положения. Мокшанский, несомненно, знал всю подноготную, но, будучи председателем местного правосудия, сделал все, чтобы невиновный пострадал во имя интересов дружков. Парнишку приговорили к вышке и привели вскоре приговор в исполнение. В те годы никто не решился поднять протест, но времена меняются! В 86-м Мокшанского выперли с теплого места, хотели возбудить уголовное преследование, да старые связи еще работали. Словом, отделался Михаил Германович легким испугом, пересев в достаточно доходное кресло коммерческого директора крупнейшего завода. Вот такие пироги!

– Сволочь! – откровенно заявил Руслан, сжав пальцы в кулаки. – Какая сволочь!

– Сволочь – не сволочь, а имеет Мокшанский две шикарные квартиры: на себя и на жену; две машины, дачу большую и дачу маленькую, вещи, деньги и тэ пэ! И, заметь, все оформлено на него или Ларису. А родные доченька с сыном – на этом фоне просто нищие!

– Да?

– Точно. Отношения у них с родителями были прямо-таки скверными до последнего времени. Только с год, как что-то начало налаживаться: молодых пустили на Ларисину квартиру, позволяют иногда пользоваться машиной и маленькой дачей. Начались обмены визитами по праздникам. Васнецовы, что ни говори, воспряли духом, хотя Вероника по-прежнему не переносит мачехи, а та платит тем же. Но на людях стараются держаться прилично.

– Вот о Малине, к сожалению, ничего интересного пока нет. Правда, Никита обещал к вечеру еще пошукать, – добавил Широков задумчиво, словно уцепившись за какую-то мысль, мелькнувшую в последний момент.

– И что это нам дает? – спросил Руслан, смешно наморщив лоб. – А, Станислав?

Широков ответил ему невидящим взглядом, зачем-то вскочил, нервно прошелся по зальчику, снова сел и выдал:

– Кажется, я знаю, где искать труп Мокшанского!

– Что искать?! – невольно вскрикнул Руслан так, что мирно дремавшая за стойкой почтальонша встрепенулась и растерянно захлопала совиными глазами.

– Труп Мокшанского!– прошипел почти на ухо Руслану Широков.

Когда же он сообщил, где именно, считает, находится тело, Руслан ошарашенно кивнул и сразу поверил, очевидно, простой логике, что самые невероятные предположения чаще всего оказываются правильными.


Если сказать, что Татьяна Андреевна удивилась приходу перед самым обедом двух рабочих-водопроводчиков, – значит исказить истину: горничная так поразилась, что даже позвонила завхозу санатория проверить, не сон ли это. Удостоверившись в реальности происходящего, Лосева только и сказала мужчинам, что за все годы работы ни разу не слышала, что в подвале здания есть какие-либо коммуникации. По крайней мере, она никогда не замечала даже признаков таковых. В конце концов, смирившись с вторжением в свои владения посторонних, да еще – не очень чистых и грубоватых работяг, женщина предоставила пришельцам самим разбираться, что к чему, и вернулась в служебную комнату, сетуя про себя на неизбежную уборку за нагрянувшими грязнулями.

Водопроводчики бойко принялись за работу: деловито простучали трубы на втором этаже, спустились на первый и заменили пару кранов в туалетах. Потом забрались в кладовку и трудились минут тридцать-сорок: видимо, там оказалось особенно много проблем. Внимательный сторонний наблюдатель непременно бы заметил, что обратно из подвала вылез только один из двух. И более всего поражало то, что он тщательно запер приятеля, а ключ вернул горничной! Но, увы, этого не видел никто, кроме… Станислава, прозябавшего в кресле перед телевизором.

Когда водопроводчик проходил мимо, он едва заметно кивнул Широкову, а тот понимающе прикрыл глаза…


Еще через пару часов на берегу моря под обрывистым берегом, заросшим травой и поджарыми кустами, затормозил микроавтобус голубого цвета. Удивительно, как пробрался он сюда меж огромных валунов и обломков скал, преодолев добрых сто метров по кочкам и ухабам. Из салона машины, на лобовом стекле которой красовалась табличка «спортивная», выбрались пятеро мужчин с чемоданчиком и длинным свертком. Компания потопталась на месте, изучая склон. Один из прибывших заметил в полустах метрах выше и правее мужчину в рабочем комбинезоне, энергично делавшего знаки рукой. Прибывшие выстроились гуськом и поднялись туда, обогнув по дороге солидный зуб песчаника. На небольшой площадке обнаружилась полузасыпанная нора, ведущая в недра берегового монолита.

– Здесь! – коротко сообщил ожидавший второй водопроводчик, устало вытерев рукавом вспотевшее лицо. – Метров триста – нормальных, а потом…

Он только махнул рукой, выключив спрятанную под курткой рацию.

– Сколько всего до… точки?– решил уточнить Фомин.

– Километра два-два с половиной, наверное…

Начальник местного угрозыска достал из кармана фонарь и решительно полез в дыру. Вторым туда же нырнул Широков. Следом протиснулись эксперты с носилками.

Тишина, казалось, давила на уши, а редкие шлепки срывающихся с потолка подземного коридора капель воды лишь подчеркивали неживую пустоту катакомб. Пахло сыростью.

Станислав невольно вздрогнул, когда стоявший рядом оперативник пошевелился в темноте. Но тут же в руках Фомина вспыхнул фонарь, разрисовав причудливыми тенями корявые стены и бугристый потолок. Грот оказался достаточно вместительным, но далее он сужался, превращаясь почти в лаз.

Фомин развернул ветхую на вид бумагу, повертел ее в свете фонарика, хмыкнул и сказал:

– Что ж… Вспомним детство! Когда-то я пацаном шустрил в этих лабиринтах, а нынче и карта есть…

Он критически оглядел лаз и носилки, покачал головой и добавил:

– Стойки придется оставить, а взять только брезент – мы там дальше с ними точно застрянем.

Эксперты пару минут колдовали с завязками, остальные же, как водится, подбадривали их дельными советами. Наконец, приготовления завершились, и Михаил, освещая пол под ногами, направился к лазу.

Сначала путешественники продвигались достаточно споро плотной цепочкой, сбивая ритм только на преодолении небольших осыпей камней. Но потом потолок опустился, стены сблизились, так что, то и дело, приходилось ковылять на четвереньках, а пару раз – проползать несколько метров на животе. Станислав уже склонялся к мысли, что зря не послушался Фомина и не остался в отделе: обидно все-таки в отпуске ползать на брюхе в пыли и грязи, нанося непоправимый ущерб предназначенной для цивильного отдыха одежде. Но, с другой стороны, когда еще в жизни может представиться такая возможность ползать по знаменитым катакомбам, сохранившимся в естественном диком виде… Так что минусы и плюсы уравновешивали друг друга. Широков успокоился, придя к такому выводу, и сосредоточил внимание на каблуках туфель Михаила, в которые, зазевавшись, уже два раза ткнулся лбом…

По мере продвижения к цели путники освоились. Если на первых порах все в основном помалкивали, подавленные необычностью происходящего, то теперь стали переговариваться друг с другом, а Фомин вообще начал комментировать дорогу, вызывая своими шуточками всплески смеха, сила которых, как это не парадоксально, увеличивалась пропорционально растущей усталости. Очередную тираду в адрес острого камня, едва не попортившего плуг, Михаил не закончил, и, неожиданно, прекратил движение.

– В чем дело? – недовольно воскликнул Широков, в третий, как и положено по Божьему укладу, раз утыкаясь в злополучные каблуки.

– Погоди! – почему-то шепотом ответил Фомин.

Станислав потянул носом воздух и ощутил характерный сладковатый запах разлагающегося тела. Другие тоже уловили это и притихли.

Михаил медленно двинулся дальше, выставив вперед руку с фонарем. Вдруг справа из темноты очередного ответвления, наперерез ему метнулась тень, показавшая до ужасного громадной. Треск грохнувшего на камни фонаря слился с криком Фомина и еще чьим-то истошным визгом. Широков по инерции сделал еще один шаг вперед и прыгнул, выставив руки, стараясь хоть что-нибудь разглядеть в навалившейся темноте, но споткнулся об упавшего Михаила, и сам грохнулся вниз, больно ободрав о стену локоть. Фомин вскрикнул во второй раз, теперь уже от боли в боку, куда угодило колено Широкова.

Тем временем их товарищи, находившиеся сзади, не могли понять, что происходит и кто на кого там напал. К тому же у эксперта, как назло, не хотел зажигаться запасной фонарик. Но, когда Руслан услышал второй вопль шефа, он на всякий случай выкрикнул, что будет стрелять и даже вытащил пистолет.

– Я тебе стрельну! – заорал Фомин уже вполне нормальным начальственным тоном. Свет наконец зажегся и картина «поля боя» предстала во всей своей красе: Фомин лежал скорчившись на полу с застывшей на лице гримасой боли и отвращения. Поперек него покоился Широков, зажав ладонью пострадавший локоть и ошалело вращая глазами. К ним обоим склонился Руслан, вытянув вперед вороненое дуло «Макарова».

Через мгновенье подземелье потряс дружный взрыв хохота. Смеялись и артисты и зрители. Больше всех надрывался сам виновник происшедшего, под которым обнаружилась крупная задавленная крыса. Коллеги наперебой поздравляли Фомина с удачной охотой на живца!

– Нет, вы послушайте! – давился Михаил. – Мне же никто не поверит? Упал на нее, заразу и… убил! Меня же на смех поднимут! Ой, мамочка родная!

Постепенно смех умолк – Нервная разрядка прошла. Широкову перебинтовали руку прямо поверх рубашки, Михаилу залепили порезы от осколков фонаря на ладони и щеке, после чего, притихшие, они отправились дальше.

Запах заметно усилился. Метров через тридцать на стене обнаружилась нарисованная мелом стрелка, указывающая левый поворот. Ее оставила заботливая рука водопроводчика. Фомин свернул и тотчас остановился, уперев луч в темную груду под ногами. Широков подошел вплотную к товарищу, зажав нос пальцами, и заглянул через его плечо. Голова покойника была замотана мешком, но на лице ткань изрядно прорвали крысы, и в огромной дыре виднелась жуткая безгубая улыбка.

Михаил переступил через труп, лежавший метрах в пяти от стены глухого тупика. Здесь в потолке отчетливо угадывались контуры квадратного люка. Фомин с Широковым многозначительно переглянулись и шепотом попросили коллег соблюдать максимум тишины. Потом все одели припасенные респираторы и приступили к работе.


Обратный путь с телом занял в два раза больше времени и потребовал изрядных физических усилий, ибо труп пришлось тащить волоком в коконе из брезента от носилок.

Когда измотанные вконец люди забрались в ожидавшую их машину, время близилось к ужину.

По дороге в отдел эксперты сделали первые предварительные выводы, насколько позволяли результаты беглого осмотра в экстремальных условиях: Мокшанский погиб от нескольких ударов тяжелым тупым предметом в затылочно-теменную область. Скорее всего, жертву сперва оглушили, замотали голову мешком, чтобы не оставлять следов крови, а потом раз десять саданули чем-то, напоминающим молоток, как осторожно выразились специалисты. По их мнению, смерть наступила, вероятно, четыре-пять дней назад. Широков промолчал, хотя уже мог бы назвать более конкретное время гибели Мокшанского.

Едва микроавтобус плавно затормозил перед крыльцом, как по ступенькам торопливо сбежал капитан с повязкой дежурного по отделу. Он распахнул боковую дверцу, на секунду задержал взгляд на брезентовом свертке в ногах пассажиров и обратился к Фомину:

– Привезли? Вот и ладненько! А теперь, Миша, поезжай еще за одним!

– Еще за… чем? – опешил начальник розыска.

– За трупом!– криво усмехнулся капитан.– В этом чертовом санатории еще одно убийство! Сорок минут назад…

Дежурный посмотрел на часы и уточнил:

– В семнадцать пятьдесят там обнаружили Васнецова Константина с ножом в спине!

– Где?

– В комнате, где он жил с женой. Больше меня не пытай – все равно ничего не знаю. Твои парни уже выехали… У них и спросишь!

Капитан заколебался, снова оглядывая куль, и добавил:

– Ладно уж… Берите дежурку – не с этим же туда ехать…

Пока Фомин отдавал распоряжения подчиненным, Станислав размышлял над неожиданным поворотом событий: нет ли его вины в том, что случилось с Костей? Ведь задержи Васнецовых вчера вечером, как предлагал Медведев, убийства бы не произошло… Но, с другой стороны, ни один прокурор при имеющихся, вернее – имевшихся на тот день доказательствах, не дал бы санкции на заключение супругов под стражу! Васнецовы вернулись бы в корпус и… Все окончилось тем же, коль убийца заранее вынес свой приговор!

Перед тем, как сесть в «уазик», Станислав отозвал Фомина в сторону и попросил проинструктировать сотрудников, чтобы те, производя опрос, вскользь поинтересовались коричневым портфелем.



Глава 9. | Криминальные повести | Глава 11.