home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11.

Широкова высадили на подъезде к санаторским воротам, и оставшийся путь он преодолел медленным шагом.

В комнате Васнецовых полным ходом шел осмотр места преступления: сверкала фотовспышка, раздавались скупые комментарии оперативников и экспертов. В кабинете врача Фомин беседовал с Вероникой. Лариса Мокшанская о чем-то тихо переговаривалась с Реус в углу холла. Станислав не стал задерживаться внизу и поднялся в свою комнату.

– Где тебя носит? – без предисловий завелся Ваня. – Работнички, называется! Прохлаждаются где-то целый день, а здесь людей убивают!

Станислав хотел вспылить и ответить резкостью, но сообразил, что, уходя на встречу с Русланом, попросил Медведева никуда не отлучаться до его возвращения. А последовавшие за этим события так закрутили! И не удалось хотя бы мельком повидаться и ввести приятеля в курс дела. Поэтому Ванино возмущение можно понять, и обижаться тут нечему.

Широков молча умылся, небрежно бросил перепачканную куртку на стул и улегся на кровать, заложив руки за голову.

Медведев тем временем разглядел потрепанную одежду и перебинтованный локоть товарища и сделал соответствующие выводы, потому что не возобновил обвинительных речей, а молча изучал потолок.

Но любопытство победило.

– Видок у тебя! Прям фотографируй для газеты… Под заголовком «Боевые будни милиции!» С кем воевал-то?

Широков сообщил о находке в катакомбах.

– Надо же! – поразился Медведев. – Но как ты догадался, что труп спрятали в подвале?

– Вспомнил все ту же Костину фразу про тестя с разбитой головой! Васнецов сказал: «У нижней ступеньки лесенки»!

– Так он имел в виду парадную лестницу к нам наверх!

– Вот и нет! Одно дело – лестница, другое – лесенка! У тебя повернулся бы язык обозвать мраморную красавицу презрительным «лесенка»? Нет? Почему же это должен делать Костя? А в здании только одна лесенка: из трех ступенек в подвале! Я и решил, раз там Васнецов нашел тестя, поискать труп рядом…

– Потрясающе!

– Ну, а что у вас тут случилось? Я ведь толком, еще ничего не знаю, кроме как о ноже в Костиной спине.

Ваня порозовел, взволнованный возможностью поделиться новостями, в центре которых, как выяснилось, он оказался.

Итак, после обеда Иван покоился на кровати и мирно переваривал пищу, когда к нему заявились Дима с Женей и предложили помянуть… Гошу! По их словам, идея принадлежала Косте, как и выпивка. Медведев согласился без особого энтузиазма, полагая, что все это неспроста. Пятеро мужчин уединились в комнате Малина. Третий тост подняли за вдову: и тут началось… Костя, а за ним и Дима с Женей, словно по какому-то дьявольскому уговору, усиленно накачивали водкой непривычного к спиртному Малина и мололи всякие гадости про женщин. Кульминацией всего стали разглагольствования Васнецова о своих похождениях и, наконец, его роковая фраза: «Степан у нас парень не промах – пользует одновременно и Лину, и Ларису!» Опьяневший к тому времени Степан сначала пытался отрицать, но Константин неожиданно достал из кармана листок бумаги. Это была записка Ларисы к Малину, якобы, неосторожно утерянная Степаном!

– На самом деле письмо Малина? – переспросил Широков.

– Я лично не видел текста, но, если судить по реакции Степана, попытавшегося вырвать листок, то очень может быть…

– Что было дальше?

– Костя убрал бумажку в карман, но не угомонился, а, напротив, подлил масла в огонь! Он заявил, что с помощью записки заставит Ларису более нежно относиться к детям в быту, иначе покажет улику Мокшанскому! И еще добавил, что мачеха не отличается строгостью в постельных делах – он уже несколько раз лично мог в этом убедиться и даже имел Ларису один раз здесь, в санатории!

Медведев возбужденно вскочил с кровати и заходил ко комнате, заложив руки за спину.

– Естественно, Степан кинулся на Васнецова с кулаками… Никогда бы не подумал, что Малин может так распсиховаться, кабы сам не видел! Мы их втроем еле растащили… Потом Степа выскочил из комнаты и побежал вниз на первый этаж. Как выяснилось, разбираться с Ларисой. Мы услыхали их перепалку и вышли на балкон. Там уже стояли Черкасовы. Внизу же, в холле, как раз находились Надя и Лина… Через некоторое время Степан, злой и растрепанный, пробкой вылетел из комнаты Мокшанских, отпихнул сунувшуюся было к нему Овечкину и вновь умчался наверх. Здесь он, обложив нас матюгами, заперся у себя в комнате!

Ваня, как заправский лектор-общественник залпом выпил стакан воды, шумно утерся рукавом и смахнул ладонью выступивший на лбу пот.

– Думаю, Васнецов затеял выпивку и все прочее, чтобы спровоцировать скандал! Только вот логики не вижу…

Широков молчал, погрузившись в размышления.

– Лариса так и не выходила из своей комнаты с того момента и до… обнаружения Кости. Надя увела рыдающую Лину утешать в комнатку Татьяны Андреевны – та предложила какие-то успокаивающие капли. Черкасовы, братья-пьяницы и остальные жильцы также разошлись по своим отсекам.

– Замечательно! – мрачно прокомментировал Широков.

– Самое любопытное, что в корпусе следующие пару часов было абсолютно тихо. Нет, конечно, слышались чьи-то шаги, хлопанья дверей – обычные звуки… Я имею в виду…

Ваня запнулся, подыскивая нужное слово.

– Не было чего-то такого – крика, шума – что может вызвать подозрения! Около шести Вероника вернулась с массажа, открыла дверь в комнату… Только тут все отчетливо услышали ее крик. Мы сбежались туда и увидели Костю, лежащего на кровати лицом вниз! А под левой лопаткой у него торчала рукоятка столового ножа. Знаешь, такой большой, которым мясо режут. Самое еще интересное, что почти не было крови – только небольшое красное пятно на рубашке вокруг лезвия…

В дверь тихо стукнули, и, не дожидаясь разрешения хозяев, в комнату вошел Фомин. Широков быстро встал и шагнул навстречу.

– Ну что? – с надеждой спросил он.

Судя по гримасе досады, возникшей на лице Михаила, дела обстояли далеко не блестяще. Станислав перехватил его косой взгляд в сторону Ивана и поспешил пояснить, что тот в курсе всего и довольно много знает о происшедших в последние часы событиях. Фомин кивнул и, вздохнув, сообщил:

– Смерть наступила в интервале между пятью часами и половиной шестого. Видимо, Васнецов спал, когда убийца всадил ему нож в спину. Удар нанесен точно в сердце по траектории: сверху-вниз и слева-направо… Следов на рукоятке нет. Вообще нет никаких следов!

Фомин раздраженно хлопнул себя ладонью по колену.

– Принадлежность ножа?

В ответ Михаил лишь покачал отрицательно головой.

– Но убийца – кто-то из находившихся здесь в здании…

– Почему ты так решил?

– Перед обедом, сразу после обнаружения водопроводчиками трупа под люком, я оставил двух своих людей наблюдать за Васнецовыми – так, для профилактики. Они безотлучно находились возле корпуса, на расстоянии, конечно, но всех входящих и выходящих видели… До нашего приезда посторонние здесь не появлялись!

– Очень хорошо! – оживился Широков. – Тогда у нас есть все шансы вычислить убийцу!

– Я пока не склонен разделять твой оптимизм, – скептически возразил Михаил. – Мы опросили всех жильцов, кроме него, – последовал кивок в сторону Медведева, – сравнили их показания с наблюдениями моих людей. Картинка-то сложилась, да на ней ничего стоящего не видно.

– Да? А ты все же покажи эту картинку…

Фомин, чтобы не ошибиться, пробежал глазами записи в служебном блокноте.

– Примерно в 16-ть часов, сразу после пьянки и скандала, Васнецов ушел к себе в комнату. Жена говорит, что до ее ухода на лечебную гимнастику и массаж без пяти пять, он никуда не выходил, завалившись спать. Остальные соседи Васнецова с четырех часов не видели, из корпуса он точно не выходил. Следовательно, можно принять это за основу. Сама Вероника до ухода на процедуры читала в комнате книгу. Здесь тоже подтверждается.

Он перелистнул страничку.

– Дима с Женей ушли из своей комнаты в пятом часу, до без двадцати пять гуляли по парку. Мои их видели выходящими и входящими… Мокшанская утверждает, что кроме как в туалет, никуда не выходила, и после четырех до обнаружения трупа сидела в комнате. Точнее, как она выразилась, дремала. Больше ее версия ничем не подкрепляется. Заехавшая сегодня утром семейная пара – имеется в виду комната Кононова – отдыхала с дороги – оба спали. С первым этажом вроде бы все…

– А сестра-хозяйка? – напомнил Широков.

– Ах да, Лосева… До полпятого она приводила в чувство Овечкину у себя в служебной комнате. Здесь же была Реус. Потом Реус отвела соседку наверх, и они оставались там опять же до часа «икс». Стоп! Вру… Реус где-то в пять спускалась вниз посмотреть телевизионную программу на вечер и буквально через пару-тройку минут вернулась в свою комнату.

– В это время в холле еще кто-нибудь был? – быстро среагировал Широков.

– Нет… Это – только со слов самой Реус.

Станислав кивнул. Казалось, ответ удовлетворил его.

– Так вот, Лосева,– продолжил мысль Фомин,– После ухода женщин она некоторое время занималась бумагами у себя в служебке, а в пять часов выходила в прачечную узнать, когда будет прием белья. Выходила вместе с Черкасовыми, которые отправились дышать воздухом. Мои ребята их всех троих видели – это точно. Черкасовы пришли в половине шестого, поднялись к себе, а Лосева вернулась минут за пять перед ними и оставалась в корпусе.

Михаил закрыл блокнот и спрятал его во внутренний карман.

– Из тех, кто ходил туда-сюда, кто-нибудь подходил к комнате Васнецовых?

– Реус – когда шла в туалет, и Лосева… Она заходила в кладовку за свежими полотенцами – хотела вам всем сегодня выдать. Но ни та, ни другая ничего подозрительного не слышали и не видели. Студентки еще с утра упорхнули в город и до сих пор не прибыли. Мамаша с сыном перед обедом поехали на консультацию к специалисту в городскую больницу – приехали сюда уже после нас…

– А Малина ты приберег на закуску? – вкрадчивым голосом спросил Широков.

– Разве что… – отмахнулся Фомин. – Самый предпочтительный кандидат, конечно, он… Но твердит, что дрых у себя в комнате до самого приезда милиции, пока мы его не разбудили и только от нас узнал о случившемся. К сожалению, никто не видел его покидающим комнату или возвращающимся туда.

– Словом, все в один голос утверждают, что ничего не могут сказать полезного: ничего не видели, ничего не слышали?

– Так и получается! – Михаил тряхнул головой и сразу полез в карман за расческой, собираясь поправить растрепавшиеся волосы. На полпути рука его замерла, а сам он внимательно посмотрел на Медведева.

– Вот с тобой еще не говорил. Может, хоть ты порадуешь, а?

Ваня улыбнулся и только развел руками, а затем философски заметил:

– Классическая ситуация: все действующие лица на сцене, а самого действия не просматривается и бедный зритель не знает, за что платил деньги! Костика, практически мог хлопнуть любой из нас, за исключением отсутствовавших.

– А мотивы? – Широкову показалось, что Ване что-то пришло на ум.

– Мотивы? Мотивы, по-моему, есть у Малина, Мокшанской, Овечкиной. При определенных обстоятельствах, они могут возникнуть у Вероники, да и любого другого, даже у меня!

– При определенных обстоятельствах! – задумчиво повторил Станислав.

– Что он этим хочет сказать? – не понял Фомин.

– Обстоятельства создают сами люди… – произнес Широков. – Ты не думал, с какой целью затеял Костя травлю Степана, а? Не с той ли, чтобы создать эти самые обстоятельства, при которых Малин будет главным подозреваемым в случае… смерти Ларисы!

– Чего-чего?!– вкрикнул Михаил, вытаращив глаза.

– Смотри сам: проходит время, Мокшанский числится пропавшим без вести… Кто распоряжается его имуществом? Молодая жена! Выгодно это Васнецовым? Нет! Это для них настоящая катастрофа: при жизни отца хоть чем-то пользовались, но от мачехи милости ждать бесполезно! Я уже говорил, что смерть Мокшанского им абсолютно ни к чему, а вот Ларисы – другое дело. В этом случае молодые получают все!

– Фу-у, – шумно выдохнул Фомин. – Ты даешь! Послушать – интриги в стиле мадридского двора! Слишком сложно как-то!

– Ничуть!

– Бывает, что обстоятельства оборачиваются против своего создателя! – тихо подсказал Медведев.

Безуспешно выстраиваемые до этого в логический ряд факты и события, встали теперь в голове Широкова на свои места. Сомнений никаких не оставалось.

– Я знаю, кто за всем этим стоит! – твердо заявил он товарищам.

– Кто?! – в один голос воскликнули Фомин с Медведевым.

– Но это… невероятно! И потом, пока что не вижу, как можно заставить этого человека раскрыться… Миша, кому принадлежит коричневый портфель, выяснили?

– А? Мокшанскому… Но причем тут портфель?



Глава 10. | Криминальные повести | Глава 12