home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Фомин со своими сотрудниками уехал в отдел, прихватив Веронику и Малина для дальнейших разбирательств.

Как ни пытался Медведев выудить у приятеля имя убийцы, тот оставался непреклонным: необходимо кое-что проверить и уточнить во избежание ошибки.

– Сейчас меня очень интересует, где кто был во время концерта. Про отдельных личностей мы знаем, но не про всех…

– Ты хочешь поговорить с теми, кто сидел в зале?

– Достаточно, думаю, обратиться к помощи Черкасовой. Пошли?

Ольга Петровна обрадовалась гостям, хотя выглядела подавленной и уставшей. Чего нельзя было сказать о Егоре Петровиче, беззаботно дремавшем на кровати.

Станислав не стал темнить, а, напротив, раскрыл полностью карты, на что женщина отреагировала на удивление спокойно.

– Станислав Андреевич, миленький, можете не верить старухе, но я что-то в этом роде предполагала!

– Да?

– Вы совсем не похожи на профсоюзного работника – у вас нет свойственной начальству солидности и…– она помедлила, подбирая правильный термин,– наглости, если позволите!

Медведев хихикнул, но тут же принял благопристойный вид под укоризненным взглядом товарища.

– Не сердитесь, я не хотела вас обидеть, – огорчилась Ольга Петровна, доверительно коснувшись руки Станислава. – Вы думаете, что я могу чем-нибудь помочь в поиске истины?

– Надеюсь!

– Тогда спрашивайте скорее!

– Хорошо, Ольга Петровна. Помните, как-то за обедом в столовой вы сетовали на бескультурное поведение некоторых зрителей во время субботнего концерта в клубе, уходивших посреди зрелища из зала?

В глазах женщины вспыхнуло привычное любопытство и она утвердительно кивнула.

– Постарайтесь еще раз мысленно вернуться к тому вечеру… Не было ли среди уходящих наших с вами соседей, и, если – да, то когда примерно по времени они выходили?

Ольга Петровна прониклась серьезностью задачи и не спешила сразу отвечать. Она откинулась на спинку стула, прикрыла глаза и немного театрально потерла виски.

– Первым, по-моему, ушел Гоша. Он сидел справа от нас и чуть впереди. Да-да! С краю от прохода… А было это после первого номера.

– Минут через десять после начала? – подсказал Ваня.

– Совершенно верно, Ванечка… Потом пел этот чудесный дуэт… За ним пара танцевала бальные танцы… Ага! После них вышел Костя! Они с Вероникой сидели на нашем ряду слева…

– Минут через пятнадцать, после Гоши, – продолжал подсчитывать Медведев вполголоса.

– Пожалуй, больше из знакомых… Постойте! Степа Малин еще выходил и тоже… в самом начале! Но он вернулся – я это хорошо видела – через полчаса или минут сорок…

– Гоша с Костей не возвращались – напомнил Широков.

– Гоша… Гоша вернулся, вспомнила. Его кресло с краю долгое время пустовало, но в конце концерта, когда зажгли свет, Гоша с него встал, но… Я не видела, как он прошел в зал!

Ольга Петровна огорченно всплеснула руками.

– Что же Костя?

– Вот Костю я увидела уже после концерта – он ждал жену на ступеньках, когда мы с Егором Петровичем выходили…

– Больше никто не выходил? – поинтересовался Ваня.

Ольга Петровна уже хотела ответить отрицательно, но какая-то мысль пришла ей в голову. Женщина удивленно вскинула брови, растерянно посмотрела сначала на Медведева, потом – на Широкова, и тихо сказала:

– До меня только сейчас дошло… Перед самым началом я оглядела зал. Просто так – из любопытства. И, знаете, не видела Ларису Мокшанскую! Все знакомые лица были, а она – нет! Потом я не видела ее входившей, но… после концерта она вместе со зрителями выходила из зала!

– Вы хотите сказать, что Лариса могла подойти в середине? – решил уточнить Широков.

– Может быть… Может быть… – задумчиво повторила Черкасова.

– А кого вообще из знакомых вы видели? – спросил Медведев.

– Из наших соседей? Кроме тех, о которых мы уже с вами говорили, еще – Надю, Лину, Диму с Женей… Но, мне кажется, они все время были в зале. Конечно, я не могу полностью поручиться, но…

Ольга Петровна виновато улыбнулась и пожала плечами.

– Я хочу вам еще кое-то сказать, – тихо проговорил Широков. – Только это должно пока оставаться между нами… Мокшанский мертв! Его убили здесь в корпусе как раз во время концерта.

Черкасова побледнела, пальцы ее правой руки стиснули столешницу, а из открывшегося рта едва слышно донеслось:

– Вы думаете…

Но Широков не очень вежливо прервал вопрос.

– У меня большая просьба: если вы еще что-нибудь вспомните в связи с этим, дайте мне знать, договорились? Спасибо!

И не дожидаясь ответа, направился к двери. Ваня ободряюще кивнул Черкасовой на прощание.


Вечерний парк покрылся светящимися морщинками прогулочных дорожек, по которым фланировали небольшие группки отдыхающих. Парочки спешили занять укромные скамейки подальше от нескромных глаз завистников. Компания старичков оккупировала брошенную в этот час детскую площадку, устроив там коллективный шахматный матч, когда на одной доске, споря и толкаясь, играет сразу человек десять.

У входа в корпус сидели Реус с Овечкиной. Присмиревшие за последние дни «братья-пьяницы» что-то им рассказывали. Все четверо с интересом посмотрели на появившихся из дверей Широкова и Медведева. Но те, лишь вежливо кивнув, скрылись сразу за углом здания.

– Меня все время занимает мысль, как убийца разминулся и с Васнецовым, и с Бицей! – тихо заявил Широков, подходя к двери черного хода с обратной стороны корпуса, – И, кажется, я понял…

С этими словами он сунул ключ в замочную скважину и потянул за ручку. Дверь плавно открылась. Хорошо смазанные петли не издали ни единого скрипа.

Медведев воровато огляделся по сторонам, словно они сейчас собирались залезть в чужую квартиру. Но стену надежно загораживали густые заросли кустов, разрываемые только посыпанной гравием подъездной дорожкой, да и та почти сразу делала крутой изгиб вправо. Так что случайный прохожий вряд ли мог заметить находящихся у двери людей.

Широков осторожно преодолел тройку ступенек, ведущих вниз, и включил оставшийся в кармане еще с дневных похождений фонарик. Луч света пробежал по деревянным бочкам, мешкам с непонятным содержимым, скользнул по квадрату чугунного люка и уперся в следующую дверь, ведущую в коридор перед туалетами в холл.

Ваня молча следовал за приятелем, заинтригованный происходящим.

Широков теперь поднялся по ступенькам к самой двери, обернулся, и медленно ведя фонариком, внимательно осмотрел все помещение, если можно так выразиться, с высоты занятого положения. Внимание его, очевидно, привлек пристроенный к стене слева от входа стеллаж из неструганых досок, потому что луч вернулся туда, последовательно обшаривая полки сверху вниз. Неожиданно Станислав протянул левую руку и сунул ее в нишу между банками на уровне пояса.

– На месте убийцы именно сюда я бы положил заготовленное орудие, – тихо сообщил он опешившему несколько Ивану.

– Что положил? – удивился тот.

– Молоток или что-то там еще, чем потом бил по голове Мокшанского!

Широков погасил фонарь, осторожно толкнул дверь в коридор. Теперь уже окончательно изумленный Медведев увидел, как дверь легко открылась.

– Ничего не понимаю!– не сдержавшись, воскликнул он.

Станислав приложил палец к губам и махнул рукой, приглашая Медведева выходить следом. Здесь он прикрыл дверь и показал приятелю на замок. Обычный навесной замок висел на одном ушке, но, если не приглядываться, создавалось полное впечатление, что дверь надежно заперта.

Теперь, похоже, до Ивана дошел смысл всех манипуляций Широкова, тем более, что тот пояснил:

– Перед визитом к Черкасовой я спустился в туалет. По дороге прихватил ключ от этого замка и черного входа со щитка в комнате горничной – проще простого, так как все ключи там подписаны! В качестве эксперимента перевесил замок.

В этот момент из двери женской душевой вышла Лариса Мокшанская с обвязанным вокруг головы полотенцем. При виде мужчин она от неожиданности тихо ойкнула, а в глазах возникло нечто похожее на беспокойство.

– Извините,– пробормотал Станислав, увлекая под локоть Медведева в холл.

Надя и Лина все еще сидели у телевизора, а Димы с Женей возле них не было.

Фомин гостеприимно усадил пришедших за журнальный столик, поставив перед ними стаканы с чаем и вазочку с вареньем. Потом позвонил кому-то по телефону, употребляя в разговоре короткие «да – нет», и подсел к Широкову с Медведевым, держа в руке большую красивую кружку.

– Разговорили Веронику? – поинтересовался Широков.

– Конечно! Как только узнала, что тело отца найдено, сразу и поплыла. Нового, в принципе, ничего не сказала…

– Так уж и ничего? – не поверил Ваня.

– По мелочам… Сложите догадки Стаса по убийству Гоши и версию об этих событиях, преподнесенную вам Константином, получится то же самое.

– Как насчет Мокшанской? – заинтересовался Станислав.

– Здесь, похоже, ты опять попал в яблочко! Напрямую Васнецова не признала, что они замышляли убрать мамочку, но по отдельным признакам, именно к этому Константин начал подготовку. Не такая же Вероника дура, чтобы вешать на себя еще и покушение!

– Жаль, что некоторые детали мы никогда не узнаем – мертвые молчат! – рассудил Медведев.

Фомин залпом допил чай, с сожалением посмотрел на пустую посуду и закурил.

– Ладно… Пробежимся по цепочке еще раз, может, вы что подскажете! Чего ты улыбаешься?

– Да так…– Широков подмигнул Ване.– Думаю, мы теперь можем тебе рассказать начало всей истории!

Фомин окинул подозрительным взглядом обоих.

– Вы еще что-то откопали на мою голову?

– Нет, не переживай! Мы только восстановили поступки убийцы и, думаю, кое-кого еще.

– Любопытно! – буркнул Михаил, все еще с некоторым опасением.

Станислав скрестил руки на груди и начал:

– Надеюсь, ты не будешь оспаривать, что убийство Мокшанского – не простая случайность, не следствие минутного гнева или неожиданного порыва – это хорошо продуманное преступление, замысел которого возник у… назовем его «Икс», еще задолго до роковой субботы.

Фомин только неопределенно хмыкнул и покачал головой.

– Поскольку убийца – не профессионал, у него был очень ограничен выбор удобного момента. И вот…

В дверях кабинета возник Руслан, Фомин жестом указал ему на стул и кивнул Станиславу, предлагая продолжить мысль.

– И вот на субботу назначен концерт. Нетрудно предположить, что на такую подборку исполнителей народ повалит валом. Значит, в здании вряд ли кто останется. Здесь важно два момента для характеристики личности преступника: он знал о том, что все жильцы взяли билеты на концерт, по крайней мере, за день до субботы, и знал, что Кононов собирается утром в субботу с ночевкой уехать к родственнику в пригород! Знал «Икс» и об общих интересах Мокшанского и Виктора в карточных делах, а также что-то слышал о связанных с этим неприятностях…

– Об этом могли знать многие, – усомнился Фомин.

– Вряд ли… У меня, например, не было необходимости выяснять, кто пойдет на концерт, а кто – нет! – возразил Широков.

В разговор вмешался Руслан.

– Кстати, Васнецова на допросе заявила, что Кононов должен Мокшанскому крупную сумму денег, потому они с Константином подумали, будто убийце – Виктор!

– Не будем забегать вперед, – предложил Станислав. – Всему свое время… Считаю, именно названные мною данные послужили «Иксу» отправными точками для составления плана – оставить Мокшанского одного в здании и убить. Как вы помните, в семнадцать часов в корпусе зазвонил телефон. Надя сняла трубку. Девушка не поняла, по ее словам, мужчина говорит или женщина. «Икс» мастерски изменил голос! Он попросил пригласить к телефону свою будущую жертву. Аназизируя ответы Мокшанского, слышанные Реус, и последующий разговор того с Ларисой, можно предположить только один возможный вариант: убийца представился родственником или родственницей Кононова, у которых Виктор якобы гостил, сообщил, что последний срочно выехал в санаторий для встречи с Михаилом Германовичем, но сам не сумел дозвониться. Вот и попросил сделать это за него с тем, чтобы Мокшанский ждал прибытия с семи до восьми!

– Но почему была такая уверенность, что Мокшанский согласится ждать и не пойдет на концерт? – спросил старшего товарища Руслан.

– По натуре Мокшанский, как я понимаю, человек деловой и закоренелый эгоист впридачу – собственные интересы для него превыше всего прочего! Дальнейшее со всей очевидностью подтверждает это определение!

– Вроде бы, логично… – согласился Фомин, доставая из пачки новую сигарету.

– Когда начался концерт, – развивал свою мысль Широков, – «Икс» обошел здание и через дверь черного хода попал в кладовку. Ключ заранее взял со щитка в комнате горничной – мы сегодня с Ваней проделали то же самое. Дверь между кладовкой и коридором была также загодя подготовлена, навесной замок висел на одном ушке. Кроме того, на стеллаже убийца приготовил пустой мешок и молоток или подобную ему штуковину…

«Икс», несомненно, из кладовки проходит в холл и проверяет еще раз, все ли отдыхающие ушли. Потом заманивает Мокшанского под благовидным предлогом в кладовку, ударяет взятым со стеллажа орудием, заматывает упавшей жертве голову мешком, чтобы не дать крови испачкать пол, и наносил дополнительно несколько ударов через мешок, так сказать, для полной уверенности…

Широков отпил воды из стакана. Все молчали.

– Черкасова говорит, что примерно в десять минут восьмого Гоша вышел из зала. По каким-то одному ему известным причинам возвращается в корпус и вспугивает убийцу. Возможно, внимание Бицы привлек свет из-под двери или еще что-то, но он направляется в кладовку. «Икс» прихватывает орудие убийства и сматывается через черный ход, едва успевая закрыть за собой дверь. Теперь он должен рассчитывать на предварительно подготовленное алиби…

– Постой!– прервал Фомин. – Может, ты скажешь, как бы действовал твой «Икс», если б Гоша не появился в корпусе, а?

– Скажу… Хотя, допускаю, тут я ошибаюсь. По-моему, «Икс» хотел поступить примерно так, как затем – и Васнецовы! Сама ситуация диктует именно такое решение: спрятать труп в колодец, забрать из комнаты вещи Мокшанского, изобразив неожиданный отъезд и так далее…

– Конечно, у «Икса» могли быть и другие подходящие заготовки, – вставил Медведев. – Но, в основе своей, все они должны сводиться к выигрышу во времени…

– Во дают! – воскликнул Фомин. – Искренне завидую вашей фантазии и… фантазии преступника!

Станислава не смутила ирония и он невозмутимо заявил:

– Гоша вошел в кладовку и увидел тело. Прикасаться к нему не осмелился, а, значит, ограничился только внешним впечатлением, что и подвело Бицу в дальнейшем… А тогда он просто решил осмотреться и позвать кого-нибудь. Но Мокшанский, уходя из комнаты за своим будущим палачом, наверняка не стал выключать свет, может, и дверь не закрыл. Логично предположить, что Гошу понесло туда и… Давайте уточним: Вероника ничего не придумала в качестве причины внезапного возвращения мужа в корпус? А, Руслан?

– Нет, настаивает на опасении за отца, оставшегося дома в одиночестве в ожидании встречи с Кононовым. Правда, уточнила лишний раз, что именно про Виктора они узнали позже – в тот момент второй участник свидания воспринимался абстрактно.

– Пусть будет так… Первым делом Костя идет проверить, у себя ли тесть. Бица слышит шаги и ударяется в панику: вдруг подумают, будто бы он убил Мокшанского, а теперь рыщет по комнате, собираясь ограбить! Инстинктивно кидается к выключателю, гасит свет и прячется под… кровать! Больше, на мой взгляд, в наших комнатах схорониться негде, а?

Медведев понимающе улыбается, вспомнив свою беседу с Вероникой, во время которой Широков лежал под койкой для подстраховки.

– Васнецов включил свет – комната показалась пустой. Он вышел в темный холл и заметил оставленную Гошей открытой дверь в кладовку. Пока Костя осматривал труп, Бица покинул убежище. Предпочтительнее выглядит путь через окно – меньше вероятности напороться на второго визитера. Тем временем Васнецов убедился, что тесть мертв. Как поступить? Решение зависело от личности убийцы. Поднимать шум имело смысл в том случае, если преступление совершила Лариса – тогда это самый удачный вариант убрать мачеху с дороги. При других кандидатурах следовало во что бы то ни стало скрыть смерть Мокшанского как от жены, так и всех остальных, и здесь глупо ожидать возражений со стороны преступника. Костя, как видим, избрал второй вариант действий…

– Откуда у него была уверенность в невиновности Ларисы? – усомнился Фомин.

– Стопроцентной и не было, – живо откликнулся Станислав. – Из двух зол выбирают меньшее! Не будем забывать, что, во-первых, о любовной связи с Малиным, как возможном мотиве, Костя узнал позже, а во-вторых, немаловажную роль сыграла боязнь за себя: вдруг, чего доброго, его самого заподозрят в убийстве тестя – свидетелей-то нет?!

– Нечто подобное заявила и Вероника, – подтвердил Руслан. – Не так складно, конечно…

– Спасибо за комплимент! – рассмеялся Широков. – Может, продолжишь?

– Далее Константин запер кладовку, собрал в портфель вещи Мокшанского, надел его плащ, шляпу и очки. Про сценку со сторожем вы знаете… На трамвае доехал до железнодорожного вокзала, добавил к остальным вещам в портфеле атрибуты маскарада и запер все в ячейке камеры хранения. Вернулся в санаторий, дождался возле клуба Веронику и все ей рассказал. Та поддержала план мужа.

– А про люк они откуда узнали?– задал вопрос Медведев.

После концерта обсуждали возможные способы, как избавиться от тела, и Костя вспомнил про люк. Сначала считали, что под ним канализация или что-то в этом роде… В два часа ночи супруги прошли в кладовку – ключ от навесного замка Костя на всякий случай оставил при себе. Вероника заперла снаружи дверь и ушла в комнату – благо та рядом с кладовкой – Костя же выполнил черновую работу. То, что внизу обнаружился туннель катакомб, как нельзя лучше устроило Васнецовых. Через сорок минут жена выпустила старателя, а ключик благополучно вернули на место – в комнату горничной. Любопытно, что еще тогда ночью Веронике показалось, что наверху на балконе кто-то прячется, но Костя лишь посмеялся…

– Ага! – обрадовался Широков. – Полагаю, что Гоша пребывал в глубоком недоумении: как же после концерта труп не обнаружили, а Лариса ищет загулявшего мужа? Наверняка проверил кладовку – поглазел на запертую дверь. От такого вполне крыша поедет! Где уж тут уснуть… Решил покараулить и засек возню Васнецовых. Ну и сделал соответствующие выводы…

– Представляю, как был потрясен и подлинный убийца! – воскликнул Ваня. – Пропажа трупа его, несомненно, устраивала, но и неизвестность – вещь неприятная!

– Но «Икс» решил ждать, а вот Гоша – нет! – подчеркнул Станислав. – Чай-то остался?

Фомин вздрогнул, растерянно посмотрел на товарищей и прошел к тумбочке, на которой блестел электрический чайник.

– Остыл уже!

– Ничего – мы и прохладный попьем.

Руслан чаевничать отказался и взял на себя инициативу в изложении цепочки последующих событий.

Первую попытку шантажа Бица предпринял в понедельник утром. Васнецовы четко просчитали: непосредственно при убийстве Гоша не присутствовал, раз не знает, кто убийца, и подозревает в этом их. Свою защиту они построили примерно по тому же принципу, что и позже с Медведевым. И, надо сказать, изрядно преуспели, поколебав Гошину уверенность в части смерти Мокшанского. Бица, в свою очередь, сориентировался и выдвинул два условия: встреча с живым Мокшанским и откупной. Иначе грозил сообщить Ларисе хотя бы то, что вся троица ее дурит. Самое опасное: Гоша видел, как Васнецовы входили в кладовку – он был единственным, кто, выплыви история наружу, мог навести на спрятанное тело. И половинчатые меры в виде денег не годились. Гарантию давала смерть Бицы, и Васнецовы составили план. Константин загодя перевез портфель с необходимыми вещами тестя из камеры хранения в санаторий и спрятал их в кустах возле котельной – там их сегодня по подсказке Вероники и нашли, в том числе – плащ с оторванной пуговицей. В тот роковой для Бицы день Константин ему передал до обеда приглашение на свидание с Мокшанским в беседке в восемь часов вечера и объяснил, как найти место. Днем супруги провели необходимые приготовления, замеры времени на дорогу и тому подобное.

– В остальном Станислав правильно угадал, как развивалось действие. Уточню лишь, что, со слов Вероники, Гошины электронные часы Костя выбросил в море вместе с брелоком и связкой ключей, но последние упали на берег, а часы, очевидно, долетели до воды и найти их будет трудно, – закончил Руслан.

– Да, отмочил Костя трюк с неисправными часами, найденными у Гоши в кармане! – посочувствовал Медведев. – Ошибочка вышла!

– Положим, прокололся он не только на часах, – возразил Ивану Широков. – Кусты не учел, заслоняющие окно, и четвертинку!

– Четвертинку, вернее – пару, Васнецовы привезли с собой из дома, – подтвердил лейтенант. – Пожалели, понимаешь, выливать поллитровку, которую спокойно могли бы купить здесь.

– Ты не спрашивал Веронику, зачем бутылку из-под минералки разбили, – вспомнил Ваня и уточнил.– При инсценировке ограбления…

Неожиданно Руслан засмеялся и хитро подмигнул.

– Нечаянно! Васнецова, видишь ли, перестаралась и слишком сильно хряпнула сама себя по голове. От боли разозлилась и швырнула обидчицу в стену…

Такое решение задачки вызвало смех у всех остальных.

– Неужели они надеялись, что Мокшанского никогда не найдут? – произнес Медведев уже серьезно.

– Наверняка! – сказал Широков. – Лариса хватилась бы по-настоящему уже дома – ведь по телеграмме Мокшанский прямо туда собирался вернуться из Москвы. Это в том случае, если б парочке не удалось ее тут убрать… Ставшая в результате скандала между Васнецовым и Малиным достоянием гласности неверность супруги сыграла бы против нее самой, заяви Лариса о пропаже мужа официально: тот узнал, что жена гуляет, вот и сбежал по собственной инициативе…

Долго молчавший Фомин подал голос:

– При нашей-то волоките розыски Мокшанского растянулись бы на неопределенное время… Даже если бы труп в конце концов нашли, попробуй установи истину через полгода-год после отъезда отсюда основных действующих лиц!

– Вот именно! – поддержал коллегу Станислав.

Поскольку речь зашла о телеграмме, то Руслан сообщил, что в этом вопросе Костя воспользовался помощью своего московского приятеля, с которым созвонился по телефону.

– В принципе – удачная идея!– важно заявил Ваня. – Мы со Станиславом провернули подобное с Гошиным лжеписьмом…

– Вот чего здорово боялись Васнецовы, так именно письма! – вспомнил лейтенант. – Костя надеялся отыскать Гошину страховку, для чего и забрал у мертвого ключ от его комнаты, а затем устроил там обыск, пользуясь отсутствием совершавшего вечерний моцион Малина!

– И все-таки Васнецовы были обречены! – внезапно для всех заявил Широков тихим, но твердым голосом.

– Как это? Что ты имеешь в виду? – удивился Фомин.

– Руслан только что сказал про поиски Костей письма… То есть Гоша говорил о нем Косте – я правильно понял?

– Да… Вероника пояснила, что в день смерти Бицы перед обедом тот предупредил мужа про оставленное в надежном месте послание на случай какой-либо пакости со стороны Васнецовых. Но Костя не поверил – посчитал, что слишком умно для Гоши. А после того, как на всякий пожарный обыскал комнату, вовсе успокоился.

– Эта ошибка и стоила Константину жизни! – веско бросил Широков. – Письмо было, но попало оно… к убийце Мокшанского!

– Ну! И как же дальше? – спросил Фомин, потратив минуту на осмысление слов Широкова.

– Из этого письма «Икс» узнал, что помешал ему и, соответственно, спрятал тело. Письмо он получил на следующий день после гибели Бицы – тогда-то и стала ясна убийце роль Васнецовых. И он, подобно нам, задал себе вопрос: зачем все это нужно Васнецовым? С какой целью они пошли на убийство человека, знающего тайну смерти тестя?

Станислав внимательно посмотрел поочередно на каждого из присутствующих и улыбнулся.

Судя по напряженному лицу Медведева, он, знавший закулисную сторону истории лучше сыщиков, начал о чем-то догадываться. Зато местные сохраняли сосредоточенно-любопытные маски.

– Не рискую здорово промахнуться, если предположу, что «Икс» провел в какой-то степени параллельное расследование, опираясь на те же факты, что и мы, и пользуясь схожими приемами. В частности, на сто процентов у него имеются знакомые на родине Мокшанских, которым он звонил по междугородке в надежде получить о всем семействе дополнительную информацию. И получил ее! Эти сведения объяснили линию поведения Васнецовых и… вынудили «Икса» убить Константина!

– Но за что? – не выдержал Руслан, выкрикнув вопрос полным голосом.

Начальник тут же шикнул на него, стараясь выдерживать приличествующий положению невозмутимый вид, что, к слову, ему самому не очень удавалось, если принять во внимание раскрасневшиеся щеки и блестящие от возбуждения глаза.

– Вспомни историю про работу Мокшанского председателем суда, – вместо ответа предложил Станислав.

– Ты хочешь сказать, что убийца мстит за безвинно казненного человека? – Фомин, оказалось, уже был в курсе – видимо, Руслан с ним успел поделиться полученными утром данными.

Станислав кивнул и хотел подтвердить это словами, но Ваня перебил:

– Но причем тут Константин?

– Похоже, «Икс» сработал оперативнее нас! Вам не кажется, что тем сыном крупного чина, который фактически должен был занять скамью подсудимых вместо невинного, вполне мог быть Костя?!

– Во куда загнул! – пробормотал Фомин, вставляя сигарету в рот мундштуком.

– Отравишься! – рассмеялся Широков, коснувшись указательным пальцем своих губ.

– Фу, ты, черт! Когда тебе должен позвонить друг?

– Я сам обещал набрать сегодня вечером…

– Чего же мы ждем?

Фомин бросился к телефонному аппарату, набрал междугородку, назвал пароль и заказал срочный разговор по названному Станиславом номеру.

– А само по себе убийство Константина… Не выглядит ли оно… странным по мере исполнения? В первом случае – довольно точный расчет, а тут – мальчишество какое-то: средь бела дня, в полном народу здании, рискуя сгореть на малейшей случайности! – продолжил тему Фомин, вернувшись к столику.

– Все просто: «Икса» подгоняло время – не удивлюсь, если он догадался, что мы нашли труп Мокшанского. Он ведь мог видеть водопроводчиков? Мог! А в таком вопросе, как месть, да еще при характере «Икса», определяющим было желание разделаться с Васнецовым, чего бы это ни стоило… И вопросы личной безопасности отошли при этом на задний план. То есть, убийца воспользовался первым мало-мальски удобным случаем, когда Костя остался один в комнате!

Телефонный звонок прозвучал неожиданно резко. Михаил сорвался, как ужаленный, и чуть не выронил трубку из рук. Он убедился, что на другом конце провода нужный абонент и передал ее Широкову.

Полученная от Никиты информация развеяла окончательно все сомнения, если таковые у кого-то и оставались.

– Теперь я понимаю, отчего ты отказался назвать имя, ссылаясь на отсутствие улик, – проговорил Фомин.

– Почему?

– Я бы первый поднял тебя на смех! Но не скажу, что и в настоящий момент доказательств прибавилось…

– Кое-что все же есть, – не согласился Станислав. – Остальное твои ребята завтра накопают, нет?

– А ты что делать будешь?

– Отдыхать!– Широков сладко потянулся.– Или у меня нет путевки?

Медведев рассмеялся над попыткой приятеля спародировать местный диалект.

– Отдыхать и готовиться морально к финальной сцене пьесы, как выразился бы мой «Ватсон»!– Станислав дружески хлопнул Ивана по спине.

После обсуждения планов на следующий день собеседники пожелали друг другу спокойной ночи.



Глава 11. | Криминальные повести | Глава 13