home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

В два часа дня обитатели второго корпуса собрались внизу в холле. Еще утром перед завтраком Татьяна Андреевна добросовестно обошла комнаты и предупредила лично каждого, что сразу после обеда будет проводиться следственный эксперимент, явка на который строго обязательна.

Большинство пришли сами, испытывая при этом различные чувства: кого-то интриговала ситуация и новизна впечатлений, других хоть и коробило от невольного участия в криминальной истории, но они вынужденно подчинились необходимости, третьи искренне хотели изобличения преступников и торжества истины. Во всяком случае, равнодушных не было,

Меньшинство – Веронику и Степана – доставили сюда под конвоем прямо из изолятора временного содержания, где подозреваемые провели ночь. Эта мера обуславливалась тем, что Васнецовой пока вменяли соучастие в убийстве Бицы, а Малина следствие считало кандидатом номер один на место расправившегося с Константином.

Широков убедился, что почти вся публика в сборе, и вышел на крыльцо. Оставалось дождаться только Фомина, Руслана и Кононова.

«Ну, вот… Все передряги подошли к концу, а погода, как на грех, испортилась, – огорченно подумал Станислав, глядя на затянутое плотными облаками небо. – Теперь зарядят дожди, чтоб жизнь медом не казалась… Чего доброго, придется целыми днями не расставаться с зонтиком».

Окружающий пейзаж выглядел мрачным и унылым.

«Надо же, как солнце способно преображать мир! Вроде бы одни и те же дома, деревья… Вот та скамья изумительно смотрелась среди золотисто-зеленых листьев, а сейчас это – ободранная лавка в дыре выкопанных кустов. Поразительно!»

За лирическими раздумьями он и не заметил, как появились сыщики. Немного сзади от них держался Кононов, чье настроение было под стать погоде.

– Кукуешь? – спросил Фомин, обмениваясь рукопожатием.

– Опаздываете, гражданин начальник! – подколол Станислав.

– Не опаздываем, а – задерживаемся! – парировал Михаил. – Все на месте? Отлично!

Оперативники пропустили вперед Виктора и вслед за ним прошли в здание.

Постояльцы расположились в полукреслах и на стульях перед телевизором, словно намеревались коллективно просмотреть интересную передачу.

Фомин прихватил свободный стул и уселся лицом к зрителям. Широков встал рядом, скрестив руки на груди, а Руслан прислонился к стенке у дверей комнаты горничной – обозревать место действия с тыла.

Пока не улегся шепоток, вызванный удивлением по поводу неожиданного состава лиц, пришедших проводить следственный эксперимент, Станислав исподволь рассматривал собравшихся в холле. Трудно сказать, что поразило их в большей степени: Широков в рядах оперативников или числившийся в сбежавших Кононов. Виктор, по-видимому, отнес это на свой счет, потому что покраснел и несмело присел на дермантиновый диванчик у стены слева от Ивана, стараясь ни на кого не смотреть.

Рядом с Медведевым по правую руку откинулась в кресле Надя Реус. Бледное лицо и плотно сжатые губы говорили о сильном душевном волнении и готовности с полным вниманием выслушать очередные неприятные новости, которых с избытком хватало последние дни. Но, только ли выслушать…

Позади Реус на краешке стула примостилась Овечкина. Подчеркнуто прямая осанка, скрещенные руки – во всей позе угадывалось сильное нервное напряжение. Потухший взгляд, постаревшее лицо… Ждет чего-то? Но, чего? Степан выставил ее на посмешище, но все-таки…

Ближе к центру расположились Дима с Женей. Если они и успели сегодня принять, то самую малость – по лицам не поймешь. Наверное, сетуют на нежданно изменившиеся планы…

По какому-то нелепому совпадению Вероника и Лариса оказались рядышком. Возможно, беда их наконец-то чуть сблизила? Мокшанская – женщина с характером: утром ее возили на опознание – по отзывам Руслана, держалась хорошо, без слез и всего прочего, а ведь зрелище не из приятных! Зато Вероника совсем сломалась: ладно, одежда измялась в кутузке, но прическу-то можно привести в приличный вид!

Следующими в неправильном полукруге были Черкасовы. Глаза у Егора Петровича, по обыкновению, пустые – погружен человек в себя. А вот Ольга Петровна, напротив, с неподдельным интересом взирает на происходящее.

Малин поставил свое кресло на два метра сзади ото всех, особняком, и внимательно изучает паркет. Его можно понять…

Завершила цепочку на правом фланге Лосева. Поистине, с материнской грустью она посматривала на незадачливых подопечных.

Несколько мест пустовало, так как Фомин попросил жиличку с сыном, студенток и вновь заехавших отдыхающих перебраться на балкон – эти, ведь, всего лишь зрители…

Между тем Широков ощутил, что молчание затягивается, кашлянул, проверяя голос, и сказал:

– Хочу сразу поставить точки над «i»: я работаю в уголовном розыске там, у себя дома, но здесь, на отдыхе волею случая попал в участники трагических событий…

Ответом послужил общий вздох удивления, а Женя довольно громко ляпнул:

– Как же, так мы тебе и поверили!

Под пристальным взглядом Фомина крикун моментально сник, а Станислав не спеша и обстоятельно принялся рассказывать о последовательности событий, в том числе – убийстве Мокшанского, о чем большинство еще не знало. Однако отдельные важные детали по понятным причинам пришлось опустить – нельзя же вспугнуть птичку раньше времени!

По мере изложения в холле сохранилась тишина, только Ольга Петровна охнула и схватилась за сердце, услышав о смерти Михаила Германовича.

– Вот мы и освежили свою память, – подвел итог Широков. – Таким образом, если вы внимательно слушали, то не можете не согласиться, что убийца сейчас находится тут, среди нас!

Вопреки ожиданию, и это известие слушатели восприняли почти спокойно, если не принимать во внимание вскрикнувшую мамашу на балконе. Та моментально увела увечного на ногу отпрыска подальше в комнату.

Станислав переглянулся с Фоминым и предложил:

– Я думаю, наших с вами знаний достаточно для составления психологического портрета – тем и займемся. Первое – этот человек не просто знает, а прекрасно осведомлен о каждом из нас – взять хотя бы поездку Кононова к родне! Второе – этот человек отсутствовал на концерте в клубе по крайней мере в интервале с семи до половины девятого! Третье – у него имелся мотив как для убийства Мокшанского, так и для устранения Васнецова! Четвертое – он обладает богатой фантазией, хитер, изобретателен! Пятое – сведущ в медицине и… либо левша, либо просто хорошо владеет обеими руками для нанесения ударов молотком и ножом!

Тишина в холле сохранялась, но теперь она стала иной: напряженной, готовой в любой момент лопнуть самым непредсказуемым образом. Роль детонатора сыграла Овечкина.

– Бред! – воскликнула она дрожащим голосом, вскочив с места. – Я знала, что все идут на концерт… Кононов перед отъездом интересовался у меня и других, как добраться до этого поселка! В названное вами время я выходила из клуба – было душно! Я, наконец, врач-стоматолог и я… могу писать и правой, и левой рукой! Значит, я убийца?!

Лина не выдержала, упала на стул и разрыдалась.

– У вас нет мотива, – мягко возразил Широков.

– Этот Васнецов… – выдавила Овечкина. – Он все разрушил!

– Но Мокшанский не делал вам ничего плохого, а? Да и по части фантазии и хитрости у вас не все благополучно, раз не смогли разглядеть подле себя обманщика! – неожиданно жестко добавил Станислав.

– Позвольте! – подал голос Малин. – Я понимаю, что… Но зачем оскорблять людей?!

– Оскорблять – незаслуженно обижать! Читай, Степан, толковый словарь… Или ты чист, как агнец? Кстати, именно у тебя был мотив к устранению Мокшанского, а потом – и Васнецова. Я не прав?

– Но… – попытался оправдаться оппонент.

– И в клубе тебя в интересующее нас время не было!

Степан запнулся, затравленно оглянулся по сторонам и затих, опять уставившись в пол.

– У него есть алиби! – вдруг заявила Лариса.

Все взоры сразу обратились к ней.

– Малин гулял со мной по парку в течение тридцати-сорока минут, потом мы порознь вернулись в зал!

Реус вздохнула, как показалось Широкову, с облегчением, Вероника хмыкнула, не поднимая головы, а Дима демонстративно присвистнул, забыв про печальный опыт дружка. Фомин, взявший на себя обязанности по поддержанию порядка, тут же показал Диме два пальца, что вполне определенно означало: это второй прокол со стороны парочки, третий, как известно, бывает последним.

Про себя Широков отметил, что Лариса не разочаровала, а, наоборот, доказала таким откровенным признанием присутствие духа. Вслух же он сказал:

– В данном случае ваши слова нельзя считать непреложной истиной! По большому счету гибель мужа и зятя вам выгодны. И, следовательно, вы вполне могли вступить в сговор с Малиным!

– Правильно! – спокойно согласилась Мокшанская. – Но, да будет вам известно, ни я, ни Степан не владеем левой рукой настолько, чтобы ею убивать! Это можно, полагаю, проверить… Так же как и то, что мы – вполне профаны в медицине!

– Не скажите! – вмешался в разговор Фомин, – Малин – тренер, и наверняка элементарными познаниями обладает.

Лариса смерила Михаила презрительным взглядом и промолчала.

– Давайте перейдем к обсуждению следующей кандидатуры, – предложил Станислав, поворачиваясь в сторону Реус.

Надя непроизвольно подалась вперед, словно школьница в предчувствии вызова к доске. Вопрос был готов сорваться с губ Широкова, но краем глаза он уловил движение справа от себя. Пока мысль анализировала, что там такое, пролетело всего лишь мгновение, но достаточное, чтобы Лосева оказалась уже в центре полукруга перед сидящими. Станислав шагнул к ней, но женщина метнулась в кабинет врача и захлопнула за собой дверь, едва не отдавив преследователю пальцы. Щелкнул замок.

– Прикрой окно снаружи! – крикнул Фомин дежурившему у входа сержанту из конвоя. Сам он подбежал к растерянному Широкову и саданул ладонью по запертой двери.

– Откройте, Лосева! Это же смешно!

К ним присоединился Руслан. В свою очередь он посчитал необходимым тоже дернуть за ручку.

– Откройте слышите?! – повторил требование Фомин.

– Подождите!– пришел в себя Станислав.– Чего вы хотите, Татьяна Андреевна?

В холле снова установилась относительная тишина. Поэтому все отчетливо услышали донесшийся из-за двери голос:

– Прекратите это издевательство… Я сознаюсь, что убила Мокшанского и… Васнецова! Этого достаточно? А теперь дайте мне спокойно принять яд!

Руслан не выдержал и в сердцах стукнул по двери ногой.

– Если вы не перестанете ломиться, я приму яд тут же, – крикнула Лосева. – Пока же будете держать себя в руках, я могу поговорить и ответить на вопросы, чтобы напрасно не мучать остальных! У самих у вас ума не хватит все распутать, коль прибегаете к массовому издевательству!…

Фомин сделал предостерегающий жест подчиненному, крикнул через дверь занявшему позицию у окна сотруднику, чтобы тот тоже не предпринимал никаких попыток проникнуть в комнату без разрешения и тихо сказал Широкову:

– Ну, что? Заварили кашу! Как теперь расхлебывать будем?

Широков совсем не по ситуации хитро подмигнул и обратился через дверь к Лосевой:

– Татьяна Андреевна, что вы скажете, если я докажу обратное?

– В смысле?

– Если я докажу, что заранее знал о вашей роли, а сегодняшнее, как вы изволили выразиться, издевательство затеяно с одной целью: заставить вас признаться в содеянном?

– Попробуйте, – предложила женщина после минутной паузы.

– Будем считать – договорились! Первое обстоятельство, которое заставило меня пристальнее к вам присмотреться – злополучное письмо Гоши, которое он оставил на случай неудачного завершения свидания с Мокшанским!

За дверью выжидательно молчали.

– Гоша взял у Овечкиной конверт без марки. Следовательно, он не собирался отправлять письмо почтой, а хотел кому-то или где-то его оставить. Потом я случайно узнал от Ольги Петровны, что вы, якобы, получили письмо от подруги, у которой умер сын. Черкасова отнесла ваши переживания на этот счет, приняв испуг за проявление скорби! Но весточка пришла на следующий день после гибели Гоши – резонно было предположить, что не письмо подруги смутило вас, а Гошина записка, оставленная им накануне перед уходом на свидание в беседку в ящике вашего рабочего стола, где хранится служебная тетрадь, ручки и прочее, чем вы ежедневно пользуетесь. Отдадим должное Бице: место выбрано идеально – при удачном свидании он возвращается и забирает письмо, в противном случае утром вы его обязательно обнаружите!

Широков перевел дух и прислушался.

– Ладно, молчите! Я продолжу… Итак, возникло подозрение, что вы играете роль в случившемся. Честно скажу, до обнаружения тела Мокшанского, а следом – Васнецова, я не мог понять, какую… Когда же эксперты пришли к выводу, что убийца наносил удары левой рукой, мне вспомнилось направление в библиотеку. Вы писали левой рукой, Татьяна Андреевна, помните?!

– Помню…– в голосе Лосевой появились нотки неуверенности.

– Именно вы продавали билеты на концерт, проявив заботу буквально обо всех жильцах – даже про меня, нового, не забыли! И Кононов с вами, местной, непременно советовался, как добраться к родне в пригород! А кого вы тогда увидели у меня за спиной? Кого одарили взглядом, полным ненависти? Мокшанского?

– Да…

– Вот и я так подумал… Жаль, слишком поздно! И еще подумали, что ваши с Мокшанским пути могли пересечься десять лет назад – до вашего переезда в этот город!

Станислав замолчал. Из-за двери не доносилось ни звука.

– К тому же, Татьяна Андреевна, только вы могли заманить Мокшанского в кладовку, не вызывая у него никаких подозрений! У вас был великолепный предлог: задержались на работе, разбираетесь с барахлом в подвале, что-то там передвинуть сил не хватает, а, кроме Мокшанского, помочь больше некому – в здании никого нет. Сыграли на мужском самолюбии, верно?

Посмотрев на Фомина, Широков добавил:

– Алиби ваше, кстати, местные товарищи также развалили! Вы заранее предложили своим соседям по квартире – супружеской паре – сходить в кино в субботу на 18 часов. Предварительно взяли билеты, но, вот невезение! – трех мест рядом почему-то не оказалось! Ваши спутники вынуждены были расположиться впереди на приличном расстоянии от вас. Они, естественно, не видели, как вы покинули зал после начала фильма. Через двадцать минут вы уже наблюдали за входом в корпус, контролируя жильцов, отправившихся на концерт. Выполнив задуманное с небольшими, правда, накладками, вы вернулись в кинотеатр к концу сеанса и, как ни в чем не бывало, вместе с друзьями вышли на улицу, обсуждая фильм, виденный, полагаю, вами ранее. Я правильно излагаю?

– Оказывается, вы не так глупы, Станислав Андреевич, как я уж было подумала, – польстила Лосева. – Это все?

Неожиданно в интонации женщины появилась заинтересованность, чего и добивался Широков на первом этапе диалога. Необходимо было наращивать темп и давление, чтобы не потерять инициативу. Поэтому он сказал:

– Нет, уважаемая Татьяна Андреевна! Это – далеко не все… У меня тоже есть друзья на родине Мокшанского… точнее – на вашей с ним родине! Как и вы через своих знакомых, мы с помощью своих поняли в конце концов, за что вы убили Мокшанского, а потом – и Васнецова! Рассказать?

– Расскажите… – чуть слышно согласилась Лосева.

– Ну, хорошо! Мокшанский, будучи председателем суда, приговорил вашего сына Вершинина Владимира к смерти за преступление, которого тот не совершал. Вместе с сыном, вы потеряли и мужа, не вынесшего позора и умершего вскоре от сердечного приступа. Вы потеряли все: семью, любимую работу – вы ведь были гримером в городском театре! Сил бороться не было. И вы уехали, бросив все, в надежде начать новую жизнь. Вернули себе девичью фамилию, использовали свой диплом о среднем медобразовании и устроились сюда медсестрой.

В кабинете врача послышались тихие всхлипывания. Широков в душе страдал, что приходится быть жестоким, но иного пути не было.

– Все шло хорошо, как вдруг… К вам в корпус приезжает на отдых виновник всех бед. Он – вполне доволен жизнью, обеспечен, молодая жена и все прочее… Вас он не узнал. Для него люди – так, трава… Тем более, время и горе… ну, словом, изменили вашу внешность, да и на суде он вряд ли вас внимательно разглядывал… Но вы его узнали! И неожиданно для самой себя ощутили прилив ненависти и жажды мести, поглотившей целиком! Больше вы ни о чем не могли думать…

– Достаточно! – слабым голосом произнесла Лосева. – Я исполнила свой долг, сделала, что должна была сделать… Совесть моя спокойна… Перед Богом спокойна… Наказать злодея – не грех, но – благо! Теперь я могу уйти, не боясь кары небесной!

– Тут вы заблуждаетесь! Мокшанский – виновен. Но с Константином вышла ошибка!

– Какая ошибка? Это вместо него… убили моего сына!

– Нет, Татьяна Андреевна, повторяю, с Васнецовым вы ошиблись – он ни в чем не виновен!

Широков вложил в слова всю возможную твердость, чтобы заставить Лосеву поверить.

– Узнав из Гошиного письма, что труп Мокшанского спрятали Васнецовы, вы недоумевали, зачем те это сделали. Вы позвонили своим знакомым, которых столько лет не видели… Десять лет назад, когда происходили трагические для вас события, вы не знали фамилии молодого человека, из-за которого фактически погиб сын – тогда это хранилось в строгой тайне. Теперь времена изменились… В числе другой информации о Мокшанских, знакомые передали вам и эту фамилию – Васнецов. Вы решили, что это – Костя. Но вы жестоко ошиблись! Виновника гибели вашего сына зовут Анатолий! Он первый ребенок в семье Васнецовых – старший брат Константина! Вы убили невинного человека, Татьяна Андреевна! Вы сделали то, что раньше другие сделали с вашим сыном…

Станислав перевел дух и вытер ладонью выступивший на лбу пот. Его просто колотило от напряжения. А тут еще Фомин делал страшные глаза и крутил выразительно пальцем у виска, показывая, что Широков окончательно спятил, заявляя такие вещи. Оставалось еще чуть-чуть… И Широков сделал последний ход.

– Вы не можете просто так уйти, Татьяна Андреевна! Вы совершили грех не только перед Богом, но и перед людьми, а потому должны ответить перед ними… Вы должны пройти через это очищение, иначе Небо не примет вашей жертвы!

Замок щелкнул, и дверь внезапно открылась. Лосева выглядела жутко: заплаканное лицо в красных пятнах, растрепанные волосы, лихорадочно горящие глаза…

– Будьте прокляты, если вы меня обманули! – едва слышно сказала женщина, буквально вцепившись взглядом в Станислава. Он выдержал взгляд и в тон ей тихо ответил:

– Я сказал правду! Косте тогда было восемнадцать, и он служил в армии…

Лосева опустила голову, сунула в руку Фомина пузырек коричневого стекла и медленно побрела к выходу из корпуса, провожаемая молчанием сгрудившихся в холле людей. Руслан и прибежавший с улицы сотрудник почтительно сопровождали ее до машины.

– Я думал, еще один труп обеспечен, – откровенно признался Фомин, когда через полчаса они втроем с Медведевым и Широковым пили чай за знакомым журнальным столиком. – Только за него нам бы начальство такое устроило! Ну, ты и провокатор!

Широков, в адрес которого прозвучал нелестный эпитет, невозмутимо потягивал обжигающий напиток.

– Да и я – хорош! – продолжал каяться Михаил.

– Дай пузырек! – попросил Широков, поставив чашку.

– Зачем?

– Дай! – повторил он настойчиво.

Фомин пожал плечами и вынул из кармана требуемое. Широков повертел баночку в руках, внимательно посмотрел надпись на латыни и характерный череп с костями, потом быстро снял крышку и высыпал добрую половину содержимого себе в рот. Ваня вскрикнул и уронил стакан, с треском расколовшийся на паркетном полу. Фомин так и остался сидеть с раскрытым ртом… Тем временем Станислав демонстративно проглотил порошок и вытянув руку в направлении Фомина, предложил:

– Хочешь попробовать?

Тот продолжал смотреть на коллегу, как на сумасшедшего, даже не пошевелившись.

– Напрасно… Очень вкусно. Кисленькая!

Медведев оказался более сообразительным или более безответственным. Видя, что приятель жив и здоров, он осторожно вынул из его руки пузырек, сунул туда палец, понюхал щепотку порошка и только потом рискнул лизнуть ее языком.

– Это же – аскорбинка! – сообщил он таким тоном, словно только что открыл новый элемент в таблице Менделеева.

– Совершенно точно! – беззаботно откликнулся Широков и от души рассмеялся.

Вслед за ним начали истерически хохотать и Фомин с Медведевым.

– Объясни! – потребовал Михаил, немного успокоившись.

– Чего объяснять? Я привык просчитывать все варианты… Тот, что произошел, тоже не исключал. Когда после завтрака Лосева поднялась наверх убирать комнаты, я осмотрел ее вещи в служебке и нашел пузырек с ядом. Содержимое пришлось высыпать в… не буду говорить куда, а то еще вам чего-нибудь померещится! Пузырек вымыл и насыпал туда аскорбинки из висевшей на стене аптечки, только и всего!

– Подожди… Значит, про Константина не блеф? Но когда…

Станислав поднял руки вверх и перебил спрашивающего.

– Тут я тоже чист – ничего от вас не скрывал! Про Константина сообразил в процессе диалога через дверь – сами понимаете, советоваться с вами было некогда!

– Как это? – не понял Ваня.

– А так… В разговоре по телефону Никита вскользь назвал Васнецова Толей. Я пропустил мимо ушей – думал, он оговорился. Еще он упомянул, что сын Лосевой и Васнецов были ровесниками. Вчера вечером я по тупости это не просчитал, а сегодня, в экстремальных обстоятельствах, когда мозги заработали с полной отдачей и все всплыло: десять лет назад сыну Лосевой было двадцать два года, а Косте сейчас – двадцать семь! Теперь понятно?

– Нет, ребята, с вами не соскучишься – это уж точно!– мрачно констатировал Фомин.– Еще одного фортеля, подобного предыдущему, я не переживу.

Он встал, прошел в угол кабинета к большому серому сейфу и достал оттуда початую бутылку коньяка.

– Интересно, – пробормотал Ваня. – Мне непонятно, где же все-таки был Гоша с 16-ти до 19-ти часов в тот злополучный для себя день?

– Я же говорил, что некоторые вещи нам никогда не удастся узнать! Даже Широков не поможет, а?

Михаил искоса взглянул на Станислава, будто ожидая очередного подвоха. Но тот только причмокнул с удовольствием губами и обронил:

– Хороший коньяк!

Потом улыбнулся и виновато развел руками.


Вместо эпилога.


Надя сидела на скамейке у входа в корпус – Широков с Медведевым заметили девушку еще издали. Вечер был прохладным, и она зябко куталась в неизменную синюю куртку.

– Кого-то ждете, Наденька? – ласково справился Широков.

Одновременно он заботливо поддерживал Ваню, пошатывающегося скорее от усталости, чем из-за выпитой рюмки пятизвездочного грузинского.

– Вас! – просто сообщила девушка. – Что с ним? – кивнула она в сторону Медведева.

– Оказывается, играть роль в спектакле – не такая уж легкая штука! Тем более нелегко изображать доктора Ватсона…

– Все шутите…

– А что еще остается человеку моей профессии, чтобы волком не завыть?

– Вы и меня подозревали?

– В чем?

– В убийстве!

– Мокшанского? Всего лишь мгновение, когда нашел синюю пуговицу в беседке… Устраивает?

– Понятно… Относительно шуток, к слову, тоже.

– Ребята! – подал голос Ваня. – Пойдемте на балкончик, водички попьем… минеральной…

– А, правда, хотите? – поддержал Станислав. – Надо же когда-то и лечиться – не все за убийцами гоняться…

– Не сегодня, – отказалась Надя.

Широков неодобрительно хмыкнул и нравоучительно сказал Ивану:

– Говорил, ведь, не выливай коньяк в чай! Пойдем, горе мое…

– Я забыла спросить, – тихо произнесла Надя. – Завтра, оказывается, в клубе вечер сатиры и юмора – приезжают артисты из Москвы. Не хотите пойти?

Ваня неожиданно вскинул голову, в упор посмотрел на Реус и неожиданно громко воскликнул:

– От чего же не пойти! Нас еще много в живых осталось… И свеженьких, вон, подселили – есть, где разгуляться…

Станислав не дал ему закончить фразу и потащил в корпус. Ваня не особенно и сопротивлялся…


Глава 12 | Криминальные повести |