home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VIII

Внезапный ночной налет партизан дорого всем обошелся и это ещё хорошо, что без малого ополовиненные «Вепри Бир — Эйдина» в этой ситуации довольно легко отделались. Как бы много бойцов у нас по итогам ночи не угодило в могильник с лазаретом, разогнать роту по кустам и в ходе последующего грабежа зачистить брошенных товарищами раненых в нашем огороженном закутке нападавшие не сумели. Одолеваемые похмелюгой наемники, ограниченные в возможностях разбежаться лагерным ограждением, сумели сначала оказать достойное сопротивление, а потом под командованием ротных офицеров организоваться и победить. В отличие от нас у баронских рейтар нападавшие основную массу раненых зачистили, что же до ополчения, то там достаточно низкий процент потерь обеспечили те самые, банально разбежавшиеся в разные стороны, не приняв боя люди. Нападавшим просто некого стало рубить и колоть. Кто сбежать не сумел или не захотел, довольно удачно отбились в деревенской застройке.

Умница капитан в ночном бою показал себя великолепно. Понимая, что обороной сражения не выигрываются, Лойх сразу же, как собрал достаточно большую группу солдат, решительно атаковал и сразу же отрезал ворвавшихся в наше расположение конников от их громящих лагерь рейтар коллег. Мы отделялись от рейтарского расположения линией рогаток, после захвата требуемого участка периметра заложить ими проходы в заграждении стало несложно. Основной бедой тут было эти рогатки в дальнейшем удержать. Как и в войнах на более высоком уровне технического развития, полосы не обороняемых инженерных заграждений сами по себе препятствием для войск противника не являлись.

Однако все прошло куда легче, чем я того ожидал. Хаос и потеря управления в ходе ночного боя не позволили врагам своевременно отреагировать, в результате чего оказавшихся в ловушке и метавшихся по нашему расположению всадников пришедшие в себя солдаты изрубили, воспользовавшись своим численным преимуществом. Чего их товарищи как я понял, даже не заметили. У баронских рейтар и ополчения было чем поживиться, так что когда из расположения «Вепрей» вывалила волна организовавшейся, одоспешенной и взбешенной потерями пехоты, значимое сопротивление нам было оказывать просто некому. Сохранившие управление подразделения налетчиков все еще пытались ликвидировать очаги сопротивления, тогда как остальные поторопились приступить к грабежу, вполне резонно предполагая, что до рассвета может многое измениться. Как в общем — то и случилось.

Не могу сказать, что мы вырубили сильно уж много нападавших, в имеющихся условиях это было физически невозможно, тот же громивший ополченцев отряд партизан боя с нами вообще не принял. Однако контратака, безусловно, изрядно выровняла счет мясника этой ночи и превратила сражение в твердую ничью. Читай, дала возможность предводителям обеих сторон в будущем кричать о свое победе.

С нашей точки зрения о победе говорил контроль над полем битвы — в Хейене, как и на Земле, первым и главным фактором поиска личности победителя в сражении было определение, кто остался стоять «на костях». На все остальное при большом желании можно было не обращать внимания. Сколько бы так и оставшийся для меня неизвестным партизанский вожак в будущем не напирал на причиненные нам людские потери и сопутствующий ущерб факта оставления поля боя за нами он был оспорить не в состоянии. С имущественным ущербом, к слову сказать, по ряду позиций вышло куда тяжелее, чем с потерями людей. Понесшие сравнительно с нами небольшие потери ополченцы остались без трех четвертей строевых лошадей, рейтары без половины. Ярость злобствующего барона в итоге никого не удивляла.

На подводящем итоги ночи совещании «Проклятый» сидел с таким видом, как будто готов всех окружающих передушить своими руками. К одному только мне старик обратился на удивление доброжелательно:

— Фер Вран!?

— Слушаю вас, барон.

— У меня сегодняшней ночью появилась полусотня неплохих пехотинцев. Доверить их кроме вас некому.

— Не так все просто, — обдумав столь неожиданно высказанное доверие, покачал я головой упредив радостного ан Феллема. — Если ваши люди будут приданы «Вепрям», давайте тогда сразу обрешаем пределы моих полномочий. Присягать значку «Вепрей» они ведь не будут? Заставить их себе подчиняться на голой силе я — то, конечно, заставлю, но мне не хочется получить удар в спину в первой же стычке. Короче говоря, требуются законные полномочия для командования и мой интерес, чтобы я ими занимался.

Капитан незаметно для остальных показал свой кулак. Присутствующий тут же Хоран заметив жест Лойха, подарил мне понимающую ухмылку и подмигнул. Боу, в отличие от нашего юного кэпа просто в силу своего опыта не мог не понимать, сколько проблем могла принести в будущем приданная роте без необходимой бюрократии полусотня солдат нанимателя. Да и про возможную подоплеку предложения видимо тоже сразу всё понял.

Барон, которому перечисленное разъяснять тоже было не нужно, воспринял мой демарш с абсолютно безразличным видом:

— Получите от меня второе жалование и полные права рейтарского лейтенанта. Вашего предшественника сегодня ночью убили.

На лицо ан Феллема наконец — то легла тень. Хоран, согласно кивнув, показал мне большой палец. Прочие присутствующие на совещании лица особенно не удивились, как впрочем, и зависти ко мне тоже заметно не было.

— Жалование подразумевает присягу, — покачал я головой, — а я связан присягой перед знаменем «Вепрей». Не имею ничего против, но обязательства по службе вам, не должны противоречить обязательствам перед капитаном ан Феллемом. Двух капитанов надо мной точно не должно быть.

— Да вы самый настоящий законник, фер Вран, — одарил меня своей героиновой улыбкой барон ан Кроах, — не видел бы сам, как легко жизни жнете, мог решить, что вы из дворянства мантии[32].

— Спасибо за добрые слова, — саркастически взглянул я на него. Хитрый барон фразой красиво поддел меня в ответ за въедливость: на втором смысловом слое комплимент был очень даже сомнителен, почтения к заработанным на гражданской государственной службе гербам благородных родов военно — феодальная часть аристократии империи испытывала еще меньше чем к «базарному дворянству» нобилитета торговых городов.

Вокруг засмеялись, хотя и вполне в моем отношении добродушно и не обидно. Во — первых я уже неоднократно показал себя товарищем довольно таки опасным, а во — вторых при всех сложностях недавнего скандала с моим участием, барон только что показал мне свою симпатию и доверие, абсолютно открыто переманивая из «Вепрей» к своим рейтарам. Что ан Кроах собственно тут же подтвердил прямым текстом:

— Отлично, ваши условия для меня приемлемы. Отчитываться, как вы отрабатываете свое жалование, будете только мне лично. По прежнему достойно покажете себя в сражениях, после окончания кампании выберете, кому будете служить дальше.

Лойх ан Феллем до которого с опозданием дошло что у него пытаются увести лейтенанта все — таки не удержал кислой мины. Хорана по — прежнему пробивало на веселье.

Барон реакции капитана тоже не пропустил:

— Фер Лойх, я ожидаю, что моих людей с их новым лейтенантом вы в мясо с безудержной наглостью швырять не будете. Если сумеете найти им лошадей, заимеете при вашей роте неплохой конный лох. Ваш, скажу честно не производит особо приятного впечатления.

— Если мы найдем им лошадей, этих рейтар вы себе заберете, — скептически скривил рожу я.

Как предусмотрительному человеку мне требовалось срочно показать максимальную лояльность своему кэпу. Резать с ним отношения на данном этапе было преждевременно, «Проклятый» был по всему видно той еще птичкой, следовало четыре раза подумать, прежде чем давать ему над собой власть больше минимально необходимой.

— Необязательно, — барон на такое циничное предположение только спокойно покачал головой, — «Вепрям» чтобы спокойно осаждать замки как раз конницы не хватает.

Ан Феллем слегка воспрял духом:

— Какой — то другой замок графа рассердить успел?

— С любым не сдавшимся не промахнетесь. — Снова скривил губы в змеиной ухмылке ан Кроах. — Если требушеты теперь собирать сможете. Ваши — то сегодня ночью спалили.

— Сделаем, Ваша Милость! — Рискнул поддержать ещё раз увядшего капитана Боу Хоран. — Повозиться, конечно, больше придется, но сделаем.

— Тогда все прекрасно! — Развел руками барон, подарив фирменную улыбочку и ему. — Приводите роту в порядок, нас с вами ждут новые подвиги.

И тут же перевел взгляд на меня:

— Фер Вран, вашу пленницу муж по ночи не увел?

«Уже знает!» изумился я. Впрочем, не слишком.

— Когда я видел фрейю последний раз, фер ан Дрес умирал у нее на коленях.

— Так фрейя уже стала вдовой? — Барон, рассматривающий меня с видом словно собрался покупать лошадь сочувственно покачал головой. — Кто же вам теперь за красавицу выкуп — то заплатит?

Окружение барона прямо таки с наблюдаемым со стороны скрипом мозгов начало обдумывать перспективы данного известия и переглядываться между собой. Некоторые обращенные на меня взгляды мне очень сильно не понравились.

— Так думаю, что мы разберемся.

— Ну, разбирайтесь, разбирайтесь. — Хмыкнул ан Кроах. — Если эта змея вам надоест, скажите мне. Я ее у вас куплю.

— Договорились, — кивнул я, между делом изумившись, насколько технично он меня обкладывает.


* * * | Дороги наемника | * * *