home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Особнячок рода ан Феллемов мне тоже пришелся по душе. Ночью его понятно было не оценить, а вот днем, когда мы с капитаном окончательно расплевались со следствием, чем — то сильно озабоченными местными политиками и прелатами[16] Тира, Дины и Ранн, я его довольно внимательно снаружи и изнутри осмотрел. Здание оказалось во всех смыслах красивым таким трехэтажным домишкой, в стиле виденной на Торнклире древней архитектуры трехметровым каменным забором вокруг двора. Пусть и не впечатляющий размерами, но дворик при доме всётаки присутствовал, что больше любых слов показывало богатство и вес в городе этой семьи. Цену квадратного метра во Внутреннем Городе в индексе гамбургера как мне показалось, вполне можно было сравнивать с ценами элитных жилых комплексов если не в центре Москвы, то Санкт — Петербурга точно.

В спальню хозяев или там рабочий кабинет главы семейства меня естественно не водили, однако в довольно приличной для этого мира библиотеке я побывал, да и обширной коллекцией оружия отца Лойх тоже похвастал. Короче говоря, визит в город вышел довольно таки познавательным — и самый его приятный момент тоже оказался в доме ан Феллемов.

Как бы сестренка моего капитана не строила из себя ужасную пожирательницу сердец, при всей своей свежести и красоте, безупречных манерах и безусловно, хороших мозгах, эта премиленькая блондиночка всё же оставалась не более чем вошедшей в возраст бурлящих гормонов забавной домашней девочкой. Я откровенно запал на ее маму.

Эннигерд ан Феллем, несмотря на свой возраст крыла дочку по всем статьям примерно так на порядок. Женщина как казалось, была безупречна. Посади ее рядом с Фенной ан Скайген или казавшейся младшей сестрой дочерью, будь по любой из них в десять раз больше шансов добиться желаемого, я бы все равно приударил за старушкой. Теоретически. К огромному моему сожалению, в ее безупречность входила и взаимная любовь и уважение с мужем. Эта парочка, как впрочем, и их домашние, видимо до конца даже не осознавали, как это бросается в глаза посторонним. Очень многое можно было сказать по одному только разговору за столом, с женой заканчивающей фразу мужа и сразу же после этого наоборот. Короче говоря, с определенного момента я любовался ей прямо как «Джокондой» да Винчи, испытывая жесткую зависть к Мохану ан Феллему в параллель. Что этот козел сумел отхватить такую женщину, а я нет, было понимаешь, обидно.

Не знаю, унюхала она мои бурлящие как у пацана гормоны или нет, вероятнее всего засекла, женщины такие вещи видят сразу — но в результате, развести ей меня на откровенность удалось куда удачнее, чем супругу и весьма технично притом. Я даже подумывал немного обидеться, что она сиськой даже для этого по мне «случайно» не мазнула, чтобы разум окончательно потерял. Прекрасно без серьезного воздействия на низменные инстинкты обошлась. До определённого момента хватило легчайшей провокации с ироничным взглядом с загадочной полуулыбкой, уж больно серьёзный с ее стороны был спланирован разговор, а потом провокация всплеска гормонов вообще потеряло актуальность.

Я стоял у окна в коридоре у гостевой комнаты и сквозь открытое окно наблюдал за огибающей город рекой, с торопящимся если не добраться до порта как окончательно стемнеет, то встать на ночь под городскими стенами караваном барж. Внутренний Город располагался на высоком холме, так что воды Аффера с третьего этажа дома ан Феллемов вполне наблюдались. Лойха отец после ужина собирался забрать по своим делам, делать мне было решительно нечего — выезжать мы собирались только завтра.

Фрейя[17] ан Феллем появилась за спиной абсолютно бесшумно, выдав себе одним только запахом духов.

— Искренне благодарен за гостеприимство, госпожа ан Феллем, — даже не повернув головы, сказал я. — Было очень приятно его испытать. Пусть и по неприятному поводу.

— Вас непросто застать врасплох, господин ден Гарм. — Не стала ломаться та, встав рядом со мной и вернув нечаянный выпад с той самой загадочной полуулыбкой.

— Передвигаетесь вы невероятно бесшумно, но выдали себя духами. — С такой же усмешкой принял я вызов.

— С этим я ничего поделать не могу, — мне очаровательно улыбнулись в ответ, — смердеть потом женщине моего возраста не пристало.

От такой техничной провокации осталось мне только уже открыто усмехнуться, смерив стоящую рядом леди соответствующим взглядом и вернувшись к зрелищу за окном. Будь я немного моложе, или менее опытен, мысли о шансе наставить рога ан Феллему старшему и положить в рукав козырный туз заявления своему командиру — «да я твою маму за гаражи водил» в голове появились бы непременно. Но, к своему сожалению шансы в этом плане я уже оценил и общение супругов в быту видел. Что — то могло стрельнуть разве что при открытом браке и тому подобных шалостях общества безудержного потребления, до чего Хейен просто еще не дожил. Да и привычек «куколда» или как это у любителей делиться женами это все называется, у Мохана ан Феллема вот никак не просматривалось. В отличие от комплекта обдирочных ножей на видном месте в коллекции, которыми какой — то известный кайнрийский пират снимал кожу со своих жертв. И ножики эти забытыми совсем не выглядели.

Умница женщина все правильно поняла и, фыркнув, перешла к делу с взаимно довольно таки неожиданным вопросом:

— Фер Вран, что вы думаете о моем сыне?

Отбрехаться ничего не значащей фразой тут конечно труда не составляло, однако вопрос был довольно серьезным и личным, заданным вдобавок крайне незаурядной женщиной, чьих усилий в достигнутом семьёй положении, я был готов спорить на что угодно, вложено было немногим меньше чем у её супруга.

— Вы хотели, чтобы я ответил, что я о нем думаю как капитане?

— Да. Именно так.

— Вам честно сказать, или как можно более вежливо? В обоих случаях будет чистая правда. — Теперь над стоящей рядом прекрасной женщиной немного издевался я. Тоже секс, в какой — то степени. Главное с ним не перебрать, чтобы на ладонях не стали расти волосы.

Фрейя ан Феллем безмятежно улыбнулась, явно прекрасно поняв и приняв мои посылы.

— Вежливости вокруг моего мальчика всегда было достаточно. До приторности. Для разнообразия скажите честно.

— Прекрасно, — кивнул я. — Тогда для вас неприятное известие. Как бы он не был хорош, а у парня на выбранной стезе проглядывает прекрасное будущее, роту ему давать было рановато.

— А зачем же тогда вы? — захлопала глазками блондинка, делая вид, что недопоняла мои слова.

— Милостивая фрейя, — вздохнул я, — в отряде наемников может быть только одна голова, которая по — настоящему принимает решения. Ни я, ни Хоран голову вашего сына заменить не сможем — наше дело думать над исполнением этих решений. Вряд ли он собирал свою роту для того чтобы ей командовал кто — то другой. Подменить его можно раз, можно два, такое случается — но на третий солдатики непременно задумаются, кто всётаки в роте по — настоящему управляет… и ничем хорошим это не закончится.

— Думаю, я вас поняла, — кивнула госпожа ан Феллем. — И вы считаете, что ничего нельзя сделать?

— А что я или Хоран можем сделать, пока он сам не набьёт шишек и не наберется опыта? — Пожал плечами я. — Только дать совет, когда никто не видит и есть такая возможность. И то, у па…, капитана может не вовремя закусить самолюбие и он сделает наоборот. Потом, те, кто останется жив, конечно, ему голову нагреют и из роты уйдут, но это потом. А жизнь она даже у наемного солдата одна единственная.

— Мой сын не настолько глуп!

— Вполне верю, но в жизни бывает всякое. Например, когда советы будут звучать слишком часто. В целом никаких других проблем у него нет.

Женщина задумалась. Размышления тоже ей очень шли. Я искоса любовался собеседницей, задатки художника за последние двадцать лет реализуемые больше в карандашных рисунках стиля ню и кальках портаков[18] для сослуживцев вылезли из глубин очерствевшей души и прямо таки требовали испытать себя в настоящем искусстве.

— Сколько вам лет, фер?

Такого быстрого перевода темы я не ожидал. Да и отвечать на вопрос честно, было скажем так опрометчиво, омоложение в Хейене было услугой доступной далеко не каждому. Тем ни менее, нагло врать искренне нравящейся мне женщине тоже не хотелось.

— Мужчине, как и женщине, столько лет, насколько он выглядит.

— Вот как? — Мне открыто и по — доброму улыбнулись. — Не слышала таких слов….

Дама, всё еще задумчиво улыбаясь, покачала головой.

— Надо будет запомнить….

Я тоже улыбнулся и немного деланно развёл руками:

— Угощайтесь. Но про мужчину добавил сам, в оригинале упоминается одна только женщина.

— Спасибо! — Мне нежно коснулись лежащей на подоконнике левой кисти. — За все. И честность в том числе.

Женщина стала серьёзной.

— Я не одобряю выбор сына, но не могу с этим ничего поделать. Я знаю, что вы чужой в Аэроне и как попали в роту Лойха, мне тоже известно. Но теперь и вам следует знать, что в Бир — Эйдине у вас появились настоящие друзья. Которые не забудут ни вашей храбрости, ни вашего добра представителям нашего рода, ни вашей сегодняшней честности. — Фрейя ан Феллем еще раз на секунду накрыла мою кисть своей и кивком попрощавшись, изволила удалиться, оставив в определенном недоумении. Создавалось впечатление, что она типично по — женски из сказанного поняла куда больше, чем подразумевал я сам. Поднапустил тумана в последней фразе, понимаешь…


Глава II | Дороги наемника | * * *