home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава IV

Если быть откровенным, то, несмотря на свои каменные укрепления, Варен был крепостью не из сильных. Покойному владельцу банально не хватало денег, чтобы строить ее по канонам полноценной фортификации. Результат я увидел примерно соответствующим результатам работы демпингущей на рынке домашнего строительства бригады таджикских гастарбайтеров.

Если взглянуть на те же стены, то, несмотря на угнездившийся в насыпи мощный фундамент, поверху они не превышали толщиной полутора метров, что делало замок абсолютно беззащитным перед камнеметами, в то время как их четырехметровая высота вкупе с невысокой насыпью и отсутствием рва вокруг замка достаточно серьезно облегчали применение осадных лестниц. Я даже заподозрил покойного фера Редвина в склонности немного поблефовать — в принципе, надлежаще организовавшись «Черная роза» что, скооперировавшись с «Юдонскими волками» что без них взяла бы этот замок гарантированно. Да, понесла бы весьма серьёзные потери, но взяла. То, что пленников в ходе такого штурма конечно бы убили, было совершенно другим вопросом.

Впрочем, дураком фер Редвин точно не был, так что после решения проблем с финансами Варен-кастл, безусловно, планировался к достройке. В отличие от внешних, выходящие внутрь замка поверхности стен и башен уже сейчас выложили тёсаным камнем точно не случайно.

Точно из таких же отёсанных блоков состояли стены строящегося во дворе «palace» — внутризамкового строения в некоторых случаях называемого укрепленным дворцом. В данном случае хозяин недвижимости там не жил, любезно предоставив недостроенное одноэтажное здание с крытой черепицей временной крышей под проживание арендаторов и замковой обслуги, но в будущем без сомнений собирался туда переехать. Насколько я понимаю жён, особенно молодых, если они будут иметь выбор, жить с мужем в не такой уж и большой комнатухе донжона или иметь более обширные покои, скромности ни одна себе не позволит. Собственно, если искать мотивы совершенного радушным хозяином самоубийства, то вполне можно предполагать и «Cherchez la femme». Молодая супруга, как, впрочем, и каменное строительство требуют очень больших расходов, тут многие далеко не одним киднеппингом начнут промышлять.

От перспектив выводов из последней мысли я даже облизнулся:

— Адель, дружище — обижайся на меня или нет, но вырезать в этом замке все живое я вам не дам. Совсем, даже наоборот, пленных нам как можно больше брать нужно.

— Причина? — не показав никакого удивления, поинтересовался ан Бекхарден. Легко отбив стрельбой из арбалетов неуклюжую попытку гарнизона взломать дверь донжона и с чистой совестью пропустив вперёд попавших внутрь башни по веревочной лестнице солдат, мы с ним поднялись наверх, раздавать команды и наблюдать за штурмом замка с бельэтажа. Лейтенанты и ан Риаф и не поднимались выше кухни. У первых пылало в заднице отомстить, а капитан «Юдонских волков» еле стоял на ногах, так что его пришлось уложить на полатях в жилом закутке. Исходя из его вида, я всерьез опасался, что «приводившие к порядку» взбесившегося Рендела живодеры перестарались и не просто встряхнули ему мозги, а проломили череп.

Я отошел к парапету внешней стены башни и поманил Аделя присоединиться ко мне. Позволять находившимся на площадке стрелкам безнаказанно подслушивать капитанский разговор не стоило. Даже такой в высшей степени эксцентричный тип как Александр Васильевич Суворов по данному поводу был абсолютно категоричен — «Если бы моя шляпа узнала про мои планы, то я бы ее сжег».

— Три хороших наемных роты как жертвы далеко не безобидны, согласен?

— Конечно.

— Вы попались в ловушку только потому, что не ожидали от хозяина замка такой самоубийственной подлости. Так?

— Ну да.

— И никто бы на нашем месте не ожидал. Я вот с вами чисто случайно не поехал. Все опасения были в сторону альвов, никак не этого говнюка.

Адель кивнул.

— Что бы он нам не плёл, опасность для него существовала немалая. А после обмена я бы вообще с абсолютной уверенностью ожидал от вас мести.

— Он мог отравить нас перед обменом, — пожал плечами ан Бекхарден, — бывает. Каким-нибудь медленным ядом опоил и от «Юдонцев» мести уже не будет. А для Аскеля с того же выкупа убийц нанять можно.

Теперь пришел черед кивнуть уже мне. Чтобы избавить себя от мести, подобные движения были вполне логичны.

— Но дело совсем не в этом, фер Адель. Вопрос в том, ради чего он пошел на такой риск.

Ан Бекхарден фыркнул:

— Каменная крепость требует денег.

— Молодая жена тоже, — согласился я.

Оба хмыкнули.

— Ну а еще рядом с молодой женой хочется выглядеть соответственно, на худой конец те же полезные травки постоянно надобно покупать. А сундуки даже у отставного трибуна фрументоров совсем не бездонные.

— Ну да.

— Короче говоря, я очень сильно сомневаюсь, что фер Редвин именно на нас золотишко намывать начал. Слишком сильно ему деньги были нужны, раз так рискнул. С таких как мы, зарабатывать не начинают.

— Хочешь найти доказательства, каких нибудь преступлений?

— По крайней мере, Наместника провинции этим точно можно заставить на нас не бычить, — кивнул я. — Если Наместник за рыцаря — разбойника гадить начнёт, его никто не поймет. Да и ополчение друзьям покойного в этом случае собрать будет непросто. Одно дело, когда залетные наемники старого воина сочли беззащитным…

— …И совсем другое, когда этот кусок конского говна на разбоях и похищениях в замке каменные стены поднимает. — Закончил умница Адель фразу.

— Угу.

— Помогу ан Риафа убедить, когда Атти немного подлечит, — сморщил нос ан Бекхарден. — Как бы ни был плох, гложет его всех тут на ремни распустить.

— И можно даже попробовать навариться на этом.

Адель, заинтересовавшись, сощурился.

— Найти подельников, куда и как сбывал добычу, где держал, или возможно держит пленников и все такое. Скупщиков в городах нам, конечно, не отдадут, а вот пощупать его благородных и неблагородных подельников в этих местах я считаю возможным. Если покойный крутился в чем — то более — менее прибыльном, один действовать он никак не мог.

— Х — м — м, а мне, зачем это сказал? — Обдумав сказанное, задал ан Бекхарден вопрос в сторону.

— Все очень просто. «Вепри» не потянут осады более одного замка. Да и фратрии в лесу ловить нам будет очень непросто. Конницы нет. С деньгами договоримся по справедливости, ну а славу за мою идею пополам поделим.

— Это если твои умозаключения верны, — медленно сказал продолжавший обдумывать сказанное Адель.

— Я понимаю, что это одни только предположения. Но у меня есть оправдание…

— И?

— Для желающего заработать много денег имперского рыцаря наш покойный друг был чрезмерно жесток и кровожаден. Я вполне могу понять, почему он чернь из вашего сопровождения порешил. Если вооружённых людей в крепости слишком мало чтобы их круглосуточно охранять, то особого выбора нет. Но он уже после этого аж четверых благородных рыцарей запытал. Не прирезал, не задушил, а именно запытал. Тут, фер Адель, дело не в деньгах и не в давлении на вас. Немного представляя себе ваших ростовщиков, я просто не поверю, что хороший лейтенант из хорошей роты не найдет лихоимца что даст займ на выкуп. Оцени их по полста ауреев за голову, уже двести золотых получится. Ты же не думаешь, что он был ненормальным, который годовой доход со своего фьефа в выгребную яму беспричинно выкинет?

— Однако если ростовщики о фере Редвине наслышаны, — развил мою мысль Адель, — при малейшей неуверенности что деньги вернутся, необеспеченный займ на этих лейтенантов не получить.

— Очень возможно. — Согласился с ним я. — Тут зыбко все, можно быть уверенным только в том, что эта жестокость имела причины. Которых мы с тобой сейчас не видим. Можем только предполагать. Кончающим в штаны от пыток ненормальным покойник явно не был.

— Согласен. — Кивнул Адель.

— Поэтому я и говорю, что самое время его грязное бельишко как следует перетряхнуть. И чем больше мы возьмем пленных, тем легче нам будет это сделать.

— Соглашусь.

— Заключим договор?

В некоторой степени наступал момент истины. В только что озвученных планах был ровно один недостаток — накопай мы в скором будущем что — то стоящее, братья ан Бекхардены легко и просто могли меня и мою роту кинуть. Не то чтобы я от этого много потерял, но не нагадь я им в ответ, самолюбие бы просто сгрызло, какие бы этот бизнес — конфликт не нес непредсказуемые последствия. Однако рискнуть предложить совместное дело, нужно было обязательно — доверительные и в перспективе даже дружеские отношения с капитанами из топа рейтинга нашей профессии сами по себе не выстраиваются.

Несомненно, умышленно подержав меня паузой в подвешенном состоянии, Адель растянул губы в насмешливой улыбке и протянул руку:

— Если захочешь, то заключим даже письменный. Если ничего не найдёшь, нам хуже не станет.

Я кивнул и пожал его руку.


* * * | Жизнь под крылом смерти... | * * *