home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Закрыть перед конями ворота на хуторе не успели. Точнее сказать не успели в интересующем нас дворе, а два других дома на данном этапе нас в принципе и не интересовали. Ограбить их можно было и после акции, оборона хутора в любом случае должна была держаться на его тайных хозяевах, люди скорее отвлекали внимание.

Эдернский лес был местом, несомненно, опасным и бояться в нем следовало далеко не одних только разбойничьих фратрий. Я бы даже сказал, что по дорогам в нем должно было мотаться множество куда более опасных людей, чем лесные сидельцы. В этой связи помешать постройке вокруг трех построенных бок о бок домов общего оборонительного периметра не могла никакая личная неприязнь — жить люди все равно хотели больше.

Однако этого прямо напрашивающегося для владеющих хутором старых легионеров общего забора построено не было — в результате при любом нападении хуторяне встречали бы врага растопыренными пальцами и имели бы очень небольшие шансы прийти на помощь убиваемым на глазах соседям. Все это в том естественно случае если упырей в расчет не брать.

А вот с вампирами наблюдаемые мной фортификационные решения были напротив логичны. Самое страшное для спящей стаи — это когда ее блокируют в убежище. В данном случае три изолированных друг от друга комплекса строений как серьезно снижали риск застать вампов врасплох, так и давали им возможность либо скрыться, либо контратаковать нападавших. Четверо готовых к бою вампов в этом мире считались довольно серьезной силой и справится с ними по мнению моих зольдов могла далеко не каждая группа «охотников». Тем ни менее с ними определенно многое решала не только подготовка, но и численное преимущество. Такое какое было сейчас у моей банды, например, иначе я бы такой агрессивности не проявлял. Если быть объективным, то ничем особенным вампиры при личной встрече меня не впечатлили. С такой легкостью заколотый мной вилкой кровосос был далеко не свежеобращенным, что поневоле приводило к логичным выводам, что мрачная слава Ночного Народа основана больше на страхе, у которого глаза велики и даруемым сроком жизни кровососов опыте, что я имел все шансы нейтрализовать.

Полтора десятка матерых воинов на хороших лошадях и в неплохих доспехах это на самом деле очень много для средневековья. Для того чтобы на что — то в стычке с нами рассчитывать, как малочисленным вампирам, так и какому нибудь главарю лесной банды надо либо поймать нас без штанов, либо, применительно к людям выставить примерно так втрое больше бойцов на хорошей позиции. Иначе мы выбравшие дичь не по зубам шайки без оглядки на времена суток вырежем и поедем дальше, обобрав трупы. И два десятка лбов из разбойничьей фратрии в таких условиях, пожалуй, должны быть более опасны, чем стайка упырей.

Хотя, впрочем, все в жизни относительно. Безусловно, среди Робин Гудов бывших солдат всегда немало, но где в бандах можно найти организованный процесс боевой подготовки, максимально приближенную к реальности отработку противостояния с кавалерией и прочие чудеса средневековой военной мысли? Основной массе бандюков это банально не нужно. Как, впрочем, и верхушке банд. Вот зачем успешному атаману из бывших солдат или легионеров тратить свое время на натаскивание вышедших на большую дорогу крестьян или вороватых городских приказчиков? Никакой ценностью они не являются и в кратчайшие сроки могут быть заменены абсолютно такой же криминальной плесенью, мечтающей иметь в кармане много денег не политых трудовым потом. Мелкий караван банда и так придавит, а на крупный и не всякая наемная рота полезет, чтобы последствиями не подавиться. Это, не говоря даже о том, какие нужно тратить на многочисленную фратрию ресурсов, чтобы ее банально ежедневно кормить.

Нет, лесные и даже не лесные банды многосотенной численности в Аэроне встречались, но для того чтобы у них на хвосте не повисли следившие за законом и порядком на больших дорогах и пажитях легионеры, их главарям приходилось проявлять чудеса эквилибристики, до вырезания залетных фраеров в своих операционных зонах включительно. Собственно, покойный фер Редвин ан Варен захватив руками, оружием и клыками вампиров власть над бандформированиями Эдернской пущи именно такой ОПГ, судя по всему, и руководил. Пара сотен человек у него в этом лесу под рукой, однако, точно плавало. А с мобилизацией сочувствующих и союзников не исключено что и вдвое больше на серьезное дело мог бы подрядить. То, что вся эта шатия была очень аморфным образованием, не имело никакого значения — крупная банда в цивилизованных областях Империи могла существовать только таким образом. При всей пронизанной беззаконием жизни в стране конкуренция в деле контроля денежных потоков Императору и его Наместникам была не нужна.

А вот как и насколько ан Варен служил кровососам сам, было непонятно. Следов укусов я у него не видел — что, впрочем, ни о чем не говорило, однако ни одного намека о наличии над ним хозяина в документах не обнаруживалось даже сейчас, когда я снова их мысленно перелистал в ходе принятия допрашиваемыми проверенных демократией процедур. Будь у фера Редвина крыша, с ней нужно было бы делиться, верно? Заметных следов чего в цифрах видно не было. Отсюда можно было сделать вывод что — либо этот хитрожопый старикашка чем — то держал стаю за горло, в чем я искренне сомневался, либо имел с ее «Хозяином» какой — то взаимовыгодный интерес постольку поскольку касающийся денежных потоков, что было гораздо вероятнее.

Было бы любопытно взяв того живым расспросить в чем этот интерес состоял.

Двое закрывавших ворота волосатых мужиков в грязных рубахах из накрашенной холстины и топорами в руках стали первыми жертвами акции. Ни у того, ни у другого не хватило мозгов вовремя отскочить в сторону, так что мои рейтары сбили их с ног ударами копий, а потом, когда группа проскочила во двор, скакавшие последними бойцы исполосовали подававшие признаки жизни тела мечами.

— Все, валите, — остановившись в проеме ворот я махнул рукой оставляемому с внешней сторону периметра патрулю и не поленился еще раз довести ему задачу. — Кружите вокруг забора и внимательно смотрите по сторонам. Если всё — таки обнаружится тайный ход в одиночку к кровососам не лезть. К соседним дворам тоже не приближаться, берегитесь стрелков.

— Да, фер Вран! — Отсалютовал мне палашом старший патруля Лодигер Кеммел, непутевый сын богатого столичного торговца тканями подавшийся в наемники профукав папино наследство и сохранив при себе с тех счастливых времен один только великолепный «турецкий» лук.

Бегать по двору с факелом мне было не по масти — для этого у меня были подчиненные, с коней и спешившись переколовшие и изрубившие на нем все живое и занимавшиеся теперь пироманией. Рядом со мной оставался только несший обязанности оруженосца Хеук и наш пленник, за которым он присматривал. У Эрриса, к слову сказать, при избиении людей, которых он, безусловно, хорошо знал на лице не дрогнули ни одна жилка.

— Клиентелу[27] приятеля не жалко? — Немного удивился я проявленному равнодушию. — Показывай пальцем, где ходы в схрон.

— Ход, Ваша Милость. — Спокойно поправил меня тот. — Вон он, у дома, в закутке за дальним углом. Там, где ваш человек факел под крышу засовывает.

— Бер, осторожнее! Выход из укрытия рядом с тобой! — Медведеподобный рейтар Бер Робен вздрогнул и, уронив факел, брякнулся с коня, на седле которого стоял.

— Сколько служу, всегда вокруг болваны! — Вздохнул я.

Оскорбление, впрочем, было незаслуженным, находящийся под черепицей сухой тес успел заняться огнем.

В зарешеченном окне дома мелькнула тень, и я, дав шенкелей поспешил убраться из сектора обстрела. Выстрелить тень, конечно, успела, однако мишенью выбрала почему — то не меня, а в Эрриса. Стрела прошла рядом с головой предателя. Ещё раз защитник дома пустить стрелу не успел, подскочивший сбоку спешившийся рейтар сунул в окно копье и судя по жалобному вскрику попал. Фенн Крэйг, нисколько не испугавшись дыхнувшей в его сторону, по — прежнему изображал статую.

— Внимание! Сейчас будут прорываться!

Тилли кивнул.

Предположение не оправдалось, прорываться укрывшиеся в доме люди не торопились. Дом разгорался, в окнах движения внутри видно не было, быстро занявшиеся дворовые постройки уже пылали как свечи, мы даже были вынуждены отойти за ворота, что кстати охлаждающе подействовало на осмелевших было пейзан из соседних дворов. Если более конкретно, то этому серьезно помог подстреленный одним из наших лучников арбалетчик, вздумавший пострелять по нам с крыши и его трое обряженных в доспехи друзей, которых ни они, ни щиты от стрел из луков не уберегли. Остальные хуторяне предпочли вернуться за палисад.

— Ваша Милость, а они не в схроне укрылись? — Задумчиво поинтересовался Хеук, глядя на пылающий дом.

— Я тоже так думаю. — Пожал я плечами. — Если на прорыв не пойдут нам же мне меньше работы останется. Угорят они в яме при горящем доме над головой.

— Почему, фер Вран?

— Даже без дыма огонь выжигает кислород, углекислый газ тяжелее воздуха, а продухи там по любому на дом выведены. Выходы вентиляции я во дворе смотрел и ничего похожего не обнаружил. А если ума хватит дырки заткнуть, все равно дымом отравятся и сгорят, когда дом внутрь обрушится. Агонию этой отсидкой они только затянут.

— Кис… — Попытался повторить за мной Тилли, но я махнул ему рукой. — С незнакомыми словами не парься. Не время сейчас их значение объяснять.

— Вы думаете, угорят? — С сомнением процедил Хугге, до этого, о чем — то шептавшийся с одним из рейтар Тилли в стороне.

Отвечать на заданный в таком тоне вопрос я счел ниже своего достоинства, а бить его кулаком в ухо было рано.

— Когда двор прогорит, вскроем схрон через указанный нашим новым другом лаз.

Эррис поморщился.

— Если там еще кто — то останется на ногах, накидаем внутрь сена и головешек. Соседи нам в этом помогут…

Лучник покосился на пленного и цинично усмехнулся.

— …Ну а если там ничего не найдём, то фенна Крэйга прямо в этой яме и похороним. Живого. — Я повернул голову к Эррису, снимать которого с коня было излишним. — Это будет достаточно справедливо. Вы согласны, досточтимый?

Личный состав выразил одобрение таким решением. Отсутствие значимого сопротивления видимо напрягало не одного меня. В голову лезли мысли, что мне нужно будет делать, если как раз сегодня клыкастые твари решили в основном убежище не ночевать.

— Не надумал мне что нибудь случайно позабытое сообщить?

На лице пленника после озвучивания столь неприятных перспектив было прямо — таки нарисовано явное беспокойство, нужно было эксплуатировать успех

Чувство опасности взвыло сразу же, когда Эррис бросив взгляд над моей головой, сменил озабоченную мину на зловещую ухмылку. Я прямо по выносу меча из ножен рубанул его по колену и только потом обернулся назад, уже зная, что там увижу.

Вампиры, все четверо, уже были совсем рядом, изрядно опередив спешивших за собой слуг. Грузя солдат «Рыцарями Ночи», я видимо угодил в точку — было очень похоже на то, что именно в характерных для Вооруженных Сил Ночной Империи и очень похожих на мотокомбинезоны закрытых «дневных» костюмах с доспехами поверх они и были. Происхождение шлемов с территории единственного в обитаемом мире вампирского государства, во всяком случае, определялось достаточно однозначно, и дело было даже не в единообразной, за версту воняющей стандартизацией и мануфактурами конструкции смотровых приборов. Все было проще — насколько мне было известно, устанавливаемые в эти приборы массивные стеклоблоки из армируемого сеткой стекла в мире не умел производить больше никто. Естественно, кроме нас. Кстати сказать, идея наладить отношения с кровососами в процессе поставок им изделий из блокирующего ультрафиолетовую часть спектра стекла, менеджментом нашей компании рассматривалась и была забракована надзирающими за своевольными наймитами олигархии органами. По слухам, некий куратор в процессе обсуждения сей темы пускал пену и даже перешел к персональным угрозам.

И надо сказать, был абсолютно прав.

Я бы не сказал, что «каким — то образом» оказавшиеся с внешней стороны частокола вампиры захвалили моих людей врасплох, наверное, правильнее будет выразиться так — вовремя появление врага, обнаружив, рейтары оказались не готовы к скорости и ярости их натиска. Кровососы, наплевав на свое численное меньшинство этой яростной атакой определено попытались захватить боевую инициативу, нанести нам потери, отсечь спешенную часть группы от лошадей и перебить конников и развивая успех, вкупе с подоспевшими слугами перебить. Желательно по одному.

Двое пеших рейтар оказавшиеся между мной головным вампиром умерли как статисты в хорошем самурайском боевике — он потратил три молниеносных удара на них обоих, и змеей просочившись между еще даже не успевших упасть людей, оказался передо мной…

Занимать мозг прокатившейся по позвоночнику ледяным комком мыслью, что я свой запас везения, наконец, выбрал и нарвался, не стоило. Повисшая на волоске жизнь требовала решать вопрос с вампами немедленно — прежде чем им на помощь подоспеют люди. Пусть даже на все про все у меня было несколько секунд.

Противостоящий мне кровосос был обряжен в неплохой колонтарь[28] с набранной из мелких колец юбкой и рукавами по локоть из плоских колец побольше. Последние играли роль наплечников. Панцирь видимо воротника не имел, поэтому шею клыкастый защищал, впервые увиденным мной в Империи кованым горжетом, предплечья перекрывали «шинные» наручи, на голенях находились поножи такой же конструкции. Работал вампир очень похожим на китайский «цзянь» и местный альвийский «кровавый лист» лёгким узким мечом с длинной полутора ручной рукоятью и небольшой гардой.

Обмануть финтом противника не удалось, удар в локтевой сгиб вооруженной руки, под широкий рукав колонтаря был отбит. Рядом сверкнул клинок, я скорее инстинктивно, чем осознанно сбил его чашкой даги на полпути к шее, и всё также практически без участия сознания изобразив мечом удар в ноги, с длинным проходным шагом вперед поразил вампира кинжалом в подмышку. Пытаясь увернуться от удара меча, возможности целенаправленного схождения в клинч, где ведущим оружием становится короткое кровосос определенно не предусмотрел.

В прекрасно видимых через расчерченный проволочной сеткой прямоугольник стеклоблока глазах вампа стояло какое — то детское удивление…

Провернув клинок в ране, выдернул дагу я как раз вовремя, чтобы сбить левым наручем удар еще одного упыря, очень опечаленного случившимися с товарищем несчастьем и что — то гулко ревущего из — под шлема. Какой нервоз, его, пожалуй, и погубил. Я, благодаря наработанным борьбой рефлексам продолжил движение и охватив клинок рукой зажал его «бастард» под мышкой. Яростно сверкнувший из — под своего триплекса[29] глазами вамп конечно тут же дернул меч на себя, и удержать полосу металла мне было бы не по силам — но я даже не пытался сие сделать. Поскольку вместо этого наклонился вперёд и сунув свой достаточно короткий двуручник под колено передней ноги врага банально подрезал ему подколенное сухожилие. Сопротивления рассекаемой плоти при секущем ударе на обратном ходе клинка я даже не почувствовал. Набедренников и наколенников вампир не носил, впрочем, да и не всякая защита ног бы при «Ударе Жернака» помогла.

Нога вампа естественно тут же сложилась, и он рухнул с такой скоростью, что удар тем же кинжалом под шлем прошел мимо. В качестве утешения, дага порадовала меня уже не белесым дымком выжигаемой солнечным ультрафиолетом вампирьей крови, а появлением полноценного огня на клинке — что опять же пришлось, кстати, перед лицом, наконец-то добежавших до нас Слуг.

Вторая пара вампиров к моему большому счастью в это время была занята. Пока один успешно противостоял «Хуги», «Лесорубу» и Хёуку разом, второй за его спиной добивал последнего из конников — раненого уже, здорово перепуганного и неуклюже пытавшегося отмахаться палашом Кеммела. Парни не будь дураками нажимали, пытаясь охватить кровососа с трех сторон. Им, как и мне, явно было понятно, что при скором соотношении 2 на 3 никаких шансов у людей нет.

Из спешенных рейтар рядом со мной оставался невредимым один только здоровяк Бер в дополнение к моему удару отхвативший рухнувшему вампу полступни на второй ноге чем окончательно лишивший его подвижности. Всех остальных четверка вампиров в своей молниеносной атаке успела выбить. Причем почти всех вглухую, отползал, лихорадочно пытаясь как — нибудь остановить хлещущую из бедра кровь, только один боец. «Хозяин» стаи явно был не чужд воинскому искусству и похоже приучил своих кровососов в подобных сшибках отрабатывать со слабейших. Что на нашей не успевшей вовремя сбиться в кучку группе блестящим образом и оправдалось.

Я не то что бы сильно недооценил противника, я по — настоящему, лютейшим образом облажался с степенью его боеспособности. Как, впрочем, и действующие в Хейене земные разведслужбы — может быть упыри сейчас и не демонстрировали ничего выходящего за рамки достижений спортсменов Земли из начала XXI века, но эти спортсмены должны были быть чертовски хорошо тренированы и телесно одарены. Демонстрируемый вампами уровень подготовки ну вот ни хрена не тянул на спортивную секцию провинциального городишки, попахивало как минимум городской сборной. Лично я положил своих противников больше на одной тактике, отчасти дополненной физическими кондициями не самого худшего на Земном шаре спортсмена. Один вампир оказался не готов к переходу в клинч, а второй удачно подставился под «Coup de Jarnac», что все же было несколько другим делом, нежели залитое мне в уши в учебном центре дерьмо — «исследуемые особи не показали ничего, на что не был бы способен хорошо тренированный человек».

И ведь даже не соврали, падлюки! Вот только одна проблема — людей, способных пробежать стометровку за 12 секунд, встав этим наравне с олимпийскими чемпионами конца XIX начала XX веков на современной Земле конечно совсем немало, но вы попробуйте найти среди них гениев, способных по завершению или в ходе такого спринта еще и пофехтовать. Как бы неудивительно, что в «засорённых» Ночным Народом городах подразделениям «Голден Гермеса» деятельность вести запретили, а со старыми вампами и боевым группам без серьезной необходимости и тщательной подготовки рекомендовали не связываться. По всему видать нехорошие прецеденты случались.

— Бер, смыкаемся! — Скомандовал я, отпрыгивая назад. Слуг было восемь человек, пропустить кого — нибудь из них за спину сражающейся с шустрым вампом тройке было непозволительно.

Так и оставшегося для меня безымянным раненого рейтара набежавшая толпа искромсала без каких — либо сантиментов, его попытка, отбросив оружие, протянуть в их направлении пустые руки и молить о пощаде не помогла. Попутно досталось и лежащим рядом с ним телам побитых бойцов, один из которых, к слову сказать, до удара алебарды тоже еще был жив. В плен нас брать определенно не собирались.

Восьмерка предателей рода человеческого для крестьян была отлично вооружена. Все, даже обе женщины были в разномастных кольчугах, с мечами, палашами и фальшионами на поясах и копьями, глефами и алебардами в руках. Выев не пожелавшие подчиниться феру Редвину лесные банды, вампиры, судя по всему, щедро поделились со слугами захваченным вооружением. Да и от исчезнувших в лесу путешественников доля малая им не могла не достаться.

А вот с навыками все обстояло не лучшим образом. Как бы, не прощал ошибки строй и длинный древковый полиарм, исключительно одно только боевое обучение делает из человека с оружием солдата. Увы, обучение у них практически отсутствовало.

Я с легкостью увернулся от удара глефы, сбил в сторону грозивший развалить мне голову удар алебарды, отрубил кисть ее владельцу и голову парня с глефой, вспорол дагой горло однорукого неудачника… и получил мощный удар копьем прямо под левый сосок. Настолько сильный, что под хруст ребер, меня от него развернуло.

Титановая кольчуга такой удар как это ни странно выдержала, что печально повлияло на судьбу копейщицы. Сначала под мечом отлетела кисть, вторым ударом я развалил лицо женщины, где смешанное с яростью удивление ещё даже не успела сменить боль.

Робен уложил только одного противника, получил ранение в левую руку и яростно сражался за свою жизнь.

Для того чтобы его спасти мне не хватило буквально секунды. Я точно также, как и в поединке с кровососом заблокировал рукой глефу обернувшейся на меня второй бабы и прямым колючим выпадом добавил стали в ее печенку и… но помогать уже было некому. Бер лежал, а на меня смотрели две перепуганные физиономии и острия алебард. Чуть дальше дело было ещё более худо — с Кеммелом упыри успели покончить, раненый Тилли брызгал из пробитого горла кровью и умирая извивался в траве, ну а Хёука с Хугге вампиры неторопливо прижимали к частоколу и что самое печальное к ним на помощь бежали другие люди.

Последние останки надежды растворило прозрачное как байкальский лед осознание того уже практически состоявшегося факта, что из этого боя живым уйти будет не суждено. Можно было попробовать убежать, но шансы на успех я счел призрачными. До леса было слишком далеко, меня в любом случае успевали перехватить если не люди, то вампы. И вероятнее всего всухую.

Обидно было до слез. Серьезная недооценка боеспособности кровососов при планировании операции наложилась на пару — тройку тактических ошибок и ситуация превратилась в безнадежную. Сейчас я безусловно успевал порешить как минимум одного из заходивших на меня с разных сторон людей, а потом меня с стопроцентной вероятностью убивали.

Перепуганных алебардщиков я еще пережить мог, шансы справиться с парой вампиров были близки нулю, ну а после появления рядом Слуг из соседних дворов вероятность выживания уверенно упиралась в минус.

Молить о пощаде, однако не хотелось и пусть про это никто никогда не узнает, но уходить следовало достойно.

Последняя мысль словно бы стала допингом. Окружающие замедлились, усталость ушла в никуда, вместе с ней куда-то испарилась боль в ребрах, откуда — то пришло понимание, что одно из них сломано, но все эти повреждения пока еще совершенно не влияли на эффективный функционал моего тела. Очень тянуло зарядить в искаженные смесью злобы и страха рожи вампирьих слуг что нибудь сильно пафосное, типа «Время жить прошло, пришло время умирать» но я справился с таким порывом — ибо каждая потерянная секунда уменьшала число людей и нелюдей которых я успевал здесь убить.

Одним легким движением я оказался рядом с правым алебардщиком, увернулся от удара и, выстраивая обоих противников на одной линии отсек ему на правой руке пальцы…


* * * | Жизнь под крылом смерти... | * * *