home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VII

Что хейенская магия — это не панацея и земная медицина во многих областях имеет над ней просто оглушительные преимущества, лечивший меня фер Киран ан Крайд в первые несколько суток моего пленения доказывал ежедневно.

Спасти человеку жизнь, подстегнув регенерацию у организма, как неожиданно выяснилось было, не самой большой проблемой магической медицины. При высоком пороге силы и знаний колдуна и неистощенном организме оперируемого те же пропоротые легкие можно было «начерно» затянуть минут за пять, как со мной собственно и произошло. А вот в дальнейшем все оставалось очень плохо — применительно к данной области осколки костей в тканях, как, впрочем, и острые сколы от подобного экспресс заживления никуда не исчезали и при любом неосторожном движении продолжали свою разрушительную деятельность. Соответственно весь этот ненужный биоматериал требовалось было как можно быстрее извлечь, а кости срастить. Причем желательно как можно ближе к исходному варианту, а не как получится.

Соответственно, чтобы вернуть пациенту подточенное серьезными ранениями здоровье, специализирующийся на медицине маг принципиально не мог обойтись без хирургии. А так как колотили меня в схватке острыми тяжёлыми предметами довольно упорно, работы феру Кирану привалило гораздо больше чем мне бы того хотелось — с медикаментозным наркозом тут дела обстояли тоже не очень хорошо, в то время как блокировать болевые импульсы биоэнергетикой маг соглашался только в ходе операций. Ссылался на то, что это вредно для организма, сволочь. Но так как проводимый им в ходе вынужденного постоя во все том же «Эдернском волке» со мной и моими людьми курс лечения стоил немалых денег, много больших чем «за хлопоты десяток ауреев за всех и от вас, фер Вран, одну скромную услугу» приходилось терпеть. Другой маг — целитель только за лечение одного меня содрал бы самое меньшее тридцатку.

Как мне в этой бойне удалось выжить, немного не понимал даже я сам. И дело было совсем не в кольчуге, из высокопрочного титанового сплава решительно отказавшейся поддаваться вражеским мечам, глефам и алебардам. Повредить кольца ударами кое где удалось, прорубить до конца — нет. Причем все глубокие зарубки на кольцах рубахи и капюшона, однако, оставил, один только меч успешно улизнувшего «Хозяина». Твердость металла колец кольчуги, судя по всему, серьезно превосходила не самую лучшую сталь клинков почти всего имевшегося у врагов вооружения, ну а что касается вязкости металла и прочности сварных соединений, то она тоже оказалось достаточно высокой, чтобы кольца не смогли даже порвать. В общем и целом, цивилизация в моем случае не спасовала и наглядно доказала, что значат сотни лет развития металлургической промышленности, в то время как тушка под хайтечной кольчугой осталась все такой же как в Средние Века уязвимой. Меня под доспехом банально превратили в отбивную и ладно, что благодаря адреналиновому приходу свалился я достаточно поздно, чтобы не успели добить или даже сломать, что нибудь по — настоящему важное типа позвоночника, или там проломить череп. Впрочем, пытались, насколько удалось восстановить в памяти ход событий, шлем с меня сбили именно в этот период.

По иронии судьбы, спасли нас, а именно меня и также оказавшихся недобитыми Хёука и Хугге лица лелеявшие планы прикончить. Тот самый вислоусый мужчина, уездный предводитель имперского дворянства, простите рив округа Эберт фер Гуин ан Ангер не стерпел случившегося к представителю корпорации наемничьего беспредела и, собрав хоругвь поместного ополчения, следовал через Эдернскую пущу нас обижать как раз в тот день и час, когда я занялся штурмом вампирского гнезда. Тут бы нам, наверное, и конец пришел, ибо освобожденные из заточения работники постоялого двора наплели семь бочек арестантов про неувиноватых Рафиков и напавших на них злодеев, но захваченная в лесу врасплох троица охранявших пленников рейтар к большому счастью сдалась без сопротивления и сумела довести до фера Гуина нашу версию происходящего. Короче говоря, идею изрубить обнаглевших наемников и, если получиться вздернуть случайно выживших на ближайшую суку он отодвинул на задний план и пришел к мысли для начала поговорить. Разумеется, предварительно окружив нас, чтобы в ходе беседы не нужно было кричать. Результатом этого стало нечаянное его присутствие при контратаке вампиров в роли стороннего наблюдателя, благо подзорная труба у этого благородного господина имелась и наши спасенные жизни после того как он кровососов опознал и решил действовать.

Хуторян в результате такого вмешательства в ход событий благородные рыцари и их кнехты изрубили подчистую, пощадили только несколько совсем маленьких детей и пару пленников повзрослее под дыбу. Впрочем, как мне потом рассказывал Олли Краган, которого после допроса фер Гуин прихватил с собой, после обнаружения под землей тюрьмы благородные господа хотели изрубить в кашу и их, но босс не допустил. Детишек в конечном итоге даже отпустили — отправили бежать в лес со всех ног, а вот попытка взять в оборот оставленный на постоялом дворе персонал увы сорвалась. Тот оказался пустым как барабан. Натравив на нас благородных господ, вампирьи слуги весьма предусмотрительно не стали дожидаться информации о результатах и разбежались.

В итоге, вопросправомерности нападения на мирно обрабатывающих свои пажити отставников передо мной даже не ставился. При всех недостатках этого мира с божьей росой в подобных обстоятельствах работать не привыкли. А вот с взятием Варен-Кастла, к сожалению, проблемы остались. Отнюдь не самые серьезные — не только меня, но и моих выживших солдат в плену даже не ограбили, что позволяло смотреть на ситуацию с оптимизмом, однако связь покойного фера Редвина ан Варена с вампирами для власти всё еще требовалось доказать. В этом случае причина для войны как я и надеялся испаряясь и собравшееся для нашего наказания имперское рыцарство могло разве что проследить, чтобы фрейю Карин не обижали. Да и то, только в том случае если она в делах своего супруга будет невиновна. Всё, как я собственно и ожидал.

В общем, неудачниками по итогам стычки стали по сути одни только покойники — даже коней, доспехи и прочее имущество погибших рейтар ни нам, ни наследникам никто из благородных господ возвращать не собирался. В другое время они без особых сомнений оставили бы без штанов еще и выживших, но все тот же Гуин ан Ангер с назначенным наблюдать за войной чиновником из канцелярии наместника провинции— фером Неллином ан Мерриелом, доблестных воителей притормозили. Вежливость до того дошла что даже моих пленников и тех по беспределу не отобрали, но только разрешения испросив. Причем, когда я разрешил забрать одних только мужчин, никто особенно и не бухтел — что, впрочем, нисколько не помешало чуть погодя мадам и мадемуазель Эррис измазать мне слюнями, соплями и слезами всю руку.

Не то чтобы представительниц криминальной семьи мне было сильно жалко, но одному Олли в удачно занятой большой комнате на постоялом дворе возню с пятью ранеными было не увезти, так что женщины получили свой честный шанс отработать реальные и мнимые прегрешения. Начальные знания по полевой медицине у старшей из дам присутствовали, желание показать свою полезность переполняло, так что в решении я не разочаровался. Фер доктор был тоже доволен, мадам ассистировала на операциях весьма толково и возможно даже показывала талант. Он даже дочурку для ее стимуляции подлечил.

Применительно ко мне его основной проблемой, к слову сказать, стали не ребра, а не то чтобы сломанная, а в буквальном смысле раздробленная правая ключица, осколки кости которой к моему счастью подключичную вену или тем паче артерию пропороть не успели, а все остальное можно было залечить. Но собирал он ее и сращивал из осколков долго, целых четыре дня. Вполне достаточный срок чтобы своего хирурга вежливо проклясть.

Доктора сие весьма веселило. Несмотря на лезущее у Кирана даже из тени высокое происхождение парень оказался без комплексов и с хорошо развитым чувством юмора. Что характерно самого что ни на есть английского, под стать внешности.

С кем бы его сравнить? Несмотря на то, что — то в нем общее, несомненно, проскальзывало, манеры и поведение, пожалуй — нельзя сказать, что он сильно походил внешностью на герцога Кембриджского или рыжего распиздяя капитана Гарри Уэльса. Однако на их дедушку принца Филлипа в те счастливые времена, когда тот ухаживал за бабушкой, сей породистый молодой человек я бы сказал, что смахивал весьма. Разве что плечищи отрастил шире, кулаки имел крупнее, подбородок мощнее, волосы светлее, ну и залысины отсутствовали. Парень был редким в Аэроне натуральным блондином с блядскими зеленовато — голубыми глазами, что уже на второй день привлечения миссис Эррис к ассистированию начало нагонять на положившего на ее дочь глаз Олли нервоз. Что в данном случае как нигде уместна поговорка «Если подруга сбежала к другому, то неизвестно кому повезло» я рейтару пока намекать не торопился — все заинтересованные стороны мне были полезны. Да и не факт, что служба семьи девушки клыкастым была сильно криминальнее, чем тому же феру Редвину с его очаровательной привычкой забивать в клетки гостей своего замка и распускать на ремни тех, кто в них не поместился.

Встретившись с вампирами и получив сведения о связи их и местной разбойничьей сволочи с фером Редвином ан Вареном, фер Гуин ан Ангер вполне резонно взял технический перерыв. Информацию требовалось обдумать, расширить из других источников, компетентные государственные органы, конечно же, известить ну и с наемниками процесс общения наладить заодно. Три роты мерсенариев в роли жертв затаившегося в глухомани «Чорного Властелина» были для благородного собрания округа Эберт, конечно же, чем — то новым, но наша версия событий была весьма похожа на реальность и давала обеим сторонам конфликт прекрасные возможности разойтись краем. Как бы по-пьяни не пыжились благородные господа, вероятность отхватить от профессионалов была очень немалой и в ополчении все это понимали.

Вот только не отреагировать не могли — серьезное вмешательство государства в сферу прав, свобод и полномочий имперского дворянства вполне логичным образом несло последствия в виде урезания всех этих самых ненужных ему свобод, чему благородные господа активно сопротивлялись, и оплата своих прав жизнями в неудачном сражении была для них вполне приемлемым вариантом. Благо, что не признававших своих обязанностей представителей сословие в буквальном смысле жрало. Хотя лишить дворянства равного благородная общественность и не могла, однако признать на окружном сходе этого равного и соответственно всю его семью «Презренными» — вполне.

Пускай в принципе потомкам такого героя отмыться от заработанного предком неофициального титула было возможно даже несмотря на выстраиваемую вокруг парий стену, но до такого момента еще требовалось дожить — что при огромном количестве желающих добыть фьеф беспоместных дворян Империи было делом проблемным. Поговорка — «если ты плюнешь на общество, то оно утрется, а вот если общество плюнет на тебя, то ты утонешь» отвечала ситуации на все сто процентов. Государство, насколько можно было судить со стороны, такая грань общественных отношений внутри благородного сословия вполне устраивала. Как собственно, и многое другое.

Док, впрочем, под сочетанием кнута и пряника общественных обязательств нетитулованного имперского дворянства округа Эберт не ходил. Фер Киран оказался моим коллегой наемником, представителем «Благословленного Богами» рода откуда — то с далекого севера Империи не снискавшим удачи в столице и после путешествия по империи в поисках смысла жизни собиравшимся наняться врачом в какой — нибудь из наемных отрядов на нашей войне.

До театра военных действий доехать он понятно не успел. Известия что граф ан Хальб наголову разбит и конец войны, в общем, не за горами, встретили его в Эдерне. Парень от этого сильно не опечалился, и уже собрался было сменить направление движения на Бир — Эйдин, когда на его пути встала стена золотой молодежи города с бабриканом из дорогих проституток. Короче говоря, когда рив бросил клич сбора окружного ополчения, отрываться от своих новых друзей парню уже было неудобно, и он решился вступить вместе с ними в ряды благородного воинства дабы покарать мешающих прожиганию денег подлецов. Желание компенсировать на войне спущенное на блядей золотишко вслух не озвучивалось, но глядя на эту неглупую физиономию, подразумевалось. Что самое любопытное, ставка хирурга в ополченческой хоругви предусмотрена не была, так что вступить в нее феру Кирану пришлось в качестве рядового рыцаря. Последнее меня рассмешило и под влиянием специфической харизматичности собеседника толкнуло на умняк:

— Все на свете имеет меру и только две вещи безмерны. Вселенная и человеческая глупость.

Ан Крайд согласно кивнул.

— Отлично сказано. Но как по мне, все вышло к моей выгоде.

Тему ненужного риска у меня мозгов хватило не поднимать, так что я зашел с другой стороны:

— Скупой платит дважды.

— Да, — еще раз согласился со мной этот, безусловно, крайне дефицитный на войне специалист, — эта глупая надежда доблестных воинов, что их беда обойдет, каждый раз поражает.

— Ну, некоторым конечно везет. Это врачу в конечном итоге плевать, кто к нему на стол попадет, — закончил я за Кирана его мысль.

— Фер Вран, вы наверняка где — то учились. — Без малейших стеснений высказал свою мысль вслух собеседник. Вообще — то по именам и на ты, мы друг друга договорились именовать уже после первой операции, но у фера Кирана оказалась впечатана в подкорку привычка в присутствии «подлого люда» переходить на официоз.

— Это было уже давно и неправда, — спокойно намекнул я ему осторожнее лезть в мое прошлое.

— Отнюдь. С вашей парой омоложений поверить очень легко.

Все находившиеся в комнате, не скрываясь, навострили уши.

— Так легко можно определить?

— Сильный целитель видит следы до дюжины омоложений. Только о подробностях не спрашивайте.

— Не суть, — неосторожно махнул рукой я и чудом удержал крик, когда скрутило от боли.

Собеседник погрозил пальцем.

— Будьте осторожнее. Не надо портить мой долгий труд.

— Прошу прощения! Честное слово, что не со зла! — Прошипел я.

— Весьма надеюсь!

— Не примите за желание лезть не в свое дело Киран, — предпочел я сменить тему, — но что сильный целитель в наемных ротах потерял? Благородный господин с вашими знаниями и способностями мог бы пристроиться гораздо лучше.

— Я бы хотел чтобы это осталось моим секретом. — Ан Крайд глянул сторону невольных свидетелей и немного подумав, добавил. — Столица жестока и не прощает ошибок.

— Примерно понятно, — кивнул я. — Однако задам тогда серьезный вопрос. Ваше жестокое столичное прошлое окружающих не догонит?

— Поверьте на слово, если меня сумеет моя старая жизнь, то ничего особо ужасного с окружающими произойдет, — хмыкнул бегущий к профессиональным душегубам от столичных неприятностей мажор, поневоле заставив этим задуматься, стоит ли с ним связываться. — Неприятные моменты, наверняка, могут появиться, но не большие чем благородный господин сможет найти и без моей помощи.

Вопрос я задал не зря, контур требующейся от меня услуги, в общем — то, уже лежал на поверхности. По уму парня следовало затягивать к «Вепрям» — упустить ладно бы полевого хирурга, так еще и сильного целителя — колдуна к Бекхарденам или «Юдонским волкам» стало бы непростительной ошибкой. Но я пока что не понимал, как это правильно сделать, Киран, судя по всему, именно на «Черную розу» и нацелился. Рота у братьев была довольно известна. Это потрепанных последними наймами «Волков» в расчет можно было не брать.

— В первый же день моего появления в Империи, — вкрадчиво начал я, — меня по неосторожности попытались секануть плетью в воротах Бир — Эйдина и упомянутые вами неприятности нашли сразу два благородных господина.

— И что же произошло? — Заинтересовался Киран. — Дуэль?

— Зачем? Разумеется, что прямо там их и изрубил,

— И никто не вмешался?

— Слуги вмешались. Их, конечно же, тоже пришлось порубить. — Хмыкнул я.

— А много ли было слуг?

— Четверо.

— Это не шутка? — Не поверил ан Крайд.

— Фер Киран, вы думаете, что я сейчас склонен шутить? Шесть трупов перед воротами и еще одного благородного господина встретила городская тюрьма.

— Вы, наверное, не подчинились страже?

— Отнюдь. Лентяи не успели вмешаться, протолкались, когда я уже последнего добивал.

— Но вы же сейчас не в темнице и не в каменоломнях? — Наконец — то захотел понять, к чему я подвожу нить разговора собеседник.

— Мне повезло. Но с ещё большей легкостью могло и не повезти. Причем и в том и в другом случае моя судьба в этом неприятном моменте абсолютно от меня не зависела.

— Не стоит терзаться сомнениями, мой друг. — Хлопнул меня по колену ан Крайд. — Даю честное слово, что тайны моего прошлого не станут настолько для вас опасны.

— Ну, ну…

Киран хмыкнул.


* * * | Жизнь под крылом смерти... | * * *