home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Следователь Императорской Тайной Службы фер Хёгг ан Мораг безошибочно определялся точно таким же, как и ан Крайд столбовым дворянином, но несколько иного типа. Я бы сказал, что барона Врангеля из советского кино он смог бы играть без грима, такая же костлявая жилистая каланча в черном, с прищуром смотрящая на окружающих как на говно, разве что только без гитлеровских усиков и с длинными черными волосами вместо папахи.

Несмотря на то, что занимаемая им должность на кайре следователем и звучала, своими функциональными обязанностями его правильнее было бы считать детективом, читай сыщиком аналога англо — саксонской полицейской системы, где до разделения следствия и дознания бюрократия не дошла. Особенно приятного впечатления он на меня не произвел, скорее даже наоборот. Нет, считать его дураком было по определению делом опасным, но спеси и самоуверенности у данного мудака имелось гораздо больше, чем следовало бы иметь. Ну а привычка работать с людьми исключительно через призму страха еще более оттеняла все приятные черты личности этого благородного человека.

На меня он с ходу попытался давануть через сомнения в происхождении и отсутствие имперского подданства, что сильно разочаровало еще и в профессионализме. Если судить по россказням наших шпиков «Тайная Стража» рисовалась чуть помесью КГБ и Гестапо времен расцвета данных организаций, а по факту со мной работала забывшая что такое отпор спесивая обезьяна, которой к сказанному осталось только пыточной и высылкой за границу пугать. В трущобах и с ищущими лучшей доли небогатыми мигрантами, однако, специалист излишне много работал. В отличие от которых, я довольно давно уже не только освоился в Империи, но и был принят как равный среди аристократии, включая титульную. С чем этот фер Хёгг уже решительно ничего сделать не мог — кроме как в тюрягу по беспределу бросить.

По реальной фактуре дела мне тоже все было как гусю вода — я банально прикинулся израненной в боях ветошью и даже почти не врал. За меня был жетон и немалые цеховые привилегии «Охотника», три свернутых из плащей тюка с обожженными костями убитых вампиров и железная легенда, в которой фуфлом была разве что добровольность и степень участия фрейи Карин ан Варен в расследовании преступлений ее супруга. Киднеппинга в том числе, ради освобождения жертв которого мы якобы на хутор и заявились. Хотя, в общем — то и ради этого тоже. Мать и дочь Эррис в принципе ему можно было бы, и отдать, но так как он с ходу попытался меня раздавить, пришлось выписать ему рога своими дворянскими правами и охотничьими привилегиями, благо с базовыми положениями юриспруденции ведущих мировых государств нас в Учебном Центре знакомили. Нарываться на конфликт и поединок ан Мораг при всей своей наглости не рискнул, дел у него хватало и без этого, ну а с бабами он мог разобраться и позже.

Допустим в той же подземной тюрьме, судя по рассказам Кирана и Олли все было настолько плохо, что проняло не только не особенно страдающих сентиментальностью кнехтов, но и его собственных преторианцев охраны. Укрывшиеся в хозяйском бункере несчастные жертвы перед контратакой не поленились избавиться от свидетелей. Там мало того, что вытащили из камер только одного выжившего, брошенного туда за пару месяцев до событий юного барона с вспоротым палашом животом, так еще и вскрыли здоровенный, плотно забитый костями и не догнившими трупами септик (два в одном, да).

Собственно, выжившим молодой дворянин был недолго. Тихо угас он уже через сутки после освобождения, успев разве что осветить некоторые подробности своего похищения и нахождения в плену. Ан Крайд, несмотря на все свои усилия, парню помочь не смог, со слов непритворно опечаленного врача истощенный организм раненого в ходе лечения банально не справился с нагрузкой и у него отказали почки. Что, к слову сказать, совсем не помешало следователю намекнуть магу на свои подозрения по виновности в его смерти.

Короче говоря, если бы нас и до этого отношения доктор — пациент не сближали, желание удавить к хуям Государева Слугу сблизило бы точно. Благо, что на поправку я шел просто с невероятной скоростью, ежевечернее подстегивание магом моей регенерации давало похожий на чудо результат. Успешно вытащенные Кираном из лап смерти Хёук и Хугге подобного VIP — обслуживания, конечно, не удостоились, но были рады и тому, что удалось получить. Как это ни странно, при всех своих множественных ранениях отделались они куда легче меня — тяжелыми предметами на длинных древках колотили их не так уж и долго и что главное без поражения жизненно важных органов. Те, кому так не повезло, банально померли. «Лесоруб» например от обширной кровопотери.

Отсюда возникал вывод, что Кирана прибрать к рукам от меня требовалось обязательно. На больничном как это говорят появилось немало времени, чтобы оценить тяготы и лишения своей профессии, по — настоящему понять, почему она так хорошо оплачивается и внося коррективы в планы на жизнь поневоле задуматься, не мог ли братишка моей рыжеволосой зазнобы попытаться замочить не снискавшего его личных симпатий молодого человека именно после рассказа сестренки о связавших любящие сердца чувствах. Альвы ведь тут расисты, разве нет? Как зять я в конце концов с ряда точек зрения не ахти и это без сомнения объективный факт. Собственно, на таком фоне костяк плана наладить связь с Айлин и, если она окажется не против наши отношения возобновить, настоятельно убедить тана Фальтигерна, прочих её остроухих родственников и главное сюзерена не лезть в личную жизнь вдовицы оформился у меня уже в первые полные боли, злобы и грязного лексикона часы.

У коллег все это время дела обстояли неплохо. Если точнее, собираемая округом Эберт хоругвь отрядом рива округа не ограничивалась, точек сбора ополчения было несколько, так что без стычек не обошлось и дезертирам из «Юдонских волков» в них пришлось особенно солоно, однако приступать к стенам Варен-Кастла благородное сообщество не рискнуло. Так что, когда ан Ангер довел своим людям о возникновении политических осложнений, заключении перемирия и переговорах с наемниками адекватная часть ополчения только облегченно вздохнула и только состоявший из недисциплинированной молодежи неадекват пришлось вразумлять силой. Это для дисциплинированных профессиональных солдат, пусть и в большинстве пеших оказалось несложным.

Далее информация дошла до глаз и ушей двора и канцелярии Наместника, после чего надежды выживших неадекватов о мести окончательно пошли прахом. В Варен Кастл отправилась следственная группа, ну а ополченцев, чтобы не жаловались потом на бессмысленную мобилизацию, подрядили зачищать от криминала Эдернский лес и окружающие его населенные пункты. Позже к ним добавились легионеры «провинциальных» подразделений и лихорадочно собранные «отряды быстрого реагирования» стражи близлежащих городов и титульной аристократии. Говно как говорится, шибануло фонтаном.

На мне это отразилось переводом из статуса почетного пленника в статус гостя благородного сообщества и фера Гуина ан Ангера в частности. Почему я собственно после появления следака покусаться с ним за моих бабенок возможность и получил. Как бы то ни было, наш самоубийственный налет здорово всех впечатлил. Тем, что никто не побежал в особенности.

Ан Мораг к его чести в «Эдернском волке» не отсиживался, чаще только спал в нем, что меня и моих людей с этой неприятной личностью в некоторой степени примиряло. Одни только запуганные им до дрожи пленницы с нами в этом были решительно не согласны. Однако, когда зашедший ко мне в комнату с видом спершего колбасу кота ан Крайд сообщил, что розыскная группа госбезопасника угодила в засаду и вырезана почти полностью, счастливый вздох все испустили совершенно одинаковый.

Вот только счастье это оказалось недолгим.


Глава VII | Жизнь под крылом смерти... | * * *