home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XI

Тот самый лощеный комит из Тайной Стражи, я так и не узнал, какую он в своей конторе занимал должность, шевелил тонкими щеголеватыми усиками и переполнявшей его благородной ярости не скрывал:

— Фер Вран, я требую, чтобы вы немедленно объяснились!

— По факту? — Уточнил я, вальяжно развалившись в кресле покойного владельца особняка, и как надеюсь с аристократичным видом пытаясь оценить аромат вина в бокале, который держал в руках.

— Вашего приятеля Ларса Ивена!

— А что с ним не так? — Вино и на вкус был отличным, совсем не «Настоящая Абхазия!» из бочки на базаре и уж тем более не испанская бормотуха в тетрапаке «солидной винодельческой фирмы» из вино — водочного магазина.

— Будьте осторожнее фер Вран, — сообразил, его провоцируют, и сбавил тон безопасник, — для вас лучше будет Тайную Стражу врагом не иметь.

— А не запоздало предупреждение? — Удивился я и еще раз отпил вина внимательно отслеживая реакцию «молчи — молчи».

Такого вопроса мой собеседник не ожидал, так что ответил с некоторой заминкой:

— Пока ещё нет!

— Да неужели… — Чтобы принять скептический вид мне даже не понадобилось играть. — Ну тогда может быть присядем и поговорим? Вино оценим под разговор, покойник явно в нем толк знал.

А вот комит что ему нужно сейчас делать напротив, совсем не знал. Невольными свидетелями нашей беседы были его люди, так что для поддержания авторитета внутри организации ему нужно было меня показательно запрессовать…. Но сейчас я был для этого слишком неудобной мишенью. По факту у него даже чтобы «слепить» на меня убедительное дело нет времени, а если объективно, то и возможностей. Мелковат он чтобы в той буче, которую я по случайности заварил действительно серьезные неприятности мне причинить. Решать, что со мной делать в любом случае будут гораздо более высоко сидящие должностные лица

— Ну а ваши подчиненные могут внизу подождать и тоже немного выпить, — усмехнулся я, поймав нечитаемый взгляд конечно же находившегося за спиной начальника опциона Лемме. — Хороший повод это товарища помянуть.

Комит задумался.

— Главному злодею голову отрубили? Наследник этого негодяя тоже мертв? Справедливость восторжествовала? Так что вам еще надо? — Добавил я, уже обращаясь к нему.

— Лемме остаться! Остальные — вон! — Все же решил повыделываться госбезопасник, присаживаясь за стол, и без стеснения наливая себе вина.

Я равнодушно пожал плечами:

— Как пожелаете. Нейл, прикрой двери и будь рядом с ней. Чтобы никто за ней не подслушивал, следи.

— Здесь или в коридоре, фер Вран? — Изображавший в углу привидение умница мальчишка сообразил уточнить.

— Конечно же тут. Кто же, как не ты меня спасет, если фер… не знаю, как там его, вместе с опционом и мне голову решат отрубить?

Уголок рта комита нервно дернулся. Наглости он конечно уже набрался, а вот опыта ему определённо не хватало, да и самоуверенности, наверное, было больше чем мозгов. Покойный фер Хёгг ан Мораг в начале своей карьеры наверняка таким же был. Лемме, что интересно, на столь явный выпад никак не отреагировал и продолжал изображать из себя статую.

— Смерть — это слишком легко, — немного подумав, все — таки решился на пикировку собеседник. — Ваше будущее, фер Вран, угрожает быть связанным с каменоломнями. Или галерным флотом.

— Возможно. Недолгое знакомство с вами веры в законы Империи не внушает, — согласился с ним я.

— Увы, судить вас буду не я, — как ему показалось, удачно вернул сотрудник мою подачу и спрятал мечтательную улыбку за бокалом с вином.

— А за что вы мечтаете меня осудить? — сделал я удивленные глаза. — Каменоломни для невиновного это тяжкое преступление любого ответственного лица, олицетворяющего собой императорскую власть. Например, вас, если бы вы меня судили. За что вы императорскую мантию своей грязью пытаетесь запачкать?

В этот раз Лемме лица все — таки не удержал.

— Так вы не признаете своей вины, фер Вран? — Из сидящего передо мной молодого человека волной лезла злость.

Нервный он какой — то для этой работы пассажир, уходить ему надо, или неврастеником к тридцатнику станет. Если вообще мотор не откажет к этому времени.

— Я ее не то чтобы не признаю, я ее совершенно не вижу. — Хмыкнул я, парень попал в логическую ловушку. — Точнее вижу, но применительно не ко мне.

Уже спевший в ходе подготовки к налету и самого рейда неплохо ко мне приглядеться опцион не скрываясь напрягся. У мужика определенно были неплохие шансы на карьеру в Тайной Страже, если конечно мы с безымянным начальником ему сейчас не подгадим. Дежуривший у двери Даннер нервно сжимал рукой рукоять своего меча и метался между мной, комитом и Лемме взглядом.

— Хотите сказать, что кто — то другой Ивена отпустил? — Ухмылка комита была весьма издевательской.

— У вас имя есть, безымянный фер? — Сломал я замысел его словесной контратаки, и неторопливо долив вина в опустевший бокал, спокойно отпил.

Собеседник снова не знал, что ему делать, я контролировал ход разговора и не давал ему инициативу в беседе перехватить.

— Есть. Барон Ролан ан Гленхолд. — Мне даже слегка поклонились. — К вашим услугам, фер Вран.

— Барон наверняка ненаследный?

— Допрашиваю вас сейчас я. И если вы продолжите испытывать мое терпение и не будете отвечать на мои вопросы, то изменению обстановки, фер… — последнее слово Гленхолд очень неосторожно выделил, — … Вран, совсем не обрадуетесь! Там куда я вас отправлю, рады будете затхлой водице, а не чужому вину!

— Ну, зачем же сразу лезть в бутылку, — примирительным тоном начал я, — я всего лишь пытался выяснить, как к вам правильно обращаться. Если вы наследник — то вас нужно титуловать бароном и киром, верно?

— Верно. Впрочем, я не наследник, — решил, что разглядел готовящуюся подлянку барон. Слухи что он представляется наследником баронства ему, разумеется, были не нужны. При жестких нравах борьбы за землевладения, что процветали в Империи и потенциальных возможностях его места службы, старшие родственники могли обеспокоиться и принять меры.

— Простите за мое невежество барон, но я иностранец и могу не знать всех тонкостей законов Империи. Барон в данном случае это титул учтивости, так? Кир вероятно тоже. Но, насколько я понимаю логику соответствующего кодекса, то если вы не наследник баронства, в официальной обстановке правильно будет употреблять предикат фер?

На лицо барона легла тень, а бокал сжал так, словно хотел его либо раздавить, либо мне в лоб отправить. Психанул так что не заметил моей ошибки — за незнанием аналога термина на кайре, слово предикат я произнес в оригинале. А между тем вопрос был стопроцентно серьезен и ответ на него весьма даже меня интересовал.

— Да, это так. — «Рядовой Шутник, покажи мне свой боевой оскал!..», впрочем, с нервами оппонент быстро справился. — Однако ничтожному рыцарю обращаясь к не наследному барону простительно менять кира на фера только в делах государственной службы, где титулование чина главенствует над личным. Если используете это обращение в частной беседе, любой барон вам отрежет язык, наемник. Оно приемлемо только из уст высших.

Фу — у — у — у как непрофессионально! «А как дысал, как дысал!». Ну кто же так глупо угрожает непростому наемнику? Лемме за спиной дурака даже поморщился, бедолага. Вот уж кому точно не позавидуешь. Или объективки по мне этот балбес не читал? Вариант! Очень похоже на то! Либо не практикуют, либо не успели составить, либо наш барон оказался слишком для этого занят. Кроссворды решал или что — то типа того.

— Любой барон мне язык при всем желании не отрежет, — я отбросил все намеки на вкрадчивость и показал зубы, которые этот самый язык скрывали, — на это способны только некоторые. А вот я, куда большему числу баронов их языки вполне способен и вырвать, и вырезать. И только от моего желания будет зависеть, вместе с головой или по отдельности.

— Ну что ж, — поставил на стол бокал и поднявшись на ноги, холодно улыбнулся мне безопасник, — тогда не буду вас отвлекать. Увидимся позже. Там, где вы будете вести себя более скромно.

— Возможно. Впрочем, не думаю, что у меня получится найти время взглянуть, как вас двоих на дыбу поднимают.

Барону критически не хватало опыта. Это было заметно даже на фоне куда более опытного Лемме, которого мои слова, конечно же, тоже заинтересовали.

— Что?

— Барон, в ходе моей вылазки я встретился с людьми некоего шена Альбуса Лабера. Которые мало того, что знали, что Тагд убит, но спокойно стоя на улице бандой в шестнадцать рыл требовали выдать им для расправы шена Ларса. Голову мне отрезать там обещали на диво бесстрашно. Посреди вашего города, в котором после налетов на дома бандитских вожаков бабы перепуганные по улицам должны бегать, а не спокойно ходить ничего и никого не боящиеся бандиты.

— В пыточной не забудьте про это рассказать, — его улыбка была немного натужной.

— Ну это вряд ли, — далеко не играя засмеялся я, глядя в эти полные злости глаза, — не я же с купчишек Метониса золото брал, чтобы их от займодавца избавить. Давать крупные суммы денег в долг давно ли в Империи стало преступлением!? Вы же ведь интересовались, с чего это я с «Кувалды» выкуп за пролитую кровь принял?

К чести ан Гленхолда, то справившись с приступом желания меня задушить удар он сумел принять достойно.

— Отличная версия. Как я уже сказал, увидимся позже.

А вот Нил Лемме такого спокойствия не сохранил. Что было вообще-то немудрено, ибо неблагородный опцион-исполнитель, лично отхвативший «конкретному» ростовщику голову был в обрисованной мной версии просто идеальным козлом отпущения. Если конечно провоцируемый мной конфликт выйдет за тесный мирок рукомойстваи коррупции спецслужб и администрации города куда-то на уровень столицы. В концеконцов если к Тагту со стороны закона были бы поддержанные весомыми доказательствами претензии, то его при проигрыше внутригородских терок фракции в которой почтенный состоял просто в тюрягу бызамели. Читай с точки зрения закона он был почти чист — ну а оперативная информация это всего лишь оперативная информация. На все сто уверен, что все до единого купчики в городе замараны в каких-нибудь грязных делишках и несут хвост из огромного числа доносов, три четверти из которых фуфловые. В конечном итоге у следователя из Аэронского аналога собственной безопасности при изучении обстоятельств операции не сможет не возникнуть вполне логичный вопрос — а действительно, почему целью для ликвидации был выбран именно шен Коран Тагд, а не Альбус Лабер? Или как там звали главаря фратрии, боевую группу которой мы разогнали. Калымы калымами, но на попытки втихую использовать преторианцев Госбезопасности дешевыми ликвидаторами в ходе разборок городских предпринимателей вышестоящее руководство без особых сомнений должно смотреть очень косо. А тех, кто приговорил Тагда, Лемме, увы, в принципе знать не может — ему просто отдали приказ. И это для него сильно хреново.

— Нил, — остановил его я. — Помнишь, что ты меня недавно предупредил что у тебя служба и вынужден будешь доложить, что я шена Ларса куда-то утащил?

— Да, фер! — Настороженно ответил тот, кося взглядом на вставшего с ним рядом барона.

— Мы только что рассчитались. Шен Ларс, если ты не заметил мне не одно только золотишко отдал.

— Я знаю…

— Конечно, ведь я сам видел, как ты вокруг сумки ходил и нос свой в нее пытался сунуть. Ну и сейчас наверняка доложил об этом. После чего кир ко мне и прибежал. — Каюсь этого не хотел, но злобной ухмылки в направлении его начальника удержать не получилось. — Хотя умнее было бы промолчать.

Стреляя наугад, я угодил где-то рядом с яблочком. Судя по немного потерявшей свой лоск баронской физиономии, рыло у него было в пушку, ну или рыло в пушку было у кого-то этажом выше и ан Гленхолд беспокоился как бы не стать крайним вместе с Лемме.

— Проблема даже не в том, что я вам одну писю могу дать понюхать, а не мои бумаги, а в том, что документация уже ушла, барон. Вы даже если меня сейчас убьете, ничего не получите, поскольку содержимого сумки у меняуже нет. Осталась здесь только она сама. И гонцов тоже не перехватите. Не успеете. И ручки коротки и чином малы. Объясняться из-за «Кувалды» я собираюсь совсем не перед вами, барон.

— Думаю, что я вас понял, — злобно сказал ан Гленхолд и ушел не оглядываясь. Опцион как показалось хотел мне что-то сказать, но потом передумал и вышел вслед за начальником.

— Вот и все, — спокойно сказал я Даннеру наполняя свой кубок. — Если хочешь, то тоже попробуй, у нас с тобой сегодня был достаточно нервный день. Только немного, алкоголь — это яд, парень.

Второй раз приглашать мальчишку не требовалось.

— Ваша Милость… — решился он на вопрос, с осторожностью отхлебнув.

— Говори…

— Это было обязательно, искать с Тайной Стражей ссоры?

Я, улыбаясь, погрозил пацану пальцем.

— Если для войны существуют объективные причины, Нейл, то ее нельзя избежать. Ее можно лишь оттянуть. Как правило к выгоде противника. В данном случае барону не позавидуешь, рыло похоже действительно в чем-то замарано. Если бы он был умнее и честнее, то получил бы долю с выкупа шена Ларса, как командир этих троих. И преторианцы бы свою честную долю добычи получили. Как я и хотел сделать. Но этот баран прознал про привезенные нами бумаги, видимо чего-то испугался и решилпопугать меня пыточной. Тогда я конечно жеперешел к резервному варианту — раз этот человек хочет скандала, расследований, фонтанов дерьма и расползающиеся по сторонам вонючие лужи то почему бы ему в этом не помочь? Мне от этого хуже не будет, даже если он честный служака и просто выполнял приказы, а покойный шен Коран с сыном каждый вечер жрали на ужин младенцев, а Ларс с своей бабой подъедал косточки. С стороны наш налет в любом случае будет смотреться как убийство проживающего в хорошем квартале почтенного городского негоцианта, выдаваемый за чистку города от скрывающейся в трущобах сволочи.

— Кинут вас в тюрьму как в Бир-Эйдине и всё дело.

— Ну, вольности дворянские в Империи пока что не отменили. Да и повязать лейтенанта наемной роты гораздо сложнее чем одиночку. — Хмыкнул я. — Что барон сможет сделать, если я его на х… пошлю вместо того чтобы руки протянуть? Попытается убить, или поплачет и пожалуется наверх?

Даннер осторожно кивнул.

— В принципе, мелкий, ты конечно правильномыслишь. — Все же согласился я с ним. — Если пожелает достаточно высокий чин из Тайной Службы, то меня без сомнений примут быстро. Подтянут наемников, окружат наш лагерь и потребуют от капитана выдачи, например. Но это если он отдаст такой приказ. А зачем ему его отдавать, если это еще один фонтан говна на всю провинцию и за меня есть кому замолвить словечко? Я ведь всего лишь начальника охраны убитого в внесудебном порядке купца отпустил. Которое убийство само по себе скандал и родня покойника его вряд ли просто так оставит. Но на волне борьбы с подчинившими себе окрестные фратрии вампирами мимо этого скандала устроителям можно было на боевом коне проехать… а что им теперь делать, если главный герой истории внезапно оказывается страшно возмущен совершенным при своем участии беззаконным убийством невинного человека?

— Вы к тому, кто за вас заступится «Хуги» с Эваном отправили книгу отвезти?

— Нейл, время откровенийуже подошло к концу, — хмыкнул я. Озвученная пара действительно конфиденциально получила такой приказ и как я наблюдал в окно прихватив «засургученный пакет» с книгой и сопроводительным письмом приступила к исполнению сразу же, как ан Гленхолд подозвал к себе Лемме и скрылся в дверях особняка

Мальчишка схватывал на лету, на суровых дорогах войны и специальных операций для сына отставного легионера у парня без сомнений вырисовывалось большое будущее. Контора таким агентом будет довольна. Моим агентом.


* * * | Жизнь под крылом смерти... | * * *