home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15

– Итак, что мы имеем. – Реутов закрыл папку, распухшую за несколько дней до внушительных размеров. – По убийству Филатовой пока по нулям: отпечатков на орудии нет, ее телефон пуст, и если она связывалась с убийцей, то у нее был для этого другой сотовый, и он не найден. В ее компьютере нет ничего, что дало бы нам версию, а это значит, что нечто, интересующее убийцу, было не на электронном носителе. Ну и все. Мы вплотную подходим к делу об убийстве Лизы Шумиловой, и я уверен: найдем убийцу Лизы – найдем и убийцу Филатовой. Я попробую тезисно обрисовать, что мы имеем. Двадцать лет назад исчезает Лиза Шумилова, внучка известного ученого. Тогда следствие не установило, что произошло с девочкой, потому что Дариуш Андриевский и Татьяна Филатова скрыли ее тело из хулиганских побуждений.

– Извращенцы какие-то, ей-богу. – Виктор поежился. – Он мне рассказывал, как они таскали труп и что потом с ним делали…

– Мрачно, да. – Реутов нахмурился. – Представить себе не могу, как им все это в голову взбрело, не то что… Они ж детьми были!

– Хороши детишки. – Виктор отпил пива из банки. – Он, когда проспался, сразу адвоката вызвал, у нас же все как положено, по закону.

– Ты тогда сработал очень четко. – Реутов взял со стола бумагу. – Вот отчет криминалистов по могиле. На кладбище под каждой плитой в землю вкопан бетонный ящик-саркофаг. Ну, для кино им это понадобилось, и Дариуш менять ничего не стал. То есть тело было не зарыто.

– Сто пудов, эти извращенцы собирались залезть под могильные плиты в ящики и напугать кого-то до смерти. – Виктор в сердцах едва не плюнул. – Ну вот что за пакость варилась в голове Филатовой, просто представить не могу.

– Дариуш недалеко от нее отъехал – нашли друг друга. – Реутов показал Виктору листок с заключением криминалистов. – Он тебе по пьяни все разболтал, а потом решил от всего отказаться, но не тут-то было! В могиле, где предположительно находились останки Лизы, найдены ее волосы и волокна, по характеристикам совпадающие с обрывками платья, найденными вместе с останками. Он просто пересыпал останки туда и закрыл плитой. Эксперты сравнили ткань с платьев, которые предоставила нам Соня Шумилова, с фрагментами ткани, что были найдены вместе с останками. Это одна и та же ткань. Значит, Лиза, как и указали свидетели, в момент смерти была в этом платье.

– Дариуш говорит, что Лиза была не изнасилована.

– Нет. – Реутов вздохнул. – Но как они это выяснили!

– Не говори. – Виктор картинно закатил глаза. – Не хочу это слышать.

– Придется. – Реутов бросил приятелю банку пива. – Дариуш показал, что на Лизе, когда они ее нашли, были белые трусики в розовый цветочек. Черт, извращенцы какие-то… представь, они сняли с Лизы эти трусики, и он их хранил! Они рассматривали ее… там, короче. И он сказал, что она не была изнасилована. Это ее трусики криминалисты обнаружили в ящике с трофеями. Ни следов крови, ни спермы на белье не обнаружено.

– Трофеи собирали, уроды. Я не удивлюсь, если этот извращенец время от времени нюхал трусы убитой. – Виктор прикончил пиво и спрятал пустую банку в стол. – Там были сухие бутоны роз, которые они уничтожили у Марии, ошейник кота, изорванная маечка Сони Шумиловой и маска для ныряния, принадлежавшая Илье Миронову. Это среди прочего, а ведь там много чего еще было. Вот ты мне скажи, чего им не хватало? Мы с тобой не имели того никогда, что у этих детишек было с рождения, а они выросли извращенцами!

– В семье не без урода. – Реутов подшил к делу заключение экспертов. – Итак, совершенно точно установлено, что Лиза убита в овраге, метров за триста от того места, где Анжелика Рыбкина поранила ногу.

– И Анжелика ничего не слышала!

– Нет, потому что Лиза не разговаривала. К тому же ее могли убить и позже, когда Анжелику из оврага вынес неизвестный. – Реутов придвинул к себе стопку бумаг. – Андриевский показал, где они с Филатовой обнаружили тело, а Рыбкина указала место, где они с Лизой в тот день расстались. Лиза ушла недалеко, убить ее мог кто угодно, любой человек. Вопрос только, зачем.

– Кому могла помешать девочка с аутизмом, которая всегда молчала?

– Молчала-то она молчала, но рисовала картинки-комиксы, ее рисунки я изучил очень подробно. – Денис положил около себя стопку альбомов и взял верхний. – Лиза Шумилова не просто рисовала портреты людей, которые были рядом с ней. Вот, смотри, она подробно изобразила лабораторию своего деда. Видишь, что здесь?

– Ну, вижу. Стекляшки, трубки, микроскопы, фигня всякая научная, в общем.

– А вот клетка, в ней крысы. – Реутов ткнул пальцем в рисунок. – Вопрос: что делал профессор Шумилов в своей лаборатории? Чем он вообще занимался? Следователь Прокофьев натолкнул меня на верную мысль, и я сделал запрос в Институт химических технологий, где числился на работе Шумилов. Оказалось, что в институте было подразделение, которое занималось заказами от Минобороны, и что они там делали, никто не знает, все было засекречено. Руководил этим отделом лично профессор Шумилов, с его смертью прекратились исследования, все материалы были изъяты и вывезены неизвестно куда. То есть что-то они там такое сочиняли, что подразделения давно нет, а разработки до сих пор засекречены. Ты понимаешь, как обстоит дело?

– Честно говоря, нет. – Виктор открыл следующую банку пива. – Дэн, чем дальше в лес, тем толще партизаны. Не думаю, что работа профессора Шумилова имела отношение к убийству его внучки.

– Не знаю. – Реутов рассматривал рисунок Лизы. – Видишь, она эти рисунки, где изображала деда и отца в лаборатории, выполняла обычным карандашом. Если остальные рисунки в цвете, то все, что касалось деда и отца, – простой карандаш, невыразительные лица, зато очень подробно – оборудование лаборатории и все, кто имел к ней доступ.

– И что?

– А то. – Реутов хлопнул рукой по столу. – Смотри на этот рисунок. Видишь?

– Вижу. – Виктор взял в руки альбом. – Старик Шумилов, как обычно, стоит спиной. Его сын вообще без лица, только очки блестят. И еще кто-то.

– Это профессор Оржеховский, заслуженный врач и прочая, прочая, прочая. Вот он прорисован подробно – все тем же простым карандашом. – Реутов победно ухмыльнулся. – Дражайшая Елена Станиславовна должна нам многое объяснить.


* * * | Вдвоем против целого мира | * * *