home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 16

АКТИВАЦИЯ

В кварианской зоне было тихо. В коридоре выстроилась стройная очередь, и пожилая женщина брала у всех кровь на анализ, поглаживала по головам, утешая их этим успокаивающим сигналом. Здесь было не так, как в других частях корабля: кварианцы умели вести себя в критической ситуации в глубоком космосе. Даже несмотря на то, что все были в ужасе. Даже несмотря на то, что один мужчина из очереди свалился на пол, и его пришлось унести. Кварианцы понимали, что корабль, который поддерживает тебя, всегда может обернуться против, и меньшее, что ты можешь сделать, — не помогать ему в этом.

— Во имя Ранноха и новой родины, что это? — выдохнула капитан Кетси'Олам.

Она стояла в дверном проёме квартиры Сенны'Нира, взирая на обломки различной техники.

— Не смотри. Всё не настолько плохо, если не смотреть, — сказал Сенна, пытаясь удержать свои руки от дрожи. «Никогда никому не рассказывай. Ты не должен никому рассказывать». Но время пришло, а она была его капитаном, его Кетси — и вправду, если кто-то и должен однажды нарушить обещание, то это будет он и прямо сейчас. Кетси шла против правил всю свою жизнь. Она поймёт. А поймёт она потому, что его секрет спасёт их всех.

Кабели и демонтированные детали покрывали всю площадь обеих комнат квартиры первого помощника. Процессоры, платы памяти, шлейфы для вывода изображений, кодовые ядра — всё вытащено из десятков неподключённых ВИ, которые Анакс и Борбала нарыли во всех уголках «Килы Си'ях». На обеденном столе возвышалась пирамида криоаквариумов, и из каждого были извлечены внутренние детали. Выпотрошенные образовательные ВИ лежали на кровати, разобранные симуляторы знаменитостей валялись на полу, игровые ВИ находились в раковине. А ближе к центру спальни располагался старый элкорский боевой ВИ Сенны, который он построил ещё в Паломничестве. ВИ свисал с кроганского микроскопа, словно металлический осьминог, вцепившись силиконовыми щупальцами в холодный тусклый диск — «тело» Лиат'Нир. Хотя она была уже не совсем Лиат'Нир. По крайней мере, не только Лиат'Нир. Он улучшил её, увеличил вместимость, скорость, всё, что только возможно… до предела. Ему было нужно, чтобы она могла сделать больше и быстрее, и это всё, что имело значение, потому что его устройства диагностики были слепы к «червю», как и корабль был слеп ко всему остальному. Сенна не мог исправить это. Никто не мог. И ему было нужно, чтобы Лиат имела доступ к более чем миллионам ответов её потомков, неважно, насколько занятными и вариативными могут быть комбинации из этих затерянных призрачных слов.

— Я должен тебе кое-что показать, Кетси. Тебе это не понравится, но мы очень и очень далеко от дома, и если ты решишь не наказывать меня, то никто не оспорит это. Новый мир, новые правила — всё, как ты мне говорила. Ради этих новых правил мы и здесь.

— Не понимаю, о чём ты, Сенна. Конечно, я не стану наказывать тебя. Мы и так уже столько потеряли… стольких. — Она пристально взглянула на него: Сенна мог разглядеть тени ресниц под стеклом её шлема. — Ты ведь знаешь, что это были ханары, так? Не все, конечно, только… религиозные. Культ. Эта их чепуха про День Опустошения, о котором они блеяли день и ночь. Из-за них он и случился. Они пытаются нас истребить. Мы жертвы. Та малышка в лаборатории Йоррика, она — жертва. Сенна, что я должна делать с таким чудовищным преступлением? Созвать трибунал, как на Флотилии? Судить их? Или выбросить в шлюз? Я не готова стать таким капитаном. Я просто хотела быть тем, кто летит вперёд.

— Сейчас их вряд ли осталось много. Возможно, справедливость восторжествует, — произнёс Сенна. Ему вспомнилось неистовое сияние щупальцев Исса, когда тот осматривал мёртвых. Если бы они только знали. — Через минуту, капитан. Я нажму на кнопку, и, если я всё сделал правильно, мы вернём наш корабль. Думаю, это стоит того, чтобы совершить грех, как думаешь?

Она сжала его руку через сетку костюма.

— Я прощу твои грехи, если ты простишь мои, — мягко ответила она. — А теперь скажи мне, чего ты так боишься, ты, великий заикающийся процессор.

Сенна'Нир глубоко вздохнул и активировал программу слияния. На диске появилась мерцающая Лиат, закурившая самокрутку в кресле-качалке.

— Кетси'Олам вас Кила Си'ях, это моя бабушка, Лиат'Нир.

Капитан застыла. Её плечи напряглись, колени сжались. Сенне не впервые хотелось увидеть её лицо.

— Это то, о чём я думаю?

— Зависит от того, о чём ты думаешь.

— Предок-ВИ.

— Привет, бабушка, — мягко сказал Сенна'Нир. Его сердце бешено колотилось. Он никогда и ни с кем раньше не разделял этот момент. Это было ещё интимнее, чем слияние костюмов.

— Всегда так формально, внук мой, — как обычно, произнесла предок-ВИ. — Называй меня Лиат, почему бы и нет. Всё равно никогда не представляла себя настолько старой, чтобы у меня были внуки.

— Вот бош'тет, — прошептала капитан. — Как давно?

— Всю жизнь.

— И ты не говорил мне.

— А как я мог сказать? Она… Она действительно нечто необыкновенное, Кетси. Она помогает мне думать. Её способность к дедукции уникальна. В буквальном смысле нет ничего, что она не смогла бы решить, хотя её ответы не всегда имеют смысл. Но она не… Не бойся. Она не ожила. Её дедуктивные способности построены, пусть это и странно звучит, на генетическом программировании…

Капитан склонилась и уставилась на маленькую голограмму, которая точно так же уставилась на неё.

— Мерзость, — в конце концов произнесла Кетси.

Сенна вздохнул. Это был самый долгий вздох в его жизни. В этом вздохе звучал дребезг тысяч рухнувших надежд.

— Новый мир, новые правила, — напрасно озвучил он.

— Не такие. У некоторых правил есть причины, Сенна'Нир. Геты убили мою семью. Раз они не убили твою, ты, наверное, не понимаешь, что это неправильно.

— Ты не знаешь, о чём говоришь, — прорычал Сенна сквозь зубы, сжатые настолько сильно, что, как ему казалось, вот-вот треснут. Он указал на ВИ. — Ты смотришь на то, что геты сделали с моей семьёй. Сократили до праха и кода.

Кетси не отреагировала на это. Её праведность застила ей слух.

— В отличие от меня, ты не понимаешь, что машинам нельзя доверять. Я пыталась объяснить это Инициативе с их отвратительными Первопроходцами, в плоть которых вживляют ИИ: это не поможет органическому хозяину, это сделает его монстром. Не может быть никакого синтеза между органиками и машинами. И они поймут это рано или поздно, доберёмся мы до «Нексуса» или нет. Но это? Это именно та мерзость, к которой стремились наши предки до того момента, как ожили геты. Ты повторяешь конец света, Сенна. На моём корабле. Избавься от этого. Выкинь в шлюз. Сожги дотла. Мне плевать.

— Кетси, прошу!

— Я никогда не считала тебя тупым, Сенна! Это не твоя бабушка! Это копия, копия, задуманная, чтобы одурачить тебя, чтобы ты мог привязаться к ней. Ты не думал, что предки привязывались к гетам? И что же из этого вышло? Нет. Я не позволю кварианскому Первопроходцу вживить себе имплантат, как другие, и я не позволю, чтобы на моём корабле находился будущий ИИ. Удали её, или это сделаю я.

Кетси'Олам обошла его быстрее, чем Сенна мог представить. Она потянулась к диску, её яростное дыхание слышалось даже через костюм. Но инстинкт защиты семьи оказался ещё быстрее. Сенна хотел тщательно объяснить всё Кетси: как Лиат могла бы помочь, как её можно загрузить напрямую в компьютер «Кила Си'ях», сделав по сути дополнительной функцией; так она смогла бы сохранить свою индивидуальность и способность к размышлениям — улучшенную способность, благодаря собранным на скорую руку компонентам других ВИ, — и делать это достаточно долго, чтобы взломать и уничтожить «червя». Преследовать по сломанным системам глубоко внутри кодового хранилища и стереть его. И в конце Сенна хотел сказать капитану, что массивность систем корабля подавит и утопит ту маленькую часть Лиат'Нир, которая и являлась Лиат'Нир, смоет каждую песчинку её личности в огромный океан корабельного кода. Это была самоубийственная миссия, которую они с Лиат подробно обсудили. Он умолял её этого не делать. Он ненавидел эту миссию всеми фибрами души. Но он был готов пожертвовать тем, что любил сильнее всего на свете, чтобы остановить этот хаос. Почему же Кетси не может выслушать? Почему не вся её риторика о новых правилах в Андромеде была истинна? Почему он не смог произнести доблестную благородную речь, как собирался, и принять её благодарность за его жертву?

Вместо этого он крикнул своей бабушке пароль-команду:

— ИДИ ПОРЫБАЧЬ!

Глаза Лиат'Нир потухли, словно огоньки свечей. Она исчезла. Кетси и Сенна замерли в тенях квартиры.

— Что ты сделал? — прошипела она.

— Подожди, — прошептал Сенна. — Прошу. Я сделал хорошую вещь, обещаю.

— Капитан! — раздался громкий мужской голос, сопровождаемый стуком в дверь. — Мне нужно с вами поговорить!

— Я подойду через минуту, Малак'Рафа! — крикнула Кетси.

Сенна'Нир прикрыл глаза. Он молча взмолился настоящей Лиат'Нир, его кровной родной бабушке, давно умершей. «Будь со мной, как и всегда».

Через пару мгновений он обратился к кораблю:

— Ки, установи связь между квартирой первого помощника и медотсеком.

— Готово, ке'сед.

— Йоррик? — произнесла Кетси в микрофон, и в её голосе почти не слышалось надежды. — Скажи, что ты нашёл иголку в галактике, друг мой.

Голос, прозвучавший в ответ, не был похож на голос Йоррика. Он звучал так опустошённо и разбито, так слабо, что едва ли вообще походил на голос.

— Подавленно: Подтверждаю. Это ты.


ГЛАВА 15 ИСЧЕРПАНИЕ РЕСУРСОВ | Аннигиляция | ГЛАВА 17 СБОРКА