home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 2

ПРОНИКНОВЕНИЕ

Говорят, никто не видит снов в криостазе. Ты вовсе не спишь на самом деле. Криостазис просто так называется, потому что никто бы на него не согласился, если б его называли тем, чем он технически является: смертью, в идеале — временной. А мёртвые не видят снов. Анакс Терион знала это. Она прекрасно разбиралась в том, как работают капсулы криостазиса вплоть до последней льдинки. Кто же доверит свою жизнь машине, не прочитав инструкцию от корки до корки два-три раза? Но всё равно, когда Анакс легла в этот стеклянный гроб на станции «Гефест», перед тем как последняя холодная волна глубокой заморозки превратила её кожу из зелёной в синюю, она была убеждена, что увидит сны. Вероятно, это будет по-другому у дреллов. С медицинской точки зрения многое уже было другим. Мало кто из народа Терион совершал долгосрочные путешествия, а если совершали, то это были билеты в один конец. Как у неё. Может быть, произойдёт какая-нибудь поломка, и она прочувствует весь путь, все шесть сотен лет между домом и неизвестностью, запертая в своём теле, в своих воспоминаниях.

Длинный тёмный коридор между криопалубой и Куполом растянулся перед ней, слегка изгибаясь по форме корабля. Гладкое изящное стекло, белый металл и яркое освещение… Вернее, должно быть ярким. Но прямо сейчас «Кила Си'ях» тонул в полумраке, чтобы сохранить энергию, пока пассажиры столетиями спят в грузовых отсеках. Вспомогательные мягкие голубые огни тянулись вдоль пола, указывая направление движения, но больше ничего. Коридор выглядел тёмным и незнакомым, как аллея в чужом городе. Анакс Терион оперлась на неосвещённую стену. Её захлестнула волна непрошеных воспоминаний. Молочное внутреннее веко закрылось. Облака, как дым от выстрелов, тянутся над куполами города Чидарии. Биолюминесценция освещает улицы. Задыхаюсь, моё дыхание словно следы от ног, бегущие впереди в темноте. Он думает, что сбежал. Криль не замечает закономерности в своём безумном плавании. Но кит видит. Я этот кит. Лазер нацелен, плечо разрывается, будто рой летних светлячков.

Анакс выдернула себя из собственного прошлого, которое сохранилось на другом конце двух с половиной миллионов световых лет. Память дреллов была безупречной и опасной. Она была настолько же реальной, как жизнь. Когда Анакс вспоминала, она переживала всё заново, так же ясно, чётко и волнующе срочно, как в первый раз. Она была там. За миллион миль отсюда на Кахье молодая торговка информацией, которая ни разу ни задумывалась о галактике Андромеды, преследующая убийцу в трущобах города ханаров с одной целью: заполучить от него информацию для Серого Посредника. Но это давно в прошлом. В другой жизни, в другом времени. Однако, если Анакс не будет держать свой разум на привязи, это может случаться снова и снова, без предупреждения и пощады. Она может утонуть в этом. Её разум после криостазиса плохо поддавался контролю.

А сны дреллов? Ни одно видео в галактике не может с ними соперничать.

Но она не увидела снов. Её глаза закрылись на станции «Гефест» и открылись опять по расписанию цикла Полуночников, словно она всего лишь моргнула. Так быстро и так легко. За исключением того, что суставы ныли, голова болела и казалось, будто во рту нагадил ворча. Но циклы Полуночников были завершены. Команда «Синих-7», её команда, закончила последнюю смену, когда вышла из стазиса, чтобы произвести обслуживание и проверку систем перед стыковкой с «Нексусом» в Андромеде. Больше никаких прогулок до большого пробуждения.

Анакс Терион и все остальные на «Кила Си'ях» должны быть сейчас мирно, временно мёртвыми. «Надеюсь, у этого есть хорошая причина», — подумала дреллка. Но, конечно, причина вряд ли хорошая. Корабль не разбудил бы её не по расписанию ради бокала новерианского рома и фруктового салата.

— Что бы там ни расхреначилось, само не захреначится, если тянуть кота за хвост, — сказала себе Терион. Её голос эхом прошёлся по пустой палубе. Она тихо побежала в сторону Купола, и странная, дезориентирующая мысль возникла в голове, словно пузырь в вине.

Серый Посредник уже мёртв. Её лучший клиент, единственный, которого она никогда не встречала и чей голос никогда не слышала. Кто бы там ни был, где бы они на самом деле ни жили, кого бы ни любили, что бы ни делали долгими, одинокими ночами — теперь они уже половину тысячелетия находились в земле. А она, маленькая нервная Анакс Терион, которая большую часть своей юности не могла свести концы с концами, всё ещё жива. Кто бы мог подумать, что всё обернётся таким образом годы назад, когда дождь и неон смешивались на улицах Чидарии?


* * * | Аннигиляция | * * *