home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11 июня 2005 года

Голова тяжелая и больная, подташнивает. Несколько раз ночью просыпался. Снилась какая-то чертовщина: маленькие водяные в водолазных масках, летающие избы, собаки. Явно прослеживаются параллели со вчерашними рассказами. Я принял таблетку цитрамона и выглянул из комнаты. Федор Петрович не спал и смотрел по телевизору новости. Он глянул на меня и, очевидно, оценив мой нездоровый вид, покачал головой и спросил:

— Не задалась ночка?

— Ох, не задалась! — согласился я.

— Ты сходи на двор — умойся. Тебе сразу полегчает. Факт!

Я спорить не стал, кивнул и пошлепал на улицу.

Надо сказать, что старик не ошибался — на свежем утреннем воздухе мне действительно стало лучше. Умываясь холодной водой, я понемногу приходил в себя. В деревне горланили петухи, под самой крышей дома звонко кричала какая-то пичуга.

Я заканчивал водные процедуры, когда из дома вышла Лена. Выглядела она неважно. Не только у меня выдалась трудная ночь.

Как и в моем случае, свежий воздух и холодная вода быстро привели ее в чувство. Заметив, что ей полегчало, я сказал:

— Пребывание на свежем воздухе для городского жителя губительно.

Лена только покачала головой.

— Если бы. Уж на что, а на свежий воздух я пожаловаться не могу. Там, наверху, ужасно душно.

— Зато комары не жрали.

— Ага. Они бы там подохли.

Юмор, этот спаситель человечества, на этот раз не помог. Оставив Лену наедине с умывальником, я пошел проверить камеру. Ночь не принесла никаких сюрпризов — аппаратура была в порядке. Просмотрю запись, когда появится свободное время.

Позавтракав, мы отправились в лагерь.

По дороге Федор Петрович сокрушенно качал головой и все повторял, что ума не приложит, почему мы расхворались. Может быть, съели что-то не то. Консервы, говорил он, теперь очень часто порченные попадаются. Не соблюдают теперь государственного стандарта. Мы успокоили старика и заверили, что находимся в полном порядке. Но он продолжал качать головой и обещал на ужин свежей рыбы.

Игоря и Виктора Анатольевича мы застали в полной боевой готовности. Приборы уже были извлечены из трейлера и разложены на траве. Наш медик как раз записывал показания маленькой метеостанции.

— Давление в норме, — сообщил он. — Влажность пятьдесят два процента. Скорость ветра четыре метра в секунду.

Я посмотрел на небо и добавил:

— Небольшая облачность.

Лена хихикнула.

Мы представили нашего хозяина. Федор Петрович внимательно осмотрел приборы, что-то одобрительно бурча себе под нос. Игорь сообщил, что ночь прошла спокойно, никаких феноменов, никакой активности возле лагеря. Услышав последнюю фразу, Федор Петрович встрепенулся.

— У нас тут тихо. Народ к чужому не тянется.

Виктор Анатольевич запер дверцу трейлера на ключ.

— Это большой плюс, — сказал он. — Но осторожность превыше всего. Может зверь какой-нибудь залезть, а там аппаратура хрупкая.

— Да, — согласился Федор Петрович. — Зверь может.

Он повел нас на то место, где обычно появляются «водяные». Мы вышли на маленький пляж метра три в ширину. Вокруг невысокая жесткая трава, чуть дальше заросли кустарника, а за ними — лесок; тонкой полосой он тянулся вдоль берега, пока хватало глаз. Мы разложили аппаратуру и стали осматриваться.

— Ну вот, — сказал Федор Петрович. — Это самое место и есть. Сюда они чаще всего вылезают. Тут прямо на песке и сидят.

— Давно их видели? — спросила Лена.

— С месяц назад. Алевтина видала.

— Может быть, с Алевтины и начнете? — предложил я.

— Можно и с Алевтины.

Ребята со стариком ушли в поселок, а мы с Виктором Анатольевичем принялись распаковывать приборы.


10 июня 2005 года | Дело о Ведлозерском феномене | Протокол осмотра местности.