home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XIII

– Ах, миссис Флитни, – весело сказал полковник, усевшись в кабинете Блейка в «Утесе». – Мы приехали в деревню из-за вопроса-другого, вот я и подумал заглянуть к вам. Как вы?

– Вполне нормально, спасибо, сэр.

– Хорошо. Полагаю, из-за этих ужасных событий вам придется сменить место работы?

– Пока нет, сэр. Мистер Фрэнк Блейк был любезен и предложил остаться до тех пор, пока все не утрясется. Они нашли завещание покойного хозяина. Когда снова начнется дознание, мистер Фрэнк опять приедет сюда, и он говорит, что проведет здесь неделю, а может и полторы. Он приедет с дочерью. Тогда, предполагаю, он и распорядится насчет продажи дома и мебели.

– Ясно. Да, это вполне естественно.

– Прошу прощения, сэр, вы еще не выяснили, кто это сделал?

– Не поймали ли мы убийцу? Ах, миссис Флитни, вы и не должны ожидать, что мы заговорим об этом. Разве вы не читали, что пишут в газетах о полиции?

– Нет, сэр. Я редко читаю газеты – никогда не забиваю голову новостями. У меня и без того слишком много дел.

Сидевший в сторонке суперинтендант Чафф ухмыльнулся. Он уловил суть вопроса. Ясно, что миссис Флитни не видела газетных объявлений о номерах казначейских билетов.

– Ну, миссис Флитни, – продолжил полковник, – раз уж мы здесь, я хотел бы задать вам пару вопросов. На дознании вы заявили, что в тот момент, когда мистер Блейк сказал вам, что собирается в Олдерхерст, он был в саду. Значит, он позвал вас?

– Да, сэр. Точно, как я сказала.

– Хорошо. А в то время в саду был кто-нибудь еще?

– Только Иосия Херридж, сэр, «Чудик», как мы обычно называем его. Он был там и копал.

– О, ясно, да. Значит, он слышал, что мистер Блейк собирается в Олдерхерст и не вернется до вечернего чаю?

– Ой, сэр, Чудик бы и не заметил этих разговоров. Он же дурачок. Он думает лишь о копании да о том, как бы незаметно «свистнуть» букетик цветов, чтобы сунуть их в петлицу. За день или два до того мистер Блейк застукал его и как следует выругал.

– Правда? А какие цветы он срывал?

– Немного фиалок, сэр, тех, что у дорожки. Мистер Блейк уделял им особое внимание.

К этому времени миссис Флитни немного оправилась от волнения, вызванного появлением старшего констебля и суперинтенданта. То, как полковник весело и непринужденно говорил, успокоило ее. Чадлингтон поддерживал разговор еще пару минут, а затем внезапно спросил:

– А бывал ли здесь в последнее время мистер Росс?

– Мистер Росс, сэр? – глаза экономки расширились от недоумения. – Никогда не слышала о таком. Кто это, сэр?

– О, это не имеет значения. Один из знакомых вашего покойного хозяина. Я подумал, что он мог бы заходить сюда.

– Нет, сэр. Насколько я знаю, нет.

Тень разочарования мгновенно покрыла лицо Чаффа. Было ясно, что миссис Флитни говорит правду, но суперинтендант все еще был уверен, что тот казначейский билет появился от Росса. Все указывало на это.

– Миссис Флитни, я думаю, что вы сможете сообщить кое-что еще, – продолжал старший констебль. – Где вы взяли эти деньги? – он быстро вынул казначейский билет. Оба полицейских заметили, как напряглась экономка. Ее лицо побледнело, лежавшая на столе рука слегка дрогнула.

Прежде чем она успела ответить, полковник продолжил:

– Миссис Флитни, понимаете, я знаю, что сегодня днем в Деррингфорде вы расплатились ими с мистером Алленом, мясником. И я хочу, чтобы вы рассказали, как этот билет попал к вам.

– Я… я не знаю, – запиналась она. – Думаю, мистер Блейк дал мне этот билет.

– Хм! Мы совершенно уверены, что мистер Блейк никогда не давал вам его. Это невозможно. Ну же!

– Его… его прислали мне, сэр, – мялась она.

– Прислали вам?

– Да, сэр. Это правда.

– Кто прислал его?

– Я… я бы предпочла не говорить, сэр.

Полковник рискнул выдвинуть версию:

– Это был тот же человек, письмо которого вы сожгли в то утро, когда ваш хозяин был найден мертвым? Это он?

Риск полковника оправдался – экономка ударилась в слезы.

– Я не могу… не могу сказать вам, сэр, – прорыдала она. – Не спрашивайте меня, сэр.

Полковник Чадлингтон немного подождал.

– Продолжайте, – наконец, сказал он, – вы должны рассказать. Миссис Флитни, я не думаю, что вы сделали что-то неправильное...

– Нет, сэр, нет… уверяю вас, нет.

– Ну-ну, я вас ни в чем не обвиняю.

Экономка резко прекратила рыдать, тревожно взглянула на полковника и сказала:

– Этот билет, сэр… он не… не принадлежал мистеру Блейку?

– Принадлежал, – ответил Чадлингтон. – Он был украден у него после того, как тот был убит; по крайней мере, мы так думаем.

– Значит, он приходил… Хотя он сказал, что не приходил… Что же мне делать?

У миссис Флитни снова начался приступ рыданий. Старший констебль был очень терпелив. Он ждал.

– Миссис Флитни, вы должны рассказать нам все, что вы знаете, – сказал он, когда экономка немного успокоилась. – Это очень важное дело, у меня есть основания взять вас под арест, если вы не скажете, кто дал вам билет, и чье письмо вы сожгли. Вы должны понимать – вы обязаны сообщить мне это.

Она украдкой взглянула на него.

– Он… он будет повешен? – спросила она.

– Я не могу ответить на этот вопрос. Я же еще не знаю ни что он сделал, ни кто он. Но, миссис Флитни, ни вы, ни я не можем стоять на пути правосудия, даже если это был ваш собственный сын.

– Слава Богу, это не так, – воскликнула она.

– Тогда кто это был?

– Мой… мой племянник, – ответила она, понизив голос до шепота.

– Ох! Мне очень жаль, миссис Флитни. Но вы не должны пытаться покрывать его. Так вы ему не поможете. Лучше держаться правды.

– Он… он годами причинял мне проблемы, – продолжила экономка, – но я никогда не думала, что дойдет до такого. Я… я испугалась, когда он собрался приехать сюда; но позже он написал, что передумал, и у меня на сердце полегчало. Но… но…

– Расскажите о нем.

– Он – сын моей сестры, внебрачный сын. Никто, кроме меня, здесь не знает о нем. Это было много лет назад. Моя сестра была в Лондоне и сбилась с пути. Бедняжка! Я смогла помочь ей в воспитании мальчика. Она умерла, когда ему было около восемнадцати, и с тех пор он досаждал мне. Он брался то за одно, то за другое дело, но это никогда не продолжалось долго. И я снова и снова помогала ему. И мне приходилось скрывать все это от мужа. Он так и не узнал.

– У парня ваша фамилия? – спросил полковник.

– Нет. Много лет назад он сменил ее. Крещен он был под двойным именем – Роджер Эдвард. А теперь использует второе имя как фамилию и называет себя Эдвардсом. Когда он при деньгах, то ведет себя вполне пристойно, ведь его отец был молодым баронетом, как сказала мне сестра. В нем течет голубая кровь. Сэр, он не так уж плох. Я знала – как только удача улыбнется ему, он вернет деньги, которые я одолжила ему. Он слабоволен, и я как-то не могу себе представить, что бы он кого-то убил. Он никогда не казался таким, сэр.

– Миссис Флитни, продолжайте. Расскажите о письме.

– В нем говорилось, что он прибудет сюда, сэр. Он писал мне просьбы выделить ему денег. Но у меня не было ничего, что я могла бы отправить ему. Я вложила свои небольшие сбережения в недвижимость. Очевидно, племянник не верил, что я не могу ему помочь. Ведь всего полгода назад я отправила ему десять фунтов. Тогда он написал, что приедет сюда повидаться со мной. Ранее он не делал ничего подобного, и я была на редкость взволнована, не зная, что и делать.

– Откуда он писал?

– Из Фраттенбери, сэр. Я получила письмо в то утро, когда мистер Блейк отправился в Олдерхерст. Я уже не могла остановить его. Он писал, что отправляется на следующий день, то есть уже в тот день, когда я получила письмо. Он написал, что сойдет с поезда на ближайшей станции, а потом найдет путь сюда. Конечно, я решила, что он сойдет в Линборне. Когда мистер Блейк сказал, что его не будет весь день, я решила пойти на станцию, чтобы племянник не пришел в деревню. Я знала, что здесь проходит несколько поездов, и племянник навряд ли прибудет до обеда. Мне удалось собрать несколько фунтов – моя зарплата и все такое. И затем я пошла на станцию. Но племянник так и не приехал.

– Почему на следующий день вы сожгли его письмо?

– Потому что я была испугана, сэр.

– Но почему?

– Сержант полиции много расспрашивал насчет того, кто был в доме, и кто ожидался, так что я решила, что Роджер мог оказаться в окрестностях, и, в конце концов, я просто не знала, что и думать. Как бы то ни было, мне показалось, что лучше сжечь то письмо. Что я и сделала. Я подумала, что если полиция найдет его, то сможет заподозрить племянника. Я… я и сама заподозрила его.

– Он больше не писал?

– Писал, сэр. Два дня назад я получила письмо от него.

– Оно у вас?

Экономка стала шарить в кармане.

– Вот оно, сэр.

Чафф подался вперед и оба полицейских быстро осмотрели конверт. Лондонская почтовая марка юго-восточного отделения. Затем полковник прочел вслух само письмо:


Дорогая тетя,

Полагаю, вы недоумеваете: отчего я так и не пришел. На самом деле я и не отправлялся в путь. Удача улыбнулась мне, и в этом отпала необходимость. Извини, если я взволновал тебя, теперь у меня все в порядке. Мне удалось найти хорошую должность, и мне, возможно, придется уехать за границу. Так что не удивляйся, если какое-то время от меня не будет вестей. Тем временем я возвращаю взятое в долг в прошлом сентябре.

Твой любящий племянник, Роджер.

– Миссис Флитни, какую сумму он вам прислал?

– Десять фунтов, сэр. В однофунтовых билетах.

– О! И сегодня днем вы разменяли один из них?

– Да, сэр.

– Вы должны отдать мне остальные, по крайней мере, на время. И это письмо.

– Что вы собираетесь делать, сэр? – спросила она, вновь задыхаясь от слез. Полковник положил руку ей на плечо:

– Мне очень жаль вас, но мы обязаны выполнять наш долг. Он должен рассказать, как получил эти деньги.

– И… и… если вы задержите его, в этом буду виновата я, сэр. Я не знаю…

– Миссис Флитни, – прервал ее полковник, – вы сделали то, что должны были сделать. Если вас это утешит, позвольте заметить: если он – тот человек, которого мы ищем, то мы все равно задержали бы его. Возможно, во всем виноват именно он. У меня остался лишь один вопрос, и мы уйдем. Вы уверены, что он не был за границей, скажем, в течении последних шести месяцев?

– Насколько я знаю, нет, сэр. Он время от времени писал мне из Лондона, а иногда из Фраттенбери. У него там была какая-то работа.

– Понятно. Пока что не распространяйтесь об этом, хорошо? Позже мы еще увидимся, не волнуйтесь.

– Чафф, – сказал полковник, когда они вышли из дома, – у меня не хватило духу сказать ей, что, возможно, ей придется давать показания в суде. Довольно для каждого дня своей заботы,[10] не так ли? Ну, что вы об этом думаете?

– Даже не знаю, сэр. Я думал, мы выйдем на Росса, но вышло иначе. Кажется, что этот парень ничего не знал о Блейке, если только его тетя не написала ему о хозяине и о том, что тот собирался в Олдерхерст.

– Маловероятно, – ответил полковник. – Судя по ее словам, заранее она этого не знала. И я не вижу причин сомневаться в ее показаниях. Нет! Этот аспект все еще остается загадкой, Чафф, и мне интересно, сможем ли мы ее разрешить после того, как задержим этого Роджера Эдвардса.

– Все свидетельствует против него, сэр.

– Да, но у нас все еще нет мотива. Вот уж не знаю, так не знаю. Нужно посмотреть.

Они остановили машину на открытом месте недалеко от «Утеса». Здесь проходила главная дорога, выходившая из деревни. Отсюда начинался маршрут местного автобуса на Деррингфорд – он как раз отходил. Внезапно, позади них раздался топот ног и женский крик: «Остановитесь, остановитесь!».

Но это было бесполезно. Автобус набирал скорость и уже уезжал. Женщина остановилась и, тяжело дыша, воскликнула:

– Ох, я опоздала!

Она была прямо перед машиной. Полковник включил фары, и полицейские узнали Мюриель Фентон. Ее волосы растрепались, а шляпка сдвинулась на бок.

– Мисс Фентон, что-то важное? – спросил полковник.

– Ох! – начала она и обернулась. – Я не знаю, кто вы?

– Я – полковник Чадлингтон. Помните, на днях вы поили меня чаем? Могу ли я помочь?

– Это отец, – все еще тяжело дыша, начала она. – Он очень болен – знаете ли, думаю, у него сердце. Я пошла позвонить или телеграфировать доктору в Деррингфорд, но почта уже закрыта. Кто-то сказал мне, что я могу сесть на автобус, и я побежала сюда. Но не успела.

– Не беспокойтесь, – сказал полковник. – Я как раз собираюсь в Деррингфорд, так что я пришлю врача.

– Вы очень добры.

– Вовсе нет. Который доктор вам нужен?

– Я не знаю ни одного. Отец не наблюдался ни у одного из местных врачей – обычно я сама знала, что делать во время приступов. Но этот какой-то необычный.

– Хорошо. Найдем какого-нибудь доктора и попросим его поспешить к вам. Возвращайтесь к отцу. Кстати, поймет ли доктор, как добраться до вашего коттеджа? Ну, во всяком случае, добравшись сюда, он сможет спросить у кого-нибудь…

– Я покажу ему, мисс. Позвольте, я покажу ему.

Полицейские уже сидели в машине, и полковник был готов нажать на педаль. Он обернулся на новый голос.

– Кто это? Я не вижу.

– Это я, Чудик. Тот, кто копает, – раздался ответ из полутьмы.

– Чудик! – воскликнул полковник. – Можно ли доверять ему? – спросил он у девушки. – Он же неразумен.

– Думаю, можно, – ответила Мюриель. – На это у него хватит ума. Чудик, – продолжила она своим глубоким контральто, ее голос больше не дрожал. – Я хочу, чтобы вы сделали для меня кое-что: подождите доктора и приведите его в «Солонку». Вы знаете дорогу!

– А! Чудик знает. Я же так и сказал. Я покажу ему. Я же ходил туда копать, разве не так? Значит, я знаю.

– Он не настолько глуп, каким выглядит, сэр, – заметил суперинтендант, когда они тронулись.

–Да, – согласился полковник, нажав на газ. – Кажется, он не полностью потерял рассудок. Вы видели, как он подошел? Я не видел.

– Я видел. Как раз случайно оглянулся вокруг. Он шел за девушкой по пятам.

– Правда? И что он делал затем?

– Он остановился тогда же, когда и она, сэр.

– О!

По дороге в Деррингфорд полковник был молчалив. Когда они прибыли в город, он спросил:

– Чафф, которого врача вы порекомендуете?

– Доктора Харрингтона, сэр. Он молод и не станет возражать против подъема на холмы. Прямо по этой улице, сэр. Вот его дверь, с латунной табличкой.

– Отлично. Вижу. А затем я вернусь в Редборо. Доброй ночи, суперинтендант.

– Доброй ночи, сэр.

Доктор Харрингтон был дома. Полковник представился и объяснил, с чем он пришел.

– Хорошо, – ответил доктор. – Я уже в пути. Вы сказали, коттедж на холме?

– Да. Вы знаете, где находится «Синий лев»?

– Да.

– Остановитесь перед ним. Там вас ждет деревенский дурачок.

– Деревенский дурачок? – со смехом повторил доктор. – Полковник, о чем это вы?

– Он укажет вам путь к дому мистера Фентона. Доктор, вы не болтливы?

– Надеюсь. А что?

– Я хочу, чтобы вы сделали кое-что для меня и молчали об этом. Что-то, что покажется довольно забавным.

– Что же?

– Доктор, деревенский дурачок откликается на кличку Чудик. Я хочу, чтобы вы обратили внимание, есть ли у него цветы в петлице. Если да, то попросите его отдать их вам. Запомните, что он ответит вам и что сделает, а затем, при нашей следующей встрече, перескажите мне. Сейчас я часто бываю в Деррингфорде, как-нибудь зайду к вам.

– Звучит странно, – ответил врач, – но, полагаю, я не должен задавать вам вопросов?

– Нет. Боюсь, что нет. Возможно, я как-нибудь расскажу вам. А может, и нет. Я на самом деле не знаю. Доброй ночи!

Тем временем суперинтендант вернулся в полицейский участок, где его ждал детектив-сержант Хорн. Серьезное лицо и блеск в круглых глазах Хорна сообщили Чаффу новости еще до того, как сержант сказал:

– Итак, я арестовал его, сэр!

– Да вы просто везунчик! Как вы его нашли?

– Это длинная история, сэр. Позже я обо всем расскажу. Немного посуетился, но выследил его – на юго-востоке Лондона. Играть в прятки у него не очень-то удается.

– И что вы с ним сделали?

– Он здесь, сэр. В камере – в целости и сохранности. Мы с одним человеком из Ярда привезли его сюда.

– А как его зовут? Эдвардс?

– Сэр, откуда вы это узнали?

– Ага! У меня есть для вас немного новостей. А он что-нибудь сказал?

– Я не обвинял его. Только сказал ему, что арестовываю его для проведения расследования. Он клянется, что никогда не был в этих местах. Но это не сработает. При нем были те деньги – и банкноты Банка Англии, и казначейские билеты. А в его кисете – грубоизмельченный табак того же сорта, что и найденный мной в холмах, и пепел из него получается такой же, как и тот, что лежал возле тела Блейка.

– Вы сначала отвели его в Ярд?

– Да, сэр. Но там его не знают. Они сняли его отпечатки пальцев – он сам попросил об этом. Это хитрость, вы так не думаете, сэр? Конечно, он знал, что у них нет его отпечатков.

– Он не пытался объяснить наличие у него денег?

– О, да. Рассказал невероятную байку, сэр. Но этот номер не пройдет.

– Хорошо. Скоро я позвоню полковнику. Сейчас он возвращается в Редборо. Хорн, поздравляю вас с успехом.

– Завтра вы проведете опознание обвиняемого?

– Конечно. Тот носильщик, Хиггс из Рамсдена, должен будет узнать его. А также Лэннинг – Лэннинг из «Дрока».

– Хорошо, сэр. Завтра я первым делом отправлюсь туда и в Рамсден. Хотели бы вы его увидеть?

– Конечно. Я пойду в камеру.

– Вы найдете его немного измотанным, сэр. Он не так уж мужественен. Вы увидите, что он сильно удручен.

– На то есть причины, Хорн. Полагаю, улик хватит, чтобы повесить его.

Чафф снял со стены связку ключей и вышел из комнаты с широкой улыбкой – счастливой улыбкой человека, который чувствует, что выполнил свое дело. На мгновение он позабыл о сомнениях начальника. Дело казалось совершенно ясным.

Однако позднее он вспомнил о нерешительности полковника Чадлингтона. Чафф позвонил ему и сообщил новости. Тот ответил:

– Передайте Хорну мои поздравления с отлично выполненной работой. Завтра вы проведете опознание Эдвардса?

– Да, сэр. Мы вызовем мистера Лэннинга и носильщика из Рамсдена.

– Хорошо. А вы не подумали о миссис Флитни?

– Но почему…

– Ладно. Показаний остальных будет достаточно, так что мы можем пощадить ее чувства. Но, конечно, вы можете дать ей знать, что мы задержали ее племянника – если она пожелает, то может увидеться с ним. Это ее дело. Доброй ночи, суперинтендант, теперь вы сможете хорошо выспаться.

– Так точно, сэр, – весело ответил Чафф.

Ему показалось, что он услышал приглушенный ответ, словно собеседник говорил не в трубку: «А вот я не смогу!».

Если бы суперинтендант смог увидеть старшего констебля несколько секунд спустя, он заметил бы, что тот сидит, обхватив голову руками и озадаченно разглядывая клочок зеленой шерсти, лежащий на разложенной перед ним карте холмов.



Глава XII | Выстрел в холмах | Глава XIV