home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава VI

ОСВОБОЖДЕНИЕ СЭМА

Нетрудно представить себе, какую боль испытывал Виннету, потеряв разом отца и сестру. Однако лишь на похоронах мог он дать волю своим чувствам; впоследствии же, следуя обычаю индейцев, он тщательно скрывал свои переживания. К тому же со дня на день ожидалось появление киовов, и в эту сторону нужно было направить все внимание.

Теперь Виннету был уже не убитый горем сын и брат, но храбрый вождь своего племени, думавший лишь об отражении возможного нападения врагов и поимке злодея Сантера. Его план действий был уже, по-видимому, готов, ибо тотчас же после погребальных торжеств он приказал апачам готовится к выступлению и привести для этого сюда лошадей из лощины.

— Почему брат мой отдал такое распоряжение? — спросил я Виннету. — Условия местности таковы, что доставка лошадей снизу — весьма трудно выполнимая задача.

— Я знаю, — возразил он, — и все же это необходимо сделать, чтобы перехитрить киовов. Они сдружились с убийцей и должны погибнуть — все до единого!

Он произнес это с решительным и угрожающим видом. В случае, если его план осуществится, все киовы погибнут. Но я смотрел на все это несколько иначе. Правда, киовы были нашими врагами, — но разве они были виноваты в смерти Инчу-Чуны и его дочери? Не попытаться ли мне предупредить в этом отношении Виннету? Я рисковал, конечно, навлечь на себя его гнев, однако момент казался мне весьма подходящим для разговора на эту тему, ибо мы были одни. Апачи уже приступали к исполнению его распоряжения и удалились. Стоун и Паркер последовали за ними. Таким образом, никто не услышал бы нас, если бы Виннету стал резко мне возражать (в присутствии других я мог бы почувствовать себя оскорбленным). Итак, я откровенно высказал ему свое мнение, и, к моему удивлению, это вовсе не повлияло на него в том смысле, в каком я ожидал. Он, правда, сурово посмотрел на меня, но ответил спокойным голосом:

— Я ждал этих возражений от своего брата. Он не считает признаком слабости уклоняться от встречи с врагом!

— Ты не так понял меня. Об этом не может быть и речи. Я даже обдумывал способы завлечения киовов в ловушку. Я хотел только сказать, что они не виноваты в случившемся здесь, и было бы несправедливым покарать их за чужое преступление.

— Они в союзе с убийцей и придут сюда, чтобы напасть на нас. Разве этого недостаточно? Разве заслуживают они пощады?

— Нет, по-моему это не является достаточным основанием. Мне грустно при мысли, что брат мой Виннету впадает в то самое заблуждение, которое должно привести к гибели всех краснокожих.

— О каком заблуждении думает Разящая Рука?

— Индейцы готовы истреблять друг друга, вместо того чтобы помогать друг другу против общего врага! Позволь мне говорить! Как ты полагаешь: кто, в общем хитрее и умнее, краснокожие или бледнолицые люди?

— Бледнолицые. Я вынужден это сказать, ибо это правда. У белых более знаний и уменья, чем у нас. Они превосходят нас почти во всем.

— Ты прав. Преимущества на нашей стороне. Но ведь ты не обыкновенный, не рядовой индеец. Твой ум отличается остротой, и взгляд твой как телесный, так и духовный проникает глубже, чем взгляд простого воина. Как часто уже свирепствовал томагавк в вашей среде! Ты должен понимать, что это — самоубийство, и кто поступает таким образом, принимает участие в нем. Инчу-Чуна и Ншо-Чи убиты белыми, а не краснокожими. Один из убийц скрылся у киовов и сумел уговорить их напасть на вас. Мы должны быть настороже, чтобы отразить нападение, но мы не имеем права истребить пленников, как бешеных собак. Ведь они — твои краснокожие братья. Подумай об этом!

Виннету спокойно выслушал меня, протянул мне руку и сказал:

— Разящая Рука — воистину искренний друг всех краснокожих. Он прав, говоря о самоубийстве. Я исполню его желание и отпущу на свободу пленных киовов, оставив у себя только убийцу.

— Но как возьмешь ты их в плен? Ведь их больше, чем нас. Или у тебя тот же план, что и у меня?

— Какой план?

— Заманить киовов в такое место, где они не смогут защищаться.

— Да, это мой план.

— Мой план такой же, — ответил я. — Ты знаешь окрестности и мог бы указать подходящее место для засады.

— Недалеко отсюда есть скалистое ущелье, в него-то я и хочу заманить киовов. Как только они войдут туда, мы ворвемся вслед за ними и принудим их к сдаче, ибо стены ущелья отвесны, и им не выбраться из него. А затем я дарую им жизнь, задержав только Сантера.

— Благодарю тебя. У моего брата Виннету открытое сердце. Теперь о другом. Ты поклялся отомстить всем белым, но я просил тебя выждать. Каковы теперь твои намерения?

Он опустил голову, потом указал рукой на хижину, где лежали накануне тела убитых, и сказал:

— Прошлую ночь я провел в этой хижине. Желание отомстить за убитых внушило мне великую мысль. Я хотел созвать всех вождей краснокожих и вступить в борьбу с бледнолицыми. Мы, конечно, были бы побеждены. Но я боролся в эту ночь с самим собой — и остался победителем.

— Ты, значит, отказался от выполнения той великой мысли?

— Да. Я спрашивал совета у трех лиц, которых люблю, — у двух мертвых и у одного живого… Они посоветовали мне отказаться, и я решил последовать их совету. — И, заметив, что я не совсем понял его, он добавил: — Разве брат мой не догадывается, о ком я говорю? Это — Клеки-Петра, Ншо-Чи и ты. Все трое вы дали мне один и тот же совет.

— Да, план, который ты лелеял, велик, но…

— Если бы одному из вождей и удалось бы объединить племена, то на это ушла бы вся жизнь и тогда было бы уже поздно начинать самую борьбу. Один человек, как бы он ни был велик и славен среди краснокожих, не может осуществить эту задачу. А после его смерти у него вряд ли нашелся бы преемник, чтобы довести дело до конца.

— Я рад, что брат мой Виннету пришел к такому выводу. И если бы даже нашелся преемник, борьба окончилась бы поражением краснокожих.

— Я знаю это. Если бы даже мы побеждали в отдельных битвах, белых так много, что они могли бы высылать все новые отряды. Наши победы уничтожили бы нас: они были бы нашими поражениями. Вот почему я решил ограничиться поимкой убийцы и местью тем, кто его принял в свою среду. Однако брат мой Разящая Рука убедил меня отказаться и от этой мести. Мы покараем только Сантера.

— Но когда же придут сюда киовы?

— Сегодня, — сказал он таким тоном, словно речь шла о совершенно достоверном факте.

— Откуда ты знаешь это?

— Я заключил это из рассказанного тобою о твоей поездке. Киовы только сделали вид, что отправились на свои обычные стоянки; на самом деле они держат путь сюда. При этом им приходится делать крюк, ибо в противном случае они были бы уже здесь еще вчера. Кроме того, они заняты еще другими делами.

— Какими же?

— Я имею в виду Сэма Хоукенса. Они не могли взять его сюда и должны были отправить его на свои стоянки. Затем им пришлось послать туда же гонца, чтобы предупредить о возможности вашего прихода.

— Разве ты полагаешь, что воины, находящиеся дома, выедут нам навстречу?

— Да, воины, с которыми у вас была стычка у высохшего русла реки, хотели заманить вас к себе. Но у них не было времени установить связь с вами, ибо они решили направиться сюда. Во всяком случае, они послали гонцов домой, чтобы оттуда выслали отряд вам навстречу, и, конечно, Сэм Хоукенс был отправлен с гонцами… После этого киовы двинулись сюда, к Наджет-циль. Об этом изменении маршрута вы, разумеется, не должны были знать. Поэтому им пришлось искать таких мест, где не остается заметных следов, на что опять ушло немало времени. Они не смогли прийти вчера, но сегодня придут наверняка.

— Но уверен ли ты, что их здесь еще нет? Виннету показал рукой на одну из горных вершин, где высокое дерево поднималось из чащи леса. Это была наивысшая точка горного кряжа, откуда открывался далекий вид на окружные прерии.

— Мой брат еще не знает, — сказал он, — что я отправил туда воина для наблюдений. Он несомненно увидит киовов, ибо у него ястребиные глаза.

— А ты уверен, что они придут сюда?

— Разумеется! Прежде всего они вышлют разведчика, чтобы узнать наверное, здесь ли мы. Поэтому-то я и приказал привести сюда лошадей. Несмотря на твердую, каменистую почву, наши тридцать коней оставят следы, и по ним-то найдет нас разведчик. Отсюда мы отправимся к ущелью, где подготовим засаду. Лазутчик последует сначала за нами, чтобы узнать направление, а потом вернется и сообщит своим, что мы поскакали не на юг, а на север. Киовы попадутся в ловушку, и Сантер сегодня же будет у меня в руках.

— Что думаешь ты сделать с ним?

— Не спрашивай об этом! Он умрет… Вот и все.

— Здесь? Или ты уведешь его в пуэбло?

— Это еще не решено… Но слушай! Топот копыт наших лошадей!.. Покинем пока это место, чтобы потом вернуться сюда вместе с нашим пленником!

Привели лошадей. Среди них я увидел свою, а также Мэри Сэма Хоукенса. Мы не смогли, однако, ехать верхом, ибо дорога была слишком плоха. Каждый должен был вести своего коня на поводу.

Виннету возглавлял шествие. Он повел нас по северному краю равнины — к лесу, который рос на довольно крутом горном склоне. Вскоре мы сели на лошадей и по высокой траве поскакали к обрыву, который возвышался отвесной стеной. Как раз посередине этой стены темнел вход в ущелье. Виннету указал на него и произнес:

— Это и есть ловушка, о которой я говорил. Въедем теперь в ущелье!

Название «ловушка» как нельзя лучше соответствовало характеру узкого прохода, в котором мы вскоре очутились. По обеим сторонам подымались к небу почти вертикальные скалы. Не видно было ни одного местечка, где можно было бы вскарабкаться наверх. Если киовы окажутся достаточно глупы, чтобы забраться сюда, а мы успеем занять и вход и выход, с их стороны будет безумием оказывать нам сопротивление!

Через четверть часа извилистая дорога между скал привела нас к выходу из ущелья. Здесь мы остановились и спешились. Едва мы успели это сделать, как заметили того апача, который с вершины горы наблюдал окрестность. Он подошел к нам и сказал:

— Они здесь. Я хотел сосчитать, сколько их, но мне это не удалось: они были слишком далеко.

— Они ехали в сторону лощины? — спросил Виннету.

— Нет. Они остановились лагерем среди прерии. Потом от них отделился один воин — он отправился пешком в сторону лощины.

— Это — лазутчик. У нас еще достаточно времени, чтобы подготовить засаду. Пусть брат мой Разящая Рука возьмет с собой Паркера, Стоуна и еще двенадцать моих воинов и отправится с ними в обход горы слева. Добравшись до большой, очень высокой березы, он должен будет повернуть вниз. Так доберется он до места, где мы раньше оставили лошадей. Дальнейшая дорога ему известна. Под прикрытием леса он будет ждать появления врагов у входа в ущелье. Лазутчика трогать, конечно, не надо. Точно также, в случае появления апачей, их следует пропустить мимо и дать им возможность углубиться в ущелье.

— Итак, — сказал я, — ты останешься здесь у выхода из теснины, а я окружной дорогой проберусь к ее входу у подножия Наджет-циль и буду поджидать неприятелей, чтобы незаметно прокрасться за ними, когда они подойдут к ущелью?

— Именно так, и если Разящая Рука не сделает ошибки, все удастся на славу!

— Буду очень осторожен. Не последует ли еще каких-нибудь указаний?

— Нет, полагаюсь во всем остальном на тебя!

— Кто будет вести переговоры с киовами, если нам удастся запереть их в ущелье?

— Я. Обязанность Разящей Руки лишь не выпускать их из ущелья… Но поспешите! Все должно быть закончено по возможности до наступления темноты.

Солнце уже склонялось к закату, поэтому в сопровождении Дика, Вилли и отряда апачей я тотчас же отправился в путь (разумеется, пешком).

Через четверть часа мы уже достигли вышеописанной березы и повернули в лес. Затем, следуя указаниям Виннету, мы добрались до того места, где раньше паслись наши кони. Напротив открывалась прогалина, которая вела к равнине, где возвышались могилы Инчу-Чуны и Ншо-Чи.

Мы расселись в тени деревьев и стали ждать появления киовов. Они должны были проехать мимо нас по следам, которые вели к ущелью.

Апачи молчали. Стоун и Паркер разговаривали вполголоса. Из их слов я понял, что они были твердо уверены в удачном исходе задуманного: киовы и вместе с ними Сантер скоро будут в наших руках! Однако я лично не разделял их уверенности. Минут через двадцать уже должно стемнеть, а киовы все еще не показывались. Мне казалось, что дело решится не раньше следующего утра.

Наконец Стоун и Паркер перестали шептаться. Под деревьями стало уже совсем темно. Вдруг среди однообразного шелеста листьев, по которым пробегал легкий вечерний ветерок, я услышал позади себя какой-то подозрительный шорох. Там, несомненно, что-то шевельнулось… Но что бы это могло быть? Четвероногое или змея? Нет, шорох был другого рода… Я быстро обернулся и тотчас же приник к земле. Мелькнула какая-то темная фигура, немедленно скрывшаяся в гуще деревьев. Я вскочил на ноги и бросился за нею. Увидев что-то темное, я протянул руку и схватился за чью-то одежду.

Послышалось испуганное восклицание на английском языке, и одежда выскользнула из моих рук. Фигуры уже не было видно. Я насторожил уши. В это время мои спутники, следившие за моими движениями и также услышавшие крик, повскакали со своих мест и забросали меня вопросами.

— Тише! — бросил я им и продолжал прислушиваться, но увы! Все вокруг было тихо.

Итак, за ними следил какой-то человек, притом, судя по восклицанию, не краснокожий, а белый. Не был ли это сам Сантер, ибо в отряде киовов других белых не было? Я должен был выследить его, несмотря на темноту.

— Ждите моего возвращения! — сказал я своим спутникам и бросился вдогонку за лазутчиком.

В направлении я не сомневался: он должен был вернуться в прерию, где остановились киовы. Чтобы замедлить его бег, я решил испугать его.

— Стой! — крикнул я. — Или буду стрелять!

Через несколько секунд я действительно сделал два выстрела из револьвера. Теперь, думалось мне, беглец повернет в чащу леса, где темнота задержит его продвижение. Я же, чтобы опередить его, поспешил на опушку, где было значительно светлее. Мне хотелось добежать до того места, где он должен будет выйти в прерию, — там я решил спрятаться, чтобы неожиданно напасть на врага. Но, огибая группу кустов на краю леса, я вдруг увидел перед собой лошадей и человеческие фигуры, так что еле-еле успел спрятаться за деревьями.

Нетрудно было догадаться, что киовы расположились здесь лагерем под прикрытием густого кустарника.

Сначала они остановились в прерии и выслали разведчика. Он отправился по следам Сантера, который хорошо знал местность и раньше уже поскакал вперед, но до сих пор еще не вернулся. Между тем лазутчик принес известие, что врага не видно, и киовы решили продвинуться дальше, в лощину, чтобы здесь устроиться на ночлег и подождать возвращения Сантера. Из предосторожности они все же не развели костров и мне стало ясно, что сегодня киовы не попадут в наши руки. И кто знает, что будет завтра, если Сантер пронюхает наших планах и предупредит краснокожих? Я не знал, что предпринять… Вернуться на свой пост и ждать утра? Или же разыскать Виннету и сообщить ему о своих наблюденях? Была, впрочем, еще третья возможность: остаться на месте, чтобы разузнать, что предпримут киовы, когда Сантер разъяснит им положение вещей. Правда, я рисковал многим, быть может, жизнью, но все же решился выполнить этот план. То обстоятельство, что индейцы не зажгли огней, было благоприятно и для меня. Я спрятался за камнями и деревьями, не спуская глаз с лагеря киовов.

Большинство краснокожих было еще занято лошадьми, которые должны были пастись стреноженными в безопасном месте; остальные индейцы расселись и разлеглись на опушке. Из одной их группы доносился чей-то повелительный голос; очевидно, там находился вожак. Я решил пробраться к нему как можно ближе.

Не вставая с земли, я стал продвигаться ползком и наконец благополучно достиг цели. Я взобрался на обломок скалы и притаился на нем, будучи уверен, что никому не придет в голову взойти сюда.

Индейцы, возившиеся с лошадьми, вскоре присоединились к остальным, после чего из группы, в которой находился вождь, раздалось несколько громких приказаний. К сожалению, я не понял их смысла, ибо не знал еще наречия киовов. Затем несколько киовов удалились. Очевидно, это были часовые, отправившиеся на свои посты. Я заметил, что стража ушла в сторону лощины, а не леса. Значит, впоследствии я смогу улизнуть без опасения наткнуться на часового!

Хотя индейцы говорили между собой тихими голосами, я слышал каждое слово и все время жалел, что не знаю их языка. Через короткое время я услышал окрик часового. Последовал ответ, вселивший в меня большие надежды.

— Это я, Сантер. Как? Вы вошли в лощину?

— Да. Пусть белый брат идет дальше! Сейчас он увидит краснокожих воинов.

Я понял все сказанное, ибо Сантер говорил с киовами на особом жаргоне, представляющем собою пеструю смесь индейских и английских слов. Вождь подозвал Сантера к себе, и я узнал из их разговора, что негодяй подслушал мою беседу с Виннету у могил Наджет-циль. Затем он последовал за нами вплоть до ущелья, разузнал все наши планы и даже прокрался в то место, куда меня направил Виннету. Он притаился в лесу за моей спиной, и я держал в руке полу его одежды! Да, мне решительно не повезло! Ведь если бы мне удалось тогда задержать его, дальнейшие события — я теперь знаю это — приняли бы совсем другой оборот. Быть может, вся моя жизнь сложилась бы иначе — так судьба человека зависит от ничтожных мелочей.

Овладевшая мною досада смягчилась, впрочем, тем обстоятельством, что я имел возможность услышать много любопытного.

— Ты был так близко от этой собаки! — вскричал вождь киовов. — И не вонзил ей в спину своего ножа!

— И не подумал даже!

— Почему же?

— Этим я испортил бы все дело. Какой шум подняли бы его спутники! Апачи помчались бы к Виннету, и он узнал бы о провале своего плана… Тогда мне не удалось бы захватить его, и значит, я не увидел бы золотых слитков, которые должны мне достаться!

— Да ты и не увидишь их! А что, Разящая Рука остался на том месте, где ты его покинул?

— Надеюсь.

— Ты только надеешься? Значит, возможно, что он ушел? Я полагаю, впрочем, что он будет нас поджидать.

— Это было его намерением, но теперь он, быть может, от него откажется, ибо заметил, что за ним следят.

— Каким это образом?

— Все из-за одной маленькой норы, которую вырыл какой-то зверь… Проклятая нора!

— Разве норы умеют говорить?

— Да, бывает… Во всяком случае, эта нора нечто сказала ему. Я хотел уйти ползком и, опустившись на землю, попал одной рукой в нору — раздался шорох. Разящая Рука обернулся, увидел меня и бросился вдогонку. Он чуть не поймал меня… Мне удалось все же вырваться и скрыться в лес. Он кричал, чтобы я остановился, и даже выстрелил раза два, но я и не подумал сделать эту глупость! Забравшись в чащу леса, я выждал некоторое время, чтобы без риска продолжать путь.

— А что делали его воины?

— Они, по-видимому, хотели преследовать меня, но он запретил им это, и они остались. Я слышал его шаги, но потом и они смолкли.

— Значит, он ушел?

— Да.

— Куда же?

— Не знаю. Увидев, что ему не поймать меня, он, очевидно, вернулся назад.

— Он тебя узнал?

— Вряд ли… Было слишком темно!

— Быть может, он пришел сюда и где-нибудь спрятался, чтобы следить за нами?

— Это невозможно! Да он и не видел, куда я направился. Нет, он, несомненно, вернулся к своим…

Наступило молчание.

Получив нужные ему сведения, вождь, по-видимому, обдумывал создавшееся положение. Через несколько минут он спросил:

— Что думает предпринять белый брат мой?

— Прежде всего я хотел бы знать твое решение.

— Из сказанного тобой вытекает, что дело приняло совсем другой оборот! Мы собирались застать апачей врасплох, а теперь они поджидают нас… Разящая Рука, конечно, видел тебя и будет крайне осторожен… Нам лучше всего уйти отсюда.

— Как? Неужели ты боишься этой горсточки апачей?

— Пусть белый брат не оскорбляет меня! Я не знаю, что такое страх. Однако предпочитаю действовать хитростью, а не лезть на рожон! Так поступает каждый мудрый воин, как бы он ни был храбр!

— Как же мы поймаем их?

— Они отправятся по нашим следам, ибо Виннету горит желанием отомстить тебе. А мы поедем на нашу обычную стоянку, куда я отослал бледнолицего Сэма, и нарочно оставим при этом явственные следы.

— Значит, за мной будут гнаться опять! А между тем здесь мне представляется прекрасный случай раз и навсегда разделаться со своими врагами.

— Им не удастся нагнать нас, — сказал вождь киовов. — Мы выступим сейчас же, а они смогут отправиться в путь лишь завтра в полдень, когда заметят, что нас нет.

— Выступить сейчас же? Нет, с этим я не согласен. Что скажет ваш предводитель, когда узнает, что мы выпустили из рук такую добычу? — Вождь киовов ничего не ответил. Сантер продолжал: — У нас богатые возможности. Нам остается только воспользоваться их же ловушкой, сделав так, чтобы в нее попались сами апачи…

— Но как это сделать?

— Мы нападем на оба их отряда по отдельности, так что они не сумеют нас окружить. И прежде всего разделаемся с отрядом Разящей Руки.

— Завтра утром?

— Нет, медлить нельзя! Мы должны сделать это сегодня же!

— Пусть белый брат мой расскажет свой план!

— Это совсем просто. Я в точности знаю место, где находится Разящая Рука со своими воинами, и укажу вам путь. Мы окружим их (там трое белых, остальные апачи) и по данному знаку начнем нападение. Они не успеют опомниться, как уже будут в наших руках. Дело верное!

В кучке краснокожих, окружавших вожака, раздались одобрительные возгласы.

План Сантера имел успех.

— Да, зто может удасться, — сказал вождь, — если только мы будем осторожны.

— Это должно удасться, — настаивал Сантер. — Мы бесшумно приблизимся, вынырнем из темноты, затем несколько метких ударов ножом, и дело в шляпе! Добыча вся принадлежит вам. Я в ней не заинтересован. После этого мы нападаем на Виннету.

— Тотчас же, ночью?

— Нет, утром. Иначе он может ускользнуть, а мне важно иметь в руках именно его. Мы разделимся на два отряда. Один из них я уже ночью отведу в то ущелье, где нам готовится ловушка. Отряд пробудет там до рассвета, а затем затеет схватку с воинами Виннету, который будет уверен, что Разящая Рука нападет на киовов сзади. Другой отряд отправится лесом в обход и атакует Виннету с тыла, что будет для него совершенно неожиданно. А так как у вождя апачей не более пятнадцати воинов, то ему очень скоро придется сдаться. Таков мой план.

— Да, лучше всего захватить Виннету живым, — сказал вождь киовов, — и доставить его нашему предводителю. Сделаем это, по возможности, скорее!

— Итак, к делу! — воскликнул Сантер.

— Окружить Разящую Руку так, чтобы он этого не заметил, далеко не просто! Я выберу воинов, которые лучше других видят в темноте и ползают, как змеи.

Он начал созывать своих воинов, и мне не оставалось ничего другого, как поспешить к своему отряду, чтобы предупредить о готовящемся нападении. Я тихонько сполз со скалы и бегом отправился в путь. Мои спутники с нетерпением поджидали меня.

— Кто идет? — крикнул Дик Стоун, услышав мои шаги. — Это вы, сэр?

— Да, — ответил я.

— Где вы пропадали так долго? Конечно, это был один из киовов, ненароком наткнувшийся на вас!

— Нет. Это был Сантер.

— Тысяча дьяволов! Сантер! И мы не схватили его! Возможно ли это?

— Случилось и многое другое, чего нельзя было предвидеть. Сейчас мне некогда рассказывать… Мы должны немедленно уйти отсюда!

— Уйти? Почему же?

— Киовы нападут на нас. Я подслушал их разговор. Они хотят перебить нас и рано утром захватить в плен самого Виннету. Они раскрыли наши планы. Поэтому немедленно в путь!

— Куда?

— К Виннету.

Нам пришлось идти в темноте через девственный лес, где не было ни одной тропинки. Мы пробирались ощупью, постоянно наталкиваясь на препятствия. Двое по очереди шли впереди и прокладывали дорогу. Только через час мы смогли выбраться из чащи. Обогнув гору, мы подошли к выходу из ущелья, где Виннету расположился лагерем со своими воинами.

Здесь нас окликнул часовой. Я отозвался громким голосом; апачи узнали меня и выбежали мне навстречу.

— Это брат мой Разящая Рука? — воскликнул Виннету. — Значит, что-то случилось? Мы ждали киовов, но они до сих пор не показывались.

— Они собираются прийти утром, напасть на вас с двух сторон и уничтожить.

— Но ведь для этого они должны были разведать о наших намерениях!

— Они знают их.

— Невозможно!

— И все же это так! Сантер подслушал наш разговор у могил и…

Виннету сначала ничего не ответил. Очевидно, он должен был собраться с мыслями. Наконец, он опустился на землю, пригласил и меня сесть и сказал:

— Если ты знаешь все это, ты подслушал их, как и они нас…

— Разумеется.

— В таком случае наш план провалился. Расскажи мне все по порядку!

Я стал излагать ход событий. Апачи собрались в тесный кружок, чтобы не пропустить ни слова. Когда я кончил, Виннету заметил:

— Итак, мой брат решил, что лучше будет оставить свой пост?

— Да, хотя были еще две возможности…

— Какие же?

— Во-первых, отойти в сторону на небольшое расстояние и выждать до утра вместо того, чтобы сразу же идти к тебе.

— Это был бы ложный путь. Утром вы могли бы опоздать…

— Во-вторых, мы могли бы остаться на место и выследить Сантера, который должен был привести киовов… Я мог бы оглушить его ударом кулака и доставить его сюда.

— Мой брат — храбрый воин, но эта безумная попытка грозила бы ему гибелью. Неся на спине Сантера, он не мог бы продвигаться достаточно быстро, и киовы настигли бы его.

— Об этом подумал и я. Кроме того, нельзя было быть уверенным, что Сантер первым появится вблизи нашей стоянки. Он мог указать путь киовам и остаться у них в тылу. Вот почему я выбрал третью возможность и явился к тебе. К тому же мы должны переговорить о дальнейшем.

— Не сделает ли брат мой какого-нибудь предложения?

— Прежде всего мы должны узнать, что предпримут киовы, когда не застанут моего отряда на прежнем месте.

— Это можно предвидеть. Киовы не дети, они опытные воины, и примут наиболее мудрое решение.

— То есть — отправятся домой?

— Да, — сказал Виннету. — Не застав тебя на месте, они поймут, что план Сантера невыполним, и вождь отряда вернется к своему прежнему решению. Я уверен, что они откажутся от мысли напасть на нас.

— Но Сантер попытается их уговорить.

— Они его не послушают и уйдут.

— А мы что будем делать? — спросил я. — Последуем за ними, как они того ждут?

— Почему бы нам не опередить их?

— Вот это неплохо! Тогда мы сможем застать их врасплох.

— Однако у нас есть определенная задача. Мы должны захватить в свои руки Сантера и освободить Сэма Хоукенса. Следовательно, путь наш лежит в селение Тангуа, где находится в плену Сэм, но мы не можем ехать той же дорогой, по которой отправятся киовы. Мы изберем другой путь.

— Мой брат Виннету знает местоположение селения Тангуа?

— С такой же точностью, как и свое пуэбло. Селение это лежит на северном притоке Красной реки.

— Отсюда, значит, на юго-восток?

— Да.

— Нашего появления ожидают, следовательно, с северо-запада, а мы должны попытаться приблизиться с противоположной стороны.

— Вот именно! У моего брата Разящей Руки всегда те же мысли, что и у меня… Мы достигнем селения Тангуа не ближайшим путем (им поедут киовы), но отправимся в обход. С той стороны у них не будет стражи, и мы незаметно подойдем к селению. Теперь остается только решить, когда мы выступим. Что думает об этом Разящая Рука?

— Я не советовал бы тронуться в путь сейчас же.

— Почему?

— Мы не знаем, когда киовы покинут эти места.

— Вероятно, сегодня вечером.

— Да, это вполне вероятно, но возможно, что они двинутся лишь завтра утром. Быть может, они еще не оставили мысли напасть на нас тут. Во всяком случае, мы должны считаться с тем, что если мы отправимся раньше киовов, то они смогут поехать по нашим следам и разоблачить наши планы.

— И это как раз то, что думал я! Мы должны выждать, пока они отсюда уйдут. Однако мы не можем оставаться здесь на ночлег.

— Перейдем куда-нибудь, откуда мы сможем наблюдать за выходом из ущелья, как только начнет светать! Я знаю такое место, — сказал Виннету. — Пусть мои люди возьмут лошадей под уздцы и следуют за мною!

Мы привели своих коней, пасшихся по соседству, и вслед за Виннету вышли в прерию. Вскоре мы достигли небольшой группы деревьев и спрятались за ними. Здесь мы могли спокойно поджидать киовов; к тому же выход из ущелья оставался в поле нашего зрения.

Ночь была холодная. Выждав, пока моя лошадь опустилась на траву, я сам лег рядом с нею, чтобы согреться. Животное лежало спокойно, словно понимая, в чем дело, и за всю ночь я просыпался только один раз. Когда рассвело, мы, не выходя из-за деревьев, стали внимательно наблюдать за выходом из ущелья. Но там не было заметно ни малейшего движения. Тогда я обратился к Виннету со словами:

— Киовы приблизились к Наджет-циль со стороны прерии. Очевидно, они уйдут той же дорогой. Если мы отправимся на то место, где их заметил вчера твой лазутчик, мы непременно узнаем, тронулись они в путь или нет. Это будет гораздо полезнее, чем терять время тут.

— Мой брат прав. Последуем его совету!

Мы вскочили на коней и поскакали к югу — по той же дороге, которой пользовались апачи, преследуя Сантера после его бегства. Достигнув Наджет-циль, мы тотчас же увидели два широких следа, протоптанных лошадьми: вчерашний вел к лощине, более свежий — из лощины в прерию. Не могло быть сомнений: киовы ушли!

Мы приблизились к новым следам, уходившим вдаль от Наджет-циль, и присмотрелись к ним. Они были настолько явственны, что их нельзя было не заметить. Очевидно, киовы хотели, чтобы мы отправились вслед за ними, и поэтому умышленно оставляли следы даже в тех местах, где их обычно не остается. На губах Виннету заиграла легкая улыбка.

— Намерения киовов весьма прозрачны! Правда, они хотели поступить умно, но вышло наоборот: на этот раз у них не хватило смекалки!

Он произнес это настолько громко, что его услышал и пленный киов, которого мы везли с собою. Обратясь непосредственно к нему, Виннету добавил:

— Тебе, вероятно, придется умереть. Если мы не освободим Сэма Хоукенса или услышим, что его подвергли пыткам, мы убьем тебя. Если же этого не случится, и мы отпустим тебя, скажи своим соплеменникам, что они поступают как малые дети… Я и не подумаю отправиться по их следам.

Сказав это, он приказал отряду повернуть и взять направление на восток. Лошади, использованные нами для преследования Сантера, были сильно измучены, и поэтому мы но могли продвигаться с желаемой быстротой. К тому же запасы провианта у нас подходили к концу. Нам предстояло заняться охотой, а это потребовало бы много времени и, кроме того, увеличивало бы количество оставляемых нами следов.

К счастью, однако, вскоре после полудня мы на толкнулись на небольшое стадо бизонов, застрелили двух коров и получили столько свежего мяса, что были обеспечены на целую неделю. Теперь мы могли сосредоточить все свои помыслы на выполнении стоящей перед нами задачи.

На следующий день мы достигли Красной реки и поехали берегом. В реке было мало воды, но берега ее зеленели сочной травой, которую охотно щипали наши кони.

Солт-Форк (таково название притока) течет с запада и втекает в Красную реку с правой стороны. Слияние рек образует угол, в котором и помещалось в то время селение киовов, находившихся под властью Тангуа. Мы ехали по левому берегу Красной реки (Ред-Ривер) и могли надеяться, что нас не заметят. Все же, приблизившись к месту впадения Солт-Форк, мы отъехали от берега и, описав дугу, опять выехали к реке лишь на расстоянии полдня пути. Из осторожности мы ехали ночью, и только рано утром снова были на берегу. Теперь мы оказались в стороне, как раз противоположной той, откуда ждали нашего появления киовы. Здесь мы подыскали место для привала, чтобы отдохнуть от ночного перехода, и наши воины устроились спать, тогда как Виннету решил немедленно отправиться на разведку и взял меня с собою.

Нам нужно было перебраться на другой берег реки, что не представляло бы больших затруднений, если бы в ней было больше воды. Теперь же нам пришлось отъехать подальше от своего лагеря, чтобы затруднить разведку киовам, которые могли впоследствии напасть на наши следы. Мы добрались до небольшой речонки, впадавшей в Ред-Ривер, направили в нее своих лошадей и, отъехав по ее руслу в сторону, выехали в прерию и затем снова к Красной реке.

Весь этот маневр по сокрытию следов занял немало времени, однако усилия наши не пропали даром. Еще не доехав до Ред-Ривер, мы увидели в прерии двух всадников, сопровождающих дюжину вьючных животных. Один из них скакал впереди, другой сзади подгонял тяжело груженных мулов. Они должны были миновать нас с правой стороны, и уже издали мы узнали по одежде что всадники эти не индейцы, а белые.

Вскоре они заметили нас и приостановились. Наше поведение, несомненно, показалось им подозрительным, если бы мы, не задерживаясь, проехали мимо; с другой стороны мы могли получить от них важные сведения, ничем, в сущности, не рискуя.

— Мы подъедем к ним? — спросил я Виннету.

— Да, — ответил он. — Это бледнолицые купцы, заключившие с киовами обменную сделку. Но они не должны знать, кто мы такие.

— Прекрасно. Я выдам себя за торгового агента, едущего в селение киовов. Не зная их языка, я взял тебя в качестве переводчика… Ты — индеец племени пауни.

— Идет! Пусть брат мой вступит в беседу с бледнолицыми!

Мы поскакали по направлению к каравану. Согласно обычаю Дикого Запада, оба всадника взяли ружья на перевес и выжидательно смотрели на нас.

— Уберите ваши самопалы, господа! — крикнул я, подъезжая к ним. — Мы вовсе не собираемся укусить вас!

— Это было бы неумно, — заметил один из них, — ибо мы тоже умеем кусаться и взялись за ружья не из страха, а только по обычаю… К тому же вы кажетесь нам подозрительными.

— Подозрительными? Как это понимать?

— Когда двое всадников, один — краснокожий, а другой — белый, разъезжают по прерии, то это, обыкновенно, мошенники. Было бы поистине чудом, если бы вы оказались честными ребятами.

— Спасибо за откровенность! Всегда полезно знать, что о тебе думают другие. Однако на этот раз вы ошибаетесь.

— Возможно. Вы не похожи на висельников — это верно. Впрочем, мне совершенно наплевать, будете ли вы болтаться на веревке… Быть может, вы решитесь сказать нам, откуда держите путь?

— Охотно. У нас нет оснований скрывать это. Мы едем из Фолз-Уашиты.

— Так, так… И куда?..

— Хотим заглянуть к киовам.

— К каким киовам?

— К тому роду, во главе которого стоит Тангуа.

— Это недалеко отсюда.

— Знаю. Их селение расположено между Ред-Ривер и Солт-Форк.

— Правильно! Однако если вы хотите послушаться хорошего совета, поворачивайте-ка оглобли и не показывайтесь киовам на глаза!

— Это почему?

— Удовольствие невелико быть убитыми краснокожими…

— Со мной до сих пор этого не случилось… Надеюсь и в будущем избежать этого удовольствия.

— Будущего никто не знает! Во всяком случае, мое предостережение не лишено оснований. Мы только что были у Тангуа. Он не прочь ухлопать каждого белого, который попадется ему на глаза, как и каждого краснокожего, не принадлежащего к племени киовов.

— Ну и молодчина! Он сам говорил вам об этом?

— Да, и не раз.

— Вот так шутник!

— Ничуть. Он говорил это совершенно серьезно.

— Вот как! Почему же в таком случае он вас-то обоих отпустил подобру-поздорову? Я до сих пор считал вас белыми. Или вы из негров, что ли?

— Бросьте дурацкие шутки! Для нас он делает исключение, ибо мы — его хорошие знакомые и много раз бывали в его селении. Мы — купцы, и причем честные купцы, а не мошенники, которые надувают краснокожих и потом лица к ним не кажут. Нам киовы всегда рады, ибо им нужны наши товары, и они вовсе не так глупы, чтобы нападать на людей, приносящих им пользу. Ну, а вас-то они наверняка укокошат!

— Не беспокойтесь! От нас они тоже увидят немало пользы…

— Вот как! Кто же вы такие?

— Я — представитель агентства…

— Агентства?! Ну, тогда ваше дело совсем дрянь! Краснокожие особенно злы на агентов, ибо…

Он замялся, и я окончил фразу за него:

— Ибо агенты частенько надували их! Не правда ли? Это и мое мнение.

— Очень рад слышать из ваших же уст, — с улыбкой ответил он, — что агенты — мазурики… Как раз киовы были жестоко проведены за нос на последних сделках… Если вы горите желанием постоять у столба пыток, поезжайте! Ваше желание будет немедленно удовлетворено!

— Уверяю вас, что киовы узнают от меня нечто весьма для них приятное. Мне удалось добиться того, что все недочеты поставок будут исправлены. Недостающий товар будет дослан, и я сообщу им, где они смогут принять его.

— В таком случае, вы — чудодей, вы — белая ворона, черт бы вас подрал! — воскликнул мой собеседник. — Теперь-то ясно, что киовы не причинят вам вреда! Но зачем с вами краснокожий?

— Я не владею наречием киовов. Это мой переводчик, индеец из племени пауни. Тангуа знает его.

— Прекрасно! Значит, все в полном порядке, и мои предупреждения были излишни. И все же Тангуа очень зол. Дело в том, что апачи напали на его владения и увели несколько сот лошадей… Он погнался за ними, но потерпел поражение, так как апачам помогали белые. Один из белых даже искалечил выстрелом самого вождя киовов. Его зовут Разящей Рукой, так как он ударом кулака сшибает с ног самого сильного мужчину. Ну да и ему не поздоровится!

— В самом деле? Что же, краснокожие решили отомстить ему?

— Натурально! У Тангуа прострелены оба колена, и он не успокоится прежде, чем захватит в плен Разящую Руку и Виннету.

— Виннету? Кто это?

— Молодой вождь апачей, расположившийся со своими воинами в двух днях пути отсюда. Там же находятся несколько белых, и отряд киовов ушел в этом направлении, чтобы заманить всю компанию сюда.

— Гм… Разве апачи и белые — такие простофили, что сами полезут в ловушку?

— Тангуа в этом убежден. Многочисленная стража охраняет селение с той стороны, откуда появится неприятель. И апачей, и белых ждет неминуемая гибель… Вот мы и поспешили смыться, чтобы не видеть, как будут пытать наших же соплеменников…

— Неужели вы не могли бы им помочь?

— Увы, нет! Даже при всем желании!.. Да и к чему рисковать, к чему совать руки в чужой костер! У меня, так сказать, деловые приятельские отношения с киовами, и я вовсе не хочу их портить. Впрочем, я попытался было замолвить словечко, но Тангуа тотчас залаял на меня, словно цепная собака.

— Оно и понятно! Охота вам заступаться за пленников, которые и в плен-то еще не попали!

— Одного из белых они уже забрали… Удивительный это парень! Смеется во весь рот и в ус не дует, что помирать придется.

— Вы видели его?

— Как же! Когда его привезли, он пролежал целый день связанным на земле. А потом его отправили на остров.

— На какой остров?

— На реке Солт-Форк, вблизи селения. Там он находится под строгой охраной.

— А вы говорили с пленником?

— Я перекинулся с ним парой слов. Спросил его, не могу ли чем-нибудь помочь ему. Он добродушно улыбнулся и сказал, что не прочь бы выпить стакан хорошего молока, — не соглашусь ли я съездить за ним в Цинциннати? Ну, и дурачина! Когда я заметил ему, что в его положении нет ничего смешного, он просил меня не беспокоиться о его судьбе: об этом подумают мол другие! Я все же заговорил было о нем с самим Тангуа, но из этого ничего не вышло… Впрочем, с пленником обходятся недурно, ибо у Разящей Руки имеется заложник. Только один Сантер старается отравить ему жизнь.

— Сантер! — воскликнул я. — Это, очевидно, белый! Разве кроме вас в лагере киовов имелись белые?

— Только один — Сантер. Препротивный субъект! Он явился вчера вместе с отрядом, который заманивал в ловушку Виннету. Впрочем, вы сами его увидите!

— Он является гостем Тангуа или живет отдельно?

— Он поселился в особой палатке на краю селения. Тангуа, по-видимому, не особенно расположен к нему.

— А не знаете ли вы, как зовут пленника?

— Сэм Хоукенс… Несмотря на свои странности, это старый, опытный вестмен. Быть может, вам удастся спасти его!

— Попробую. А не можете ли вы точнее указать местонахождение палатки Сантера?

— Она четвертая или пятая, считая вверх по течению реки. Только ее обитатель вряд ли понравится вам… Это большой негодяй! Берегитесь его! Вы еще молоды и неопытны… А теперь нам пора трогаться в путь. Желаю вам вернуться целым и невредимым!

Мы распрощались со всадниками и поскакали дальше.

— Было опасно продолжать расспросы, — сказал я Виннету, — они могли заподозрить неладное. Мы и так успели узнать самое необходимое: где искать Сэма и где живет Сантер!

— Да, нам очень повезло! Не подвергаясь опасности, мы собрали все нужные сведения и можем теперь вернуться в свой лагерь.

Когда караван скрылся из наших глаз, мы повернули коней и помчались назад, опять принимая всевозможные меры к сокрытию следов.

Дик Стоун и Билли Паркер были очень довольны результатами нашей поездки. Особенно радовались они тому, что дела Сэма не так уж и плохи и что он не потерял своего хорошего расположения духа. Оба они просили взять их вечером с собой, но Виннету не дал на это согласия:

— Оставайтесь на этот раз дома, ибо вряд ли нам удастся сегодня же освободить Сэма. Скорее всего мы сделаем это завтра — и тогда вы также будете участвовать.

Так как мы расположились на привал в не совсем безопасном месте, то Виннету предложил нам перебраться на остров, который находился на реке вниз по течению.

Мы сели на коней и поскакали вдоль берега. Несмотря на глубокую воду и быстрое течение, мы благополучно перебрались на остров, где росло много деревьев и кустов, представлявших собой прекрасную защиту от любопытных глаз.

Я устроил себе удобное ложе и завалился спать, так как знал, что предстоящая ночь сулит немало трудностей. Придется промокнуть до нитки, переплывая с нашего острова на берег и затем на остров, служивший местом заключения Сэма Хоукенса. А между тем все это происходило в декабре месяце и вода была довольно-таки холодная…

Когда стало смеркаться, нас разбудили (Виннету также успел выспаться). Уже пора было отправляться в путь. Мы сбросили лишнюю одежду и опорожнили карманы. Из оружия мы взяли с собой только ножи. Затем мы прыгнули в воду и переплыли на правый берег, чтобы направиться к реке Солт-Форк. Через час мы добрались до ее слияния с Ред-Ривер. Пройдя несколько сот шагов вдоль Солт-Форк, мы увидели огни селения, которое лежало на том берегу. Нам приходилось снова спускаться в воду и переплывать реку. Однако мы решили с этим повременить и пошли дальше по берегу до конца селения, которое представляло собой скопление палаток из звериных шкур, расположенных в определенном порядке (летом краснокожие живут в полотняных палатках).

Перед каждой палаткой пылал костер. Вокруг него сидели индейцы: они грелись и готовили ужин. Самая большая палатка помещалась в центре селения. У ее входа были воткнуты в землю копья, разукрашенные орлиными перьями и своеобразными талисманами. Перед костром сидел вождь киовов Тангуа, а рядом с ним молодой индеец лет восемнадцати и два мальчика лет двенадцати-четырнадцати.

— Это трое его сыновей, — заметил Виннету. — Самый старший — его любимец: из него выйдет бравый воин! Он бегает так быстро, что его прозвали Оленем.

Женщины ходили между палатками, занятые разными домашними делами. По индейскому обычаю им не разрешается есть вместе с мужчинами, и они садятся за еду потом, довольствуясь остатками. Между тем самые тяжелые работы нередко ложатся именно на их плечи.

Я искал глазами остров, служивший местом заключения Сэма. Несмотря на темноту, можно было разглядеть три островка, расположенных один за другим недалеко от берега. Вспомнив слова встреченного нами всадника, я решил, что Сэм находится на ближайшем из них. Виннету был того же мнения.

— А вон там, — сказал он, — в четвертой или пятой палатке живет Сантер. Теперь мы должны разойтись и действовать каждый на свой страх и риск. Я установлю в точности местонахождение убийцы моего отца и сестры. А ты постарайся разыскать своего друга Сэма!

— Где мы потом встретимся?

— Там же, где разойдемся.

— Если ничего особенного не произойдет! Однако на случай тревоги, которая может возникнуть в селении, мы должны наметить еще другое место, подальше отсюда.

— Твоя задача труднее моей, — сказал Виннету, — ты должен переплыть на остров, и тебя легко может заметить стража. Если тебя схватят — я приду тебе на помощь. Если тебе удастся бежать, ты вернешься на наш остров кружным путем.

— Но утром они увидят мои следы!

— Нет, скоро пойдет дождь, он смоет все следы.

— Прекрасно. А если с тобой случится несчастье — я отобью тебя у врагов.

— Это возможно только в том случае, если вмешается злой рок. Взгляни-ка в ту сторону! Перед пятой палаткой нет костра: в ней, несомненно, и живет Сантер. Его нигде не видно, значит, он спит. Сейчас я все разузнаю.

С этими словами Виннету тронулся в путь. Он должен был пройти некоторое расстояние вниз по течению и затем переплыть на тот берег, чтобы подкрасться к палаткам.

Моя задача действительно была сложнее. Свет от костра падал на реку в том месте, где мне предстояло переплыть ее. Я мог бы сделать это, держась все время под водой. Однако, вынырнув на поверхность, я мог нос к носу столкнуться с часовым. Приходилось избрать другой способ действий. Я решил достичь сначала соседнего островка, где, по-видимому, никого не было. Оттуда я смогу увидеть, что происходит на острове Сэма.

Пройдя несколько шагов по берегу, я тихонько вошел в реку, нырнул и поплыл под водой. Через некоторое время я высунул голову из воды и огляделся. Тут я заметил целый ряд индейских пирог, стоявших у берега реки, и решил продвигаться под их прикрытием. Я снова нырнул и, вынырнув у первой пироги, стал пробираться дальше, держась в тени. Наконец я очутился вблизи того, ближайшего к берегу, островка, где, по всей вероятности, находился Сэм.

Остров был покрыт зарослями кустарника, над которыми возвышалось два дерева. Не было видно ни пленника, ни часовых. Я хотел было спуститься в воду, чтобы переплыть на остров, как вдруг услышал какой-то шорох на берегу реки. Я вгляделся и узнал Оленя, старшего сына вождя. Не заметив меня, он прыгнул в одну из пирог и стал грести по направлению к острову. Мне оставалось выжидать.

Вскоре я услышал разговор и узнал голос Сэма. Я поспешил подплыть ближе под прикрытием все тех же многочисленных пирог и стал прислушиваться.

— Тангуа, мой отец, хочет знать это!

— Мне и в голову не придет говорить, — отвечал Сэм.

— В таком случае тебя ждут неслыханные муки.

— Не мели вздор! Сэма Хоукенса не запугаешь! Помнишь, как твой отец хотел подвергнуть меня пыткам у апачей? И что из этого вышло? Помнишь?

— Эта собака Разящая Рука искалечил моего отца!

— То-то! И здесь будет не лучше. Вы не сможете мне ничего сделать.

— Ты сошел с ума, если говоришь это всерьез. Ты связан ремнями по рукам и по ногам: бегство невозможно.

— Да, этим я обязан Сантеру… Но чувствую себя вообще недурно!

— Ты вынослив, я знаю… Не забывай, однако, что ты, кроме того, привязан к стволу дерева, и четверо часовых сторожат тебя день и ночь. Как думаешь ты бежать?

— Ну, это мое дело, паренек! Пока мне и здесь неплохо!

— Мы освободим тебя, если ты скажешь, куда он собирается идти?

— Этого я не скажу. Мне известно, что вы ездили к Наджет-циль, чтобы захватить Разящую Руку и Виннету. Ну, и чудаки! Захватить Разящую Руку, моего ученика! Хи-хи-хи!

— Однако ты, его учитель, находишься у нас в плену!

— Это так, от нечего делать… Ведь я вас очень люблю, если не ошибаюсь… Вот и решил погостить… А вы воображаете, что Разящая Рука и Виннету едут по вашим следам! Экие вы остолопы! Вы сегодня же убедитесь, что попали впросак. Но я-то не подумаю сказать вам, куда направился Разящая Рука, хотя мне это известно…

— Куда же?

— Скоро сам узнаешь…

Резкий крик прервал его. Где-то послышались возгласы, означавшие, по-видимому: «Держи его! Держи!» Кто-то выкрикнул имя Виннету…

— Теперь ты слышишь, где они? — радостно воскликнул Хоукенс. — Ибо где Виннету, там и Разящая Рука! Они оба здесь!

Шум в селении усилился. Слышался топот бегущих ног: индейцы преследовали Виннету. Я видел, как сын вождя киовов появился на берегу острова и прыгнул в пирогу.

— Возьмите ружья! — крикнул он часовым. — И пристрелите этого бледнолицего, как только кто-то попытается его освободить!

При таких условиях немедленное спасение Сэма было невозможным. Я был вооружен только ножом и не мог выступить против четырех человек стражи; к тому же они сразу бы убили Сэма.

Но вдруг у меня молнией мелькнула мысль: что, если я захвачу Оленя? Ведь он — любимый сын вождя, и его легко будет обменять на Сэма!

В это время молодой индеец уже вылез из лодки и нагнулся, чтобы привязать ее к причалу. Я быстро подплыл к нему и ударом кулака сбил его с ног. Затем бросил его в пирогу, прыгнул в нее сам и стал грести вверх по течению, держась вблизи берега… Отчаянная проделка удалась! В селении никто ничего не заметил, а часовые на островке все еще смотрели на противоположную сторону.

Когда деревня и свет ее костров остались позади, я переехал к правому берегу, причалил и перенес бесчувственное тело Оленя на лужайку. Затем я отрезал ремни, служившие для привязывания пироги, и столкнул лодку в воду. Она поплыла по течению, запутывая мои следы. Связав ремнями руки Оленя, я взвалил его на спину и двинулся к нашему лагерю.

Вскоре индеец очнулся и стал барахтаться и отбиваться, насколько это было возможно в его положении. Это заставило меня пригрозить ему ножом.

— Кто ты? — гневно спросил он меня.

Я молчал.

— Жалкий бледнолицый, которого мой отец завтра же поймает и уничтожит!

— Твоему отцу не поймать меня: он и ходить-то не может! — отвечал я.

— Но у него несметное множество воинов!

— С каждым из них может случиться то же, что случилось с твоим отцом, который осмелился выступить против меня.

— Где ты состязался с ним?

— Там, где отец твой упал, когда моя пуля пробила ему оба колена.

— Значит, ты… Разящая Рука? — вскричал он в испуге.

— Что за вопрос! Разве я не сшиб тебя с ног ударом кулака? Да и кто, кроме Виннету и Разящей Руки, осмелился бы вторгнуться в ваше селение и похитить сына вождя?

— Я знаю, меня ждет смерть! Но ты не услышишь от меня ни криков, ни стонов.

— Я и не подумаю убивать тебя. Мы не такие злодеи, как вы… Если твой отец выдаст обоих бледнолицых, ты будешь свободен.

— Сантера и Хоукенса?

— Да.

— Он выдаст их, — отвечал индеец, — ибо сын дороже ему, чем сотня Хоукенсов, а Сантера он не ставит ни во что.

После этого он перестал мне сопротивляться. Предсказание Виннету оправдалось: пошел такой сильный дождь, что мне трудно было найти наш остров. Я выбрал густое лиственное дерево, чтобы переждать под ним непогоду.

Ожидание было весьма томительно. Дождь не переставал лить потоками и утро не наступало. Я уже и раньше промок до нитки и теперь согревался гимнастическими упражнениями.

Молодой индеец неподвижно лежал на земле, но он был более закален, чем я.

Наконец дождь прекратился, и стало светать, но вокруг колыхался густой туман. Мне удалось все же найти место переправы на наш остров, и я громко крикнул.

— Хэлло! — отозвался мне голос Виннету. — Это брат мой Разящая Рука?

— Да, это я.

— Плыви сюда! Кричать опасно.

— Но со мной пленник. Пришли мне хорошего пловца!

— Я приплыву сам, — ответил Виннету.

Как я был рад, что он не попал в лапы киовов! Вскоре голова его вынырнула из воды и тумана. Выйдя на берег и увидя индейца, он воскликнул:

— Да ведь это Олень, сын вождя! Где ты его раздобыл?

— На берегу реки, недалеко от острова Сэма.

— Ты видел Хоуконса?

— Увы, нет! Но слышал его разговор с Оленем. Возможно, мне удалось бы его освободить, но в этот момент заметили тебя, и я должен был скрыться.

— Да, несчастный случай! Я уже приблизился к палатке Сантера, как вдруг мне навстречу вышло несколько киовов. Я притаился в траве, а они остановились и стали разговаривать. В это время один из них заметил меня, и они сделали несколько шагов в мою сторону. Я должен был подняться и бежать. Они увидели меня при свете костров и узнали. Я вошел в воду и, чтобы их спутать, поплыл против течения, перебрался через реку и потом достиг лагеря. Но Сантера я так и не видел.

— Ты скоро увидишь его, ибо этот молодой воин согласен быть обмененным на Сантера и Хоукенса. Я уверен, что и отец его ничего не будет иметь против.

— Вот это чудесно! Мой брат Разящая Рука действовал безумно смело, захватывая в плен Оленя, но это лучшее из всего, что он мог бы сделать.

Говоря Виннету, что он скоро увидит Сантера, я не думал, конечно, что это произойдет тут же через несколько минут. Мы поместили Оленя между нами таким образом, чтобы его плечи касались наших, а голова оставалась над водою: его руки были связаны, и он мог плыть, действуя ногами. Пленник уже не сопротивлялся и мы дружно поплыли втроем к острову.

На реке все еще лежал густой туман, и мы видели не далее, чем на расстоянии четырех-пяти сажен. Однако слышать в тумане можно, как известно, очень хорошо и далеко… Мы были уже вблизи берега, когда Виннету прошептал:

— Будь осторожен! Я слышал что-то..

— Что именно?

— Словно удары весел…

— Остановимся в таком случае!

— Да. Слушай!

Мы осторожно делали слабые движения, чтобы только держаться на воде. Виннету не ошибся: кто-то ехал на лодке вниз по реке и, очевидно, спешил, ибо, несмотря на силу течения, пользовался веслами.

Вскоре лодка приблизилась. Что нам было делать? Прятаться или нет? Это мог быть вражеский лазутчик. Нам, во всяком случае, не мешало узнать, кто это такой… Я бросил вопросительный взгляд на Виннету. Он понял меня и ответил шепотом:

— Останемся здесь! Мы должны увидеть его. Возможно, он и не заметит нас…

Не производя ни малейшего шума, мы внимательно наблюдали за происходящим. Молодой индеец был возбужден не менее нас. Он мог бы выдать нас криком, но не делал этого, ибо и так был уверен в своем скором освобождении.

Удары весел раздавались все ближе и вот из тумана показалась индейская пирога. Кто же сидел в ней? Несмотря на наше решение молчать, Виннету не удержался и испустил громкий крик:

— Сантер! Он может скрыться!

Мой обычно спокойный и уравновешенный друг пришел в такое возбуждение, что решил немедленно плыть по направлению к пироге, забыв, что привязан к нам ремнями.

— Я должен освободиться, должен догнать его! — воскликнул он и, выхватив нож, разрезал ремни, связывающие его с индейцем.

Сантер слышал, конечно, восклицание Виннету. Он повернул лицо в нашу сторону и увидел нас.

— Тысяча дьяволов! — крикнул он. — Да ведь это…

Он остановился. Выражение злорадства появилось на его — сначала испуганном — лице. Он понял невыгоду нашего положения, бросил весла в лодку взял ружье, прицелился в нас и закричал:

— Ну-ка, нырните в последниий раз!

По счастью, он спустил курок в тот момент, когда Виннету уже высвободился и, помогая себе мощными взмахами рук, поплыл к его пироге. При этом толчок сдвинул нас с прежнего места, и пуля пролетела мимо.

Виннету не плыл, а, казалось, летел по поверхности воды. С быстротой камня, пущенного меткой рукой, он приближался к врагу, держа в зубах свой нож. У Сантера оставался еще один заряд в его двустволке и, направив дуло в сторону молодого вождя, он злобно крикнул:

— Сюда, сюда, краснокожая собака! Я отправлю тебя к дьяволу!

Однако считая положение очень простым и крайне выгодным для себя, он жестоко ошибался, ибо Виннету неожиданно нырнул, чтобы подплыть под лодку и опрокинуть ее. Если бы это удалось ему, Сантер очутился бы в воде и не смог бы выстрелить, а в рукопашной борьбе все преимущества были на стороне апача. Негодяй быстро сообразил это, отбросил ружье и снова взялся за весла. Едва успел он отъехать, как Виннету вынырнул в том месте, где только что находилась лодка. Сантер решил отказаться от нападения и, продолжая грести изо всех сил, крикнул:

— Что, поймал меня, собака? А пулю я приберегу до следующей встречи!

Виннету поплыл за ним вслед, но вскоре должен был повернуть назад, ибо лодка быстро удалялась, и догнать ее не мог бы самый лучший пловец.

Все это произошло в течение какой-нибудь минуты, но в тот момент, когда Сантер исчез в облаках тумана, несколько апачей, встревоженных криками и выстрелами, уже прыгнули с острова в воду и плыли нам на помощь. Я подозвал их к себе и поручил им доставить в лагерь молодого индейца, предварительно разрезав связывающие нас с ним ремни.

Собрав своих воинов, Виннету отдал им следующее приказание:

— Пусть мои красные братья немедленно соберутся в путь! Сантер только что скрылся в лодке, и мы должны нагнать его!

Я никогда еще не видел его в таком возбужденном состоянии.

— Но что делать с обоими пленниками? — спросил я его.

— Оставляю их на твое попечение.

— Значит, я должен оставаться здесь?

— Да. Я захвачу убийцу своего отца и сестры, тогда как ты займешься освобождением Хоукенса. А сейчас мы должны расстаться.

— Когда же мы снова встретимся?

— Не знаю, — сказал он, подумав, — а догадываешься ли ты, что значит появление Сантера?

— Когда выяснилось, что мы избегли ловушки, и киовы обнаружили твое присутствие в их селении, он понял, что мы не успокоимся, пока не достигнем своей цели, струсил и решил задать тягу.

— Есть и другая возможность, — возразил Виннету. — Сын вождя исчез, и это было поставлено в связь с нашим появлением. Тангуа, вероятно, излил свою ярость на Сантера, как на виновника всех бед, и затем отпустил его на все четыре стороны. Он избрал водный путь, чтобы мы не могли напасть на его след; лодку же он получил, по всей вероятности, в обмен на своего коня. Сантер не знал, конечно, что мы остановились на острове, и стал жертвой своей собственной осторожности. Теперь он знает, что мы начнем погоню, и гребет изо всей мочи, уносимый к тому же течением. Но мы сможем догнать его, если поскачем напрямик, выигрывая на изгибах реки.

— Как бы этот способ преследования не оказался ошибочным!

— Почему?

— Сантеру легко может прийти мысль оставить лодку и продолжать путь пешком. И так как вы не знаете, на какой берег он высадится, вам лучше всего было бы разделиться на два отряда и продвигаться по обоим берегам реки.

— Мой брат совершенно прав. Мы так и сделаем!

— При этом вы должны соблюдать величайшую осторожность и внимательно наблюдать за берегом, чтобы не пропустить того места, где он выйдет из лодки. Вам придется обследовать все изгибы реки, и это займет немало времени.

— Да, ты прав, и поэтому нам нельзя медлить ни минуты. Мы все же могли бы встретиться через несколько дней, — сказал Виннету.

— Где?

— Возьми направление к слиянию этой реки с Рио-Боско! Там на левом берегу — после слияния рек — ты увидишь моего воина, если наша встреча окажется возможной.

— А если я там никого не увижу?

— Это будет означать, что я продолжаю преследование Сантера. В этом случае отправляйся со своими спутниками в Сент-Луис к бледнолицым, которые строят дорогу для огненного коня. Но я прошу тебя впоследствии вернуться к нам. Ты всегда будешь желанным гостем в пуэбло у Рио-Пекос, и там тебе скажут, где я.

Пока мы разговаривали, апачи уже собрались в дорогу. Виннету пожал руки Дику Стоуну и Билли Паркеру.

— Мой брат знает, — сказал он, снова обращаясь ко мне, — как радостны были наши сердца, когда мы покидали берега Рио-Пекос! Кто бы предвидел тогда гибель Инчу-Чуны и Ншо-Чи! Когда ты вернешься к нам, ты не услышишь голоса прекраснейшей из дочерей апачей! Вместо города бледнолицых она узрела страну навсегда ушедших от нас. Долг мести уводит меня прочь, но любовь снова приведет тебя к нам. Я очень хотел бы вскоре же дать тебе знать о себе, но если это не удастся, не оставайся долго в городах Востока! Ты знаешь, кого ты должен заменить мне! Обещаешь ли ты, что вернешься скоро, мой друг, мой любимый брат Шарли?

— Я обещаю это. Мое сердце будет повсюду сопровождать тебя, брат мой Виннету! Ты знаешь, какой обет я дал умирающему Клеки-Петре, и я исполню его.

— Да направит шаги твои великий Маниту! — торжественно произнес вождь. — И да хранит тебя он на всех путях твоих!

Он обнял и поцеловал меня, бросил отрывистое приказание своим воинам и, вскочив на лошадь, погнал ее в воду. Апачи разделились на два отряда, из которых один двинулся по правому, а другой по левому берегу реки во главе с Виннету. Мы смотрели вслед молодому вождю, пока он не исчез в тумане. Мне казалось, будто я теряю часть себя, но и ему было, по-видимому, нелегко расстаться со мною.

Стоун и Паркер понимали мое состояние, и первый из них сказал своим обычным дружеским тоном:

— Не принимайте этого так близко к сердцу! Мы скоро снова встретим апачей, ибо помчимся за ними вслед, как только освободим Сэма. Когда вы думаете приступить к обмену пленными?

— Я желал бы знать ваше мнение на этот счет мой милый Дик! Вы опытнее меня.

Польщенный этим замечанием, он погладил свою бороду и сказал:

— По-моему, проще было бы тотчас отправить пленного киова в селение, чтобы сообщить Тангуа, где находится его сын, и на каких условиях он может быть освобожден. Что думаешь ты об этом, старый Билли?

— Гм… — промычал Паркер. — Ты никогда еще не говорил таких глупостей, как сегодня.

— Глупостей? Это я-то? Черт подери! — воскликнул Дик.

— Если мы откроем наше убежище, Тангуа пошлет туда своих воинов и они отобьют у нас Оленя, не возвратив Хоукенса. Нет, я бы сделал все это иначе.

— Как же именно?

— Мы покинем остров и выйдем в прерию, чтобы у нас был свободный кругозор. Затем мы пошлем киова и поставим условие, чтобы к нам пришли два воина — не больше и чтобы они привели Сэма в обмен на Оленя. Если придет больше воинов, чтобы напасть на нас, мы увидим их уже издали и сможем принять меры предосторожности. А вы, сэр, какого мнения? — обратился он ко мне.

— По-моему, будет вернее вовсе не посылать гонца.

— Но как узнает Тангуа, что его сын…

— Он узнает это, — сказал я.

— От кого?

— От меня.

— От вас? Вы сами хотите пойти в селение киовов?

— Да.

— Бросьте! Это — опасное дело. Вас сразу же заберут в плен.

— Не думаю.

— Это случится наверняка.

— Тогда погибнет Олень! Во всяком случае я не хочу потерять ни одного заложника.

— Я с вами согласен. Но зачем же именно вам идти в селение киовов? Уж лучше пойду я, — сказал Паркер.

— Я верю что вы достаточно храбры для этого, но лучше все же я сам переговорю с Тангуа.

— Разве вы забыли, как он ненавидит вас? Он гораздо скорее примет наши условия если увидит меня.

— И все-таки я пойду к нему! Пусть он придет в ярость, увидев, что я осмелился явиться к нему! Пусть он почувствует свое бессилие! Если же я пошлю к нему другого, он может подумать, что я боюсь его.

— Делайте как знаете! Но где останемся мы? Здесь на острове? Или поищем лучшего места?

— Лучшего не найти.

— Прекрасно. И горе пленникам, если с вами что-нибудь случится! Когда же вы пойдете?

— Сегодня вечером.

— Не будет ли это слишком поздно? Если мы поспешим, то к полудню может произойти обмен, и мы тотчас помчимся за Виннету.

— А киовы помчатся за нами и перебьют нас…

— Вы думаете?

— Ясно! Тангуа охотно выдаст нам Сэма, чтобы вернуть сына, а потом сделает все, чтобы нам отомстить. Поэтому обмен должен произойти вечером, после чего мы немедленно уйдем, чтобы за ночь ускакать как можно дальше. К тому же страх Тангуа за судьбу сына только усилится к вечеру, и это сделает его более сговорчивым.

— Это правда! А что, если нас уже раньше обнаружат здесь?

— На остров они не придут. А если на берегу заметят следы Виннету, то подумают, что скрылись и мы, захватив с собою Оленя. Это причинит Тангуа еще больше забот… Но прислушайся!

Где-то раздавались человеческие голоса. Туман стал рассеиваться, и мы уже видели берег. На нем оказался отряд киовов, которые оживленно переговаривались, рассматривая только что обнаруженные ими конские следы. Через некоторое время они скрылись, даже не взглянув в сторону острова.

— Они, очевидно, очень спешат, — заметил Дик Стоун. — Да, они направились к Тангуа, чтобы сообщить об открытых ими следах. Он вышлет в погоню отряд всадников.

Это предсказание сбылось через несколько часов. На берегу появились всадники; они подъехали к самой воде и затем помчались по следам. Впрочем, нечего было опасаться, что они догонят Виннету, ибо он со своим отрядом развивал, по меньшей мере, такую же скорость.

Пленники, само собой разумеется, не слышали нашего разговора. Они лежали в стороне и, не видя происходившего на берегу, не могли подать знака своим соплеменникам.

К полудню солнце грело уже довольно сильно и успело высушить не только лужайку, на которой находился наш лагерь, но и нас самих. Вскоре после полудня мы заметили на реке какой-то предмет: он плыл по направлению к острову и наконец застрял в прибрежных камышах. Подойдя ближе, мы убедились, что это лодка, и именно та, на которой я увез Оленя, ибо причальный ремень у нее был отрезан. Лодка эта, очевидно, не раз застревала по дороге, иначе ее должно было куда раньше пригнать течением. Я немедленно подтянул ее ближе к берегу и решил воспользоваться ею вечером, чтобы снова не промокнуть наскозь при переправах.

Как только смерклось, я столкнул лодку в воду, прыгнул в нее и стал грести вверх по течению. Стоун и Паркер, стоя на берегу, провожали меня пожеланиями всяческих успехов. Я сказал им, что они могут беспокоиться о моей судьбе только в том случае, если я не вернусь к следующему утру.

Работать веслами против течения было нелегко, и я только через час добрался до впадения Солт-Форк в Красную реку. Приблизившись к селению киовов, я причалил к берегу и привязал лодку (которую успел снабдить ремнем) к стволу большого дерева.

Как и накануне, перед палатками горели костры, вокруг них сидели мужчины, а женщины сновали по лагерю, справляя домашние работы. Я думал, что селение окружено многочисленной стражей, но на этот раз ошибся. Обнаружив следы апачей, киовы послали вдогонку отряд всадников и, очевидно, чувствовали себя в полной безопасности.

Тангуа по-прежнему сидел перед своей палаткой, но с ним были только его младшие сыновья. Я высадился на том берегу, где находилось селение, и теперь прокрался в него и скоро достиг палатки вождя; при этом я сделал это так осторожно, что никто не обратил на меня внимания. Я опустился на землю и подполз с задней стороны к палатке. Здесь хорошо было слышно жалобную монотонную песнь вождя, который оплакивал своего любимого сына. Я обогнул палатку, вскочил с земли и неожиданно предстал во весь рост пред его лицом.

— Почему Тангуа поет песнь печали? — спросил я. — Ведь храброму воину не приличествует падать духом. Причитания и жалобы — дело старых баб.

Трудно передать словами, как потрясло его мое появление. Он хотел что-то сказать, но не мог выговорить ни слова, хотел приподняться, но разбитые колени помешали ему сделать это. Он смотрел на меня, выпучив глаза как на привидение, и наконец пробормотал заикаясь:

— Ра-зя-щая Ру-ка… уф… уф… Как… ты… попал… сюда?.. Разве вы еще здесь? Не ушли?

— Как видишь! Я пришел говорить с тобой.

— Разящая Рука! — громко произнес он.

Услыхав мое имя, оба отрока немедленно скрылись в палатке.

— Разящая Рука! — повторил Тангуа, все еще в оцепенении от страха. Но вот выражение гнева появилось на его лице, и, обращаясь к другим палаткам, он выкрикнул какое-то приказание (я не понял его, но разобрал свое имя).

Мгновение спустя яростный вопль пронесся по всему селению. Казалось, земля задрожала у меня под ногами. Затем все оставшиеся дома воины, размахивая оружием, стали сбегаться к палатке вождя. Я вытащил из-за пояса свой нож и крикнул в ухо Тангуа:

— Разве Олень должен околеть? Это он прислал меня к тебе!

Он понял меня, несмотря на страшный шум вокруг, и поднял руку. Этого знака оказалось достаточно, чтобы водворить тишину. Киовы тесно обступили нас со всех сторон и смотрели на меня с такой ненавистью, что я вряд ли ушел живым, если бы это зависело только от них. Я сел рядом с Тангуа и, спокойно глядя на него в упор, сказал:

— Меня и Тангуа разделяет смертельная вражда. Я, правда, не виновен в ней, но я и не нуждаюсь в примирении. Мне совершенно все равно, уничтожу ли я вместе со своими друзьями одного из его воинов или же целое племя. А боюсь ли я его, это видно из того, что совершенно один я пришел сюда, чтобы говорить с ним. Но буду краток: Олень находится в наших руках и будет немедленно повешен, если в назначенное время я не вернусь к своим.

Стоявшие вокруг меня краснокожие ни одним движением не выдали впечатления, произведенного на них моими словами. Глаза вождя пылали гневом. Он понимал, что ничего не может сделать со мной, не подвергнув опасности жизнь своего сына. Скрежеща зубами, он спросил меня:

— Каким образом оказался он в вашей власти?

— Я был на острове, когда он разговаривал с Сэмом Хоукенсом, и я сшиб его с ног и взял с собой.

— Уф! Где теперь мой сын?

— В верном месте. Он сможет впоследствии сам сказать тебе, где именно. Ты видишь, что я не намерен убить его. Кроме того, в наших руках находится еще один пленный киов: я вытащил его из кустарника, откуда он подсматривал за нами. Этот пленник будет освобожден вместе с твоим сыном, если ты выдашь нам Сэма Хоукенса.

— Хорошо, ты получишь его! Но сначала приведи сюда Оленя и другого пленника!

— Привести сюда?! — воскликнул я. — И не подумаю! Я знаю Тангуа: кто станет ему доверять? Я предлагаю за одного двоих, я очень уступчив и иду вам навстречу, но требую, чтобы вы отказались от каких бы то ни было тайных замыслов.

— Докажи нам, что Олень действительно находится у вас!

— Доказать? Что за вздор! Я говорю это, и, значит, это так, Разящая Рука — не какой-нибудь Тангуа! Покажи мне Сэма Хоукенса! Я знаю, что его уже нет на острове, ибо вы не считаете это место достаточно безопасным. Мне надо переговорить с ним.

— О чем хочешь ты с ним говорить?

— Я спрошу его, как с ним обращались здесь. От этого зависит дальнейший ход дела.

— Я должен посоветоваться со старейшими из своих воинов, — сказал Тангуа. — Отойди к соседней палатке!

— Прекрасно! Однако поторопитесь! Если я не вернусь к назначенному времени, Олень будет болтаться на суку!

Повешение считается самой позорной казнью у индейцев, и нетрудно представить себе ярость и негодование Тангуа! Я отошел к соседней палатке и присел на землю, по-прежнему окруженный воинами. Между тем Тангуа созвал старейшин и начал с ними совещаться. Я видел вокруг себя искаженные гневом лица, но в то же время чувствовал, что мое бесстрашие производит определенное впечатление.

Через некоторое время Тангуа послал куда-то одного из воинов. Он ненадолго скрылся и вернулся в сопровождении Сэма.

— Разящая Рука! — радостно воскликнул, увидев меня, Хоукенс. — Я же говорил, что вы непременно придете! Конечно, вы хотите вернуть себе вашего старого Сэма?

Он протянул ко мне свои связанные руки.

— Да, — отвечал я, — грингорн пришел сюда, чтобы удостовериться, что вы — величайший мастер по части выслеживания, только бежите всегда не в ту сторону!

— Отложите упреки на другой раз, достоуважаемый сэр! Скажите лучше, где моя Мэри?

— Она у нас.

— А Лидди?

— Да, ваш самопал тоже в сохранности.

— Ну, в таком случае все в порядке, если не ошибаюсь… Попробуем-ка выбраться отсюда! А то здесь что-то скучновато стало.

— Терпение, терпение, дорогой Сэм! Вы делаете вид, как будто ничего особенного не случилось и ваше освобождение отсюда — сущий пустяк.

— Так оно и есть, по крайней мере для вас… Хотел бы я знать, чего бы вы не смогли сделать! Вы бы и с луны раздобыли меня, если бы мне вздумалось туда взобраться!

— Вы продолжаете шутить, милый Сэм! Видно, вам жилось тут… неплохо!

— Неплохо? Скажите лучше: хорошо, исключительно хорошо! Киовы любили меня, как мать — своего ребенка. Я чуть было не сошел с ума от их поцелуев и объятий! Меня закармливали, как невесту, а когда я хотел спать, мне даже ложиться не нужно было, ибо я и так все время валялся без дела!

— А не обобрали ли вас?

— Как же! Дочиста!

— Все, что уцелело, вы сейчас получите назад. Совещание, кажется, подходит к концу.

Я сообщил вождю, что не могу долее ждать, после чего состоялись недолгие, но очень решительные переговоры. Я вышел из них победителем, ибо не сделал ни одной уступки, а Тангуа боялся за жизнь своего сына. Было решено, что четыре вооруженных воина будут сопровождать меня и Сэма до нашего лагеря, где им выдадут обоих пленников.

Я добился многого, настояв на немедленном освобождении Сэма, но данному мной обещанию поверили, как и всегда верили впоследствии слову Разящей Руки. Я не сказал, однако, где находится наш привал.

Когда Сэму развязали руки, он поднял их вверх и воскликнул:

— Свободен, опять свободен! Я никогда не забуду вам этого, сэр!

Наконец мы тронулись в путь, сопровождаемые диким воем индейцев. Они испытывали ярость — ведь им пришлось выпустить из рук и меня, и Сэма. А Тангуа подошел ко мне и злобно прошипел на ухо:

— Ты можешь быть спокоен до возвращения моего сына, но затем все наше племя бросится за тобой в погоню. Мы найдем твои следы и настигнем тебя, куда бы ты ни скрылся!

Я не счел нужным отвечать на эту злобную угрозу и направился к реке, где мы по двое уселись в лодки, причем Сэм поместился со мной. Мы отчалили, но до нас долго еще доносились дикие вопли киовов.

Управляя лодкой, я одновременно рассказывал Сэму обо всем, что произошло после его пленения. Он сожалел, что Виннету должен был покинуть нас, но в то же время не слишком печалился об этом, так как ждал упреков со стороны апачей.

Несмотря на темноту, мы благополучно достигли острова, где Дик Стоун и Билли Паркер встретили нас восторженными возгласами. Только после моего отъезда поняли они всю рискованность этого предприятия.

Мы передали киовам обоих пленников, которые не проронили ни слова. Затем, выждав, когда вдали замолкли последние удары весел, мы вскочили на коней и выехали на левый берег реки. В эту ночь мы должны были отъехать как можно дальше, пользуясь тем, что Хоукенс хорошо знал окружающую местность. Он устроился поудобнее в седле и погрозил кулаком вслед уплывающим индейцам:

— Теперь они ломают головы, как бы снова поймать нас! Только все это ни к чему! Сэм Хоукенс не такой простак, чтобы опять попасть в яму, из которой его придется вытаскивать грингорну! Нет, меня не сцапает больше ни один киов, если не ошибаюсь…


Глава V ПРЕКРАСНЫЙ ДЕНЬ | Том 2 и 3. Виннету: Виннету. Белый брат Виннету. Золото Виннету | Глава I В РОЛИ СЫЩИКА