home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

Следующее утро началось со звонка будильника. Знакомая трель плеснула в уши, с корнем выдергивая Нэлл из длинного причудливого сна. Она открыла глаза, коснулась рукой сенсора. Шесть утра, пора подниматься.

Нэлл умывалась, почти не глядя на свое отражение. Ей было грустно, но вчерашней тоски больше не было. В конце концов, нет никакого смысла плакать о том, что невозможно изменить. Праздник закончился, ну и что с того? Ее будни будут в тысячу раз лучше любого праздника.

Она по привычке попыталась откашляться, но бронхи оказались чистыми. Видимо, «тормозящий» вирус оказался даже эффективнее, чем они надеялись. Приняв душ и почистив зубы, Нэлл забралась в ложемент и заглянула в «кейки». Судя по тусклым аватаркам, Том еще спал, и Линда тоже. Значит, на осмотр можно будет сходить после завтрака. Или вообще не ходить.

Она широко зевнула, глядя на постер. На экране с серого неба тихо падал снег, засыпая просторный сосновый лес. Поодаль, за стволами, местность понижалась, спускаясь то ли к озеру, то ли к реке. От ролика веяло дремотным покоем, сонной зимней тишиной. Вчера вечером, ложась спать, она решила, что больше не будет смотреть Си-О вслед, хотя его было бы видно еще не одну неделю, и отправила на постер первое же видео, подвернувшееся ей под руку. Как оказалось, это был не самый плохой выбор.

Завтракать было еще рано, но организм пожелал кофе, и Нэлл, откинув на спину виртуальный шлем, отправилась в кают-компанию.


Дверь открылась, выпустив в коридор оглушающий запах кофе и свежего хлеба. Над раздаточным лотком колдовала Марика, а за столом, откинувшись на стуле, сидел Алекс Зевелев.

— А вот и Нэлл, — широко улыбаясь, заявил он. — Заходи на огонек.

Нэлл остановилась, не веря своим глазам. Алекс был явно и совершенно неприлично счастлив. В его глазах плескалось солнце, а улыбка, казалось, освещала зал до самого последнего закутка.

— Привет, — автоматически ответила Нэлл и повела носом. — Мм, я чувствую запах кофе.

— Ага, сейчас и тебе сделаю, — отозвалась Марика, оборачиваясь.

На ее плече сидела роскошная снежно-белая крыса с круглыми красными глазками. Крыса дружелюбно принюхалась к Нэлл и потянулась к ней, привстав на задние лапы.

— Узнаешь? — улыбаясь, спросила Марика.

Нэлл почувствовала в теле странную невесомость.

— Коллеги, я чего-то пропустила? — спросила она. — Это ведь Магда?

— Магда, Магда, — ответила Марика, снимая крысу со своего плеча и вручая ее Нэлл. Та машинально приняла зверя в руки и разом ощутила теплый мягкий животик, цепкие лапки и упругий хвост, обвивший ее запястье.

— Разве это возможно? — спросила она, осторожно садясь на стул и опуская Магду к себе на колени. — Патрон умеет восстанавливать биологические объекты?

Алекс с Марикой переглянулись.

— Она еще не врубилась, — сказала Марика.

— С днем рождения, Нэлли! — улыбнулся Алекс. — Начинаем новую жизнь.

Крыса пощекотала усами ее руку, потопталась на коленях и по ноге слезла на пол. Нэлл едва это заметила.

— В смысле — новую жизнь?

— Посмотри на свои руки, радость моя, — посоветовала Марика.

Нэлл взглянула на свои ладони. Ладони как ладони, белые и чистые. Она перевернула их вниз, потом снова вверх…

— Подсказка: ногти.

Ногти. Ногти тоже были чистые, без малейшего следа нитевидных водорослей.

— Он нас все-таки вылечил? Полностью?

Алекс рассмеялся.

— Мы у Координационного центра Хозяев, Нэлл.

Мир ухнул вниз и тут же вернулся на место. Нэлл вскочила на ноги, хватая ртом воздух. Перед глазами возникли тусклые аватарки Линды и Тома… Линды и Тома, которые по утрам всегда вставали вовремя.

Том.

Она бросилась вон из кают-компании, не слыша, что кричат ей вслед. Она мчалась по коридору — так быстро, что дополнительная центробежная сила вдавливала ее в пол, будто она бежала в гору. Сердце билось молотом, желудок сдавило ледяным ужасом. Она ведь так его и не спросила, отдал ли он патрону свой Слепок. Не успела, или решила, что это не важно… Что все это будет не с ними.

Знакомый отрезок коридора, знакомая дверь. Нэлл заколотила рукой по сенсору и едва не рухнула внутрь, когда дверь открылась… открылась в совершенно пустую каюту.

— Том!!! — заорала она.

Он выглянул из ванной, на ходу вытирая голову полотенцем.

— Нэлли? Что случилось?

Кажется, у нее на секунду потемнело в глазах, потому что в следующее мгновение она сидела на полу, а Том обнимал ее за плечи.

— О, черт, — бормотала она, задыхаясь. — Черт. Черт. Черт.

— Господи, Нэлли. Что с тобой?

— Я подумала, ты остался там.

— Где там?

— В прошлом. В первой жизни.

Том нахмурился.

— О чем ты говоришь?

Нэлл все дышала и никак не могла отдышаться.

— Алекс говорит, мы у Координационного центра Хозяев.

С коротким восклицанием Том вскочил на ноги и схватил виртуальный шлем.


Письмо весило почти четыре терабайта. Кроме непосредственно тела письма, содержащего едва ли полпроцента этого объема, туда входил архив из доброй сотни файлов, с которыми еще предстояло разбираться.

Нэлл собралась с духом и включила режим воспроизведения.

Она увидела точную копию своей каюты, снятую со стороны, противоположной двери. В ложементе сидела… она сама, точнее, ее копия (или, если быть еще точнее, ее оригинал). Волосы той, другой Нэлл, были коротко острижены и торчали над головой смешным темно-красным ёжиком, губы были изогнуты в насмешливую улыбку.

— Привет, подруга, — услышала она свой собственный — и все-таки чужой — голос. — Как я понимаю, ты сейчас в полном обалдении. Заснула у Юпитера, а проснулась непонятно где и сотню лет спустя. Я точно обалдела бы, а мы с тобой пока очень мало отличаемся. В общем, я решила облегчить тебе переход. Считай, что ты получила привет из альтернативного ближайшего будущего. Субъективно между мной и тобой — три месяца и восемнадцать дней. Через двое суток патрон войдет в соприкосновение со Станцией, и какой-либо обмен информацией между нами станет уже невозможен.

Нэлл-оригинал подалась вперед, приблизив лицо к визору, и Нэлл заметила, что она, пожалуй, похудела и осунулась. Во всяком случае, то лицо, что Нэлл увидела сегодня в зеркале, явно выглядело свежее и моложе.

— Как ты понимаешь, мы продолжаем жить, не слишком весело, но и не сказать, чтобы очень грустно. Работаем. Потихоньку переводим Библиотеку. Чувствуем себя прилично. Никто не умер и не собирается, даже Макс, хотя Линда сильно переживала на его счет. У Мишеля до сих нет пор никаких симптомов заражения нитевидными, так, небольшое количество спор в слюне, и все. Но тут уж ничего не поделаешь.

Она снова откинулась в ложементе и довольно улыбнулась.

— Две недели назад Эдди Терренс родила парня, так что теперь в мире стало на одного Джона Сэджворта больше. Прикольный пузырь, там, в архиве, есть пара видео с ним. Мы с Томом таки подписали брачный контракт на десять лет, так что теперь я Нэлл Росс — как тебе такой поворот? Мама даже познакомилась с его сестрой и второй женой, и теперь эти достойные дамы регулярно моют нам кости. Глянь потом мою переписку с Кэт в папке «Россы», хорошее настроение гарантирую.

Она помолчала, явно собираясь с мыслями, и вдруг широко улыбнулась.

— Сейчас ты будешь смеяться, и очень громко. Комиссия по контакту сделала-таки свой исторический пресс-релиз, от которого мировые СМИ бились в истерике добрые две недели. Но это была не первая их истерика, а вторая. Первую им устроила Элли.

Элли? Нэлл, похолодев, вцепилась руками в подлокотники.

— Помнишь, она собиралась сделать доклад во Флоридском институте моря? Вместе с Наолой и Джереми Смитом? Она его сделала. Оказывается, эти юные придурки под крылышком у Бо Тяня мало того, что расшифровали язык касаток и составили интерактивный словарь того диалекта, которым пользуются касатки группы Наоми Люн. Они написали программу-переводчик, позволяющую людям в буквальном смысле говорить на языке касаток! У них в группе есть молодой самец Ткрч, странный такой тип, чем-то напоминающий нашего Алекса Зевелева, людей любит нежно и бескорыстно. Так вот, он выдавал такие фразы, от которых вся конференция рыдала и плакала. Там, в архиве, отдельная папка есть, так и называется «Ткрч». Послушай, это стоит того!

Нэлл-из-письма снова сделала паузу и мечтательно завела глаза в потолок.

— Шутки шутками, но теперь работает межправительственная комиссия по выработке юридического статуса китообразных. Хотим мы этого или нет, но планету придется делить еще с одним разумным видом. Понятно, что разум у них так себе, на уровне шимпанзе или немного выше, но раз уж высшие приматы у нас пользуются ограниченными правами, то касаткам сам Бог велел.

Самое смешное, что дело сдвинулось с мертвой точки только после пресс-релиза Комиссии по контакту. До этого народ больше ржал и состязался в остроумии, а вот потом всем резко стало не до смеха. Одно дело смотреть на ситуацию сверху вниз и ощущать себя полным хозяином положения, а другое… ну, сама понимаешь. Осознать, что хозяином является кто-то другой. Китобойное лобби заткнули в пару дней, просто как по волшебству, хотя патрон и щупальцем не шевельнул в этом направлении. Видимо, правительства решили перестраховаться и продемонстрировать ему как можно больше вежливости и терпимости — чисто на всякий случай.

Она задумчиво провела рукой по коротко стриженой голове и снова села, приблизив лицо к визору.

— Ну, что тебе еще рассказать. Гавила получил Нобелевку, как и ожидалось. Альварес — помнишь такого? — теперь с ног до головы в шоколаде: ему дают столько денег, сколько он попросит, причем сразу умножив на два. Ведь, фактически, его группа еще год назад вплотную подошла к созданию коннектора, по крайней мере, к той его части, что работает на вход. Понятно, что Темная комната со всем оборудованием четыре этажа занимает, но если вспомнить, какими были первые компьютеры… — и Нэлл-оригинал рассеянно улыбнулась. — Про статью о строении Четырнадцатой Точки никто и не вспоминает, хотя, я чувствую, рано или поздно придется к ней вернуться. Зато пару недель назад Агентство выложило в открытый доступ наш первый перевод, посвященный системе Барнарда. Говорят — я сама не проверяла, но Мэри Митчелл верю на слово — что трое суток туда было вообще не пробиться, все лежало вглухую.

Вот так мы и живем — скорее хорошо, чем плохо, а вообще по-всякому. Иногда я тебе завидую, иногда наоборот — счастлива до соплей, что осталась тут. После публикации пресс-релиза Комиссии по контакту премодерацию нашей переписки сняли, так что теперь я болтаю, с кем хочу и о чем хочу. Элли написала мне еще шесть писем — все они, как и мои ответы, в папке «Элли». Не думаю, что в будущем мы с ней будем слишком часто друг с другом списываться, но, по крайней мере, она знает, что я ее люблю и всегда готова ее выслушать. В общем, держись, и удачи тебе!

Нэлл-из-письма еще несколько секунд смотрела на визор, будто пыталась взглядом дотянуться за сотню лет и тридцать парсек, а потом письмо закончилось, и зрительное поле опустело.


Часть 4. Между «да» и «нет» | Юнона | Примечания