home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Долг чести огромен. Кто в этом виновен?

Все, чему нет объясненья, вызывает…

Удивленье.

Скольжу ладонями по такой приятной простыне – привычно гладкой, нежной… Не поняла.

С недоумением смотрю на разорванную ткань, в которую попали пальцы. Это что еще за безобразие? И почему на кровати листья?

Растерянно смахиваю на пол несколько засохших листочков. Встряхиваю головой, убирая с лица закрывающие обзор волосы, отдергиваю легкий прозрачный полог и замираю в замешательстве.

Да, это моя комната, но… Но она какая-то неправильная! Облицовка стен, которая всегда была яркой, сейчас совсем тусклая, выцветшая. Одно из окон разбито. Хотя что могло повредить необычайно прочный трипслат, мне представить невероятно сложно. Осколки рассыпались по полу, который покрыт слоем пыли, отчего рисунок едва заметен. В образовавшуюся дыру пролез вьюн, который оплел не только раму, но и часть потолка. И это его листья упали на кровать, решив украсить собой интерьер.

– Вария! Рильмина! Что за глупые шутки?

Все еще не веря своим глазам, громко зову фрейлин. Прислушиваюсь к эху своего голоса, отразившемуся от стен, к тишине, в которой слышны лишь неясные шорохи, и в панике вскакиваю с кровати. Что вообще происходит?

Судорожно осматриваю себя.

Платье… Свободное, легкое, синее. Я именно в него переоделась, прежде чем, по совету Рильмины, лечь спать. Правда, тогда оно было ярко-синим, теперь же совсем бледное. И вышивка на нем иначе смотрится.

Ноги босые. Да, домашние туфельки я сняла, и они… Осматриваюсь и заглядываю под кровать. Обнаружив среди листьев то, что ищу, морщусь и, прихватив двумя пальцами, вытаскиваю покрытую слоем пыли обувь. Стукнув пару раз друг о дружку, надеваю, стараясь не надышаться поднявшейся в воздух пылью.

Смотрю на пляшущие в столбе света пылинки и сама себе не верю. Может, это продолжение сна? Он ведь тоже был очень реалистичным! Как же проверить?

Во сне нельзя саму себя увидеть… Зеркало!

Запоздало о нем вспомнив, бегу к гардеробной. Распахнув дверь, облегченно вздыхаю – все мои наряды на месте. Вот только едва касаюсь одного из платьев, как сомнения накатывают с новой силой. Ткань, несомненно, стала тоньше и покрыта сетью мелких проколов. Словно… истлела?

Резко разворачиваюсь, впиваясь глазами в свое отражение.

Нет, я совсем не изменилась. Из глубины зеркальной глади на меня смотрят испуганно округлившиеся синие глаза. Ресницы длинные, кожа гладкая, бледная, губы розовые, на скулах от волнения румянец. Ну, может, волосы чуть потеряли блеск. Но это точно из-за пыли.

Я не постарела, а все вокруг вдруг резко обветшало? Разве так бывает?

Не желая думать о худшем, в поисках ответа бросаюсь к двери. С трудом распахнув тяжелые створки, морщусь от неприятного, затхлого запаха, ударившего в нос. Воздух здесь спертый, сырой, в комнате такого не ощущалось из-за разбитого окна.

– Мама! Отец? Ваймон… Кто-нибудь… – зову в отчаянии, хотя ужас накатывает волной, и я понимаю – бессмысленно. Здесь никого нет.

Но почему? Что же произошло? Где все? Где Тогрис?!

При мысли о женихе отчаяние и боль рвут душу в разы сильнее. Слезы, пока еще беззвучные, горячие, наполняют глаза и скатываются по щекам.

Почему он меня оставил одну? Бросил? Нет! Я не верю!

Не разбирая дороги, забыв о неприятном запахе, бегу по коридору, распахивая и заглядывая во все комнаты, что встречались на пути. Гостиные… Холл… Лестница, ведущая вниз, на второй этаж.

Малый зал… Приемная… Кабинет… Везде одно и то же: мрак, запустение и тишина.

Вбежав в гостиную родителей – такую родную, знакомую, сразу понимаю: те, кого я так люблю, здесь давно не живут. Никаких личных вещей. Исчезла почти вся мебель. Оставшаяся, видимо, никому не приглянулась – у столика отломана ножка, и он лежит боком, у дивана отсутствует один подлокотник…

На диван я и падаю. Рыдаю громко, цепляюсь пальцами за обивку, отчаянно твержу себе: «Это сон. Страшный сон. Надо всего лишь проснуться…»

Наконец с собой справляюсь. Паника все еще рвется наружу, но я глубоко вдыхаю, поднимаюсь, открываю глаза и… И едва не реву снова. Все осталось как было. Я не проснулась.

Подойдя к окну, занавешенному плотной гардиной, отбрасываю ее в сторону. И в испуге отскакиваю, потому что упала не только оторвавшаяся ткань, но и карниз. Вернее, он повис на полпути к полу, удерживаясь на частично вырванном крепеже. Больше я не рискую. Второе окно освобождаю от шторы и открываю медленнее, стараясь ничего не разрушить.

Свежий прохладный воздух наполняет комнату, принеся с собой запах травы, моря, песка, а я смотрю на парк. Когда-то аккуратный, ухоженный, он превратился в дикие заросли. Буйно разрослись кусты, потеряв привычную форму, оплелись вьюном, цепляющимся за любую вертикальную опору. Везде, кроме…

С замиранием сердца я впиваюсь взглядом в ту часть парка, где кусты определенно ниже. Да и цвет их светлее – они там не такие плотные.

Я ни секунды не раздумываю. Спешу туда – по коридору, внутренней лестнице, каменным ступеням той, что расположена снаружи и за перила которой держаться точно нельзя. Камни тоже шатаются под ногами, поэтому и я замедляюсь. Спускаюсь осторожно, медленно. Оказавшись на земле, пробираюсь сквозь заросли, радуясь, что не все дорожки исчезли – когда-то самые широкие превратились в узкие тропинки. Но они хотя бы есть…

Добравшись до расчищенного участка, осматриваюсь.

Аккуратные кустики, ограничивающие окультуренный участок. Ровные границы грядок, на которых растут дагри – низкие стелющиеся растения с очень вкусными плодами. Чуть дальше полянка красных стеблей льяри, сок из которых я, пожалуй, люблю больше других напитков.

При мысли о еде рот заполняется слюной, и я не удерживаюсь, срываю сиреневый плод. Осторожно ломаю, стараясь не испачкаться, и вгрызаюсь зубами в сладкую мякоть. Мм… Как же я есть хочу! И одного дагри мне точно недостаточно. Срываю второй… третий…

Приглушив голод, иду дальше, огибая небольшой скальный выступ. За ним, насколько я помню, была ровная площадка для выгула жиралей в брачный сезон. Она им очень нравилась, потому что находилась высоко над поверхностью моря.

Площадка сохранилась, только теперь гнезд на ней нет, а стоит маленький каменный домик. Чистенький, одноэтажный, с конусообразной крышей, покрытой красным водоотталкивающим материалом. В небольших окнах виднеются белые занавески, а двухступенчатое крылечко ведет внутрь. И дверь, кстати, гостеприимно открыта.

Мне терять нечего. И бояться тоже. Вряд ли в этом доме прячется то, что страшнее уже увиденного. А может… Может, там кто-то из моих близких?

Воспрянув духом и одновременно боясь разочароваться, я поднимаюсь по ступеням. Небольшая прихожая, где развешана верхняя одежда и стоят инструменты для обработки земли, но при этом чисто убранная и застеленная плетеным ковриком, ведет в уютное светлое помещение, напоминающее кухню. Здесь белые стены, украшенные мелким цветочным рисунком. Длинный кухонный стол, на котором разложены плоды дагри. Стеллажи с банками для хранения продуктов. Шкаф с посудой, а рядом маленькая автоматическая мойка.

Сидящую на полу спиной ко мне женщину я замечаю, лишь когда слышу нежный голос:

– Подожди, Ваймон, я сейчас помогу.

– Вария? – невольно срывается с моих губ, но свою ошибку я понимаю сразу. Незнакомка, отложившая в сторону нож, которым счищала кожуру плодов и начавшая вставать, оборачивается. На мою фрейлину она если и похожа, то очень-очень слабо.

Получается, мой брат выбрал себе другую жену? Ее родственницу?

– Ой… – Молодая женщина изумленно на меня смотрит, округлив синие глаза и схватившись рукой за сердце. – Вы?.. – Она бросает взгляд за окно, где виднеются крыши замка, словно знает, что я могла прийти только оттуда, но все равно не может поверить. – Вы проснулись?..

Однако едва ее глаза снова находят меня, ступор проходит.

– Простите, простите! Проходите! Ох, как же так! Мы не предполагали… Вот сюда садитесь, пожалуйста, – хлопочет незнакомка, отодвигая от стены и разворачивая ко мне плетеный стул. – Извините, у нас не слишком много удобств. Дом маленький. Еду я выращиваю и перерабатываю. Да и мясо тоже самим добывать приходится. Вай на охоту пошел… Ах, если бы мы знали!..

– Подожди, – опускаюсь на упругое сиденье и останавливаю словесный поток, потому что окончательно запутываюсь – так много женщина говорит. – Как тебя зовут? – начинаю с самого простого.

– Сейлисса.

Замерев передо мной, вионка судорожно мнет в пальцах испачканный оранжевым соком белый передник, надетый на темно-синее, почти черное длинное платье.

– Сядь, пожалуйста, – прошу, потому что не хочу, чтобы она нервничала так сильно. Да и мне удобнее будет расспрашивать.

Жду, пока она снимет передник, займет еще один стул, и лишь затем продолжаю:

– Ты и Ваймон, – имя брата дается мне с трудом, настолько сильно волнение, – давно живете в этом доме?

– Я – тридцать два года, – неуверенно улыбается Сейлисса. – Я здесь родилась. А Вай пять лет всего, после того как мы поженились.

Ничего не понимаю. Она, конечно, старше меня, но, учитывая, что иногда вионцы и до четырехсот лет доживают, совсем молодая. Сколько же лет брату было, когда он на ней женился?

– Ты говоришь, что здесь неудобно. Почему же не уехала? Муж не позволил?

– Ну что вы! – ахает вионка. – Разве я могла нарушить клятву и оставить вас? И за Ваймона я вышла только потому, что он согласился со мной жить именно здесь.

– Какую клятву? – Нехорошее предчувствие холодит грудь, с каждой секундой сильнее сковывая тело.

– Ждать, когда вы проснетесь. Оберегая ваш сон, жертвовать личным, не думая о себе. Ее мой прадедушка дал, но сыновей у него не было, так что такое же обещание дала моя бабушка. А потом мама. Ну и я.

– Сейла! Я вернулся! – не оставив мне времени на осмысление, врывается в дом веселый мужской голос.

Спустя секунду в дверях появляется симпатичный молодой вионец в бежевых кожаных брюках и свирте[2], надетом на голый торс. Светло-синие волосы убраны под повязку, чтобы не падали на лицо. Добрые яркие глаза, курносый нос, полные улыбающиеся губы, крупный подбородок. В одной руке оружие, видимо для охоты, потому что в другой добыча – пестроцветный раль, дикий родственник агралей.

– Ты не одна? – теряется незнакомец, опуская ношу на скамейку. – Это… Это она? – Он столь же потрясенно, как ранее женщина, смотрит на меня.

– Да, любимый. Наследница проснулась.

Сейлисса подходит к мужу, чтобы взять за руку и подвести ближе.

– Это мой муж, Ваймон. Я была так счастлива, когда мы познакомились. И вдвойне оттого, что Вай носит такое же имя, как и мой прадедушка. Он ведь был вашим братом.

Брат… Прадедушка? Она мне правнучатая племянница? Четыре поколения. Это же…

От ужаса, который завладел мной, волосы на голове шевелятся. Дрожь сотрясает тело, и я из последних сил заставляю себя спросить:

– Сколько лет прошло?

– Вы уснули в триста пятьдесят пятом, – мягко, понимая, как мне сложно, говорит Сейлисса. – Сейчас девятьсот семидесятый.

Больше шестисот?!

Я задыхаюсь. Воздуха не хватает, горло сжимает спазм от тошноты, в глазах темнеет…


Когда сила духа с отвагой подружится,

Тогда в человеке рождается…

Мужество.

– Я из дальних предков только бабушку помню. Но даже ее видела в раннем детстве, когда она уже совсем старенькая была…

Сейлисса, сидящая на краю дивана, держит меня за руку, успокаивающе поглаживая по тыльной стороне кисти. Я же, откинувшись на подложенные под спину подушки, вслушиваюсь в ее мягкий говор, находя в нем все больше знакомых интонаций. Таких привычных, родных, от которых хочется снова заплакать. И все же я держусь, стараясь сосредоточиться на смысле слов, а не на собственных переживаниях.

– Все, что о них знаю, мне мама рассказывала. А она говорила, что у прадедушки и прабабушки была самая необычная и романтическая история любви. Прабабушку звали Вария… – Родственница смущенно на меня смотрит и говорит, словно извиняется: – Вы, наверное, меня за нее приняли. Она в прадедушку влюбилась, а у него другая невеста была. Все думали, что прадедушка на свадьбе цветок фаворитки Варии подарит, а он вместо этого вывел ее на танец. А после этого отказался от права наследования и дал клятву охранять ваш сон. К невесте даже не подошел. Представляю, в каком все были шоке…

Да уж, это еще слабо сказано. Мать Ларилины, вне всяких сомнений, рвала и метала. Хорошо, что сделать ничего уже не могла. Вице-король, как мне кажется, отнесся к произошедшему философски. Он ведь амбиции проявлял, исключительно угождая жене, а не по личным качествам характера. Ну а сама несостоявшаяся невеста наверняка презрительно скривилась и сама попросила привязку сбить. Без каких-либо условий. Ибо незачем ей ребенок от того, кто к власти больше отношения не имеет. Она всегда была прагматичной, даже свою влюбленность использовала с выгодой.

Но хоть за судьбу брата я теперь спокойна. И за фрейлину. Они прожили жизнь с тем, кого любят, а это дорогого стоит.

– Поначалу все надеялись, что вы быстро проснетесь, – рассказывает дальше Сейлисса. – Королевская семья продолжала жить в замке, и прадедушка с прабабушкой тоже. Моя бабушка там же родилась. А когда король Литт умер и власть над Вионом перешла к младшему принцу, тот, видя, что вы по-прежнему спите, решил переехать в другой дворец, который бывший вице-король де’вРон построил как приданое своей дочери. Ее саму и ее мужа новый король выселил в родовое имение. Если они и были этим недовольны, то предпочли промолчать. За любые попытки ему противодействовать король Горан отправлял на казнь без разговоров.

Ого… Младший братец проявил характер и решительность, которых так не хватало уступчивому и покладистому Ваймону. Да и отец предпочитал все решать миром и согласием.

– Бабушка поздно вышла замуж, ей было уже восемьдесят лет. Так уж сложилось, что до этого никто не затронул ее сердце. Брак оказался счастливым, хотя и был заключен по расчету – прадедушка нашел жениха, который согласился поселиться в глуши. Ведь теперь старый замок не был центром светской жизни. И прислуги там осталось совсем немного. Кто-то просто не захотел жить в пустом замке, кто-то последовал за королем. Но больше уезжали потому, что боялись вас.

– Меня? – Удивление мое настолько сильно, что даже душевная боль на мгновение отступает в сторону.

– Ну да. – Сейлисса виновато на меня смотрит и убирает руки, нервно их стискивая и складывая на коленях. – Вы ведь не видели себя со стороны – не дышите, тело холодное, недвижное, а на щеках румянец и губы красные. Жуткое зрелище.

Теперь понятно, отчего замок в таком плачевном состоянии. Но все равно странно…

– Почему же меня оставили там, где уснула? Ведь можно было перенести в какую-нибудь постройку, за которой ухода меньше, – растерянно спрашиваю, надеясь, что ответ Сейлисса знает.

И она меня не разочаровывает.

– Ваша мама запретила. Все подумали, что вы умерли, а она первая заподозрила, что спите. Вернее, впали в леянский анабиоз. На Вион даже кто-то из леян прилетал, чтобы в этом убедиться. Он и сказал, что вас ни в коем случае нельзя перемещать. Вроде как в этом состоянии душа куда-то улетает, а обратно не вернется, если тела на прежнем месте не окажется. На Ле в ледяной глыбе полость вырубают и в нее ложится тот, кто уходит в анабиоз, чтобы его никто не потревожил и не помешал возвращению.

Эта традиция леян мне знакома. Правда, причины, по которой они ее столь неукоснительно придерживаются, я не знала. Теперь же мне остается лишь благодарить неведомого леянина за его признание. Скрой он правду, и я осталась бы в белом тумане навечно.

– Бабушка и дедушка жили в замке, пока были живы прадедушка и прабабушка, – продолжает рассказывать Сейла. – А когда те умерли, они начали строить этот дом. Правда, переезжать в него не стали, отдали дочери, моей маме, которая как раз замуж вышла. Мои родители больше ста лет вместе прожили, прежде чем я родилась. Папа утонул, когда мне пять лет было – его аграль сбросила в воду далеко от берега. Доплыть он не сумел. А мама умерла через год после нашей с Ваймоном свадьбы.

– Ее организм не выдержал нагрузки, – поясняет серьезный мужской голос. – Ведь она работала на износ, живя здесь в одиночестве, за замком присматривая, да еще и заботясь о маленькой дочери.

Я перевожу взгляд на молодого мужчину, который стоит, прислонившись плечом к косяку двери и сложив руки на груди. Вижу боль в его глазах, когда он смотрит на грустную жену, и в моей душе растекается горечь, смешанная с негодованием. Неужели Горан оказался не только жестким, но еще и бесчувственным правителем? Оставил брата и его семью без средств?

– Королевская семья ничем не помогала? Никому? – сдавленно спрашиваю, чувствуя, что готова расплакаться от обиды.

– Нет, что вы, средства выделялись, пока был жив король Горан, – успокаивает меня Сейлисса, и мне становится стыдно, что я плохо о брате подумала. – Но его наследник не успел вступить в права наследования. Война ведь шла. Король Мьер, а ему тогда уже около двухсот лет было, и его сын, принц Эйрон, едва достигший совершеннолетия, защищали подступы к системе Адапи. До этого вионский флот трижды отбрасывал нападавших без особых потерь. Но в этот раз им не повезло. Флагманский крейсер подбили. Нападавшие не тронули оставшуюся без защиты планету, они удовольствовались тем, что захватили почти все корабли. На Вион вернулось всего три экипажа из сорока. И принцев среди них не было. Пропали без вести, как и остальные. Никто так и не знает, погибли они или попали в плен. Это сто пятьдесят лет назад произошло, как раз когда мои родители поженились. С этого момента и поддержка прекратилась.

– Кто сейчас правит Вионом? – Дурные предчувствия проходят по телу удушливой волной, переходящей в тошноту.

– Латал Роси де’вРон. Внук той самой невесты, которой пренебрег мой прадедушка, а она сама вышла замуж за своего кузена, – вздыхает Сейлисса. – Новая династия средства выделять перестала. И вообще предпочла забыть о нашем существовании. И о вас.

Вот как… Что ж, можно было и не спрашивать.

– Уничтожить не пытались? – от горькой усмешки я не удерживаюсь.

– По периметру парка стоят очень качественные охранные системы, – вновь подает голос Ваймон. – Древние, но безотказные. Они даже меня не пропускают, настроены на генетику рода ди’Донов. Если попытки сквозь них пройти и были, то наверняка они закончились плачевно для нарушителей.

Предусмотрительно. Спасибо, Горан, ты, можно сказать, меня спас.

Представить маленького карапуза взрослым мужчиной у меня никак не получается, оттого и щемящая боль никак не отпускает. Или она не с ним связана? А с тем, кого я любила и к кому стремилась всей душой? Тогрис…

– Мой жених… – едва смогла сказать это спокойно. – Что было с ним?

– Он вернулся на Томлин. Я ничего о нем не знаю. – Лицо Сейлиссы такое расстроенное, будто она лично в отсутствии информации виновата.

– А Рильмина, моя вторая фрейлина? Она здесь осталась?

И снова в ответ лишь отрицательное качание головой. Ясно, тоже улетела. А спрашивать, с кем, бессмысленно.

– А война? Ты сказала, на Вион несколько раз нападали. Почему война продолжалась? Неужели за столько лет так и не навели порядок? Кто сейчас правит империей?

Сейлисса и Ваймон обмениваются беспокойным взглядом и молчат, пугая меня окончательно. Я отталкиваюсь от подушек, подскакивая на диване.

– Говорите же! – требую, не в силах сдерживаться.

– В день, когда вы заснули, – обреченно признается Сейла, – ваш отец перестал быть императором, потому что ваш жених принес клятву. Но Тогрис цу’лЗар так и не получил права правления, потому что свадьбы с вами не было. В общем, стало непонятно, кто из них остался императором. Тогда они договорились управлять вдвоем, но это не понравилось правителям других планет. Начались возмущения, кто-то на кого-то напал, те ответили. Война охватывала все больше звездных систем, а восстановить мир не получалось. Доверие к империи было подорвано, планеты начали выходить из ее состава. Вион и Томлин оставались последними, которые поддерживали друг друга, но после смерти короля Литта и этот союз распался. К пятисотому году от объединения не осталось ничего.

Жуткое признание. Страшное. С малых лет я знала, что моя жизнь принадлежит не мне, а тому, кто будет управлять Объединенными территориями. Что я обязана соединить свои и его способности, передав их нашей дочери, чтобы связать планеты еще крепче, сделать союз прочнее. И вот теперь… Империи не существует, и я никому не нужна. Свободна от обязательства, которое меня ничуть не тяготило!

Но что, вернее, кто в этом виноват? Кому было нужно развалить то, на что были затрачены столетия, принести в мир хаос, отбросив в то время, когда все так же враждовали, как сейчас?

– Ты знаешь, отчего я заснула так крепко? Это тебе рассказали? – шепчу с трудом, боясь даже строить предположения.

– Да, – кивает Сейлисса. – Рядом с вами нашли флакон, в котором была вода, привезенная с Томлина. Она особенная, смешанная с отравляющими газами. Вы, наверное, этого не знали, потому и открыли. Выпили, ну и надышались… – Она сочувственно вздохнула. – Любой вионец от такого сильного воздействия погиб бы прежде, чем его организм нашел способ избавиться от попавшего в организм яда. Очень уж он специфический и необычный, такой сложно нейтрализовать. А вы впали в анабиоз, чтобы замедлить процессы жизнедеятельности и не дать яду вас убить. Но это замедление в то же время мешало вам быстро вывести отраву. Вот сон и оказался таким долгим.

Рильмина… Ох, подруженька, за что же ты так со мной! Месть? Зависть? Что тебя вело? Или ты подумала, что, если меня не станет, Тогрис на тебе женится? И не удержалась от соблазна устранить соперницу, раз уж обстоятельства так удачно сложились? Ведь нет ничего проще: открыть флакон перед моим лицом, приложить к губам и заставить выпить. Вот не просто так я во сне захлебнулась! А всем сказать: «Она сама! Я не уследила! Всего на минуту оставила бутылочку без присмотра и наследницу одну, а когда вернулась…» Если нет свидетелей, кто узнает правду? И не проверишь, не обвинишь.

Бедная Вария… Как же она корила себя за то, что позволила Ваймону себя увести! А брат? Он ведь тоже счел себя виновным. Развлекался с любовницей, когда сестра на грани жизни и смерти оказалась. Не уберег. Даже представить себе не могу его состояние. Потому он и от трона отказался, да и Вария наверняка поэтому с ним осталась, хотя готова уже была уйти.

Впрочем, сколько раз я Ваймона выручала? Дважды. И оба раза брат говорил, что останется моим должником. Будем считать, что свой долг он вернул сполна. Да, в итоге потерял возможность стать королем, зато был счастлив со своей любимой. Кажется, я повторяюсь в выводах, но это лишь подтверждает их правильность.

Родители… Тут остается только пожалеть, что у них больше не было детей. Еще одна дочь, вторая наследница, наверняка спасла бы империю. И я уверена, что при всем нежелании мамы снова беременеть она подарила папе кулон еще раз. Но, видимо, нужного результата это не принесло, раз Сейлисса ни о чем таком не упомянула.

Горан, пожалуй, единственный, кто больше выиграл, чем пострадал. Хотя, разумеется, потеря сына и внука – это огромная боль, которая перечеркивает все плюсы от нежданно полученной власти.

Ну а что касается Рильмины… Не думаю, что ей удалось скрыть содеянное и уйти от наказания. Мой любимый не дорада, наверняка во всем разобрался и уж тем более не приблизил бы к себе ту, которая едва меня не убила. Возможно, просто не стал ее поступок афишировать, чтобы не нагнетать обстановку, которая и без того поставила на грань существование империи. Оттого Сейлисса и не в курсе. Впрочем, узнать это достоверно можно, только попав на Томлин и найдя тех, кто мне хоть что-то расскажет. Вряд ли можно рассчитывать на какие-то документальные свидетельства. Но я буду не я, если не попытаюсь.

Прислушиваюсь к себе и понимаю – отчаяние отступило. Пропала безысходность, лишающая жизнь смысла. Нет, боль не ушла, она по-прежнему терзает сердце и все так же истекает слезами душа, помня о тех, кого я навсегда потеряла. Но пустота в ней исчезла. Заполнилась стремлениями, новыми целями, смыслом. Решимостью разобраться до конца и вернуть утерянное. Не мое счастье – его я не заслужила. Я обязана собрать то, что разбилось, не важно, по моей неосторожности или по чьему-то злому умыслу. Хотя бы попытаться это сделать! Ради памяти тех, кто столько страдал. Ради будущего тех, кто страдает сейчас. Ради всех, кто еще только родится.

«Своей сути не сознает»… Слова из сна. Кто их сказал? Мое подсознание. Оно уже тогда знало и понимало больше меня. Наверняка под влиянием токсинов создало те самые странные образы, что со мной говорили. Но сообщило мне главное: я – наследница! Я не имею права быть предвзятой и кого-то выделять. Я не могу жить ради самой себя. Я – единственная, кто удерживает в себе тонкую связь между планетами, сумевшими когда-то объединиться. Сохранить эту связь, дополнить новой нитью, чтобы в итоге сплелась прочная сеть – смысл моего существования. И если я отступлю… Не будет у империи шанса на второе рождение.


Правильно спросишь – получишь ответ и непременно раскроешь…

Секрет.

– Вам легче?

Красивые синие глаза смотрят на меня с сочувствием, от которого даже боль отступает.

– Спасибо, Сейла, уже отпустило… Это разовый приступ, второго не будет?

Хоть и помню, что ни Рильмина, ни Вария ни о чем таком не упоминали, а все равно спрашиваю. Очень уж неприятные ощущения, не хочется повторения.

– Не будет. Кости быстро и сразу в нужное положение расходятся, – заверяет меня племянница. – Я сейчас принесу вам воду и другую одежду. Эту все равно носить уже нельзя.

Она исчезает за дверью маленькой гостиной, а я снимаю платье, пользуясь отсутствием мужчины, который тактично оставил нас одних, едва понял, что происходит. Присаживаюсь на край дивана, морщась от остаточного тянущего ощущения, и комкаю тонкую ткань, испачканную в крови.

Вот она ирония судьбы. Теперь, когда нет того, о ком я столько времени мечтала, мое тело готово его принять. Ну почему это не случилось тогда, когда мы с Тогрисом были вместе? Почему произошло именно сейчас, когда уже поздно? Как же это жестоко!

Нет, нет, не думать! Вернее, не думать о прошлом как о возможном настоящем. Сколько раз мне твердила наставница Гренна, что в истории нет сослагательного наклонения. И все мои если бы да кабы не просто бессмысленны, они опасны. Из-за них можно окончательно потерять желание жить. А мне нужен обратный эффект.

Нужна цель… Она у меня есть. Нужна точка опоры…

Вот с этим проблема.

Рассматривая в зеркале свой новый наряд – длинное синее платье без декоративных элементов и сложной отделки, – незаметно наблюдаю за Сейлиссой, которая расчесывает мои волосы, а затем заплетает их в толстую косу. Спокойная, вежливая, надежная. Ее муж тоже кажется мне порядочным и честным вионцем. Но помочь мне достичь желаемого они не в состоянии. Кроме этого дома и верности данному слову, у них ничего нет. Хотя как раз последнее может оказаться ценнее самых дорогих украшений.

– Сейла, покажешь мне дом? И участок?

– Конечно!

Она с радостью принимает мою просьбу, наверное, даже не задумываясь о том, что именно мною движет – простое любопытство или желание оценить, узнать больше, убедиться… С готовностью рассказывает, что и когда сделано, где посажено, куда ведет, даже не допуская мысли, что в основе моей заинтересованности вовсе не обычное стремление сориентироваться.

Я же по ходу своеобразной экскурсии окончательно убеждаюсь сразу в двух вещах. Первая. Даже если все это продать, на аренду корабля вырученных средств мне не хватит. А ведь это отнюдь не все нужные расходы. Вторая. Оставлять племянницу и ее мужа без жилья и средств к существованию нельзя. Это подло и… недальновидно.

Последнее особенно актуально, ведь воодушевленная моим появлением Сейлисса загорается грандиозными идеями, которые, если дать им прорасти, на корню загубят все мои планы.

– Сегодня уже поздно, поэтому вам придется переночевать здесь, но завтра после завтрака мы отведем вас во дворец де’вРона. Пусть только попробует не признать за вами право на продолжение династии ди’Донов! Я уверена, вы быстро найдете себе мужа и защитника. А до этого я и Ваймон будем рядом…

– Нет, Сейла, ты с мужем останешься здесь.

– Но почему? – потрясенно ахает племянница и останавливается, непроизвольно хватаясь за вьюн на стене дома. – Вы нам не доверяете? Прогоняете? Но ведь мы… столько лет… – Она всхлипывает.

Слезы обиды так быстро появляются в глазах женщины, что я даже среагировать не успеваю. И вместо того чтобы сразу свое решение объяснить, мне приходится сначала ее успокаивать.

– Сейла, я доверяю вам обоим больше, чем самой себе. И ближе вас у меня нет никого на свете. Причина в том, что к де’вРону я не пойду.

– Как же так… – еще сильнее теряется родственница, но плакать перестает. – Неужели вы не хотите вернуть то, что принадлежало вашей семье? Откажетесь от своего статуса?

– Очень хочу. И не откажусь. Но при этом я хочу еще и выжить. Знаешь, после того как подруга, с которой мы бок о бок прожили пять лет, едва не отправила меня на тот свет, как-то слабо верится, что потомок женщины, оскорбленной и отвергнутой моим братом, не попытается сделать то же самое.

– Скорее, Латал захочет, чтобы вы стали его женой, чтобы укрепить свою власть, – судорожно вздыхает племянница, поднимая на меня полный тревоги взгляд.

– Он еще и не женат? – изумляюсь я. – Тогда я точно в замок ни ногой.

Теперь в синих глазах появляется неуверенность. Точно такая же звучит в голосе, хотя в словах, на первый взгляд, немало рассудительности.

– Может, все будет не так плохо? Мы сможем вас защитить. Есть же пресса. Другие семьи, заинтересованные в вашем возвращении. У Ваймона есть друзья, они наверняка согласятся быть вашими телохранителями.

– Друзья это хорошо. Но где гарантия их лояльности? Они ведь клятву не приносили. А что сделает пресса, если со мной произойдет «несчастный случай»? Или кто-то из других семей? Чем это поможет мне? Нет, Сейла, я не буду рисковать.

– Вы хотите скрыть от всех факт своего пробуждения?

– Именно. Поэтому тебе и Ваймону придется остаться здесь. Будете продолжать жить и вести себя так, как это делали раньше. Вы – моя страховка. Тогда никто не заподозрит, что меня в старом замке нет.

– Если так, то да… – задумчиво соглашается Сейлисса. Наконец замечает вьюн в своей руке и резким движением срывает его со стены. Скручивает, наматывая на кисть, и сокрушается: – Только как же вы? Совсем одна, без поддержки, без… Ой! И денег нет! – Она роняет несчастное растение, хватаясь за щеки.

– Немного есть, – вмешивается в наш диалог спокойный мужской голос. – Помнишь, я три года назад поймал улетевшую из королевского питомника какую-то редкую жираль? Мне за нее хорошо заплатили, и из этих денег мы почти ничего не потратили. Я по окрестностям прошелся, – это он уже мне говорит. – Тут периодически народ появляется. То ли ищут чего, то ли проверяют. Может, вообще случайные, не поймешь. Но лучше не рисковать, раз вы хотите остаться инкогнито.

– Спасибо, – благодарю я его совершенно искренне. – Но я очень надеюсь, что эти деньги мне не понадобятся.

– Как так? – удивляется Сейлисса, да только я пока сама ни в чем не уверена. Потому и ответить на ее вопрос не могу.

Мне сначала нужно в замок вернуться, осмотреться, понять. Не может быть, чтобы мои родители не сделали схрона. Даже будучи уверенными, что все под контролем второго сына, они прекрасно понимали, что ситуация может измениться в одно мгновение, тем более было неясно, когда же я проснусь. Значит, оставили для меня страховку. Нужно лишь найти, где именно.

Отправляться на ночь глядя смысла не имеет. Да и торопиться мне некуда – от скорости исполнения успешность плана не зависит. Потому я неторопливо ужинаю в столовой, которую супруги мне уступили, а потом до утра сижу у окна, всматриваясь в звездное небо.

Спать мне не хочется. Возможно, я выспалась за шестьсот-то лет. Возможно, просто боюсь. Боюсь снова впасть в анабиоз и потерять ту крошечную связь с прошлым, которая чудом сохранилась. Глупо, конечно. Ведь нет тех стимулов, которые могут это состояние спровоцировать. Однако страх всегда иррационален. Ему можно дать объяснение, но его сложно побороть.

Я пока и не пытаюсь. Стресс, если он не слишком длительный, для организма тоже полезен. Мобилизует и подстегивает похлеще Гренны. А уж она-то точно знала, на что надавить, чтобы получить оптимальный результат. И я именно на этот результат и рассчитываю. Я уверена, что не оставлю надежды, не убедившись в полной ее бессмысленности.

Поднимая юбку, чтобы не промокла, потому что ступаю по траве, покрытой капельками росы, шагаю следом за уверенно идущей Сейлиссой. Поправляю лямки рюкзачка с запасом еды, надетого на плечи, потому что неизвестно, сколько времени придется провести во дворце. Уже давно остался позади маленький домик. За скальным выступом с нами попрощался Ваймон. Заросли сгустились, преграждая путь. Маленькие дорады пугливо сыпались с веток, которые я случайно задевала…

Может, тайник сделан в парке?

Внимательнее присматриваюсь к буйно разросшейся растительности, которая, конечно, может что-то скрывать, но сомнений в этом у меня все больше. Ведь если бы отказали блокирующие доступ в парк системы, то схрон обнаружили бы быстро. Не я одна такая догадливая. Значит, не здесь.

Перед главной лестницей мы останавливаемся. Я изучаю фасад, Сейлисса терпеливо ждет моего решения, потому как, к сожалению, ничем существенным мне помочь не может – информации у нее нет. Видимо, не рискнули мои родные оставить устные подсказки. Ну что ж, будем искать материальные. Которых снаружи я точно не вижу – надписей нет, и внешне ничего не изменилось, не считая обвалившихся камней.

– Идем внутрь?

В голосе племянницы отчетливо слышится тревога, и я поспешно оборачиваюсь к ней, а потом сама же смеюсь над своей пугливостью – ее всего лишь туча беспокоит, которая грозит пролиться дождем. Хотя, конечно, промокнуть и мне не хочется.

Ступив на хорошо сохранившийся, хоть и грязный пол парадного холла, я с трудом заставляю себя идти дальше. Вот здесь стояли мои родители, когда мы встречали гостей. За этими колоннами прятались Вария и Ваймон, когда в их присутствии не было необходимости. А тут шел Тогрис, возвращаясь вместе со мной с прогулки…

– Что с вами?! – бросается ко мне Сейлисса, поднимая с каменного покрытия, на которое я буквально рухнула. – Плохо, да? Лучше сюда сядьте, здесь не так грязно.

На непослушных ногах я куда-то иду, опускаюсь на что-то мягкое, ничего не видя из-за застилающих глаза слез. Единственное, что воспринимаю, – заботливый, сочувственный женский голос.

– Это из-за воспоминаний? Прав был Ваймон, не нужно было торопиться… Может, вернемся? Ну его, этот клад!

– Нет, – собравшись с силами, я отрицательно мотаю головой. – Сейчас… пройдет.

Как я ни стараюсь, боль отпускает не сразу. Вернее, она и не исчезает никуда, просто становится постоянным фоном, к которому мне, видимо, придется привыкать. Ведь нет иного выхода. Здесь все мне напоминает о прошлом, и с этим ничего не поделать. Я ведь сюда пришла, зная, что будет непросто. Так чего теперь ныть?

Потому и улыбаюсь присевшей рядом со мной Сейлиссе. Невесело, но хоть этим пытаясь поощрить ее за вынужденные страдания. Ей ведь тоже непросто – видеть, как мне плохо, и не иметь возможности помочь. А потом мы поднимаемся на третий этаж в мои апартаменты. Я уверена, что начинать поиски нужно там. Должны быть зацепки, подсказки, намеки…

Ну вот! Я так и думала!

Стремительно подбегаю к столу, на котором вижу плотный лист, прижатый камнем, жадно впиваюсь взглядом в символы и… Горько смеюсь над своей наивностью.

«Дорогая Идилинна, простите, что не встречаю вас так, как этого требует моя клятва, но в замке нет возможности проживать. Вы найдете меня в домике на площадке жиралей…»

– Это ты написала? – смотрю на подошедшую ближе племянницу.

– А что мне оставалось? – Она расстраивается, наверняка в уверенности, что я сержусь. – Не могла же я сидеть здесь безвылазно и ждать? Да и не я одна так поступала… Вот.

Смотрю на кресло в углу комнаты, куда указывает ее палец, и вижу целую стопку похожих листов. Снизу древних, почти истлевших, сверху новее, но символы на них едва заметны из-за того, что выцвели.

– Мама каждые десять лет новую запись делала и лист меняла, – продолжает оправдываться Сейла. – Место выбрала удобное, хорошо заметное…

Заметное? Ну да, для того, кто проснулся и неторопливо занялся изучением комнаты. А та, которая, выпучив глаза, понеслась к гардеробу и на выход, не заметила бы этой записки, даже будь она на нее саму приклеена. Утрирую, конечно, но суть именно такая. Не учли мои родственницы шока, в котором я окажусь.

Ладно. Зато хоть понятно, что меня тут не бросили. Сейла права, ей тоже жить нужно. Достаточно того, что она к месту оказалась привязана – ни насовсем уехать, ни просто в гости. А я могла еще лет сто спать или даже больше. Так что никаких претензий у меня нет.

Успокоив племянницу, продолжаю осмотр и убеждаюсь в одном – мои драгоценности точно не здесь. Их нет ни в ящиках ветхой, но все же сохранившейся мебели, ни на полках гардеробной. Ничего ценного! Кто-то заботливо все собрал и… надеюсь, спрятал.

Присматриваюсь ко всему, что есть в спальне, к каждой мелочи, но, кроме подозрительно разбившегося окна, ничего не нахожу. А ведь оно меня еще когда я только проснулась насторожило.

Подхожу ближе, чтобы точнее оценить повреждения.

Удар был мощный, прицельный – от места пролома расходятся трещины. Но на противоположной стене комнаты никаких следов разрушений. Значит, не оружие. На полу под окном лежит скомканная ткань, а осколков нет.

– Что здесь произошло? – Думаю, что Сейла этим тоже должна была заинтересоваться и у своей мамы спросить.

– Это ваш питомец в окна и стены замка бился, чтобы к вам попасть. Его увезти хотели, а он вырвался, не смогли удержать. Краг зуб о трипслат сломал, но и тот не выдержал, треснул.

Драк… Нежность к верному существу отозвалась новой волной щемящей боли. Как же ему было плохо, если себя не щадил, лишь бы со мной остаться. И ему ведь не объяснишь, что в этом нет смысла, что ему будет лучше там, где он должен был жить.

Снова смотрю на пролом, пытаясь понять ту неправильность, которую интуитивно ощущаю.

– А почему окно не починили? – наконец осеняет меня. Ведь в то время, когда готовилась к отлету томлинская делегация, еще все жили в замке, значит, и с ремонтом проблем не должно было быть.

– Не знаю, – теряется племянница. – В распоряжениях относительно дворца, которые я получила, было предписано только периодически проверять и закрывать отверстие ветошью, если она выпадала.

Это странно. Ведь нет ничего проще, чем залить дыру чем-то плотным, долговечным. Конечно, на Вионе не бывает холодно, но все равно с целым окном надежнее.

Возможно, это и есть подсказка? То есть нужно искать там, где краг? Однако…

– Драка увезли на Томлин? – принимаюсь за выяснение.

– Видимо, нет, – мнется Сейлисса.

– Что значит – видимо? – пугаюсь я.

Племянница тяжко вздыхает и молча ведет меня к выходу из спальни. Анфилада из шести комнат. Налево. Вверх по лестнице.

В темноте очередного коридора из-за идущей впереди Сейлы я не сразу замечаю препятствие на пути, а когда вижу, в ужасе отшатываюсь, ударяясь спиной в стену. А потом сползаю по гладкой, идеально отшлифованной поверхности, не в силах оторвать глаз от страшного зрелища.

Светло-желтые кости массивными позвонками, реберными дугами и изогнутыми хвостовыми пластинами почти на высоту моего роста возвышаются над полом. Скелет без плоти и шкуры, разинувший в устрашающем оскале пасть… со сломанным зубом.

– Это ведь он, да? – грустно спрашивает Сейла.

Сжимаю челюсти и киваю, пытаясь не разреветься. Я предполагала, что Драка уже нет в живых, хотя Тогрис и говорил, что они могут жить очень долго, но перед моими глазами все равно вставал образ живого ящера, приветливо урчащего и ласково жмурящего желтые глаза. Увидеть его таким я была не готова.

И снова Сейлисса не позволила мне долго сидеть на полу. «Он холодный!» – строго объяснила, подхватывая меня под мышки и поднимая.

Я не спорила. Где-то здесь, под полом, проходит конвейерный ход для подачи корма жиралям. Он снизу поднимается, из подвала, оттого и воздух по нему движется холодный. Когда-то по этому ходу маленький Драк пробрался в аэрариум. А теперь лежит здесь…

Совпадение? Или еще одна подсказка? Коридор узкий, сомнительно, чтобы краг сюда заполз по собственной инициативе. Логичнее было умереть поближе ко мне. Рядом со спальней, например.

Присматриваюсь к месту внимательнее. Пол цельный, не похоже, чтобы его разбирали. Могли, конечно, здесь схрон сделать и аккуратно заложить, чтобы следов не осталось, но тогда бы и вентиляция нарушилась. Как бы проверить?

Осторожно отодвигаю мешающие кости, грозя разрушить хрупкую конструкцию, изучаю швы, даже прошу Сейлиссу принести что-нибудь прочное, чтобы поскрести цемент. В итоге бросаю бессмысленное занятие. Нет тут ничего. Никаких намеков на возможность плиты поднять. Да и не оставят родители запасник, который я заведомо не смогу открыть.

Получается, я неверную ниточку раскручиваю. Ну что ж, поищем другую. Как бы ни было больно, придется пройтись по всему замку. Сверху вниз. Из комнаты в комнату. Из коридора в коридор. Парадные и подсобные. Гостевые и личные. Жилые и технические… В некоторых я никогда не была – просто не имела необходимости.

В кухнях сейчас стоят пустые длинные столы без намека на еду и посуду, да и шкафы зияют пустыми полками. В санитарных очистителях бачки без воды и канализационных стоков, совершенно сухие. Лишь в кормовом хранилище осталась пара мешков с кормом для жиралей, которых давным-давно нет уже в аэрариуме.

Почему их не забрали? Забыли? Или в них спрятали то, что я ищу?

С волнением развязываю рвущуюся от ветхости ленту, стягивающую горловину. Завалив тяжелый мешок на пол, сначала выгребаю сухой, ставший похожим на землю корм, а затем высыпаю остатки.

Увы. Не здесь.

Второй мешок проверяю из чистого упрямства. Чтобы потом не сомневаться. Увидев что-то плотное, мгновенно хватаю, отряхивая и сдувая коричневую крошку, а потом в недоумении смотрю на острый изогнутый предмет с рваными, словно рублеными краями.

– На зуб крага похоже, – заглянув мне через плечо, делится мыслями племянница.

Он самый, у меня сомнений никаких. Драк мне не раз свои челюсти демонстрировал. Меня другое удивляет: что зуб делает в корме? Представить его естественный путь от окна моей спальни до мешка я не могу при всем старании. Его сюда специально положили. Но что это означает?

Что я имею? Зуб, Драк, конвейер, корм. Связь между ними несомненная. Зуб ящера в корме. Тот должен подниматься по конвейерной ленте в аэрариум. Скелет крага лежит над этим ходом…

Изрядно напугав Сейлиссу, я вскакиваю, бросаясь к панели управления над емкостью, куда засыпали корм. Судорожно распахиваю прикрывающую ее дверцу, радуясь, что здесь нет автоматики, требующей энергии. Сплошная механика. Получив доступ, отыскиваю рукоятку движения ленты и принимаюсь крутить.

Вернее, пытаюсь. Старательно пытаюсь сдвинуть круговой механизм по ходу стрелки-указателя и понимаю – мне не по силам. Столько лет прошло, наверное, заржавело все. Даже усилия Сейлы не помогают. Ни в одиночку, ни вдвоем нам не справиться.

Обидно. Лаз узкий, я туда точно не пролезу.

Расстраиваюсь, а делать нечего. В последний раз давлю на рычаг, сдвигая буквально на пару сантиметров, и со злости дергаю в обратном направлении.

Ой…

На реверс ручка провернулась без усилий. Так легко, словно только этого и ждала. В глубине дворца за стеной раздался протяжный скрежет, и лента сдвинулась. Остановилась, потому что я от неожиданности крутить перестала, и тут же поползла снова, подчиняясь лихорадочному вращению.

Однако моему радостному предвкушению пришлось потесниться, поделив место с опасением разочароваться. Я кручу-кручу, а лента по-прежнему идет пустая. Надежду поддерживает только одно – пять этажей, ход наклонный, длинный, наверняка драгоценности подняли как можно выше. Потому и заблокировали механизм на подъем. Тот, кто мог случайно запустить конвейер, несомненно, бросил бы бессмысленную затею. Но не я!

И когда в емкость начинают сыпаться герметичные контейнеры – разные, но в большинстве своем небольшие, компактные, – я радостно взвизгиваю. Даже крутить перестаю, обнимая кинувшуюся ко мне на шею Сейлу.

– Нашли! Нашли! Вы молодец! – восторженно щебечет племянница, и мне не сразу удается ее успокоить, чтобы вернуться к прерванному занятию.

Зато через полчаса мы, довольные и воодушевленные, тащим один мешок к выходу. Только в нем отнюдь не корм.


Для победы капитан в голове имеет…

План.

Я четвертый час сижу, разбирая доставшиеся мне сокровища. Из контейнеров извлекаю, куда их ради лучшей сохранности положили, рассматриваю, сортирую, ну и вспоминаю. Без этого, увы, никак.

Конечно, большая часть украшений и дорогих вещиц безликая. Я понятия не имею, откуда они взялись и кто именно пожертвовал их в качестве вклада в мое будущее. Но есть и такие, от одного взгляда на которые душа ноет.

Вот кулончик с виаразом, который папа мне так и не успел отдать, потому что половозрелость тогда еще не наступила. Вот мамина любимая заколка с коричневыми камнями, похожими на темные масляные капли. Вот ручка-стилус Ваймона, он считал ее своим талисманом, всегда носил с собой. И я с тем, чем дорожит моя память, ни за что не расстанусь!

Бережно откладываю все в сторону, подальше от остальных вещиц, чтобы случайно не затерялись. Вскрываю новую порцию контейнеров и вытряхиваю содержимое на стол. Драгоценные камни без оправ и полоски редких металлов. Их примут в качестве оплаты за услуги и товары на любой планете. Десяток игровых пластин «Ривуса». О! Это такой раритет, с учетом даты изготовления! Коллекционеры с руками оторвут. И как хорошо, что две из них с тем самым игровым полем, которое создал Тогрис. Одну я себе оставлю, никому не отдам!

Ласково погладив синюю глянцевую поверхность и закапав ее непрошеными слезами, присоединяю пластину к своим личным ценностям. Остальные складываю стопкой и отодвигаю.

Так. Дальше что?

Снова украшения… Опять камни… Стоп!

Торопливо разгребаю сверкающие вещицы, отыскивая… Вот! С восторгом смотрю на изящный браслет из белого витого металла, удерживающего желтые мутные камни. Это же томлитониты! Мне без них на Томлин даже носа совать нельзя! А это украшение защитит от радиации не хуже расовых способностей самих томлинцев. Ура!

Продолжим!

Столовый набор на одну персону, очень тонкая работа и опять же историческая ценность… К пластинам.

Миниатюрная шкатулка-футляр… Тут лишь ценность материалов.

Оружие… Хм, неплохо. Пригодится. Очередная порция украшений…

Практически самым последним нахожу информационный накопитель. Несколько минут, закрыв глаза, успокаиваюсь, потому что понимаю – пустым он точно не будет. То, что на нем послание из прошлого – несомненно. Но готова ли я увидеть тех, чью смерть уже приняла?

А какие варианты? Отложить? Все равно потом смотреть придется, я же себя, то есть свое любопытство, прекрасно знаю. Так лучше уж раньше пережить последнюю порцию боли, чем позже.

– Вы закончили? Может, пообедаете?

Сейлисса заглядывает в комнату весьма своевременно, потому что вместо еды ей приходится снабжать меня техникой. К счастью, со старым накопителем совместимой, а потому через несколько минут я, широко раскрыв глаза и прижав руки к лихорадочно бьющемуся в груди сердцу, смотрю на Ваймона. Возмужавшего, совсем-совсем взрослого, сосредоточенно настраивающего вильюрер на запись.

– Так… Хм… Привет, сестренка.

Развернувшись к экрану, он, подмигнув мне, улыбается. И от этого я совершенно теряюсь. Я-то ждала увидеть его мрачным и печальным.

– Я думал, смогу лично тебе все рассказать, но ты такая соня оказалась. Сотню уже в анабиозе провела, и не удивлюсь, если еще лет на четыреста замахнешься. Боюсь, я твоего пробуждения не дождусь, а делать запись дряхлым стариком, знаешь, как-то не хочется.

Он смешливо хмыкает, поправляет камеру и продолжает:

– Ты только не раскисай, а то знаю я вас, девчонок, чуть что, сразу глаза на мокром месте. Во всем, что происходит, надо искать положительные стороны, иначе зачем жить? Я так вообще должен тебе спасибо сказать. Если бы не твой сон, я бы от трона не отказался и на Ларилине женился…

– Вай, ты с кем там разговариваешь? – неожиданно перебивает брата женский голос, и он оборачивается, чуть отстраняясь и позволяя мне увидеть комнату дворца, соседнюю с моими апартаментами. А через мгновение на фоне лазурной росписи белых стен появляется синеволосая женщина, зрелая красота которой ничуть не уступает той, что привлекала Ваймона в юности. Вария…

– Запись делаю, – нейтрально отвечает брат, протягивая руку, и когда женские пальчики оказываются в его ладони, тянет их к себе, чтобы обнять жену.

– Какую запись? – не сдается Вария. – Не для Идилинны, случаем?

Она смотрит на что-то вне поля видимости камеры и ахает:

– Вай, ты же обещал, что меня позовешь!

– А тебя и звать не надо, ты сама приходишь, – смеется брат. Уворачивается от кулачка, пытающегося ткнуть его в плечо, и роняет жену себе на колени. Обняв, целует, нисколько не смущаясь того, что я это вижу. То есть увижу.

– Бессовестный, – отталкиваясь от него, ворчит покрасневшая Вария. Но недовольной она совсем не выглядит. Усаживается удобнее, чтобы с гарантией попасть в зону видимости, и обращается ко мне:

– Вот, Идилинна, что делает с мужчинами отсутствие необходимости себя контролировать. Поверьте, Горан себя так с женой не ведет…

– Не верь ей, сестренка, – перебивает Ваймон, закатывая глаза к потолку. – Это она потому так говорит, что наедине их не видела.

– А мы не наедине! – парирует Вария, указывая пальчиком на экран. – И вообще, не мешай мне. Ты же еще ничего не рассказал? Да какое там «рассказал», наверняка только до высокопарных изречений и дошел. В общем… – Она набирает в грудь воздуха, но, вместо того, чтобы начать рассказ, растерянно восклицает: – С чего же начать-то? Столько всего!

– Давай лучше я, – приходит ей на помощь Ваймон, но Вария отрицательно качает головой.

– Нет. Я сама. Так… – Она сцепляет пальцы в замок, сосредотачиваясь. – Во-первых, бутылочка. С томлинской водой которая. Рильмина, конечно, очень постаралась сымитировать, что вы воду сами выпили, но то, что вы бы этого никогда не сделали, мне и вашим родным было сразу понятно. Да и она потом призналась, когда… как следует допросили. – Гневные интонации и пауза все сказали лучше дословного изложения процедуры допроса. – Однако официальную версию пришлось давать другую. Ваш отец решил, что скандал никому не пойдет на пользу. Тем более в таком шатком положении, в котором оказался он сам и ваш жених.

Ваймон кивает, соглашаясь с женой, и та продолжает:

– Расследование было негласным, но доскональным. Я поначалу думала, что Рильмина из ревности вас отравила, но все оказалось сложнее. Хотя, конечно, так и не угасшая привязка тоже сыграла свою роль. Ею Эриш воспользовался. Он, как выяснилось, был тайным оппозиционером. И давно уже со своими соратниками готовил план развала империи. Они понимали, что, пока у Объединенных территорий есть император, активно действовать бессмысленно. Оттого и ждали дня, когда при смене власти империя окажется без правителя. Изначально Эриш хотел сам вас напоить, но пообщался с Рильминой и решил, что сделать это ее руками будет проще. У него ведь не было допуска в ваши покои. А Рильмине он пообещал, что они заставят Тогриса на ней жениться, мол, есть у них на него рычаги воздействия.

– Зачинщиков казнили, – все же не удерживается и добавляет Ваймон.

– Рильмину выдали замуж за какого-то незнатного томлинца, которому она приглянулась, – сообщает Вария.

– Жаль только, последствия диверсии нивелировать не удалось, – продолжает брат. – Мы попытались, конечно, сделали все, что смогли, но стали появляться недовольные двоевластием. Притом что, я уверен, останься императором только отец или только цу’лЗар, таковых было бы еще больше. Сейчас ситуация относительно стабильная, хотя в составе Объединенных территорий всего двенадцать планет. Есть вероятность, что все останется в таком состоянии до твоего пробуждения.

– Ваши родители очень хотели родить еще одну наследницу, это однозначно сохранило бы империю, но у вашей мамы больше не получилось забеременеть, – сочувствует Вария и неожиданно спохватывается: – Ой, чуть не забыла! В королевской семье Томлина месяц назад родился наследник. Ваш жених почти пятьдесят лет надеялся и ждал, прежде чем жениться. А сын вот только сейчас появился, до этого еще одна девочка.

– Ты, Лина, на Тогриса не обижайся. Он правильно поступил. У него и возраст уже немаленький и династию надо продолжать…

Образ Ваймона неожиданно теряет резкость, и я не сразу понимаю, что это не дефект записи, а искажение из-за слез, навернувшихся на глаза. Потому торопливо их стираю, вновь всматриваясь в родное лицо. Не хочу отвлекаться и что-то упускать, а поплачу и все обдумаю потом.

– Конечно, тебе будет сложно из-за привязки, – продолжает брат. – Жаль, что вы не успели… – Он тактично фразу не договаривает, однако смысл и без того ясен. – Но, с другой стороны, в этом есть и огромный плюс. Нет риска, что ты влюбишься в первого попавшегося авантюриста, который решит ситуацией воспользоваться. Сделаешь осознанный, правильный выбор и выйдешь замуж за того, в ком будешь уверена и кто будет готов ждать, пока ты его полюбишь.

– Ну вот, опять нравоучения начались, – улыбается Вария. – Тогда уж и я добавлю. Идилинна, вы о непрожитом не думайте как о чем-то потерянном. Это не ваша жизнь. Она вам наверняка интересна, но примерять ее на себя не нужно. А что касается любопытства… Оно у вас всегда зашкаливало… – Голос начинает звучать тише, сбиваться. Фрейлина протягивает к экрану руки, и изображение принимается подрагивать, словно камеру пытаются открепить от стойки.

В итоге я слышу возмущенное «Вай, да помоги же!», а потом смотрю на движущуюся картинку, потому что технику куда-то несут. И при этом слышу:

– Мы решили, что не будем афишировать послание вам. Так что никто не знает, что идет запись. Вы всех и все увидите своими глазами и в естественной обстановке.

Я невольно ахаю, получив вот такую необычную возможность подсмотреть за жизнью во дворце, и ближе подаюсь к экрану, едва не влезая головой в голографическое изображение.

Первым появляется окно, которое руки Ваймона распахивают, открывая моему взгляду несколько дорожек парка, а голос Варии зовет:

– Гилена!

Изящная молодая вионка, прогуливающаяся между кустами в сопровождении кавалера, тут же оборачивается и откликается:

– Да, мама!

– Не забудь принести мне нового ик’лы!

Девушка кивает, а ее спутник, учтиво поклонившись, вновь предлагает ей руку, чтобы удобнее было идти. И приятнее, несомненно.

– Гилена никак не определится, нравится ей Ристан или нет. Он, правда, тоже не делал намеков на серьезные отношения. – В голосе моей фрейлины чувствуется сдержанная грусть. Она жалеет, что личная жизнь дочери не складывается.

В поле зрения вновь появляется кабинет брата, затем еще одна комната – гостиная, дальше коридор, парадная лестница, анфилада…

Видимо, камера маленькая или несет ее Вария незаметно, потому что ни один из обитателей дворца, кто попадается нам на пути, не смотрит прямо на меня. Взгляды придворных направлены на лица моих экскурсоводов, а не на руки.

Я немногих узнаю – все же времени прошло немало. Появилось много новых лиц, и молодых, и не очень. Но я все равно с интересом их рассматриваю. А когда вижу интерьер малой гостиной родителей, даже забываю дышать. Ведь там сидит мой папа – за столом, который использовал даже чаще, чем тот, что в кабинете. Рядом на диванчике полулежит мама, читая книгу.

Они оба изменились, войдя в преклонный возраст. Синие волосы отца стали совсем белыми, лишь отдельные пряди сохранили прежний цвет. А вот мамины, желтые, просто поблекли, потеряв природную яркость. На лицах появились морщины, движения стали тяжелее. Лишь в глазах осталась прежняя уверенность и властность.

– Наконец-то пришли! – опустив планшет, мама протягивает сыну руку.

Тот не мешкая шагает к ней, позволяя ее пальцам скользнуть по его ладони. Судя по колебаниям изображения и отдельным появляющимся фрагментам, Вария столь же учтиво касается руки моего отца.

– Не так уж поздно, – отвечает брат, которого я теперь снова вижу, потому что моя фрейлина села в кресло напротив, а он к маме на диван. – За вами транспортник прибудет только через час.

– Милый, – улыбается мама, – да будь моя воля, я бы вообще с Виона и от вас не улетала. Так что для меня каждая минута, проведенная с вами, самый дорогой подарок. А Горан где? Заседание с министрами уже давно закончилось.

– Не очень-то верные сведения тебе передают. Мы задержались, – хмыкает еще один мужской голос. Знакомый и незнакомый одновременно. Но я, даже еще не видя его обладателя, сразу понимаю – мой младший брат пришел.

– Были проблемы с новым законом? – устало интересуется папа.

– Ну, скажем так, на кое-кого пришлось немного надавить, – усмехается Горан, которого я наконец увидела. Невысокий, полноватый для типичного вионца, он, как и в детстве, выглядит уверенным в себе, крепким и непробиваемым.

– Ты с этим аккуратнее, – мягко замечает отец. – Сейчас силен и давишь, а когда отпустишь, пружина распрямится. И отдача будет болезненной.

– Удержу, – упрямо не сдается Горан, сжимая кулак, словно доказывая основательность своих заявлений. – Тебе бы тоже не помешало проявить настойчивость в переговорах. Если короля Исгре не переубедить и эта планета выйдет из состава империи, Объединенные территории потеряют основу боеспособности и приобретут еще одного сильного недруга.

– Ты же знаешь, мы с цу’лЗаром делаем все, что в наших силах. – Папа смотрит на младшего сына с неодобрением, но интонации его голоса все равно остаются нейтральными.

– Знаю, но считаю, что этого недостаточно, – и не думает уступать Горан. Его резкость не смягчает даже умоляющий взгляд мамы, которая, видимо прекрасно зная эту черту сына, ловко уводит разговор в сторону и заботливо интересуется:

– Как Витьяна себя чувствует?

– Сегодня уже совсем хорошо. Но ходить ей нельзя.

Я отчетливо слышу в голосе брата нотки нежности. Правда, пока не понимаю, речь идет о жене или дочери. Впрочем, реальность оказывается прозаичнее.

– Надо же, так неудачно упала, – сетует мама. – Давина с ней сидит, да? Хорошо, когда жена и фаворитка ладят.

– Гармония в семье зависит от мужчины. Какими он отношения хочет видеть, такими они и будут. – Горан с беззлобной насмешкой смотрит на Ваймона, и тот разводит руками, мол, каждому свое.

– Так вы решили, что и кому привезти? – Мама снова тактически меняет тему. – На Исгре много того, что не поставляется на Вион…

Мои родные обсуждают подарки, и я вспоминаю, что один из них – компактный наручный бластер – я видела среди доставшихся мне сокровищ. Отложила к раритетным, но теперь точно перемещу в личные. Я же думала, он работать не будет, но раз его изготовили на Исгре, значит, срок службы ограничен только очень сильной поломкой, затрагивающей и внутренний механизм и корпус. А с этим у устройства как раз полный порядок.

Попрощавшись с родителями, Ваймон и Вария еще какое-то время гуляют по дворцу, показав мне ухоженный парк с высоты, аэрариум с жиралями. Я все жду, когда же брат хоть что-нибудь скажет о Драке, но тот словно забыл о нем. Зато решил показать мне… мою комнату, где нет ни намека на беспорядок, а свет падает через расшторенные окна. Кровать, завешенную полупрозрачным тюлем. И меня, мирно спящую, действительно на первый взгляд совсем живую, разве что грудь остается неподвижной.

– Я оставлю Горану накопитель, Лина, – негромко говорит Ваймон. – Брат найдет способ тебе его передать, если проспишь до конца его жизни. Ну а если очнешься раньше, он тебе и не понадобится.

Запись гаснет, а я так и остаюсь сидеть, глядя сквозь полупрозрачную муть пустого экрана.

Видеть себя со стороны оказалось не так уж шокирующе и в некотором смысле даже полезно – хоть убедилась в том, что выглядела прилично. Зато теперь мне было над чем подумать и чем дополнить рассказ Сейлиссы.

Получается, что схрон делал не Ваймон, а Горан. Наверняка он же и ценности подбирал. Теперь, зная характер ставшего взрослым брата, я не удивляюсь качеству задумки и ее исполнения.

Видимо, убедить короля Исгре у папы не получилось, раз Объединенные территории в итоге распались окончательно. А может, наоборот, убедил – все же еще сорок пять лет империя продержалась.

За родителей я спокойна. Они, несомненно, переживали, но мужественно выдержали испытание. Я больше всего боялась, что мой сон их сломит.

Семейные отношения братьев… Это действительно их личное дело. Тут мои комментарии излишни.

Наказание Рильмины меня порадовало. Для амбициозной томлинки, замахнувшейся на статус жены короля, стать… никем! Женой фиста, как принято называть на Томлине мужчин с очень низким уровнем способностей и не имеющих династического статуса или хотя бы минимальных родственных связей. Этого не компенсирует даже любовь, которая неизбежно возникнет в любом браке, в том числе и принудительном. Плюс ей пришлось жить с постоянным чувством вины, которое неизбежно накатит, едва ее прояснившаяся от влечения голова осознает содеянное.

Эриша мне совсем не жаль. Да я, по сути, и не знала этого томлинца, а вот Тогрис… С ним сложнее всего. Разумом его поступок понимаю, душой противлюсь. Он мой, мой! Его нет, а все равно…

И снова я плачу, не в силах подавить реакцию организма. Понимаю, что слезы бессмысленны, но все же даю себе возможность выплеснуть эмоции. Это ведь тоже важно. В разумных пределах. А потому… Хватит.

Последний раз всхлипнув, сильным движением вытираю щеки. Подойдя к окну, распахиваю створки, позволяя теплому, насыщенному запахом моря ветру растрепать мои волосы и убрать с лица следы переживаний. С прошлым я попрощалась, теперь сосредоточусь на будущем.


Личность выдаст (допустим погрешность), не бывает секретом…

Внешность.

Сидя на низенькой скамеечке, которую специально подтащила к зеркалу, я, покусывая нижнюю губу, всматриваюсь в свое отражение. Утонченные черты лица, нежная кожа, длинные волосы… Что со всем этим делать?

– Ох, не дело вы задумали, – причитает стоящая рядом Сейлисса, заламывая руки. – Ну где это видано – себя уродовать? Вы такая прекрасная…

– В том-то и проблема, – сержусь я на племянницу, которая никак не хочет понять логики моих решений. – И вообще, кто тебе сказал, что я стану некрасивой? Просто имидж… немного… изменю.

Паузы появляются потому, что я, стащив с тумбочки ножницы, сосредоточенно кромсаю волосы, оставляя длину на уровне плеч.

– Они были такие шикарные, – поднимая с пола длинные синие пряди, трагично шепчет Сейла, словно я совершила что-то непоправимое.

– Отрастут, – непререкаемо заявляю я, возвращая ножницы на место.

– Но зачем? Зачем так радикально? – не сдается племянница. – Ведь многие мужчины тоже отращивают волосы. И косы плетут. Правда, в другой технике, но я бы вас научила.

– Научишь обязательно. Мне пригодится. А что касается «отращивают», то такой длины, как были у меня, волосы у мужчин только годам к ста вырастают. И то не факт. Кто поверит, что вот эта милая физиономия, – киваю на отражение, – достигла такого почтенного возраста? – Всматриваюсь в свое лицо, которое только сослепу или в полумраке можно принять за юношеское, и прошу: – Лучше подскажи, как кожу грубее сделать.

– Соком ньери натереть разве что, – неуверенно предлагает Сейлисса.

– Точно! Неси.

Как же я сама забыла? Ньери действительно очень сильно сушит и тонирует, делая темнее. Как раз и загрубеет, и оттенок будет другой, соответственно, иное восприятие.

Через десять минут я усиленно натираю соком лицо, руки, потом, подумав, сбрасываю одежду, обмазываясь полностью. Не факт, какие части тела случайно оголить придется. Лучше тем, кто их может увидеть, не давать повода задуматься над несоответствием.

Снова придирчиво изучаю себя в зеркале. Эффект есть, разумеется, но он весь сводится на нет фигурой. А ее, увы, в стратегических местах не обрежешь. Остается визуально маскировать.

Полотном эластичной ткани обматываю кругом грудную клетку, уплощая грудь. Вырезаю из упругого материала несколько пар подплечников и вручаю племяннице, чтобы подшила к изнанке тех вещей, которые уже имеются в моем распоряжении. Куда дольше вожусь с совсем непривычной накладкой, без которой обтягивающие брюки моментально выдадут меня с потрохами.

Уже в полном обмундировании смотрю на результат и улыбаюсь – отлично получилось! Да, вряд ли меня примут за взрослого мужчину, но за юношу на границе половозрелости я сойду точно.

– Зачем все это? – никак не может успокоиться Сейлисса. – Как же вы найдете себе мужа, если будете… мужчиной!

Я в ответ лишь крепко обнимаю взволнованную племянницу. Она отзывчивая, добрая, самоотверженная, и именно поэтому знать, что я задумала восстановить империю, ей не нужно.

Снимаю мужскую одежду и надеваю прежнюю, вновь возвращая себе женский облик. Волосы собираю в маленький хвостик на затылке. Смотрю на те, что обрезаны, и задумываюсь.

– Сейла, а можно их скрепить вместе? Как-нибудь склеить… Точно! – загораюсь неожиданной идеей. – Склеить друг с другом и с лентой! Вдруг мне понадобится быстро измениться? Я ведь тогда смогу просто привязать к коротенькому хвостику длинный! Или даже прическу сотворить.

– Ух… Да! Сделаю! – обещает моя помощница и с надеждой спрашивает: – Вы же погостите у нас еще хоть немного?

– Конечно, побуду, – улыбаюсь я ее горячности. – Куда мне торопиться?

На самом деле ведь нет никакой спешки. К тому же я, прежде чем улететь, хочу посмотреть Вагдрибор. Если получится, то и в королевской резиденции побывать. Как ни крути, а знать противника в лицо тоже необходимо. «Твое собственное восприятие всегда достовернее, чем любая информация, полученная из чужих уст». Папа часто это повторял и полагался на чужое слово лишь тогда, когда у него не было возможности узнать что-то лично. Вот я и последую мудрому совету.

Что касается его реализации, то тут несомненно одно: женщиной я пределы бывшего королевского парка не покину ни за что. А вот молодым вионцем из провинции, дальним родственником Ваймона Огрона, приехавшим поглазеть на столицу, – запросто. Мне ведь даже документы не нужны, раз ни к одной из знатных семей Виона, имеющих высокий уровень способностей, я не принадлежу.

Идти пешком, как я поначалу опасалась, нам не пришлось. Парочка жиралей в хозяйстве моей племянницы имелась, и потому добрались мы с комфортом. Правда, после полета ту самую деликатную накладку, которую я так тщательно прилаживала, пришлось поправлять, под едва сдерживаемый хохот Ваймона. И брать себе на заметку – найти способ более удобного крепления. А то ведь в самый неподходящий момент съедет мужское достоинство на бок или на живот, и будет… нонсенс.

Город, надо признать сразу, изменился мало. Да, крупных построек стало больше. Да, сама застройка плотнее. Да, почти не осталось деревянных мостовых, которые сменились каменными. Но на этом все. Не изменилась архитектура – массивные, громоздкие сооружения. Осталась прежней планировка улиц, радиально расходящихся лучами от центральной площади. Сохранился даже городской парк с ажурной оградой, отделяющей его от жилой зоны. Шестьсот лет прошло, а ощущение такое, словно десятилетие, не больше. В чем причина?

– Ну и вопросы у вас! – растерялся мой сопровождающий, запустив пальцы себе в волосы и почесав темя. Даже остановился и обернулся, осматривая улицу и изучая ее с нового ракурса. – Я так думаю, – все же озвучил результат мыслительной деятельности, – это потому, что нет причин что-то менять.

Логично. Потребность в ранее неведомом возникает тогда, когда ты его видишь. А если ты о чем-то не знаешь, тебе оно и не нужно. Вот краг, например. Не было его у меня, и что? Разве я жалела, страдала, мучилась? Да я ведь даже представить себе не могла, какое это счастье – иметь такого замечательного питомца. Так и здесь. Нет информации о других планетах, нет возможности посмотреть чужую жизнь, сравнить со своей и решить: мне тоже нужно вот так! Чем и хороша была империя – возможностью показать новое.

– Куда дальше? – интересуется моими желаниями Ваймон, когда под ногами начинает скрипеть галька пляжа, на который нас вывела улица.

– В королевскую канцелярию, само собой, – улыбаюсь я ему.

– Тогда я агралей арендую, – решает мой провожатый. – Плыть туда быстрее, чем возвращаться за нашими жиралями и лететь.

Он оказывается прав. От пристани с гидрариумом, которых в Вагдриборе, пожалуй, больше, чем зданий с аэрариумами, мы за десять минут доплываем до виднеющегося вдали далеко выдающегося в море мыса. Там, сдав наш живой транспорт, поднимаемся к стенам, защищающим территорию от разгула стихии. Что, надо сказать, происходит нечасто, но последствия бывают неприятными, если не приняты соответствующие меры.

Миновав ворота, которые по той же причине закрываются крайне редко, выходим на королевскую площадь. Народа здесь меньше, чем в городе, нет сутолоки и спешки, больше размеренности, степенности. Никто никуда не торопится, никого не окрикивает, ничего не продает – сюда редко приходят те, кто не принадлежит к знатным фамилиям. Не потому, что это запрещено – доступ на площадь свободный, а потому, что здесь им просто незачем появляться. Хотя, разумеется, бывают и исключения.

Два таких исключения, в виде меня и Ваймона, сейчас как раз идут по идеально отшлифованным и плотно подогнанным друг к другу плитам. Я бы сказала каменным, но отличия налицо: гладкость, износоустойчивость, структура не совсем обычная. Скорее всего, это все же какой-то новый материал, которого в мое время не было. Ну а то, что его в городе не используют, так это наверняка по причине амбициозности короля. Его площадь должна быть лучшей и неповторимой. Как и дворец, впрочем.

Я невольно замедляю шаг, рассматривая стены и башенки эффектного сооружения, настолько сильно отличающегося от старого замка, что мне стало понятно стремление Горана перенести в него королевскую резиденцию. Город ближе, море рядом, удобств больше, потому как технологии других планет (да-да, те самые, контрабандные, под эгидой вице-короля, на которые закрывал глаза мой отец), несомненно, здесь были использованы при строительстве. Парк не менее обширный и прекрасный – он начинается у самого края площади и наверняка полностью окружает дворец, который стоит в его глубине.

И вот как раз туда без документов или специального разрешения соваться точно не стоит. А потому я присматриваюсь к невысоким зданиям, выходящим на другой край площади узкими торцами с парадными входами. Здесь нет жилых домов, только административные. Департамент, бюро, канцелярия…

К последней я и спешу, чувствуя, что следует торопиться. Адапи уже клонится к горизонту, и если я не успею получить пропуск, то придется возвращаться сюда завтра. Или вообще отказаться от мысли увидеть короля.

Оказавшись в холле, ищу глазами карту здания, которую Ваймон, кстати, замечает быстрее и, подхватив меня под локоть, тянет в нужном направлении. А все потому, что я ищу на стенах, а он у них, оказывается, размещен на наклонном столе. И выглядит не как единая схема, а как ее элементы, выстроенные в удобной для поиска последовательности.

Подождав, когда отойдут и освободят место посетители, пришедшие сюда раньше, я отыскиваю нужный кабинет и через несколько минут уже стою перед стойкой, за которой сидит мужчина средних лет. До моего прихода он явно отдыхал, потому что другие посетители пользовались электронными терминалами. Теперь же недовольно хмурится, делает вид, что занят, и глазами выразительно косит в сторону. Типа иди ты, мил-вионец… к информационной системе. А я намеков не понимаю. И не иду. Вот он и сердится.

– Причина запроса на получение пропуска? – наконец нехотя спрашивает, поняв, что так просто от меня не избавиться.

– Экскурсия в замок, – уверенно отвечаю самым что ни на есть доброжелательным тоном. Что, впрочем, мало что меняет. Интонации мужчины, лениво тыкающего пальцем в экран, остаются прежними.

– Количество посещений?

– Однократное.

– Доступ ознакомительный или расширенный?

– Ознакомительный.

– На одно лицо? – Клерк смотрит на Ваймона, который встал у стены за моей спиной. А когда я киваю, тяжело вздыхает, вновь утыкаясь в экран. В итоге говорит: – Документы.

Пододвигаю к нему идентификационную пластину, которую мне дал Ваймон. На ней его данные, его голограмма, и потому ни один терминал на меня пропуск не наденет. А вот клерк сделать вид, что я это он, может запросто. Особенно если к нижней стороне пластины прикреплено соответствующее вознаграждение.

Оно, кстати, и на заинтересованность в обслуживании клиента влияет. Да так эффективно, что и недовольство сразу пропадает и даже воодушевление в глазах появляется. Мужчина с улыбкой возвращает мне пластину и предупредительно-заискивающе продолжает:

– Руку, пожалуйста. Вот сюда. Аккуратнее, не пораньтесь, тут острый край… Готово. Приятной экскурсии!

Так что совсем скоро я, оставив своего спутника на скамеечке у входа в парк, быстро иду по песчаной дорожке между кустами. Примерно на середине пути ощущаю сканирующее поле, скользнувшее по мне в поисках пропуска. Браслет на руке тут же отзывается едва слышным «дзинь», а мелкое дрожание воздуха впереди исчезает – снимается блокирующий экран.

Вот такие же механизмы охраняют и старый замок. Только допуск посетителей в их программу заложен генетический. Оттого и никому туда не попасть, кроме Сейлиссы. Ну и меня. А ведь когда-то давно, как и здесь сейчас, допускали всех, кто просил аудиенции или желал полюбоваться красотой залов. В этом тоже ничего не изменилось.

– Личные вещи, сумки сдать на хранение, – строго предупреждает охранник на входе, а когда я выразительно развожу руками, показывая, что у меня ничего нет, отступает, позволяя войти.

В небольшой комнатке на диванчиках сидят еще два посетителя. Я присоединяюсь к ним, посматривая на табло над закрытой дверью, которое оповещает, сколько времени остается до начала движения экскурсионной группы. Ваймон сказал, они каждый час запускаются, и я несказанно рада, что долго ждать не придется.

За это время больше никто из желающих не подошел. Так что мы втроем, под присмотром тонкого, щупленького паренька-служащего, отправляемся на осмотр. Направление движению задает летящий впереди шаровидный приборчик, приятным тенорком объясняющий, какой именно зал мы проходим и что конкретно видим. Если, конечно, смотрим в правильном направлении. Я даже улыбаюсь невольно – все же есть изменения. В мою бытность впереди шел живой экскурсовод.

В одном из залов – длинном, затемненном, с очень необычно организованной подсветкой – на стенах висят картины. Здесь у нас времени чуть больше, присмотра меньше, и я с замиранием сердца принимаюсь рассматривать портреты, отыскивая своих родственников. А когда заканчиваю, остаюсь в недоумении. Никого. Ни моего отца, ни моих предков здесь нет, лишь представители де’вРонов. Я даже Ларилину обнаружила на одном из маленьких полотен. Мало того, ее отец, вице-король, подписан на портрете как король Виона, без указания на временность исполнения вверенных ему обязанностей.

Интер-р-ресненько… Как, однако, нынешняя власть печется о собственном авторитете, если не стесняясь подтасовывает исторические факты!

Я уже не улыбаюсь. Я злюсь. И потому почти с ненавистью впиваюсь взглядом в портрет нынешнего короля, размещенный на самом видном месте в центре зала. Изучая на первый взгляд красивое породистое лицо с маленькими, чуть раскосыми глазами, тонким носом и изящным подбородком, я нахожу в нем все больше черт, которые он унаследовал от своей бабки.

Эх, как же несправедлива судьба… Гены той, которую отверг Ваймон, все равно оказались у власти.

Впрочем, сетовать по этому поводу придется в другое время. Сейчас нас зовут на выход. Маячок ведет нас по боковой лестнице, выводит на пролет, чтобы мы могли спуститься по главной.

– Просим остановиться и подождать, – неожиданно предупреждает служащий, и я, выглянув из-за спины шедшего впереди пожилого посетителя, широко раскрыв глаза, смотрю на поднимающихся по лестнице шестерых мужчин. Вернее, только на одного, которого узнаю моментально.

Латал Роси де’вРон оказывается намного старше, чем на портрете. Выражение лица у него откровенно скучающее, несмотря на то что идущий рядом с ним вионец о чем-то рассуждает. А может, наоборот, именно по причине словоохотливости своего спутника король, потерявший нить его рассуждений, ищет спасения в иных впечатлениях – по сторонам он глазеет. Даже нашу застывшую в уважительном молчании группу удостаивает беглого осмотра.

Какое-то мгновение я смотрю в льдисто-голубые глаза, холодные, неприятные, и с облегчением выдыхаю, когда взгляд Латала уходит в сторону. Впрочем, ненадолго. Пара шагов, то есть ступеней, и голова уже отвернувшегося короля резко поворачивается. Он смотрит в растерянном недоумении, словно увидел что-то знакомое и теперь никак не может вспомнить, что именно.

Ой я дорада! Мое лицо! Оно-то не изменилось. Черты остались прежними, даром что кожа темнее. А Латал, при всей его (и его предков) нелюбви к моим родственникам, мои семейные портреты наверняка видел. Хранит в каком-нибудь тайнике!

С тихим шипением приседаю, прячась за спиной пожилого вионца. Повезло, что я не одна на экскурсии. И дважды повезло, что она заканчивается. Нет, трижды! Потому что, соображай Латал быстрее, наверняка бы приказал задержать подозрительного молодца до того, как тот исчезнет из дворца.


Не по речам, не по уступкам, о человеке судим по…

Поступкам.

Дихол!

Я в сотый раз корю себя за неосторожность и авантюризм. Что мне стоило послушать Ваймона и удовольствоваться изображением де’вРона из официальной сети. Так нет же, личных впечатлений захотелось! Вот и насмотрелась до новых проблем. Любопытная воркуша!

– Не переживайте так, – успокаивает меня племянница, легко поглаживая по руке. – Вот увидите, вернется Ваймон и скажет, что никаких причин для тревоги нет.

Я невольно смотрю на тропинку – единственную ведущую к дому, окруженному скалами. Муж Сейлы ушел по ней утром, а сейчас Адапи уже к закату клонится, и у меня возникают закономерные подозрения, что такая задержка неспроста. Он ведь и раньше уходил осматривать окрестности и всегда через час-два возвращался, а тут срок куда больше.

Поднимаюсь с камня, на котором мы устроились, и карабкаюсь вверх по склону. Мне в брюках это делать несложно, в отличие от моей спутницы. Так что она остается на месте, провожая меня обеспокоенным взглядом. Оказавшись на вершине, где дождь и ветер давным-давно разрушили структуру камня и образовали удобную наблюдательную площадку, осматриваюсь, разворачиваясь кругом.

Водная гладь сегодня безжизненна и спокойна как никогда. Волны едва заметно приподнимаются над поверхностью моря и лениво лижут подножия скал. Ворки смирно сидят, уцепившись лапками за трещины. В душном воздухе лишь изредка чувствуется дуновение ветра, разнеженного в послеполуденном зное.

За небольшой грядой скал до самого горизонта стелется зеленая масса растений, над которыми возвышается мой замок. Издали он не кажется разрушенным, лишь коренастым, приземистым, как очень старый вионец. Небо над ним ясное и чистое – не видно ни облаков, ни летящих жиралей.

Тихо, мирно, покойно… В таком окружении совсем не хочется думать о плохом.

Заметив, как Сейла машет мне рукой, торопливо спускаюсь обратно и еще издали слышу ее голос:

– Идут!

Число множественное, но интонации не тревожные, радостные, значит, те, с кем я одновременно выхожу на площадку, опасности для нас не представляют. По крайней мере, один гость, шагающий рядом с Ваймоном, сразу вызывает доверие – молодой, с таким же добродушным лицом и открытым взглядом, как и у мужа Сейлы. На нем простая рубашка, самые дешевые, но прочные штаны, заправленные в высокие голенища сапог. Руки крупные, мозоли на ладонях… Самый что ни на есть обычный трудяга.

Второй мужчина выглядит подозрительно, но лишь потому, что смотрит на меня с не меньшей недоверчивостью, чем я на него. Пожилой – жуткая смесь бледно-голубых и синих волос собрана в низкий хвост, свисающий ниже лопаток. Одетый не бедно, а… как бы правильно сформулировать… небрежно и безвкусно. Элегантная белая рубашка из качественной тонкой ткани расстегнута до середины груди. Поверх нее синий короткий жакет совершенно иного стиля – спортивного. Черные брюки на поясе обмотаны широкой золотой полосой ткани, которая наверняка стоит дороже всего костюма. Обувь массивная, громоздкая, такую носят только те, кто работает на кораблях в условиях пониженной гравитации.

В общем, ни по одежде, ни по манерам оба гостя на безопасников не тянут. Даже замаскированных.

– Вирс Шагрон. Руг Лот.

Первым говорит Ваймон, представляя своих спутников, – сначала пожилого, затем молодого. Смотрит на жену и виновато добавляет:

– Прости, милая, не мог написать.

Он так выразительно это говорит, что даже мне ясно – его настоятельно попросили никому ничего заранее не сообщать. Возможно, даже идти отказывались, если хоть кто-то будет знать об их возможном появлении в этом месте.

– Лин Эвон.

Теперь уже я представляюсь, изменив род имени и назвав лишь часть от полного. Это, разумеется, сильно понизит мой статус в глазах гостей, зато не даст повода соотнести меня с кем-то из власть имущих.

В ответ Руг широко улыбается, показывая идеальный ряд белых зубов – ему любое имя назови, он так же отреагирует. А вот Вирс хмыкает, изогнув губы в кривой усмешке. Вне всяких сомнений, все уже проанализировал, сложил, разделил и получил итог: молодой, именитый и обеспеченный субчик не желает быть узнанным. В принципе правильный вывод, за исключением пола.

Впрочем, я ведь тоже с легкостью могу сказать, кто они такие. Контрабандисты. Единственные, кто может вывезти меня с Виона и доставить на нужную планету так же, как они поставляют нелегальные товары. Это мне Ваймон сразу сказал, едва я заикнулась о необходимости полета в другие миры. И я с ним согласилась, потому как война идет. Туристов в космос точно не возят, а устраиваться работать на военный крейсер не вариант. Какая в этом случае свобода выбора направления? Да и не возьмут меня без документов, а подкупить комиссариат так, как клерка канцелярии, вряд ли получится.

Единственное, о чем умолчал мой новоявленный родственник, это о том, что готов встречу с этими самыми контрабандистами устроить. Даже намека не сделал на наличие соответствующих знакомств. И утром ушел, ни слова не сказав.

– Так что же вы можете нам предложить, Лин Эвон? – интересуется Вирс, когда мы разместились на стульях в маленькой гостиной.

– Работу, разумеется, – уверенно отвечаю. Неторопливо, размеренно, стараясь, чтобы голос звучал по-мужски.

– Вы полагаете, она нас заинтересует?

– Я полагаю, что вы сами ответите на этот вопрос. А я просто сообщу условия.

Вирс удивленно приподнимает левую бровь, но ничего не говорит, лишь приглашающе поводит ладонью и чуть склоняет голову.

– Организовать доставку небольшого груза объемом в один стандартный контейнер и сопровождающее его лицо на Шенор. Вознаграждением будет вот это…

Столь же неспешно, как говорю, вытаскиваю из кармана и ставлю на деревянную столешницу прозрачную коробочку с эйвоганитом – окаменевшими выделениями ганитов[3] в форме мелких, идеально круглых матово-белых шариков. Самое редкое лекарственное сырье в наших мирах.

Руг при виде такого богатства невнятно мычит. Вирс, встав и шагнув к столу, осторожно берет футляр, встряхивая его и рассматривая на свет. Убедившись, что порций там не меньше десятка, ставит на место и изумленно качает головой.

– Вы в курсе, что за это, – спрашивает, указывая кивком на вознаграждение, – можно приобрести собственный рейдер?

– А кто его поведет? – резонно возражаю. – И кто позволит кораблю выйти за пределы орбиты Виона? Или запрет на полеты в другие системы снят?

– Не снят, – хитро щурится контрабандист. – Но почему вы решили, что мы можем пройти через кордон?

– Разве нет? – Теперь моя очередь удивленно поднимать брови, хмуриться и укоризненно смотреть на Ваймона. Мол, ай-яй-яй, как же ты так ошибся-то! И поставить точку. – Ну, нет – значит, нет.

Протягиваю руку, чтобы забрать коробочку, и ничуть не удивляюсь, когда ладонь Вирса торопливо накрывает мою, останавливая. Мы несколько секунд смотрим глаза в глаза, словно ищем в них подтверждение… Чего? Я – честности сделки, он – отсутствия подставы. У нас обоих есть сомнения друг в друге.

– Хорошо. – Мужчина уступает первым, убирая руку и усаживаясь обратно на стул. – Шенор, говорите?

– Шенор, – подтверждаю, оставив вожделенную добычу на обозрение.

Над местом назначения я долго думала. И как бы моя душа ни стремилась на Томлин, мой разум яро бунтовал и требовал не совершать глупостей. Что мне делать на Томлине? Там нет никого, кто мог бы мне помочь, я не знаю даже имен членов правящей династии. Что будет, если я не найду там поддержки?

А Шенор… Шенор – родина моей мамы. Ее родственники грубоватые и прямолинейные, но прямые и бесхитростные. Действуют в лоб. И даже если не захотят помогать в память о своей наследнице, то уж корабль и пилота у них-то я точно арендую. Шенориане в космос летать не боятся, они сами кого угодно устрашат. Очень уж воинственная и бесстрашная раса.

Вирс о чем-то сосредоточенно размышляет, поглаживая подбородок. Щурится, отчего морщины в уголках глаз становятся еще отчетливее, а взгляд неприятнее. Ваймон тоже хмурится, наверняка сердится, что я не назвала ему маршрут. Гур поворачивает голову из стороны в сторону – смотрит то на одного, то на другого.

Вот только отчего такая реакция? Система звезды Жеок – одна из самых близких к Адапи. Ни времени на полет, ни топлива не потребуется много. Дело точно не в расстоянии.

– Шенор – это несколько проблематично, – наконец слышу хоть какой-то ответ. – Может, можно выбрать какую-нибудь другую планету?

– Хотелось бы понять причину, – не сдаюсь я.

Мужчины снова переглядываются, и у меня возникает смутное подозрение. Я внимательнее присматриваюсь к Ваймону и пожилому вионцу, сравнивая, отыскивая не сразу уловимое, но все же сходство. В грубоватой линии подбородка… В контуре носа… В прижатых ушных раковинах… Ох, да они же родственники! Пусть не близкие, но несомненно в родстве!

Мне сразу как-то спокойнее становится, и я уже совсем уверенно говорю:

– Мне неприятности тоже не нужны.

– Ладно бы одна причина, – неохотно, но идет навстречу Вирс, – так их целых две. Первая проще. На подлете к Жеоку шесть астероидных полей. Одно из них целиком состоит из самородного ултриза[4] и потому там постоянно кто-то с кем-то выясняет отношения.

Он многозначительно умолкает, и я киваю. Этого мне объяснять не нужно. Я и так понимаю, что шенориане защищают свое, а ворье, коим являются представители всех остальных планет, пытается наложить лапу на чужое добро. Контрабандистов могут запросто принять за таких вот желающих.

– А вторая? – напоминаю, что была еще одна причина.

– Орбита Шенора лежит в одном из метеоритных поясов. То есть посадка будет сопровождаться дополнительной нагрузкой на защитный экран. А он у нас на последнем издыхании. – Вирс, цыкнув зубом, задумчиво трет подбородок.

– Чинить пробовали? – указываю глазами на эйвоганит, намекая на наличие возможности это сделать.

– Так нам же не нужен ремонт, – хитро прищуривается контрабандист. – Мы в проблемные зоны не летаем.

Гм… То есть мне предлагается еще и за это заплатить. Отдельно. Так сказать, накинуть за сложность. Вот ушлый тип!

Однако я прекрасно знаю: пойдешь на поводу у шантажиста – потеряешь все. Такие не умеют останавливаться, их надо вовремя остановить. Пусть думают, что у меня платежные средства ограниченные.

– Жаль, – вздыхаю, забирая футляр и пряча его в карман. – Значит, буду искать тех, кто летает.

– Не найдете, – начинает злиться визави. Ему и источник дохода терять не хочется, и моя строптивость не нравится.

– Уверены? – спокойно спрашиваю и цитирую учебник по экономике: – «В условиях дефицита товара и невозможности его замещения альтернативными видами неизбежно возникает высокий спрос, порождающий разнообразные типы источников предложения. Причем чем глубже закрытость рынка потребления, тем больше вариантов его насыщения».

Это я о том, что у его бизнеса конкурентов более чем достаточно. Простейшая истина, которую я на примере контрабандного концерна вице-короля изучила. И вообще, если уж на то пошло, я на самом деле могу найти других заинтересованных.

– Да что он нам тут головы дурит? Пусть соглашается и платит, раз звал! – разносится по комнате возмущенный бас. Ладони размером с лопату сжимаются, демонстрируя внушительные кулаки. От былого добродушия не остается и следа – мирный, на первый взгляд, субъект, оказывается, может быть опасным.

– Подожди, Руг, не мельтеши, – останавливает его Вирс. Прикусывает ноготь большого пальца, задумывается, хмыкает и неожиданно бьет ладонью по колену. – Так! Чиним за свой счет, но аванс вперед и остальная оплата на выходе из подпространства около системы Жеока. Это страховка на случай атаки со стороны. Далее. По той же причине никаких гарантий доставки я не даю, лишь подтверждаю вашу безопасность на моем корабле. Так что потом без претензий. Вылет через шесть дней, раньше ремонт не закончим. Это мое последнее предложение.

Он смотрит, ожидая ответа. Они все смотрят, а я, хоть и шевельнулось в душе смутное беспокойство, понимаю – нет у меня выбора. А насчет риска Вирс прав, это мои проблемы, не его. Потому и соглашаюсь, не требуя изменений:

– Договорились.


Глава 3 Думать и не рисковать. Где терпенье отыскать? | Колечко для наследницы | Глава 5 Проигрыш сродни удаче. В чем условие задачи?