home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Историограф. «Историю пишут победители»

— Время гашения?

— Восемнадцать минут!

Комгруппы прижал к лицу вскрытый индпакет — осколком стекла шлема ему отхватило кончик носа. Подпортили мужику внешность. Кровь смешивалась со слезами, заливая бороду — больно, наверное.

Щитовой валяется, где упал. Заняться им некому — все увлеченно палят, укрывшись за обломками стен и переводя боезапас на гильзовую россыпь. Все, кроме меня. Мне положено сидеть, как мышь под метлой, и не отсвечивать. Чтобы не было соблазна повоевать, из оружия дают только пистолет. Из него мне полагается, в случае чего, героически застрелиться. Я честно предупредил, что не собираюсь заниматься такими глупостями, но пистолет взял. Раз висит кобура — не огурец же в ней носить?

Я — м-оператор. То есть, ценное оборудование и дефицитный ресурс. За потерю драгоценного меня комгруппы не то что нос — вообще все выступающее оторвут. Он выразительно смотрит поверх промокшего кровью и слезами комка марли на лице — то на меня, то на щитового.

Часы на запястье пискнули. Семнадцать минут. Я пополз, собирая броником пыль, каменную крошку и стреляные гильзы. Бездна изящества. Над невысоким куском обрушенной взрывом стены, издавая резкие звуки рвущегося полотна, простригли воздух скорострелки. Вжался в плиты пола, сожалея о своей трехмерности. Сверху меня осыпало взвесью дробленого камня.

Щит валяется в стороне, на бойце остался нагрудник-зацеп и пропитавшийся кровью броник. Чтобы его снять, тушку надо перевернуть, а он тот еще кабан. В щитовые берут самых здоровых — штурмовой щит весит полцентнера, плюс тяжелый бронежилет на пятнадцать кило. Человек-танк. И все равно навертели дырок. Наверное, за меня приняли. Меня раньше никто не хотел так целенаправленно, упорно и адресно убить. Подумать только, а когда-то я грустил о своей невостребованности социумом!

Будьте осторожны в своих желаниях.

Пи-и-ип! Шестнадцать минут. Я еще жив. Слава баллистике, скорострелки не дают рикошетов. Уперся ногами и плечом, напрягся — и кое-как перевалил раненого на бок. Стараясь не поднимать голову выше камней, распряг ремни, стащил подвесную и броник, расстегнул камуфляж.

— Куда тебя?

— Не понял… — прохрипел он. — Щит…

— Факинг щит! — согласился я.

— Я хотел…

Я так и не понял, чего хотел раненый, потому что началась атака и все перекрыл грохот стрельбы. Борух, укрывшись за обломком стены, пытался прижать нападающих из ручного пулемета. Ухнул подствольник, ударили автоматы. Люди занялись любимейшим из человеческих занятий — азартным взаимоистреблением. А вот раненого перевязать, кроме меня, некому.

Распластавшись на камнях, как раздавленная колесом лягушка, полил бойца водой из фляги. Смыв кровь, обнаружил два входных — в правую грудную мышцу и чуть ниже, в область живота. Первая рана пускала пузыри, вторая обильно кровила темной кровью. Наверное, это плохо. Ранения оказались сквозные. С одной стороны, лишнего металла в организме не осталось, с другой — дырок в два раза больше.


Пятнадцать минут. Наложив на раны марлевые подушки, приклеил их, как сумел, полосами пластыря. Кровь течь почти перестала. Не факт, что его это спасет, но я больше ничего сделать не могу, а отрядный медик с его волшебной аптечкой лежит мертвым на открытом, простреливаемом пространстве. С тем же успехом аптечка могла быть на Луне. Если в этом срезе, конечно, есть Луна. Плотность огня такая, что мертвое тело дергается от попаданий, как живое.

Отполз обратно. Волочь щитового за собой не стал: во-первых, он потерял сознание и ему все равно, где лежать, а во-вторых — все равно не утащу.

— Спасибо, — сказал невнятно полуносый комгруппы.

— Обращайтесь, — кивнул я тяжелым шлемом.

Стрельба стихла, атакующие откатились для перегруппировки. Оставалось четырнадцать минут до отката репера.

— Блоп-блоп-блоп, — серия глухих влажных разрывов. Командир атакующих активировал подрыв «смерть-пакетов». Тела на поле подпрыгнули, окутавшись красными облачками кровавого аэрозоля. Если кто-то из них был только ранен — ему не повезло. Вот почему у нас до сих пор ни одного пленного. Это я должен, если что, гордо застрелиться сам — а их никто не спрашивает. Их чешуйчатые кирасы отлично держат пулю, но на ремнях электронный замок, ключ от которого у командира звена. Попробуешь снять сам — подрыв. Разрежешь ремень — подрыв. Удалился от командира слишком далеко — подрыв. Убили командира — подрыв всего звена, поэтому их командиры в атаку не ходят. Сидят, гады, в овражке, смотрят на нас через камеры висящего высоко над лесом дрона. Уже третьего — двух наш снайпер сбил, и этот не приближается.

Тринадцать минут. Затишье. Собираются с силами. Моральный дух у них уже не тот, что в начале. Пообломались. Думаю, система самоподрыва не способствует позитивному мышлению. Хотя может быть, они, наоборот, гордятся привязанной к пузу гранатой? Может, они все поголовно буси-самураи-камикадзе?

«Вышло солнце из-за Фудзи,

По реке поплыли буси1…»

А я не самурай, стреляться не собираюсь. Что я такого важного выдам, попав в плен? Фасон Ольгиных трусов? Нападающие и так знают, кто мы такие и где находимся. В этом их преимущество.

Двенадцать минут.

— Отобьемся, Борь? — спросил я привалившегося рядом майора.

— Сейчас или вообще? — он не отрывался от оптики своего «Барсука»2.

— И так и этак.

— Сейчас они попробуют нас выбить всеми наличными силами, и получат сюрприз, который либо сработает, либо нет. Если нет, то будет весело.

— А вообще?

— А вообще… О, зашевелились вроде!

— Движение на десять часов! — подтвердил наблюдатель сверху.

— Артиллерия, готовность? — прогундел комгруппы.

Я удивленно обернулся — в углу полуразрушенной комнаты двое военных быстро изготавливали к стрельбе «Галл»3. Один щурился глазом в прицельное устройство, второй держал в руках похожий на оперенную булаву минометный выстрел. Вот, значит, какой у нас «сюрприз». Ого.

— Есть готовность! — отрапортовал тот, что с прицелом.

Никогда не мог понять, как они вообще куда-то попадают из таких штук — оно же вверх стреляет!

— Ждем команды, пусть втянутся в атаку!

Одиннадцать минут. Самой атаки я не видел — Борух шарахнул меня кулаком по шлему, чтобы не высовывался. Было не больно, но обидно. Треск скорострелок смешался с грохотом не такого продвинутого, но ничуть не менее смертоносного огнестрела, на меня посыпалась пыль и горячие гильзы, пришлось отползать.

— Ждите, ждите, ждите… — Пора!

Миномет захлопал удивительно тихо, как в ладоши — оператор кидал в ствол гранату, пригибался — пух! И тут же следующая. После шестой стрельба наступающих внезапно прекратилась. Секунда тишины, горестный, исполненный безнадежной тоски вскрик и, — блоп-блоп-блоп-блоп, — длинная серия подрывов.

— Есть накрытие! — доложил наблюдатель. — Вижу дым над командным пунктом!

Я посмотрел на таймер — оставалось еще пять минут до гашения. Быстро мы…


— Вот и всё, — констатировал присевший рядом Борух. — Накрыли командиров, и пошли самоподрывы… Если кто и выжил, теперь им не до нас.

Инженеры головы сломали, пытаясь заглушить сигналы самоподрыва или, наоборот, подобрать инициирующую команду, а военные раз — и обошлись без этих хитростей. Против лома нет приема.

— Так ты считаешь, отобьемся? Вообще?

— Они уже не те, что раньше, — сказал задумчиво майор. — И кадры похуже пошли, и оружие… Раньше скорострелки были у всех, а сегодня — только у каждого десятого. Остальные со старыми «калашами», как лохи. В первой высадке каждый был в полном композитном бронекомплекте, а сейчас — одна кираса. Понимаешь, что это значит?

— Их ресурсы тоже не бесконечны.

— В общем, не ссы, писатель, прорвемся.

— Я не писатель, — запротестовал я. — Я официальный историограф Коммуны!

— Тем более, — серьезно сказал Борух. — Историю, сам знаешь — пишут победители!


Город людей


Город людей Павел Иевлев | Город людей | Коммунары. Катастрофа