home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ИНТЕРЛЮДИЯ 3

За год до…

О да, Алекс не смог бы стереть этот день из памяти, даже если бы очень захотел. Такие дни не забываются, они постоянно напоминают о себе самыми разными мелочами, стучатся в двери и окна памяти, а порой просто врываются ураганом, сметая все на своем пути. Шутка ли, в один миг расстаться с привычным миром, подчиняющимся жестким законам физики и здравого смысла. А может, действительно шутка? Алекс задавался этим вопросом в течение нескольких месяцев, а потом плюнул и… Нет, не забыл, просто отложил свои сомнения до возвращения Виктора Михайловича Тропова — Сенсеича.

А произошло это в последний день перед отъездом учителя. На предыдущей тренировке он обещал какой-то сюрприз, и все пятеро учеников пришли в зал пораньше, решив тщательно подготовиться и размяться. Как правило, ничего хорошего сюрпризы Сенсеича им не сулили. Либо он пробовал на них новую, особо жесткую методику тренировок, либо приводил в зал одного из бесчисленных друзей — мастера какого-нибудь экзотического вида боевых искусств. В обоих случаях пятерке учеников доставалось так, что домой они уползали исключительно на самоуважении.

Но в этот раз все было иначе.

— Как вы думаете, что он нам приготовил? — задумчиво спросил друзей Данила.

Высоченный баскетболист сидел на неполном шпагате и тянулся руками то к одной ноге, то к другой.

— Наверное, что-нибудь вроде испытания? — предположил Алекс.

Он висел на турнике, растягивая позвоночник, и с завистью наблюдал, как Машка встает в гимнастический мостик и делает перекидку. Алекс всегда завидовал ее гибкости и ловкости. С другой стороны, растяжка и гибкость в боевых искусствах далеко не самое важное. Данила вон до сих пор на поперечный шпагат сесть не может.

Белобрысый Тема молча отжимался на кулаках в другом конце зала, принципиально не участвуя в обсуждении. Впрочем, полностью игнорировать друзей он не смог бы при всем желании — размеры зала оставляли желать лучшего. Подвальное помещение под пятнадцати этажным зданием не могло похвастать большими размерами: площадь основного зала составляла около трехсот квадратных метров. В принципе не так уж и мало — почти половина школьного спортивного зала, но для пяти чрезвычайно активных адептов боевых искусств явно недостаточно.

Из мужской раздевалки неторопливо вышел Костя. Длинные темные волосы, как всегда, были собраны в аккуратный хвостик, а на загорелом лице светилась практически никогда не угасающая самодовольная ухмылка.

— Надеюсь, он опять приведет какого-нибудь мастера боевых искусств. В прошлый раз хорошо поспарринговали.

— Отлично просто! — хихикнула Машка. — Ты в отрубе минут двадцать провалялся.

— Опыт бесценен, — отмахнулся Костя. — Твоего любимого Алекса вообще в первую минуту вырубили.

Селин сердито промолчал.

— Так то шестой дан по айкидо был, — встал на его защиту Данила, — Причем не липовый, а самый что ни на есть серьезный.

В дверном проеме совершенно беззвучно возникла фигура учителя.

— Уже седьмой, — поправил баскетболиста Сенсеич, остановившись перед входом, чтобы снять обувь, — Неделю назад Афанасий уехал в Японию для сдачи на следующую ступень.

— Здравствуйте! — хором поздоровались ученики. Виктор Михайлович пришел один, и, судя по тому, что на нем не было любимого спортивного костюма, участвовать в тренировочном процессе он явно не собирался. Сегодня учитель приехал при параде: элегантный черный костюм-«тройка» делал его крепкую фигуру излишне грузной, но отнюдь не неуклюжей, и даже привычная лысина смотрелась особенно, по-джентльменски, как и серьга в ухе.

— Ну что ж, ребята, — с довольной улыбкой произнес Сенсеич, когда все расселись на полу. — Я вижу, сегодня вы готовы ко всему.

— Конечно, — слегка напряженно хмыкнул Алекс. — Мы всегда, как пионеры…

Как и остальные ученики, он все еще ожидал какого-то подвоха.

— Но не к тому, что будет сегодня. Да… к этому вы вряд ли готовы, — скорее для себя, чем для учеников произнес учитель. — Помните, я рассказывал вам о высших техниках школ боевых искусств Востока?

Машка и Алекс непонимающе переглянулись.

— Магия, что ли? — уточнил Данила. — По-моему, это бред.

Высоченный баскетболист был прост, как три копейки, и всегда открыто говорил то, что думал. Сенсеич недовольно поморщился.

— Конечно, можно это называть и магией, но лучше не надо. Я хочу вас предварительно познакомить с высшими техниками работы с внутренней энергией. И, поверьте мне, ничего бредового в них нет.

— Угу, — хмыкнула Машка. — Только че-то я не видела до сих пор никаких чудес.

Остальные молча кивнули.

Хотя Сенсеич постоянно рассказывал им всевозможные истории о мистических техниках и использовании внутренней энергии, Алекс до сих пор не очень-то верил в подобные вещи. То же самое касалось и остальных учеников. Но учитель вроде бы всерьез никогда не заговаривал на эту тему… До сегодняшнего момента.

Сенсеич пожал плечами и буднично сказал;

— Значит, пришло время увидеть.

— Что, правда? — весело переспросила Машка. — Будет представление?

— Будет, — спокойно обронил учитель и насмешливо посмотрел на учеников. — Если вы хоть немного помолчите.

Ученики послушно заткнулись, мгновенно почувствовав перемену настроения учителя. Сенсеич мог шутить, злиться, смеяться, по слухам (Машка как-то видела), даже плакать, но подобное умиротворенное спокойствие говорило ученикам об очень многом. Например, о том, что пришло время очередного урока…

Виктор Михайлович выставил перед собой руки и сплел из пальцев замысловатую фигуру, затем следующую… Хитрые «распальцовки» сменяли одна другую с поразительной скоростью.

— Цирк уехал, клоуны остались, — не очень-то тихо пробормотал себе под нос Костя.

Воздух перед Сенсеичем замерцал и постепенно начал приобретать отлично знакомые по многочисленным фантастическим фильмам очертания.

— Это что?! — удивленно вскрикнула Машка.

— Фокус, конечно, — тихо предположил Алекс.

Фокус не фокус, а пятеро подростков с интересом рассматривали висящий в воздухе светящийся сгусток энергии!

— Ущипни меня… — опешил Костя и как бы невзначай опустил руку Маше на плечо.

Даже в такой ситуации не преминул воспользоваться моментом.

— Хочешь, я ущипну? — любезно предложил Алекс.

— Придурки! — шепнул Данила. — Вы вообще видите, что перед вами происходит?!

Сенсеич сделал движение руками, и сгусток энергии с тихим урчанием рванулся вверх, ударился об потолок и с громким хлопком разлетелся сотнями искорок. На белой поверхности, будто в качестве доказательства реальности происходящего, осталось огромное черное пятно. Запахло паленым.

Костя осмотрелся по сторонам, продолжая держать руку на плече у Машки.

— Интересно, а где спрятан проектор?

— Чувак, будь реалистом, — спокойно сказал белобрысый Тема, буквально помешанный на всевозможных технических новинках. — Не придумано еще таких проекторов. Ну точнее, не запушено в серийное производство. В любом случае, я скорее поверю в магию.

Сенсеич насмешливо смотрел на учеников и не торопился что-либо объяснять.

— Это было по-настоящему? — наконец робко спросила Машка.

Похоже, она действительно была в шоке, если никак не отреагировала на Костины поползновения.

— Конечно, — подтвердил Виктор Михайлович.

И тут на него посыпались вопросы:

— А мы можем этому научиться?

— А что вы еще умеете делать?

Машка скинула руку Кости и спросила:

— Но почему именно сейчас, перед самым отъездом?

Сенсеич задумчиво смотрел на потолок.

— Похоже, переборщил. Теперь ремонт делать.

Все это время молчавший Алекс тоже решился задать вопрос:

— Виктор Михайлович, как вы это смогли?

— Энергия «ци» находится не только внутри нас, но вокруг. — Сенсеич сделал круговое движение руками. — Если научиться подпитываться ею, можно достичь очень многого.

— А огненные шары можно будет швырять? — деловито поинтересовался Тема.

— А летать? — подхватила Машка.

— И из розетки подзаряжаться? — не стал отставать Алекс.

— Вы глупых книжек перечитали, — хмыкнул Сенсеич. — Прежде чем кто-нибудь из вас научится хотя бы чувствовать внутреннюю энергию, могут пройти годы, а уж осознанно управлять ею…

Машка разочарованно вздохнула.

Костя мгновенно воспользовался ситуацией и вновь приобнял ее за плечи:

— Не расстраивайся. У меня вот есть некоторые сверхъестественные способности. Если хочешь, я тебе их даже готов показать. В индивидуальном порядке…

Машка легко вывернулась из неловкого объятия и хищно усмехнулась:

— Если это не очень быстрая регенерация, то я бы тебе не советовала.

Сенсеич изучающе посмотрел на учеников.

— Что касается времени, то, на мой взгляд, вы еще недостаточно подготовлены к переходу на следующий уровень обучения.

— Как это не подготовлены?! — хором вскричали ученики. — Да мы столько лет уже пашем…

— Но! — Сенсеич поднял указательный палец. — Вы должны знать, к чему готовиться в мое отсутствие.

Ученики были сильно ошарашены неожиданной демонстрацией, но на четкое указание к действию среагировали мгновенно:

— Готовиться?

— Именно. Чтобы стать полноправными учениками клуба «Рыжий Дракон», вы должны доказать мне, что стали достойны этих знаний и умений. У вас есть ровно год.

— Год?

Виктор Михайлович насупился, что-то подсчитывая в уме.

— Ну не ровно… плюс-минус пара месяцев.

— И что нам нужно делать? — деловито спросила Машка.

— А вот ЭТО уже решать вам.

Улыбке Сенсеича мог бы позавидовать и Чеширский Кот.

— Но хоть немного подскажите… — беспомощно развела руками Маша.

— И не мечтайте, — довольно ответил Виктор Михайлович. — Все зависит только от вас. Если по возвращении я увижу, что вы смогли достигнуть определенных успехов, то мы наконец-то займемся настоящим обучением.

Алекс обменялся удивленными взглядами с Машкой.

— Настоящим?

— У каждого из вас есть определенные недостатки, — продолжил учитель, — Это нормально. Но некоторые из них мешают вашему становлению в качестве бойцов и полноправных учеников нашего клуба.

— Например? — насупился Данила.

— Ну что ж, с тебя и начнем. — Сенсеич смерил баскетболиста недовольным взглядом. — Ты слишком высок. Рост очень сильно сказывается на скоростных параметрах. Да и сам по себе ты слишком медлителен и мягок — это очень серьезный недостаток.

Алекс мысленно согласился с Сенсеичем. Он сам часто пользовался в спаррингах излишней медлительностью друга, но ведь были у Данилы и сильные стороны: например, еще никто из ребят не побеждал его в партере. Боролся баскетболист как настоящий демон — нехватка резкости с лихвой компенсировалась силой мышц, и мало кто мог вырваться из его стального захвата.

Тем временем Сенсеич перешел к следующему ученику:

— Тема. Ты легко входишь в раж и не знаешь, когда остановиться, это не слишком хорошее качества для бойца. И еще ты чересчур увлекся физухой: мышц наработал больше, чем следует. Тебе не хватает гибкости и ловкости.

И тут Алекс был полностью согласен с учителем. Тема тренировался слишком много, порой доводя себя до состояния полного истощения. Все ребята давно привыкли тренироваться по два-три раза в день, но белобрысый паркурист переплюнул их всех. Он буквально ночевал в спортивных залах, и это уже начинало напоминать какую-то манию.

— Мария. Ну с тобой-то все предельно ясно. Невысокий рост и хрупкое женское телосложение привели к тому, что ты стала чересчур сильно полагаться на оружие. И хотя уже сейчас ты достигла очень высокой степени мастерства, этого явно недостаточно. Как говорил легендарный Миямото Мусаси: «Трудно постичь подлинный Путь, занимаясь одним лишь фехтованием; познавайте малое и большое, поверхностное и глубинное».

— Я не только фехтованием занимаюсь, — обиженно буркнула Машка. — Метание, применение подручных предметов…

Сенсеич укоризненно посмотрел на девушку, и она тут же затихла.

Машка, Машка!.. Сколько Сенсеич потратил времени, пытаясь заставить ребят работать с ней в полную силу. Но никто из четверки парней так и не смог спарринговать с хрупкой девушкой так же, как друг с другом. Это и стало одной из причин явного отставания Машки в технике ведения боя без оружия. Дружеских спаррингов с девушками из других школ боевых искусств ей явно не хватало, зато она вовсю отрывалась в кендо[29], йаидо[30] и прочих техниках работы с оружием. И уж тут ее никто не недооценивал…

— Костя. К тебе особых замечаний нет. Разве что прекрати ты уже метаться между разными стилями. Сосредоточься на чем-то одном.

«Угу. — Алекс недовольно покосился на вечного соперника. — И еще сотри с лица самодовольную ухмылку. Тоже мне мачо…»

— Алексей.

Селин мгновенно подобрался и навострил уши.

— Такое ощущение, будто внутри тебя уживаются два совершенно разных человека. Неожиданные вспышки ярости и приступы апатии говорят о каких-то внутренних противоречиях. Если ты не разберешься в себе, рано или поздно это разорвет тебя изнутри. — Сенсеич смущенно кашлянул. — Я не слишком ударился в психологию?

Алекс озадаченно почесал затылок.

— А практических указаний совсем не будет? Ну там, поработай над бросковой техникой или еще что-нибудь?

— Я сказал все, что вам нужно было услышать, — с усмешкой ответил Виктор Михайлович. — А сейчас мне пора ехать в аэропорт. Надеюсь, сегодняшнее занятие всем вам пойдет на пользу.

— Мы будем скучать… — грустно вздохнула Машка, тщетно пытаясь скрыть навернувшиеся на глаза слезы.


ГЛАВА 4 | Игры масок | ГЛАВА 5