home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Предисловие

Перед читателем весьма необычная книга. Ее своеобразие прежде всего в том, что написана о многих сторонах деятельности спецслужб, но не профессионалом, а человеком только с жизненным опытом взаимодействия с руководителями и сотрудниками спецслужб. Отсюда и нетрадиционный для подобной литературы взгляд на деятельность этого важнейшего государственного института — не мемуары, не очередное повествование о рискованной, сложной и многотрудной работе оперативных сотрудников, а очерки многоплановых впечатлений о взаимодействии различных институтов государства, граждан со спецслужбами. Приводятся вполне разумные суждения о характере, закономерностях и проблематике таких взаимодействий. Не вызывает отторжения и изначальная постановка вопроса о сравнительной значимости для общества, его граждан и спецслужб, отраженная уже в самом названии книги: спецслужбы — для людей, а не люди для спецслужб. Естественно, не в смысле сети ресторанов и кафе для посетителей: службы безопасности защищают, прежде всего, государство и его цели по созданию нормальных условий жизни каждого члена общества. А не только бюрократии или только элит.

Импонирует позиция автора в стремлении избежать соблазнов суждений и поучений в вопросах малоизвестных ему проблем и специфических профессиональных знаний по теории и практике работы спецслужб. Тем более, что для заявленной главной темы книги действительно такой необходимости нет: человеку, купившему телевизор или стиральную машину вовсе не нужно детально изучать их устройство — достаточно ознакомиться с инструкцией по правильному использованию и сбережению дорогостоящей техники.

По материалам любой из многочисленных глав книги можно и нужно спорить — многое упрощено, воспроизведено в виде слишком общих схем. К примеру, бесспорное утверждение о том, что спецслужбы в изрядной мере — инструмент в руках политиков в роли первых лиц государства, грешит неполнотой даже перечисления болезненных точек соприкосновения и взаимодействия политиков, руководителей местных администраций с руководством соответствующих подразделений спецслужб. Сама эта тема — объект серьезного многопланового изучения и анализа практики функционирования важнейших систем государства. О том, что здесь все очень сложно, временами опасно напряженно, процессы протекают зачастую весьма драматично, читателю нетрудно вообразить, вспомнив, как непросто складываются и протекают взаимоотношения даже в нормальной, полноценной семье, где есть и стареющие и болеющие родители, и взрослеющие, делающие первые жизненные шаги дети. В главном же здесь следует согласиться с автором — никогда, нигде практически не реализуется стереотип расхожего и неверного представления и взаимодействиях власти и спецслужб: злонамеренные, либо равнодушные к людям властвующие приказывают, а спецслужбы с готовностью и охотой выполняют любые карательные функции, любые противозаконные распоряжения. Изредка в истории государств нечто похожее имело место — но как исключение, а не как обычная повседневная практика. В обычной обстановке при взаимодействиях с высшими политическими фигурами режима руководители спецслужб никогда не забывают о своей личной ответственности перед законом и, что особенно существенно, не только сейчас, но и потом.

Безусловно, автор прав и в том, что кадровая политика практически всех государственных служб безопасности строится на отборе наиболее способных, одаренных, умных людей, а отнюдь не тех, чьи «достоинства» измеряются количеством «ходок в зону», числом ограбленных или убитых.

Специфические задачи спецслужб сродни предназначению иммунной системы человеческого организма, их выполнение требует серьезной специальной подготовки, предельной скрытности работы при том, что все мы при этом остаемся на виду. Это не может не вносить своеобразия в логику социального поведения сотрудников, породить некоторые особые нормы служебной этики. Но мы в этом отношении — не исключение: своя логика социального поведения и у судей, и у прокуроров, и у медиков, и у военных моряков, и у машинистов электропоездов. В каждой значимой профессии (а незначимых, пожалуй, не бывает) есть и своя особая этика служебного поведения, есть и чем гордиться, и что скрывать от широкой публики. Речь не идет о чем-то недостойном, запретном — только о целесообразных действиях, которые могут вызвать недоумение или даже шокировать неподготовленную, малосведущую публику. Именно в силу этих обстоятельств и у сотрудников спецслужб проявляется так настораживающая многих некоторая корпоративная замкнутость, определенная многозначительность, даже иногда чувство превосходства над другими людьми. Что тоже не такая редкость среди представителей множества других родов занятий. Чего нет определенно в наборе профессиональных качеств сотрудников, тщательно отслеживаемых и всей самой системой, так это культа жестокости, способности испытывать сладострастие от страданий людей и других подобных черт, в чем нередко горько, но несправедливо корят наших сотрудников. Что не избавляет, к сожалению, спецслужбы от кадровых ошибок, когда отбираются люди с неявными, не проявлявшимися еще ущербами, отклонениями в нравственном развитии. Явные ошибки позже исправляются, с нежелательными, неодобряемыми чертами личности постепенно вполне успешно справляется сама среда внутри спецслужб: корпоративный дух, нормальные сослуживцы и руководители, весьма профессиональные службы внутреннего контроля. Сложились издавна и успешно работают в этом отношении и традиции товарищества, взаимопомощи, никогда не переходящие в правило: «Свой всегда прав!». Существует, кроме того, система санкций против тех, кто начинает действовать в ущерб службе, против ее задач. Но они не имеют ничего общего с тем, что практикуется в структурах, к примеру, организованной преступности, где предпочитают убивать бывших «коллег» за любое отступничество.

В книге, хоть и вкратце, мимоходом, но вполне корректно отмечена чрезвычайная важность мотиваций действий, всей деятельности сотрудников спецслужб. Определяющими побудительными рабочими мотивами оперативных сотрудников, руководителей структур госбезопасности, естественно, являются обеспечение национальной безопасности во всех мыслимых аспектах. Это неизбежно, какие бы частные отклонения в конкретных действиях отдельных сотрудников ни имели бы место. В этом — принципиальное отличие спецслужб от большинства иных общественных формальных и неформальных структур, где определяющими мотивами жизнедеятельности членов корпораций являются прежде всего соображения личной карьеры, обогащения с максимальной опорой на возможности своей организации. Это — кардинально меняет наши внутрикорпоративные системы ценностей, оценок: даже крайние, а иногда жестокие действия сотрудников спецслужб всегда являются вынужденными актами военных действий (пусть и не объявленной, неявной войны). В то время, как точно такие же поступки прочих «корпоративных» людей, осуществленные во имя корыстных (личных или групповых) — целей, суть только обычные уголовные преступления.

И воздаяния, соответственно, справедливо несопоставимые: в первом случае при успехах — боевые награды, повышения в должности, в званиях. Во втором — нередки возбуждение уголовных дел, суды, тюрьма.

Мне представляется принципиально важной позиция автора в том, что спецслужбы отнюдь не самостоятельные, самодостаточные структуры для реализации всяческих злодейств по отношению к людям, а всегда, прежде всего — только инструмент в руках высшей политической власти.

Естественно, инструмент весьма и весьма необычный, никак не сопоставимый с привычным рядом предметов, объединенным этим популярным термином. Своеобразие спецслужб как инструмента власти заключается, прежде всего, в том, что любые политические задачи, поставленные перед ними, их структурами, выполняются неизбежно личным составом под сильным влиянием собственных политических симпатий и предпочтений. Естественно, при этом без всяких публичных деклараций, весьма часто — даже неосознанно. Определяющим обстоятельством здесь является, прежде всего, наличие собственных убеждений, мировоззрения практически у каждого сотрудника спецслужб уже в силу того, что люди в кадры привлекаются с самым высоким уровнем образования, бытующим в конкретном обществе. Естественно, убеждения, мировоззренческие позиции сотрудников не претендуют ни на эталонную, ни на определяющую для процессов в обществе значимость. Да и единомыслием здесь не пахнет. Но одно здесь бесспорно: слепой, бездумной исполнительности как таковой в спецслужбах нет и не будет никогда в силу иного качества сотрудников.

Вторым важнейшим своеобразием спецслужб как инструмента политики является то обстоятельство, что на уровне своих руководителей они сами являются весьма важными и значимыми субъектами главных политических процессов, имеющих быть в данном обществе, государственном аппарате. По-другому не бывает. Однако, первостепенной заботой как самих руководителей спецслужб, так и политических руководителей является не допустить, чтобы «инструмент» стал играть самостоятельно определяющую, главенствующую роль среди основных политических институтов государства. Если таковое где-то, когда-то и случается, то происходит трансформация политического режима, чаще всего — в модификацию авторитарного, диктаторского типа. Как правило, нормальные, вменяемые руководители спецслужб к такому не стремятся никогда. Но если политические руководители по личному недосмотру или стечению иных обстоятельств ставят во главе ведущей спецслужбы чрезмерно честолюбивого, амбициозного человека из числа своих единомышленников, соратников, то и за все, что последует, такие политики несут ответственность в первую очередь, а отнюдь не спецслужбы как таковые.

В совершенно изменившихся условиях жизни нынешнего российского общества спецслужбы являются инструментом уже не только исключительно политической власти — все большее влияние начинает оказывать и общественное мнение. Никогда в советское время пресса, электронные СМИ даже помыслить не могли о такой массированной критике в адрес служб госбезопасности, которая ныне стала привычной, неотъемлемой частью нашего общественного информационного поля. Пусть даже это не сопровождается еще повсеместно подобающей реакцией на всякую критику — нет еще наработанных традиций — однако, это не означает вовсе, что руководители и личный состав спецслужб безучастны, равнодушны к публикуемым материалам и содержащимся в них подчас нелицеприятным оценкам. В строгом соответствии с законами восприятия человеческой психики, сотрудники спецслужб, как и все прочие, остро реагируют на критику в свой адрес. И если даже не вступают в открытые дискуссии по различным (и весьма убедительным причинам), то все равно для себя, в своем собственном мнении должны разобраться, что в критике несправедливо, а что — верно, и как действовать, чтобы впредь избежать справедливой ругани в свой адрес.

В рассматриваемой книге этому посвящена большая глава, где автор не без умысла привел примеры самых острых, жестких публикаций в адрес ведущих российских спецслужб, предприняв попытку по возможности разобраться в ситуациях. Многие обоснования критикуемых явлений в жизни спецслужб в целом верны. Со многими можно поспорить, еще больше — внести существенные уточнения, принципиально меняющие картину событий.

Но в целом сам факт появления такой работы — убедительное доказательство присутствия в нашем обновленном обществе и нового управляющего деятельностью спецслужб фактора — общественного мнения. Пока может и не такого влиятельного, как в европейских странах, но это — пока. Книга же дает основания надеяться, что весьма важный диалог спецслужб с российским обществом не только возможен, но и налаживается. Потребность в улучшении взаимопонимания сторон в интересах укрепления и развития страны очевидна: и ныне, и в обозримом будущем чрезвычайно острые противоборства как внутри российского общества, так и вне российского государства будут, по всей видимости, если и не разрастаться, то и по крайней мере, сохраняться. И роль спецслужб различных государств будет оставаться весьма значительной, а в отдельные моменты, возможно, даже определяющей. Выполнить же свои задачи в такие моменты органы госбезопасности смогут только при активнейшей поддержке всего общества.

В целом следует согласиться и с тем важным тезисом книги о том, что издержки, ошибки спецслужб, сколь бы тяжелы ни были, вряд ли даже приближаются к потерям общества из-за ошибок в управленческой, распорядительной деятельности многих других государственных ведомств, а в отдельных случаях не идут с ними ни в какое сравнение: только от преступлений и в дорожно-транспортных происшествиях, к примеру, в России ежегодно гибнет около 100 тысяч человек. Конечно, иные потери общества от неудовлетворительной работы спецслужб просто так в деньгах и жизнях не исчислишь, их даже точно идентифицировать не просто. Потому-то и действует в жизни государств непререкаемый принцип: лучше хоть какие-то свои спецслужбы, чем вообще никаких. А еще лучше — иметь нормальные, работоспособные службы госбезопасности, не уступающие тем, что имеют главные геополитические соперники. Миролюбием здесь пока не пахнет, настораживающих же признаков — хоть отбавляй!

Заслуживает внимания вполне обоснованный тезис книги о том, что природа непопулярности, страха, зачастую сопровождающих деятельность спецслужб, кроется отнюдь не в их злонамеренности, концентрации в них людей с отклонениями в психике, а во вполне общераспространенных свойствах человеческого характера. Например, таких как невесть откуда берущиеся спесь, желания демонстрировать чувство собственного превосходства с первых же минут назначения на значимую должность, повышения в звании, присвоения научной степени, награждения и т.п. Закономерность здесь одна, общая на все ведомства и госструктуры: чем ниже уровень интеллектуального развития среднестатистического члена общества, уровень его воспитания, нравственности — тем резче, нелицеприятней проявляются разнообразные порицаемые отклонения в поведении (как служебном, так и бытовом) работников и служащих государственных учреждений, включая, естественно, и правоохранительные органы и спецслужбы. Несмотря на все предварительные старания выявить и отобрать лучший человеческий материал.

Правомерна, с моей точки зрения, и постановка в книге проблемы контроля элиты вообще, политической — в частности, и о роли, которую здесь должны бы играть спецслужбы. Без сомнения, этот деликатнейший и острейший вопрос одинаково актуален практически для всех обществ, государств. Но всюду на практике он разрешается весьма своеобразно, часто даже — уникально. Вроде бы в демократических обществах, к которым ныне принадлежит и российское, проблем здесь особых и нет: открытые выборы сами по себе наилучшая историческая форма контроля обществом политической элиты. Но даже исторически чрезвычайно короткая демократическая «биография» России с потрясающей очевидностью показала, что выборные технологии очень успешно могут использоваться криминальными структурами для проведения во всех уровни власти своих креатур, и что только серьезное вмешательство правоохранительных органов и спецслужб в состоянии предотвратить триумфальное «шествие во власть» становленников организованной преступности и теневого капитала. О том, как дипломированные политтехнологи «впаривают» своими весьма дорогими лукавыми приемами электорату любых платежеспособных кандидатов в губернаторы, в депутаты Госдумы, в президенты с помощью российских СМИ (тоже самыми активными участниками «выборов»), написаны тома статей. Равно как и том, как резвятся потом демократически избранные вельможи с бюджетными деньгами, с приватизацией госимущества и госпредприятий, с разнообразным лицензированием. Пока на их горизонте не покажутся спецслужбы вместе с работниками прокуратуры. К большому сожалению российских граждан — очень редко. Хотя бы потому, что по своему статусу опекаемые руководители региональной и федеральной власти несколько выше руководителей спецслужб и вполне в состоянии зачастую настолько эффективно защищаться, что правоохранителям, иным борцам за законность и справедливость в спецслужбах приходится туго, если не сказать хуже. Люди, входящие в политическую элиту, обладают обширным личным опытом, серьезнейшими связями, хорошо образованы, имеют навыки основательно просчитывать жизненные ситуации, а потому учитывают факторы риска, связанные со спецслужбами, и стараются всячески нейтрализовать даже возможности появления нежелательных ситуаций. Средств, ресурсов для этого у них вполне достаточно. Решительности уберечь себя, карьеру и обретения — не занимать тоже. Помощников в лице множества первоклассных (и очень дорогих!) адвокатов, репортеров телевидения и корреспондентов газет — побольше, чем оперативников спецслужб в следственных бригадах Генпрокуратуры.

По прочтении книги, однако, к большому сожалению, создается впечатление, что автор сам оказался изрядно впечатлен обилием отрицательных публикаций в СМИ с резкими нападками на российские спецслужбы, использованными в качестве материала: баланс положительных и отрицательных оценок, суждений, похоже, оказался несколько смещен в критическую сторону. Возможно, у многих читателей такого впечатления и не возникнет, но у профессионала, скорее всего, появится.

В книге нередки описания обстоятельств, в которых действуют спецслужбы, без упоминания важнейших деталей, меняющих многое в выводах и оценках. Что обедняет и даже несколько примитивизирует реальный мир жизнедеятельности сотрудников и руководителей органов госбезопасности, разведки, в котором всегда присутствуют периоды мучительного выбора, борьбы мотивов при принятии очень многих решений, что в свою очередь в изрядной мере смягчает психологический климат, вводит богатую палитру чувств в особый мир жизнь спецслужб, в отличие от привычных упрощенных стереотипов, навязанных многими кинофильмами.

Подчас звучит довольно резкая критика сторон деятельности спецслужб, которые, по сути, и не являются определяющими в их деятельности.

С моей точки зрения, в книге многовато упреков спецслужбам и в том, что они сверх меры занимаются решением множества частных, личных интересов сотрудников, либо защитой общекорпоративных задач, целей, репутаций. Известно, что точных критериев и замеров количества отклонений от служебных задач не существует, а субъективные впечатления, чаще всего основанные на реальных, но единичных факторах, изрядно отличаются от реалий жизни, если рассматривать их в полноте событий, совокупности всех совершенных действий. Автор несвободен, на мой взгляд, и от довольно распространенного в среде публицистов, заблуждения, в соответствии с которым молчание спецслужб после достаточно резкой критики в их адрес по конкретным событиям воспринимается почти повсеместно как пренебрежение печатным органом, общественным мнением в целом. В это время как в действительности мотивация и логика поступков здесь совершенно иные: полноценно оспаривать (в отельных случаях — и в судах), опровергать наветы, содержащиеся в ряде публикаций, необходимо всегда с неопровержимыми доказательствами, которые у спецслужб, как правило, есть. Но это зачастую повлечет не только грубейшие (и строго наказуемые) нарушения регламентирующих работу спецслужб нормативных актов, но может грозить целому ряду людей смертельной опасностью. Эти обстоятельства критикующей публикой почти не принимаются в расчет, а в отдельных случаях — как раз и основаны на таком расчете.

В целом же книгу «Люди и спецслужбы» воспринял как содержательную, интересную и для профессионала, прежде всего тем, что представилась возможность на большом материале ознакомиться с тем, как в сознании образованной части нашего общества отражается, каким образом и каким оценивается работа российских спецслужб.

Представляется, что предлагаемая книга будет весьма интересна и широкой читающей публике, мало знакомой с подоплекой существования и жизнедеятельности secret services. Прежде всего потому, что в данной работе, пожалуй, впервые предпринята попытка открыто рассмотреть совокупность основных проблем спецслужб, возникающих постоянно в процессе их взаимодействий, иногда принимающих даже характер определенных противоборств с основными институтами государства, общества, отдельными социальными категориями населения, элиты.

По моему мнению, рассматриваемая книга также и хороший, содержательный повод для расширения общественной дискуссии на тему развития разумных отношений, достижения лучшего взаимопонимания людей, населения с сотрудниками спецслужб, для выработки весьма необходимых принципов взаимоприемлемых отношений.

И это несмотря на то, что темы, рассматриваемые на протяжении всего повествования, далеко не исчерпывают всей проблематики, с которой сталкиваются в своей деятельности спецслужбы. Но автор, по-моему, и не ставил перед собой задачи отразить всю полноту проблем работы в обществе всей совокупности разведок, контрразведок, служб охраны.

Полагаю, что вполне возможно оценить замысел и его реализацию автором как вполне удовлетворительные. А сам проект — как общественно полезный.


Генерал-майор милиции С. Сидоренко


Геннадий Сергеевич Водолеев Люди и спецслужбы | Люди и спецслужбы | От автора