home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Дерево целей» в оранжерее кактусов

Детали того, как происходит возникновение, становление и развитие спецслужбы легче представить, если вообразить ситуацию присутствия при рождении какой-то новой структуры этого порядка.

Положим, в стране стало происходить необъяснимое ничем: в продовольственных магазинах столицы покрылся необычной плесенью хлеб совершенно свежей выпечки. На заседаниях правительства стали регулярно вспыхивать ожесточенные драки безо всяких причин между членами правительства, техническим персоналом. Без электроэнергии вдруг оказались целые железнодорожные магистрали, хотя поступление и потребление в электросетях приборы показывают обычное. Депутаты из совершенно несопрягаемых фракций несанкционированно внесли предложение о разрыве дипломатических отношений с Канадой, и все дружно поддержали эту инициативу.

На этом череда странностей неожиданно прекратилась, как и возникла, переполох, пересуды, догадки, расследования различных структур только начались. Затем волна несуразностей, совершенно противоестественных свойств иного характера приключились в Вооруженных силах, позже — в лечебных учреждениях разных регионов. А активно включившиеся в расследования сотрудники спецслужб, научные работники, журналисты стали поголовно перемещаться в психлечебницы с совершенно непонятным набором отклонений в психике. У руководителей любых структур, возжелавших разобраться в феномене мгновенно, возникли серьезнейшие расстройства здоровья.

Тем не менее, осторожно, исподволь, крадучись начнется сбор всей сколь-нибудь пригодной информации о происшедшем, начнется опрос не только ученых, но и разнообразных доморощенных уфологов, ясновидящих, экстрасенсов, гадалок, прорицателей, священников и т.п.

Неизбежно начнут проступать и какие-то контуры зыбких, неясных закономерностей вроде того, что события происходили после поступления каких-то необычных электромагнитных импульсов с Марса, а каких-то ответных сигналов из разных регионов страны.


Собранные ведущей спецслужбой материалы будут помещены в секретные папки, дальнейшая работа по ним получит условное, к примеру, наименование «Голубое привидение», в секретнейшем меморандуме на имя президента будет предложено создать в системе спецслужб новое глубоко засекреченное подразделение, главнейшей задачей которого должна стать классическая предельно четкая формулировка: «Иди туда, не зная куда, принеси то, не зная что». При согласии с инициативой главы государства издается наисекретнейший указ о создании структуры, где решаются вопросы о финансировании, и предлагается подготовить проект структуры с расчетом потребной численности оперативного состава. Новая спецслужба родилась. Далее уже никому и никогда в любой ситуации не удастся доказать ее ненужность и ликвидировать — спецслужба легко научится либо продуцировать проблемы, которые делают ее саму необходимой до крайности, либо изыскивать реальные проблемы, которые она в состоянии опекать и регулировать. Либо то и другое вместе.

В наборе первоочередных задач становления новой спецслужбы неизбежно окажутся:

Подбор, подготовка кадров.

Создание инфраструктуры спецслужбы (здания, коммуникации, обслуживающий персонал, финансовая служба и т.п.).

Разработка методик работы, необходимого оснащения для оперативной работы.

Обеспечение режима секретности, скрытности действия структуры.

Наработка каналов получения необходимой информации о главном предмете работы спецслужбы, обработка и анализ поступающей информации, подготовка планов действия к возможным или реализуемым акциям еще не идентифицированного противника.

Подготовка предложений о создании спецподразделений противодействия, их экипировки, подготовка служебных инструкций для них.

Почти сразу возникнут задачи институизироваться в совершенно самостоятельную спецслужбу, освободившись от любой опеки «старших товарищей» с тем, чтобы самостоятельно выходить на руководителей государства и др.


Становление спецслужбы, разрешение ее первостепенных задач может быть весьма нервозным, если непонятные и тревожные феномены будут множиться, продолжаться. Тогда действия руководителей будут носить авральный характер, на обдумывание кадровых решений времени не будет и приниматься, они будут с большим числом ошибок и обязательными негативными будущими последствиями из-за этого. Работа вновь набранных сотрудников будет носить только рискованный характер без оглядки на возможные потери личного состава или иные непредвиденные негативные последствия. Начальным готовым «продуктом» спецслужбы будут рекомендации типа «не проводить», "прекратить опасные работы, эксперименты, перевести атомные объекты в режимы консервации " и т.п. По мере накопления и осмысления получаемой информации будут предлагаться все более четкие и конкретные рекомендации, которые быстро дорастут до объемов целых томов, вроде тех, что изучают в летных училищах для обеспечения безопасности полетов: все правильно, нужно, но полностью никогда не выполнимо. Посему, при любом раскладе спецслужба найдет достаточно нарушений своих собственных предписаний, чтобы снять с себя ответственность за любые неудачи.

В течение года-двух в целом инфраструктура спецслужбы будет создана, технология взаимодействия подразделений начнет со скрипом функционировать, кадры рассядутся по должностям и кабинетам, перезнакомятся с характером, стилем руководства прямых и непосредственных начальников, последние же — с недостатками (ленью, нерадивостью) своих подчиненных, отчего обе стороны останутся не в восторге.

И постепенно проявится одна общая на всю корпорацию цель — снижать риски, трудоемкости, стрессонасыщенность своей деятельности, по мере возможностей увеличивая свое денежное довольствие, обретая все новые доплаты «за вредность», «за опасность» и т.п. Причем, точно такая же цель есть практически у каждого сотрудника по отношению к руководству и к корпорации в целом. А у руководителей, естественно, иная — понудить подчиненных работать истово, без оглядки на риски, ущербы для здоровья, принимая на себя все опасности и ущербы. Первый уровень дерева целей более-менее сформулирован.

Постепенно в личном составе выделяются и устойчиво сосуществуют три главных, неравных по численности и значимости для дела группы: очень немного одержимых работой, исполняющих поставленные службные задачи с увлечением, полной отдачей ума и сердца. Их руками, собственно, и достигается 9/10 результатов службы. Редко их служебная карьера складывается удачно — склонность к рискам, самостоятельности, стремление к результату постоянно сопровождаются нарушениями служебных предписаний, пренебрежением правилами личной безопасности, отторжением осторожных трусливых карьеристов и вечными конфликтами с ними, особенно, если те — непосредственные начальники. Сравнительные потери среди этой очень немногочисленной группы самые высокие. Редкие умные начальники таких сотрудников ценят, ориентируют на их поддержку остальных подчиненных, стараются всячески оградить от ударов судьбы, что определяет один из главных векторов внутрикорпоративных целей.


Вторую, значительно более многочисленную группу составляют сотрудники, обожающие быть рядом с начальниками и всячески им услуживающие, в том числе и доносами на «коллег». Такие являются долгожителями корпорации, исполняя роль балласта, придающего устойчивость конструкции. Ни особой пользы от них, ни особого вреда, но расходы на их содержание такие же, как и на самых продуктивных. Эта категория с большим удовольствием и мастерством использует любые возможности, предоставляемые должностными полномочиями, для удовлетворения нужд руководителей, а заодно — и для своих собственных. Так образуется еще один класс корпоративных целей, использующих ресурсы внешней среды.


Третья группа — оборотистые, хваткие, сообразительные сотрудники, способные давать вполне приличные результаты, готовые и к рискам, но целиком ориентированные на собственную карьеру и не ограничивающиеся только услугами непосредственным руководителям, а активно обретающие друзей, покровителей среди генералитета любых иных служб, структур, организаций. Через них идет потенциальный обмен услугами значимых людей самых далеких друг от друга ведомств. Из этой категории наиболее часто избирается замена отработавшим свое начальникам разных уровней спецслужбы. Здравствующие непосредственные руководители их не любят, стремятся «выдвинуть» куда угодно при малейшей возможности. Именно через эту категорию сотрудников идет самый непосредственный найм спецслужбы на услужение целям значимых людей любых иных корпораций (банков, политических партий, правоохранительных структур, нефтяных компаний и т.п.). Естественно, в ущерб общегосударственным, национальным целям (ресурс-то один на все). Так образуется еще один новый класс несанкционированных, но не менее стойких целей спецслужбы.


По прошествии десятка-другого лет появляется еще одна категория сотрудников — кто растратил на службу лучшие годы, силы, не обретя ни карьеры, ни благ, ни ценных связей в помощь успешной социализации своих детей.

И те, кто уже ушел на пенсию с такими результатами и горечью разочарований в своем выборе сферы жизнедеятельности. Разочарование может распространяться на весь государственный и социальный уклад. Именно эта категория в состоянии нанести сокрушительный ущерб как спецслужбе, так и государству в целом, вступив осознанно в активное сотрудничество с бывшими главными оппонентами власти. Менее опасной разновидностью такой конфронтации, но более часто встречающейся, является сотрудничество бывших работников спецслужбы с организованной преступностью, либо с чужеродными транснациональными компаниями. Неизбежные и очень серьезные противоборства такого рода — серьезнейший класс целей, являющихся иногда тяжелейшими испытаниями для спецслужбы и даже целых институтов власти.

Вне зависимости теперь уже от того, обнаруживается ли реально каким-то образом рука марсиан в манипулировании разнообразными агентами влияния в структурах государственной власти, либо попыток самих марсиан прибирать к рукам СМИ, банки, институты культуры, спецслужба найдет достаточно убедительных свидетельств наличия этого процесса. Причем, без принципиального и чрезмерного искажения действительности: серьезные враги у каждой нации всегда есть, всегда действуют скрытно, исподволь, пытаясь установить контроль над финансами и основными институтами государства. И следы их деятельности любая оперативная и добросовестная спецслужба, созданная для этого, обязательно обнаружит. А уж косоглазые или шестипалые это марсиане или вполне узнаваемые давние исторические враги — дело вполне третье. Лишь бы демонстрируемые политическому руководству страны возможности спецслужбы, ее информированность впечатляли. Если это удается — появляются реальные возможности серьезного усиления новой службы, расширения ее полномочий, присутствия в важнейших точках инфраструктуры государства. Динамичное развитие новой структуры — одно из главных направлений целеобразования ее высшего руководства практически на постоянной основе: «Живем, пока развиваемся».


Цели развития должны дополнятся целями достижения реального уважения, почитания новой спецслужбы в лице каждого руководителя ее подразделений, каждого публично функционирующего оперативного сотрудника. Это достигается достаточно быстро созданием повсеместно проблем тем, кто не склонен проявлять должного уважения к спецслужбе. Что само по себе не представляет особого труда: даже минимальных государственных полномочий для этого вполне достаточно. Наглядным классическим примером для всех может служить ситуация с таким простым и незамысловатым государственным органом, как пожарный надзор — мало найдется вменяемых собственников, руководителей учреждений, желающих демонстративно проявлять в какой-то форме недостаточное уважение к не обремененным излишним воспитанием инспекторам этой службы. Так что каждодневная практика всех сотрудников в создании уважительности к своей спецслужбе и постоянное поддержание достигнутого почтения — постоянно возобновляющиеся части множества рутинных служебных действий, направленных вовне корпорации. Такая всегда успешная целенаправленная деятельность создает у многих социальных групп свои цели, ориентированные на спецслужбу: одни стараются начать снабжать информацией, чтоб ее руками придавить сильных конкурентов, обидчиков, начальников. Другие — чтоб усилить свое влияние в бизнесе, финансах, политике. Цена «дружбы» зависит от занимаемого партнером в иерархии управления спецслужбы должностного места, его статуса, его полномочий: от совместных хождений в баньки, где услуга — скатерть-самобранка, до строительства загородных особняков с достойным наполнением на миллионные суммы. Или нечто подобное тому.

А кому платить нечем за «дружбу» — тем опереться на корпоративные или личные услуги спецслужбы не удастся: взаимность возникает только в отношениях с социально значимыми слоями общества, взаимовыгодная поддержка гарантирована только по преимуществу людям состоятельным, при значительной власти, именитым. Остальным — в утешение — детективные романы и кинофильмы. Так было всегда и всюду, пока так и пребудет.

Это удается вполне и всем — никакая спецслужба никогда не уклоняется от подобных контактов, ибо девиз для всех них один: «Каждый человек — либо цель, либо средство». Владея несложными технологиями корпоративного манипулирования личностью, этот девиз всегда легко можно реализовать. Успешная положительная адаптация спецслужбы и каждого ее сотрудника в социуме порождает у личного состава устойчивые скрытые личные цели использовать свое служебное положение во благо уже себе лично и членов своей семьи. Тем более что проблем здесь всегда у каждого человека великое множество, и они имеют свойство становиться только сложнее. И если эти устремления никак не ограничивать внутриведомственным неусыпным контролем и постоянной практикой дисциплинарных наказаний, дело для спецслужбы труба: ее стратегическая цель будет изъедена до трухи коррозией торжества лично-корыстных бесконтрольных устремлений всех ее начальников и сотрудников.

Всемерное противостояние этому — обязательный набор внутрикорпоративных целей, главный генератор импульсов активизации которых — высшее и региональное руководство спецслужбы.

Самое существенное в этом наборе целей спецслужбы не превысить разумной меры, следуя, в общем-то, вполне здоровым желаниям укрепить авторитет корпорации. Черта, мера, которую не следует ни при каких обстоятельствах переступать — «авторитет» НКВД, когда любой низший чин этой службы, даже технический работник вроде секретарши, мог представлять для окружающих смертельную опасность и вызывал у них состояние сильнейшего страха, приводившего в оцепенение все слои общества. Вседозволенность, возможность безнаказанно творить произвол способствовали совершению многими сотрудниками НКВД тяжелейших преступлений, за которые они сами чуть позже заплатили своей собственной жизнью: внутриведомственная кровавая мясорубка перемолола множество из них. Своего рода непомерная плата за непомерный авторитет в обществе.

В оптимальном соизмерении корпоративных целей спецслужбы и личных устремлений ее сотрудников и руководителей важная роль принадлежит мифу о собственной великой корпоративной предназначенности для судеб государства, адресуемого лучшим гражданским качествам и человеческим достоинствам всего личного состава спецслужбы. Укреплению поддержанию мифа обязательно нужны акты впечатляющего государственного поощрения достойных поступков и выдающихся результатов отдельных сотрудников, включающие торжественные процедуры реализации этих актов. Потому-то у многих сотрудников спецслужб — орденские колодки, ордена, медали, золотая вязь элементов декора торжественных мундиров, у других социальных групп — только витиеватые, наполненные скрытым смыслом для «своих» — синие наколки.

Цели, связанные с укреплением и обогащением достоинствами мифа особой предназначенности спецслужбы, являются целями высшего порядка не столько руководства самой спецслужбы, сколько политического руководства страны при поддержке лучших представителей творческой интеллигенции.

Мера здесь обязательная и в том, чтобы не девальвировать составляющие кропотливо создаваемого мифа чрезмерными и частыми наградами высших руководителей спецслужбы (не следует забывать о классическом «параде награждений» брежневской поры в КПСС и его последствиях), жалованием орденами либо непричастных к подвигам, либо за вымышленные геройства приближенным, особо услужливым сотрудникам, являющихся родственниками вельмож и сановников. Дискредитация мифа сравнима с потерей восковой частью боевого знамени, которое само по себе — миф, но чрезвычайно важный, решающий. Как бы и сколько бы ни потешалась над этим разнообразная «мыслящая публика», в большинстве своем состоящая из особей, которые не в состоянии противостоять даже обычному уличному хулигану.

Цели обогащения мифа спецслужбы высокохудожественными средствами чрезвычайно важны и для привлечения в нее лучшей элементной базы социума — обаятельные кинематографические образы воздействуют на молодых людей значительно сильнее любых вербальных средств убеждения.

Найм сотрудников в спецслужбу — практически пожизненный. И какой бы набор целей ни реализовывали ее структурные подразделения, общим планом всякой служебной деятельности является совокупность жизненных целей каждого сотрудника и всех их вместе взятых, сопровождающая корпорацию всегда. Из него вытекает для руководителей постоянная целесообразная работа по оказанию разнообразной помощи семьям сотрудников (лечение, летний отдых, санитарное обслуживание, обучение детей и т.п.), необходимость «выколачивать» у власти для этого бюджетные средства. Постоянно следить, чтобы бытовые проблемы, сотрудники не пытались решать, злоупотребляя своим служебным положением или «одалживаясь» у состоятельных людей из окружения наркобаронов и подобной им публики.

Это — очень серьезный вектор группы целей, обеспечивающих сосредоточение корпорации на эффективной деятельности по своим основным задачам, снижающий «рассеивание» энергии структуры на всеобщем внутрисоциальном рынке обмена разнообразными услугами.

Здесь же и возникает четко специализированная группа целей и обеспечивающих их внутрикорпоративных технологий по профилактике или нейтрализации отступничества, предательства. Основания для этого всегда есть: практически постоянно кто-то из сотрудников ходит по грани допустимого или не очень далеко за ней — у кого какие амбиции, скрытые жизненные устремления и особо ценимые удовольствия.

Если же эта крупная ветвь «дерева целей» спецслужбы усохнет за ненадобностью — сама спецслужба относительно быстро трансформируется в некий искусственный орган, для которого общество, государство — не объекты охранительного служения, а только среда паразитического обитания с ее неизбежной борьбой с такими же или подобными паразитами, либо со здоровыми государственными органами за лучшие анклавы социума, где питательный бульон наваристей. Возникает своего рода раковая болезнь целого социума. Нечто подобное произошло в современной России со всеми правоохранительными и фискальными структурами, где среди личного состава подавляюще господствует беззастенчиво и открыто дух личной наживы, а служением Отечеству давно в этих ведомствах и не пахнет.

Но это — крайний вариант сильнейшего отклонения целой государственной структуры от своих изначальных целей. Который, к тому же, порождает целую группу «побочных» целей, в частности острую потребность создавать имидж переродившейся структуре как предельно эффективно работающей. Что само по себе весьма непросто, требует серьезных ухищрений, способностей к организации впечатляющих мистификаций. Есть иные виды менее опасных «дрейфов» с заданного курса: чрезмерная активность спецслужбы вполне может «заморозить» жизнедеятельность в жизненно важных секторах социума (как это уже бывало) — науке, управлении техносферой и др. Либо может стимулировать вспышку доносительства как процесса, провоцирующего переход социума к тяжелым и затяжным внутригражданским конфликтам и противостояниям. А может покровительством («крышеванием») оборотистым предпринимателям стимулировать производство фальсификатов, недоброкачественной продукции, недобросовестной рекламы и т.п. С неизбежными последующими сокрушительными ущербами здоровью, демографическим процессам населения. Элементы чего зримо присутствуют ныне, к примеру, в России.


Особую группу «дерева целей» спецслужбы всегда составляют те, что связаны с оптимизацией отношений со стремительно или умеренно меняющейся политической ситуацией в стране. Что может нести любой спецслужбе самые серьезные потрясения: к примеру, кадровые перестановки в ее высшем эшелоне, если «не угадали» грядущего победителя в очередных парламентско-президентских выборах и подыграли не тем. Но дело может пойти дальше — спецслужбу передадут как подразделение в состав другой, более политически «сообразительной». Об этом любые руководители постоянно помнят и пытаются «профилактировать» нежелательные политические подвижки в стране, либо инициировать желательные. Это — серьезная группа целей, постоянная, приводящая к нешуточным схваткам внутри разведсообщества, с зарубежными оппонентами, с иными силовыми ведомствами государства. Владея ситуацией в стране, в зоне своего монопольного преобладания руководство спецслужбы обязано предвидеть наиболее вероятное развитие событий и на отдаленных подступах к нему пытаться изменить ситуацию в пользу приемлемых политических сил и их лидеров. Если этому радикально не мешают противоборства внутри руководства самой спецслужбы. Что тоже является самостоятельным серьезнейшим фактором, порождающим целую гамму постоянных целей в деятельности высшего и среднего уровня руководства.

В ситуации, когда «марсианские» проблемы стали бы актуальны для многих ведущих стран мира, неизбежно появление еще одной группы целей спецслужбы — координация усилий «коллегами» дружественных стран. Дружественные то они может и дружественные, но практика взаимодействий и «координаций» усилий международных структур такова, что в процессе совместных противоборств со злодеем — великаном, никто не упустит случая подставить под его дубинку и своего «друга».

Поэтому неизбежная координация часто мало отличается от продолжения традиционного соперничества и требует предельной сосредоточенности, концентрации внимания на каждом конкретном совместном «мероприятии», имея в «домашней заготовке» разные варианты реакции на неблагоприятное развитие возможных событий.

Интенсивное международное сотрудничество, выгодное политическому руководству страны, означает «прирастание» спецслужбы сотрудниками со статусом дипломатических сотрудников в соответствующих посольствах. Это серьезно укрепляет ее положение, расширяет зону влияния, повышает информированность о ситуации и политиках в своей собственной стране.


Как и в любой другой государственной структуре, в спецслужбе обязательно будет присутствовать межличностная конкурентная борьба за более успешный карьерный подъем, в основном, между представителями двух основных категорий руководителей: тех, кто стремиться отличиться достижениями в работе, способностями организовать личный состав на высокопродуктивную работу и теми, кто особыми способностями не выделяется, не демонстрирует впечатляющие примеры решения сложнейших проблем, но отлично преуспевает с налаживанием неформальных отношений услугами с вышестоящими руководителями и, что еще более важно, с представителями политической, деловой и финансовой элиты — «на стороне». Стараниями именно этих влиятельных в государстве и социуме людей зачастую удается организовать стремительные взлеты иных малопродуктивных, но высоко коммуникабельных руководителей спецслужб в регионах и в столице. Часто достижение группы целей личного карьерного преуспеяния путем найма политических, иных значимых личных социальных связей в любой службе означает на практике всегда одно и то же: чрезмерное вовлечение сил и средств спецслужбы во внутрикорпоративную, внутриполитическую борьбу всегда в ущерб защите общенациональных, общегосударственных интересов.

Оптимизировать сочетание всех категорий личностных целей сотрудников и руководителей спецслужбы, неустранимых даже в самых жестко организованных и дисциплинированных структурах, с общекорпоративными целями, добиться, чтобы сопряжение этих двух больших классов целей — устремлений было взаимоукрепляющим, а не взаиморазрушительным — своя особая ветвь на «дереве целей». Общий принцип здесь прост и понятен: сотрудник, у которого успешно решены бытовые проблемы, более уверен в себе, решителен, инициативен и как результат — более продуктивен. Если в таком состоянии находится большинство личного состава — дееспособность подразделений растет. С другой стороны, успешное решение спецслужбой своих основных задач, что возможно только при жестком контроле над преобладанием служебных интересов над личными в деятельности каждого сотрудника, серьезно укрепляет ее положение в структуре государственных органов, других спецслужб, повышает авторитет в среде деловой и политической элит. Что благотворно сказывается на финансировании самой спецслужбы, решении ее потребностей в бытоустройстве личного состава в реальном времени.

Особую группу целей («ветвь») по важности в управленческой деятельности составляет жесткая необходимость правильной и своевременной «персонификации» значимых служебных взаимодействий спецслужбы со всем кругом должностных лиц, государственных структур, с кем приходится взаимодействовать на постоянной основе. Персонификация межличностных служебных отношений чрезвычайно важна и во взаимодействиях руководителей всех уровней с сотрудниками своих подразделений и составляет особую группу внутрикорпоративных целей. Но особую значимость эта целенаправленная работа обретает во взаимодействии региональных и высших руководителей спецслужбы с главами региональных администраций, с конкретными руководителями государства.

Известно издревле: человек человеку — рознь. Каждый новый персонаж на одной и той же должности губернатора, к примеру, означает резкую перемену в подходах к решению одних и тех же проблем. С каждой сменой основных фигур в региональном или столичном руководстве руководителям спецслужб приходится работать по целому набору целей, связанных с необходимостью адаптировать свои коммуникации к новым персоналиям. Для чего приходится тщательно изучать имеющуюся и поучить новую информацию о личностных характеристиках новых персоналий, особенностях их делового стиля, личного предпочтения, привязанностях и т.п. С единственной целью найти оптимальные приемы налаживания полезных для службы межличностных отношений без потерь для интересов возглавляемого ведомства. А лучше — с новыми обретениями. С учетом того, что смена персоналий на всех уровнях государственной власти и управления происходит хоть и не столь стремительно и интенсивно, но постоянно, то эта группа управленческих целей спецслужбы является постоянным и существенно важным фрагментом ветвистого «ствола» в деятельности практически всех руководителей структуры.

Таким образом, в сравнении с ветвящимся деревом, ветки и листья которого исполняют практически одинаковые функции, «дерево целей» спецслужб прирастает в любое время года самыми невообразимыми, ранее не встречавшимися «ветвями», с задачами непонятного, часто вполне ядовитого свойства. Когда никто заранее не способен предположить и предугадать хотя бы приблизительно, чем очередная цель обернется, какой «плод» в итоге получится. Посему, функционирование любой спецслужбы всегда в изрядной мере социальный, непрерывно длящийся эксперимент с рядом неизбежно непредсказуемых результатов. Но всегда — с обязательным соблюдением множества выверенных опытом и временем правил техники безопасности (в том числе и личной) разнообразных «правил полетов», неукоснительно соблюдаемых с многократными перестраховками. Чем и держатся спецслужбы, благодаря чему и выживают.


В каждой избушке свои погремушки | Люди и спецслужбы | По ком звонит колокол