home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




II. Спецслужбы — охотники за властью


Творческую интеллигенцию, « демократическую общественность» всегда чрезвычайно беспокоило, вызывало бурные протесты «избыточное» присутствие в высших эшелонах политической власти бывших военных, руководителей спецслужб. Особенно болезненно это воспринимается в современной России, где по утверждениям оппозиционной прессы царит полное «засилье силовиков»: «Доля явных и скрытых силовиков в российской политической элите на середину 2004 года составляет около 77 процентов» («Новая газета», 30.08.2004г.).

По оценкам доктора социологических наук, руководителя Центра изучения элиты Института социологии Российской Академии наук Ольги Крыштановской, процесс развивался таким образом: "Силовики сегодня — это 22 федеральных ведомства. Основные из них — ФСБ, милиция, армия. Казалось бы, это совсем разные структуры. Более того, между ними существуют конфликты. В них работают разные люди… Конечно, перед армией, службами безопасности, МВД стоят разные задачи. Но для общества эти различия непринципиальны. Важнее то, что их объединяет. А объединяет их то, что они — опора государства, это та сила, которая защищает режим, которая блюдет сложившееся социальное неравенство… В советское время важную роль в регионах играли «тройки» — КГБ, МВД и прокуратура. Они составляли костяк, фундамент власти… Все они были элементами единой вертикали власти. На вершине этой пирамиды всегда были и сейчас находятся спецслужбы. Поэтому неудивительно, что к власти пришли главным образом они. Но они не сами осуществили захват власти, их позвала кремлевская бюрократия, изнемогшая от реформ. Сам политический класс призвал на царство «рюриков», чтобы они прекратили «революцию». Восстановили «порядок». («Операция „внедрение“ завершена!», «Новая газета», 30.08.2004г.).

Еще более категорична позиция бывшего члена Политбюро ЦК КПСС А. Яковлева: «Власть — это зараза, болезнь, но ее потеря воспринимается как трагедия. В особенности если речь идет о действительно огромной политической власти, которой обладал КГБ. Собственно, для этого Ленин и создал ЧК. Во многих случаях НКВД и КГБ имели гораздо более влияния на жизнь страны, чем партия… Создается новый кулак карательных служб. Честно говоря, я не считаю принципиально важным, в чьем ведении будут находиться пограничные войска. Но я убежден в том, что разведка, контрразведка и служба охраны должны быть независимы друг от друга. В противном случае появляется государство в государстве (в нашей истории это уже было), и как следствие возникает серьезная опасность для демократического развития и свободы людей» (Марк Дейч. «Кумир из „органов“, Московский комсомолец, 29.06.2004 г.»).

Подавать читающей публике «нашествие» в структуры власти и управления так называемых «силовиков» как знак социальной беды — в лучшем случае фатальное заблуждение, свидетельство великой мировоззренческой путаницы в собственных представлениях. В иных случаях — осознанная, целенаправленная, злонамеренная ложь. Есть для этого все основания: засилье «демократов» в российской власти 90-х годов за десятилетие уничтожило великую державу, развалило мощную экономику, науку. Самое же страшное — запустило настоящие выморочные процессы целого общества из-за возрождения самой хищной и ненасытной московской элиты, прочно связавшей свои интересы с США в ущерб России. Этих деталей российские демократы во главе со своими «вождями» по сию пору делают вид, что в упор не видят, а только размазывают на своих лукавых сытых физиономиях крокодиловы слезинки по поводу «удушения демократии» и «личных свобод». Появление в структурах российской власти многих «силовиков» как раз и явилось реакцией нормальной части общества на убийственный для российского общества «разгул демократии» разночинных хапуг и неумех в делах государственного управления. Сами «силовики» — не марсиане: воспитаны в нормальных семьях и школах, получили нормальное высшее профессионально образование, восприняли общие для всех основы российской культуры, на базе которых получили еще и дополнительное высшее специальное образование и подготовку как раз в сфере управления социальной деятельности общества и приличную практику в четко, хорошо организованных военных, правоохранительных государственных структурах. Никакой единой корпорации «силовики» не составляют, это действительно совершенно разные люди из различных институтов государства с различными функциями. Объединяет же их в главном (кроме того, что они люди единой культуры) то, что они более других выходцев из разных социальных структур обучены и обладают навыками управления, более других ответственны, и знают и грамотно выполняют свои должностные обязанности. Умеют принимать решения в экстремальных ситуациях и способны взять на себя ответственность за результаты своих решений. Чего нет и в помине у 9/10 прочих пришлых «демократов», устремившихся изо всех щелей за добычей во власть.

Если руководствоваться действительными интересами общества и людей, его составляющих, то считать нужно не число «силовиков», оказавшихся ныне в структурах власти, а число в ней тех, кто не запятнал себя махровым мздоимством, казнокрадством, кто не строил на наворованные десятки миллионов роскошных особняков на незаконно захваченных землях в природоохранных зонах, заповедниках, реликтовых лесах, кто не перевез свои семьи на постоянное жительство в Европу или Америку, кто воспитывает своих детей на русской культуре в русских школах, а не в зарубежных элитных университетах.

Простое присутствие сколь угодно большого числа «силовиков» в столичных структурах власти и управления само по себе — явление вполне нейтральное по отношению к любым социальным силам общества. Гораздо важнее другое: будут ли они последовательно ориентированы политической властью на пресечение и искоренение тотальной коррупции, казнокрадства — самого страшного наследия эпохи безмозглых и хищных «демократических реформ». От этого только и зависит ныне возрождение экономики и всей социальной жизни общества. Вот только если ничего этого не произойдет, а дело ограничится лишь перераспределением определенных массивов частной собственности в пользу новых владельцев — только тогда и возникнут у общества самые серьезные основания для вынесения любых нелицеприятных оценок в адрес «новых властвующих».



I. Спецслужбы как источник терроризма | Люди и спецслужбы | III. Спецслужбы в борьбе за собственность.