home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню






VI. Спецслужбы как поставщики кадров для оргпреступности


Еще одна тема тревожных публикаций — участие бывших сотрудников спецслужб в структурах организованной преступности: «Приговор, вынесенный Мосгорсудом в полдень 19 мая по делу 13 боевиков ореховской ОПГ, свидетельствует: убийства совершали, прежде всего, бывшие спецназовцы ВДВ, МВД, ГРУ. В материалах следствия и суда — в избытке свидетельств того, как приобретенные в армии навыки почти мгновенно превращали вчерашних сержантов в изощренных убийц и бандитов. На редкость быстро они проделали путь из спецназа в банду. Армия и МВД готовят кадры для ОПГ» (Георгий Рожнов, «Война с доставкой на дом», «Новая газета», 17.06.2004г.). Что тут возразить — что есть, то есть. Практика обучения во всех ведущих армиях мира обязательно предусматривает особую подготовку в частях специального назначения: и тех, кто предназначен совершать диверсионно-террористические операции в тылу потенциального врага (страна может быть любой), и тех, кого готовят ловить и обезвреживать диверсантов. Внутренние войска МВД готовят еще спецназовцев для усмирения бунтов в тюрьмах, ловли и обезвреживания групп сбежавших опасных преступников. Уже при отборе в такие специальные части по физико-физиологическим показаниям новобранцам заявляют, что они попали в «элиту». Затем это повторяется многократно по множеству поводов, перерастая во внутреннюю неколебимую уверенность спецназовцев всех видов и родов войск.

С таким «обретением», греющим душу, возвышающим самого себя в собственном самомнении неизмеримо выше всех прочих иных сограждан, бывшие спецназовцы уже в «мирной» жизни, не будучи зачастую обременены мировоззренческими, нравственными внутренними ограничениями, уже без всяких колебаний и сомнений начинают реализовывать свое «право» элитарного на «элитный» кусок в общенациональном пироге, который делят властвующие и имущие. Естественно, с помощью полученных в армии навыков высокотехнологично и быстро убивать, пытать жертвы и не обращать внимания на такую «мелочь», что так-то учили уничтожать потенциальных врагов, пришедших убивать соотечественников. Винить военных и спецслужбы в том, что за два-три года подготовки эффективного бойца, они не смогли взрослому человеку прочно объяснить то, что должны были сделать за два десятилетия его жизни родители, учителя и все общество — откровенное лукавство, если не хуже. Более того, современное общество в лице его элиты охотно предоставляет молодежи из бедных социальных слоев всяческие повинности и тяготы. А заботу властвующие обычно проявляют исключительно только о своих детях, предоставляя равнодушно всем прочим самостоятельно выбираться безо всяких ресурсов из житейской трясины.

Вот некоторые и выбираются с опорой на свои силы и на те умения, которые в них развили государственные структуры, решающие таким образом свои специфические общественные задачи. Потому-то пафос обличителей спецслужб как центров подготовки будущих бандитов, по крайней мере, сильно не по адресу: военные осуществляют подготовку, исходя из требований практики ведения современных войн. А вот как сделать таким образом, чтобы отличники боевой подготовки потом вышли из состояния психологии войны и обрели свое нормальное житейское занятие, включились в исполнение традиционного набора социальных ролей — задача не военных и спецслужб. Особенно трудно это удается в современной России, где общество погрузилось с головой в пучину безразмерного личного обогащения любой ценой, включая судебные и внесудебные процедуры отъема и передела неправедно обретенной собственности. И пока ситуация радикально не изменится, процесс «перетекания» бойцов войскового спецназа в ОПГ вряд ли прекратиться сам по себе.



IV. Спецслужбы — основной поставщик наемных убийц | Люди и спецслужбы | IV. Спецслужбы злоупотребляют агентурной информацией