home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню







VI. Подковерные противоборства в спецслужбах как порождения значимых социальных конфликтов


Сколь бы ни была сплочена группа, сообщество, структура, организация, корпорация, в ней всегда будут иметь место различные напряжения во взаимоотношениях, противоборства с самыми неожиданными событиями. Спецслужбы — не исключение. Но поводов для печали от этого не намного больше, чем для удовлетворения: возникающие из-за этого публичные скандалы сопровождаются разглашением самых скрываемых, некрасивых внутрикорпоративных «тайн», способствуя удалению разнородных «нарывов» и последующему частичному оздоровлению культуры внутрикорпоративных отношений. Даже так гневно клеймимые предательства могут в целом сослужить человечеству хорошую службу, даже нанеся серьезный ущерб чьим-то «национальным интересам». Так, в свое время в середине прошлого века не началась третья мировая война с применением ядерного оружия потому, что супружеская чета американских специалистов выдала СССР ядерные секреты США, заплатив за это своими жизнями. Благодаря этому СССР достаточно быстро ликвидировал разрыв с Америкой в этом направлении, военные планы ядерной бомбардировки СССР были отодвинуты на неопределенное время, которое в итоге так и не подошло.

Было достаточно актов предательства, повлекших впечатляющие ущербы интересам СССР в пользу США и Запада в целом, со стороны высокопоставленных работников спецслужб СССР и Российской Федерации. В подоплеке таких потрясений не всегда лежали соображения спасти свою шкуру, неуемное честолюбие или страсть стать богатым. Иногда этому предшествовали череда глубоких личных мировоззренческих разочарований, обид из-за разного рода учиненных несправедливостей со стороны руководства. Такое продолжает иметь место практически повсюду. Одно из свидетельств прессы, которое, хоть и нельзя принимать за чистую монету, но, тем не менее, содержит множество правдоподобных и вполне жизненных деталей, которые позволяют предположить, что и здесь дым не без огня: "Мы все больше и больше превращаемся в машину для исполнения желаний, часто просто бредовых — наших лубянских генералов и тех, кто выше их — господ из администрации президента.

В чем же это выражается? Да, прежде всего нас все чаще используют для того, чтобы попугать то какого-нибудь политика или депутат, а то с журналистами разобраться — естественно, под видом «братвы»…Семнадцатого февраля этого года двое солдат срочной службы, «обколовшись», ударили ножом кассира столовой и похитили из кассы около двух тысяч рублей, после чего попытались скрыться, заперлись в туалете, но после штурма туалета были нами захвачены. Произошло все это на Лубянке, где сидит директор ФСБ Патрушев и весь генералитет. Солдаты — срочники работали на Лубянке в качестве подсобных рабочих: разгрузить машину, помыть пол, вынести мусор. В основном это дети и родственники высокопоставленных сотрудников ФСБ.

Такого позора лубянские стены не помнили уже давно. Аналогичные случаи происходят и у нас в ЦСН, где проходят службу солдаты роты охраны, которая укомплектована детьми наших авторитетов… Зато к нам, офицерам, которые потом и кровью получили свои погоны, относятся как к крепостным: постоянные командировки в Чечню, а по окончании командировки, чтобы получить боевые, приходится «отстегивать» из них на подарки финансистам… А из жилья нам предоставляют «комфортабельные» общежития, где в комнате на 18 метрах живут по четыре офицера. Не жизнь, а мечта" («Ограбление на Лубянке». Новая газета. 25.03.2004г. (Из письма бойцов группы «Альфа»)).


Неделей позже в очередном номере этой же газеты были сообщены дополнительные сведение аналогичного порядка: «Начальник ЦСН посылает нас на разборки, когда у его сына бывают проблемы на улице. Так же нам приходится возить бортами из Дагестана осетрину и икру через аэропорт „Чкаловский“. Этот товар предназначен для руководства ФСБ. Передают эти подарки большие дагестанские чиновники» («Нас заставляют возить икру для генералов ФСБ». Новая газета. 18.03.2004г.).

Свидетельством серьезного неблагополучия во взаимоотношениях внутри спецслужб является и рассмотренное в суде уголовное дело в отношении бывшего полковника ФСБ: «К четырем годам колонии поселения приговорил бывшего полковника ФСБ Михаила Трепашкина Московский окружной военный суд. Прокуратура обвиняла его в разглашении гостайны, злоупотреблении полномочиями и незаконном хранении боеприпасов. Суд оставил только боеприпасы и гостайну, а дело по злоупотреблению полномочиями прекратил в связи с истечением срока давности. Сам Михаил Трепашкин утверждает, что дело сфабриковано. ФСБ, таким образом, мстит ему за предание гласности темных сторон деятельности спецслужбы… Иностранные журналисты начали спрашивать, кто заказчик, и Трепашкин отвечал, что это ФСБ в целом и Николай Патрушев лично. Они мстят ему за многое — в том числе и за участие в расследовании московских взрывов 1999 года вместе с правозащитником Сергеем Ковалевым» (Владимир Демченко. «ФСБ победила Трепашкина в суде». Известия. 20.05.2004г.).


Серьезнейшие напряжения в спецслужбах России возникли и во многом продолжают еще иметь место в период разрушения КГБ СССР самыми неумными, варварскими способами: "ЦРУ пришлось попотеть, проверяя сообщение, полученное из анонимного источника. Шутка ли: ядерное оружие, похищенное в России, контрабандным путем прибывает в США (скорее всего в Нью-Йорк), а затем… Однако, как выяснилось, бить ядерную тревогу пока рановато… Неожиданными откровениями недавно разразился в своих мемуарах, опубликованных в Афинах, бывший советник премьер-министра Греции по вопросам обороны и безопасности Николас Гриллакис. «Весной 1992 года, — вспоминает он, — люди из КГБ предложили мне купить три ядерного заряда небольшой мощности из арсенала бывшего СССР за 6 млн. дол. (по 2 млн. за каждый заряд). Это предложение мне сделал офицер КГБ. В тот момент он был обеспокоен своим будущим, поскольку в России начались гонения и увольнения тех работников КГБ, которые были верны прежнему коммунистическому режиму» (Владимир Малышев, Наталья Золотарева, Михаил Мошкин. «Манхэттенский проект — 2002». Московский комсомолец. 06.03.2002г.).


Имеется множество иных свидетельств громадного ущерба, нанесенного государству бывшими сотрудниками КГБ, бесцеремонно вышвырнутыми на улицу недоумками-реформаторами. Еще один из множества примеров: "Весна 2000-го Кремль объявляет войну Гусинскому. Сам олигарх попадает на тюремные нары. В его империи — череда обысков.

Главная добыча ждет прокуратуру в службе безопасности «Моста» — загадочной, всемогущей структуре, созданной бывшими генералами КГБ.

Расшифровки телефонных переговоров лучших людей страны. Сводки наружного наблюдения. Любовно собранный компромат.

Среди этого шпионского роскошества внимание оперативников привлекла и подборка еженедельных бюллетеней о наиболее примечательных событиях в стране, которые готовило Управление информации «Моста». Подлежит возврату или уничтожению на месте — значилось на каждой из них.

К чему такая таинственность? Ведь подобные обзоры готовит любой крупный холдинг. Но стоило только полистать их, и вопрос этот отпал сам собой.

В бюллетенях было то, о чем не пишут газеты. Рассказы о деликатнейших операциях спецслужб. Анализ обстановки в войсках и в стране. Детали контртеррористических акций.

Даже на первый взгляд было видно, что большинство этих сведений — секретны. Любым посторонним доступ к ним заказан… Когда ФСБ получила изъятые в «Мосте» бумаги, всякие сомнения исчезли. Утечки могли быть только отсюда — с Лубянки.

Большинство найденных материалов были практически идентичны секретным сводкам и справкам ФСБ: люди Гусинского не утруждались даже переписывать их" (Александр Хинштейн. «Жаркое из крота». Московский комсомолец. 28.02.2003г.).


Именно топорная, бездумная работа политиков с таким деликатнейшим органом как спецслужбы СССР привела к тому, что секретнейшая информация о самых жизненно важных ситуациях и процессах в России утекала, как вода из решета. Какая уж тут информационная безопасность!

Справедливости ради, конечно же, надобно тут же оговориться: коробит, скручивает, ломает не только российские, но и зарубежные службы из-за присущих каждой из них разнообразных внутрикорпоративных конфликтов.

В США, к примеру, до сих пор не закончилось разбирательство на всех уровнях со спецслужбами в связи с событиями 11 сентября 2001 года. Выявились и серьезные разногласия иных оперативников со своими начальниками: «Людьми года» в 2002 году журнала «Тайм» назвал не каких-либо политических деятелей, а трех американок — спецагента ФБР Колин Роули, обвинившую свое руководство в «преступной халатности», которая привела к трагедии 11 сентября, вице-президента корпорации «Энрон» Шерон Уоткинс и аудитора второго по величине оператора связи в США «Уордком» Синтию Курео. Результатом бурной деятельности этих женщин стала реорганизация ФБР и банкротство двух корпораций" (Александр Андрюхин, Анатолий Гусев, Александр Иашвили, Богдан Стеновой, Елена Шестерина. «Не хочешь сидеть — стучи на начальника». Известия. 06.02.2004г.).

Как видим не всякие противостояния внутри спецслужб — во вред делу. В противостояниях же спецслужб друг другу общественность усматривает и некоторую возможность гражданского контроля: «Вот именно в этом многообразии различных секретных служб, которые конкурируют друг с другом за бюджет, и есть главная защита общества от произвола спецслужб» (Евгения Альбац. «Спецслужбы должны конкурировать в борьбе за бюджет». Новая газета. 17.03.2003г.).

Некоторая доля истины в таком взгляде на ситуацию есть, хотя спецслужбы жестко, временами даже жестоко конкурируют руг с другом отнюдь не только за бюджет, а за более впечатляющие «трофеи» — влияние на политков и политику страны. Да за свое максимальное освобождение от вмешательства в свои дела разных там парламентских и иных комиссий, на членов которых в тех же спецслужбах почти всегда возы компромата.


III. Научно-технический прогресс почти безгранично увеличивает мощь спецслужб | Люди и спецслужбы | Коллективный портрет в интерьере