home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Заключение

Итак, обобщая материалы глав книги о взаимоотношениях людей и спецслужб, можно свести их некоей совокупности выводов:

Люди, образующие социум, являются и средой, в которой обретаются спецслужбы и объектом их воздействия. Подавляющая часть общества, к которой принадлежат неимущие, невластные, практических контактов с работниками спецслужб не имеет, объектом их постоянного воздействия в обычных условиях не является. Сведения о спецслужбах, о целях и практических результатах их деятельности эти категории получают только искаженные до неузнаваемости преимущественно через кинематограф, детективную литературу. Обычные люди, случайно попадая в зону интереса спецслужб, являются для них либо временной целью, либо временным средством.

По отношению к интеллектуальной части общества спецслужбы, как правило, выступают в роли присмотрщика, либо в роли экзекутора, изредка — карателя. Незначительная часть по преимуществу творческой интеллигенции, категорически не идущая на сотрудничество, платит спецслужбам за это искренней ненавистью, изображая, где это только возможно, их душителями свободы. Большая часть интеллигенции, несмотря на неприязненные чувства, предпочитает ладить или сотрудничать со спецслужбами. Формирование отношений спецслужб с интеллигенцией происходит в определяющей части еще в студенческой среде.

Научно-техническая интеллигенция, прежде всего предприятий и организаций военно-промышленного комплекса, воспринимает спецслужбы и их сотрудников как неотъемлемую технологию обережения, сопутствующую научно-производственному процессу, как в определенном роде соратников, на которых иногда можно опереться во внутрипроизводственных конфликтах и межкорпоративных схватках.

Политики, руководители, функционеры и активисты политических партий, общественных организаций (кроме экстремистских) всегда искренне заинтересованы в наилучших отношениях с сотрудниками спецслужб, охотно поддерживают добрососедские отношения с руководством спецслужб. При возможности стремятся заручиться их поддержкой в своей политической деятельности.

Крупные предприниматели, финансисты охотно берут на высокооплачиваемую работу бывших высокопоставленных сотрудников спецслужб, готовы нести изрядные расходы на их деятельность, в том числе и на поддержание тесных отношений с действующими руководителями спецслужб. Предприниматели среднего уровня предпочитают дружить с сотрудниками спецслужб и нести определенные расходы на поддержание с ними добрых отношений — на всякий случай. А таких случаев в реальной деловой жизни приключается немало.

Криминальный мир (который вне политической борьбы в ее крайних формах) всегда готов взаимовыгодно сотрудничать со своими спецслужбами. «Недоразумения» со стрельбой изредка случаются, но носят частный характер при попытках сторон уклониться от «ранее достигнутых договоренностей».

Спецслужбы — не лечебно-оздоровительное учреждение для общества: немножко — иммунная система против чужеродного вторжения и присутствия, немножко — поддерживающая и карающая, немножко — пугающая, грозящая издалека. Но в первую очередь — опора существующего политического режима, какого бы типа тот ни являлся, его обязательная, неотъемлемая составляющая.

Спецслужбы как элемент власти могут переживать вместе с политическим режимом периоды агрессивной, карательной активности, спокойной размеренной работы, периоды застоя, стагнации, либо разложения и упадка. Коэффициент полезного действия спецслужб по их заявленным целям всегда полностью корреспондируется с КПД всей управленческой деятельности, осуществляемой политической элитой общества.

Спецслужбы — род корпораций со своей служебной этикой, табу, закрытостью для посторонних, стремлением к доминированию в определенных зонах жизнедеятельности общества и государства. Главная «корпоративная» особенность — наивысшая устойчивость, выживаемость по причине того, что являются самыми любимыми «дочерними» структурами самой мощной корпорации, именуемой государством. В отличие от всех прочих корпораций, крах спецслужб происходит только с крушением государственности, от которой службы безопасности являются производными.

Спецслужбам свойственно «болеть»: чрезмерно преувеличенным представлением сотрудников о своей особой социальной значимости, либо излишней тягой сотрудников и к личному высокому имущественному статусу, постепенным снижением реальной оперативной активности, связанной с серьезными личными рисками, заменой ее имитацией деятельности в виде производства киносериалов, где сотрудникам спецслужб нет равных. Либо болезненным стремлением сотрудников «держать ситуацию под контролем» любой ценой. Как правило, большинство таких болезней вполне успешно «лечится» политическими средствами и кадровыми корректировками.

Однако при всех особенностях, отклонениях в жизнедеятельности спецслужб именно они в сравнении со всеми прочими общественными и государственными институтами, неформальными и формальными образованиями элит вроде масонов, закрытых элитарных обществ и т.п., являются в наибольшей степени выразителями и защитниками интересов государства, способными вносить существенные коррективы в особо разрушительную практику паразитических фрагментов элит, вроде компрадорской буржуазии.

Спецслужбы даже в периоды массовых репрессий никогда не являются носителями только разрушительной для общества функции. Даже НКВД вместе с карательной практикой занимался и развитием инфраструктуры СССР становлением новых отраслей промышленности, энергетики, разработкой и созданием атомного оружия. В отличие, к примеру, от тех групп российских «новых русских», которые запустили и поддерживают выморочные и деградационные процессы в России в устрашающих темпах путем массового сбыта наркотиков, недоброкачественных продуктов, напитков, лекарств, технических средств, всевозможных фальсификатов. Надежды здесь сейчас именно на российские спецслужбы, их способность возродиться для продуктивной работы по защите национальных интересов России.

Спецслужбы — это жизненные поприща их сотрудников, руководителей. Здесь в течение всего продуктивного периода жизни реализуются все жизненные устремления, цели, честолюбивые планы личного состава, то есть наполняющих эти структуры профессионалов. В судьбу этого служебного сословия вплетаются все индивидуальные человеческие элементы судьбы: радостные, счастливые минуты, несчастья, трагедии личные и с близкими людьми. Чьи служебные карьеры при всем их своеобразии испытывают мощное давление меняющихся политических, экономических обстоятельств жизни социума. Здесь же ни на минуту не прекращаются многообразные схватки, битвы за должности руководителей, чины, награды — как это происходит повсюду.

Естественно, личный жизненный опыт каждого умудренного читателя книги может вполне оказаться богаче, многосторонней авторского в части соприкосновения, либо сотрудничества или противоборств в каких-либо формах со спецслужбами. Вполне вероятны множества несовпадений с высказанными здесь суждениями и выводами.

Но есть надежда, что книга способна явить немало поводов для серьезных размышлений на вечную тему взаимоотношений, чаще невольных, людей и спецслужб.


III часть | Люди и спецслужбы |