home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


•••


Глава двадцать пятая


•••

Все расселись - Шейн сидел на том же стуле, что и раньше, на этот раз напротив Шеперда и Вонга, почти наверняка выступающих под псевдонимами и сидящих сейчас рядышком на диване. Питер и Мария заняли стулья с одной стороны стола и немного в стороне от Шейна, так что они были вне поля его зрения, суженного надвинутым на глаза капюшоном, и ему были видны только два новых посетителя.

Эти люди были не такими, как ожидал Шейн. Он думал встретить людей с повадкой рекламных агентов, которые будут давить на него, считая, что приехали сюда, чтобы облагодетельствовать его своей помощью. Но - как раз наоборот - эти двое казались достаточно замкнутыми, вдобавок несколько неуверенными и нерешительными при личной встрече с ним. Он еще раз напомнил себе, как недооценивал прежде решимость своих соплеменников действовать против алаагов.

Пока эти двое не дадут ему повода сомневаться в них, сказал он себе, он будет принимать их на веру.

– Скажите мне,- резко произнес он,- почему, по вашему мнению, люди во всем мире в таких количествах примыкают к движению Пилигрима?

Они не стали переглядываться, советуясь, кому говорить первым, но довольно долго молчали, пока не заговорил мистер Вонг. У него был скорее американский, чем британский акцент.

– Были проведены исследования,- сказал он.- Это явление было изучено некоторыми из светлых умов, и они пришли к выводу, что суть феномена Пилигрима двояка: во-первых, символ этот весьма соответствует человеческим чувствам по отношению к пришельцам, во-вторых, этот символ вышел на сцену как раз вовремя.

– Вы говорите о Пилигриме: «он»,- сказал Шейн,- сделав свое заключение по моему голосу, полагаю. Но откуда вам известно, что я - настоящий Пилигрим?

– Мы, разумеется, не…- начал мистер Шеперд, но в его голосе послышалась такая нерешительность, что он прозвучал почти как мольба. На этот раз он повернулся к своему более высокому компаньону, откровенно ища поддержки.

– Думаю, мистер Шеперд имеет в виду нечто, что я сам чувствую,- твердо произнес мистер Вонг.- Вы, конечно, правы. Мы не можем узнать, реальный ли вы Пилигрим или кто-то, стоящий за ним. Но я почему-то верю, что вы - настоящий Пилигрим, и мистер Шеперд тоже. Но вы хотите знать, почему люди так охотно потянулись к символу Пилигрима?

– Верно,- сказал Шейн.

– По мнению этих исследователей и других людей, изучавших проблему,- сказал мистер Вонг,- Пилигрим очень напоминает символы, общие для большинства культур. Этот образ имеет религиозный подтекст; и несмотря на некоторые различия в индивидуальных или культурных пристрастиях, идея о паломничестве живет в фольклоре и истории многих народов. Вместе с тем существует идея о том, что Пилигрим, наделенный, или, лучше сказать, благословленный, особой целью, находится под защитой высших сил; и, разумеется, плащ и посох привычны в одеянии многих древних народов. Короче говоря, его легко идентифицировать как символ неприкосновенного добра, способного победить любое зло. Привлекательный символ.

Шейн рассмеялся, немного горько.

– Что тут смешного? - спросил Питер за его спиной.

– Ничего,- ответил Шейн, не отводя взгляда от Шеперда и Вонга.- Я просто вспоминал, как рождался Пилигрим. Неважно. Следующий вопрос. Поскольку вы изучали Пилигрима как символ и представляете себе, что это только символ, как люди вроде вас принимают на себя обязательство работать со мной - если только не искренне? Шеперд и Вонг оба воззрились на него. Лицо Вонга казалось бесстрастным, но на лице Шеперда ясно читалось потрясение!

– Можно… можно найти логическое объяснение тому, что идея Пилигрима прижилась,- сказал Шеперд.- Но дело не в этом. Рано или поздно нам придется сражаться с чужаками, даже если, в конце концов, это придется делать голыми руками. Неизвестно, откуда должен был прийти человек, чтобы повести нас, человек, который мог бы управлять нашей яростью. Этим человеком оказался ты, Пилигрим. Ты настоящий, ты здесь, и люди хотят идти за тобой, куда бы и когда бы ты их ни повел. Я тоже среди этих людей…

Он взглянул на человека подле себя.

– И я думаю, что мистер Вонг тоже готов последовать за тобой, куда бы ты нас ни повел.

– Это верно,- спокойно произнес Вонг.- Не последовать за вами - даже если кажется, что все это кончится гибелью,- было бы немыслимо, для меня, по крайней мере.

Шейн глубоко вздохнул. С этим он уже столкнулся у Иоганна в слегка измененной форме. Но последнее, чего он ожидал,- это найти среди профессионалов истинных приверженцев идеи. Потом он вспомнил то, что сказал Марии и Питеру совсем недавно,- что он сам не Пилигрим, но нечто, используемое Пилигримом, который есть существо, возникшее из субстанции человеческой веры. Его пронизала дрожь, и он был рад, что одет в плащ с капюшоном, скрывавшим его эмоции от присутствующих в комнате. Он был в той же степени под властью Пилигрима, как и любой из этих людей. Эта власть сейчас управляла им и стала слишком сильной, чтобы он мог ее контролировать. Он чувствовал себя чем-то вроде невидимого и неосязаемого пленника в оболочке призрака.

Он с трудом стряхнул с себя это ощущение.

– Скажите мне,- вымолвил он,- и имейте в виду, что я стану распространять сказанное вами в рядах Сопротивления,- сколько времени потребуется для подготовки к тому, чтобы в течение двадцати четырех часов каждый алаагский штаб в мире был окружен людьми, одетыми в плащи и несущими посохи?

Вонг и Шеперд переглянулись, затем посмотрели на Шейна.

– Каким количеством людей окружен? - спросил Шеперд.

– Как можно большим, но по меньшей мере достаточным, чтобы создалось ощущение, будто против алаагов вышли маршем все жители планеты,- ответил он.

– Вы говорите о тысячах,- сказал Вонг.

– Десятках тысяч. Каждый из этих штабов находится в одном из крупных городов. Я хочу, чтобы это выглядело так, будто весь город и все сельские жители из округи движутся на здание штаба.

– Нам надо изучить ситуацию…- начал Шеперд. Шейн прервал его.

– У нас нет времени на изучение! - сказал он.- Все, что мне надо от вас,- это догадка, но она нужна мне сейчас же. Дайте мне приблизительную цифру - для меня не важно, насколько она точна. Важно то, чтобы во всем мире люди, одетые как Пилигрим, собрались вокруг зданий алаагских штабов, как будто намерены атаковать их. Два момента, которые необходимо выполнить,- это чтобы в каждом случае число людей было несметным и чтобы это произошло во всем мире одновременно.

– Вы хотите сказать, что не собираетесь объявлять об этом повсеместно и заранее? - спросил Вонг.- Вы хотите, чтобы мужчины и женщины были готовы выступить, не зная когда или для чего?

– Правильно,- подтвердил Шейн. Ему показалось, что он услышал за спиной прерывистый вздох Марии, но не был в этом уверен.

– Если произойдет нечто в этом роде, они пошлют Внутреннюю охрану против этих людей с самым мощным оружием, какое позволят им иметь чужаки,- произнес голос Питера ему в ухо.

Шейн не сводил взгляда с Шеперда и Вонга.

– А-а, понимаю,- сказал Вонг.- Этого вы и хотите. Вы хотите, чтобы они подставляли себя под пули Внутренней охраны, а ряды их пополнялись новыми. Нечто наподобие того, что Мохандас Карамчанд Ганди использовал в Индии против англичан.

– Совсем нет,- сказал Шейн.- Алааги не поймут мирного выступления. Для них это лишь будет означать, что участвующие в нем люди - больные звери. Нет, я хочу, чтобы люди сражались, но только теми средствами, которые будут при них - кулаками, зубами, посохами. Я хочу, чтобы они дрались и своим числом в конце концов одолели всех охранников, посланных против них.

На этот раз Шейн не сомневался, что услышал вздох Марии.

– Но почему так, а не мирным путем? - спросил Вонг.- В конце концов, это было бы тоже заявлением, а то, что предлагаете вы, звучит кроваво и ужасно…

– Вы правы в одном,- ответил Шейн.- Участвующие в выступлении люди своими действиями заявят о своих намерениях. Мне не больше вашего нравится то, что может произойти. Но алааги обратят на все внимание, только когда поймут, что не осталось никого из Внутренней охраны.

– Тогда они выйдут сами со своим оружием,- сказал Шеперд.- И сметут с Земли все до самого горизонта.

– Они это могут сделать,- сказал Шейн.- Но сначала им захочется узнать, почему звери действуют столь необычным способом. И тогда Пилигрим им скажет.

Произнеся эти слова, он почувствовал, что с ним произошла огромная перемена. Он только что переступил черту и попал на территорию, откуда уже не было пути назад. Он никогда не собирался заходить так далеко, но уже был там. Еще вначале, рассказывая членам Сопротивления из группы Питера о том, что алаагов можно убедить покинуть нашу планету, если сделать надлежащее заявление, Шейн полностью принимал собственные слова за сказку.

– Понимаю,- сказал Вонг.-Вы…

– Не я,- опустошенно произнес Шейн.- Пилигрим скажет им. Я не знаю, как, а Пилигрим знает. Он знал это с самого начала.

Два сидящих на диване человека пристально смотрели на него, и у него за спиной, без сомнения, так же смотрели Питер и Мария.

– Понимаю,- неуверенно сказала Мария.

– А я не понимаю,- откликнулся Шеперд.- Что вы хотите сказать, говоря о Пилигриме, как будто он кто-то другой, а не вы?

– Так и есть,- мрачно произнес Шейн.- Жаль, если для вас это не имеет смысла, но это правда. Я - просто средство выражения для Пилигрима или, скорее, одно из этих средств, а все остальные - тоже, только иным образом. Разве вы не чувствуете себя проводниками идей Пилигрима? Говорю вам - поднимите людей против алаагских штабов, как я говорил, а Пилигрим сделает остальное. Он скажет алаагам, что это значит.

– И что это будет означать? - спросил Питер.

– То, что мы больше не будем для них скотом,- ответил Шейн.

– А что,- тихо спросил Шеперд,- если их ответом будет уничтожение всякого человеческого существа и выжигание всей Земли огнем, раз они не смогут нас использовать?

– Они могут сделать это,- сказал Шейн.- Но у Пилигрима есть надежда, что не сделают.

– Но нет никакой определенности,- заметил Питер.

– Верно,- согласился Шейн.- Нет определенности. Никакой.

Он вдруг рассердился на них.

– Не надо было этого вам говорить! - сказал он.- У нас нет выбора. Мы должны делать то, что необходимо.

Он заставил себя успокоиться. Не их вина, если они не понимают.

– Надо во всем положиться на веру,- сказал он.- Насколько я знаю алаагов, если у них не останется надежды удержать нас, они не станут уничтожать нас из злости. Они бы посчитали такое слишком мелким и ниже своего достоинства. Но они должны быть абсолютно уверены в том, что мы совсем для них бесполезны, и это уже моя работа.

Он набрал в легкие побольше воздуха.

– Вы так и не сказали мне, сколько времени понадобится для того, чтобы собрать людей вокруг алаагских штабов,- заметил он.

Шеперд и Вонг переглянулись.

– Месяц? - отважился Шеперд.- Только чтобы послать сообщение. А потом…

– Слишком долго. Должно быть не больше двух недель, начиная с сегодняшнего дня. Не больше,- заявил Шейн.- Пришло время. Пилигрим это знает. Не говорите мне, что сообщение нельзя послать за несколько дней,- я наблюдал, как слухи разносились быстрее меня, когда я летал вокруг света с помощью алаагов. И не говорите мне, что любое здоровое человеческое существо не в состоянии за вечер сделать для себя приемлемый плащ и посох.

– Вы совершенно забываете о таких вещах, как еда и укрытие,- сказал Питер.- Тысячи, которые придут в город пешком, что они будут есть? Где они остановятся?

– Те, которые придут, должны понимать, что, скорее всего, обречены на смерть. Еда и укрытие не относятся к делу. Если они спасутся, то только чудом.

– Господи! - произнес Шеперд потрясение- И вы думаете, они придут на таких условиях? Может быть, некоторые, вроде нас, могут, но…

– Они тоже часть Пилигрима,- вымолвил Шейн,- они все.- Он почувствовал себя необычайно уверенным. Им овладела какая-то экзальтация.- Вы просто выполняйте свою работу по оповещению всех, о чем я вас просил. Гарантирую, что они придут. Должны прийти. Времени еще меньше, чем думает любой из нас…

– Но…- начал Вонг, однако его прервал звонок телефона. Мария сняла трубку.

– Кто? Шейн Эверт…- начала она, но не успела она больше произнести ни слова, как Шейн ощутил нечто вроде невидимого проблеска, пробежавшего от нее к нему, и вдруг в середине комнаты возникла девятифутовая фигура алаага в белом комбинезоне и черных высоких ботинках. Он повернул лицо к Шейну.

– Шейн-зверь! - Глубокий голос, говоривший по-алаагски, казалось, раздвинул стены небольшой гостиной- Тебе приказано немедленно представить отчет Первому Капитану. Немедленно!

Фигура исчезла.

– …И это время,- произнес Шейн с горьким юмором,- сейчас еще сократилось. Мне только что приказали вернуться в базовый штаб.

Он стянул капюшон с головы, открывая всем лицо.

– Теперь не имеет значения, если вы меня увидите,- сказал он Вонгу и Шеперду.- Сам Пилигрим пришел сюда, чтобы остаться.

Он взглянул на непонимающие лица всех присутствующих - за исключением Марии, которая глядела на него со смешанным выражением радости и страха. Слова офицера-образа, разумеется, не были поняты никем.

– Начинайте оповещать людей, чтобы были готовы в любую минуту,- сказал он остальным трем мужчинам.- Не знаю, когда отдам распоряжение выступать, но это будет скоро. Питер, я, возможно, позвоню тебе, так что оставь номер телефона для контакта. Поручаю тебе передать сообщение другим людям. Мне надо идти…

Он поднялся, и вслед за ним автоматически поднялись остальные.

– Мария,- сказал он, глядя на нее.- Мы отправляемся в Дом Оружия. Сейчас же.


••• Глава двадцать четвертая ••• | Путь Пилигрима | ••• Глава двадцать шестая •••