home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14

…Далеко-далеко, как на краю земли, застрекотала сорока, ей отозвалась другая, и вслед за этим Егор услышал слабый хлопок, будто лопнула бумажная хлопушка. Волки вскочили, насторожив уши, и один за другим метнулись в гущу леса. Хлопнуло еще и еще, и сердце Егора, пропустив удар, забилось часто и неровно. Стреляют!

Снова застрекотали сороки, на этот раз ближе, и сквозь смерзшиеся ресницы Егор увидел, как из-за поворота дороги вывернулся окутанный паром председателев жеребец. Председатель правил, стоя в санках на коленях, а сзади него на сиденье сидели конюх и Маша, оба с ружьями, из которых они и палили.


Искатель 1987 #03

Егор хотел крикнуть, но голоса не было. И не было сил оторвать от ствола заледеневшее тело.

Ссадив жеребца у штабеля, председатель выскочил из санок. Следы на поляне показали ему все, и он, утопая в снегу выше колен, побежал к ели. Увидел скрючившегося на суку Егора и понял, что тот сард не слезет. Обернувшись, крикнул конюху:

— Василий! Давай сюда, здесь он!

Егор пошевелился.

— Сиди! — велел ему председатель. — Шмякнешься, чего доброго, шею свернешь. Сейчас мы с Василием тебя снимем.

— Снимешь его, как же! — сказал подошедший конюх. — В нем, в борове, пудов шесть, чай.

— А вожжи на что? Тащи вожжи, мы его на вожжах спустим.

Подбежала, еле вытаскивая ноги из снега, Маша. Увидев заиндевелого Егора, заплакала.

— Не голоси, Марья! — остановил ее председатель. — Жив твой Егор. Сейчас сымем, в тулуп завернем — и домой. Баня-то у тебя как, не остыла?

— Не должна. Я все ждала его, топила. Думала, задержался где на дороге.

— Вот и ладно. Приедем — сразу в баньку его, отойдет.

Возились с Егором долго. Председатель залез на елку, завязал под мышками у Егора вожжи, а другой конец, перекинув через сук, сбросил вниз, где за него ухватились конюх с Машей. Так, как мешок какой, и спускали.

Перед тем как ехать, председатель вынул из кармана четвертинку. Сковырнул пробку, поднес бутылку Егору ко рту.

— Ну-ка разевай. Перцовая. В аккурат сейчас.

Но у Егора челюсти словно свело, пришлось Маше силой разжимать ему зубы и вливать в горло водку. Егор глотал, не чувствуя ни запаха, ни вкуса.

По дороге Егор сомлел и не помнил, как они приехали в деревню, как вносили его в баню, снимали одежду и растирали. Даже боли не чувствовал, когда стали отходить лице и руки, — провалился в темноту, где не было никакой жизни, как не было ее до рождения, когда бесплотный еще человечесчий дух только готовится к исходу из этой темноты…


предыдущая глава | Искатель 1987 #03 | cледующая глава