home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

То ли лоб у волчицы оказался таким крепким, то ли попалась никудышная пуля, но волчица выжила. Правда, пуля так и осталась у нее в голове, но это никак не отразилось на волчице. Хуже получилось с лапой: капкан перешиб ее и пришлось накладывать лубки. Но все эти заботы давно прошли, а вот как быть дальше, Егор не знал.

Когда он приволок волчицу домой и сказал, что надо лечить ее, жена поднялась на дыбки. Заявила, что Егор совсем ошалел. Лечить волчицу! Да она чуть не съела его. про Дымка и говорить нечего, а он — лечить! Но раз ему это втемяшилось, пусть лечит, только после-то что делать? А после, сказал Егор, сделаю конуру, и пусть живет. А что чуть не съела, так, если разобраться, сам виноват — выводок-то взял. У тебя бы взяли дочку, небось по-другому заговорила бы. Жена от таких слов заплакала, сказала: дожила, родной муж сравнивает ее с какой-то волчицей, и чуть не ушла жить к матери. Егор еле удержал ее. Доказывал, что не мог второй раз застрелить волчицу и Маша должна его понять. И потом: что в этом такого — волчица? Та же собака, только не лает. Так это даже хорошо. Вон Дымок, бывало, только и знал заливался, сама же жаловалась, что спать не дает.

В конце концов жена поддалась на уговоры, но велела посадить волчицу на другую цепь, потолще, а конуру поставить за домом, на огороде. Егор так и сделал.

Главное вроде бы решилось, но прижимало с других боков.

Во-первых, как прокормить волчицу? Ей на день подавай кило три, а то и четыре мяса, а где столько взять? Опять ходить попрошайничать по скотным дворам да по ветпунктам? Но приваживание, когда требовалось подкормить волков месяц—полтора, — это одно дело, и совсем другое — кормить постоянно хотя бы одного волка. Тут не могли выручить даже друзья-мыловары, потому что ходить к ним, пусть даже раз в неделю, накладно. Семь километров туда, семь обратно да еще с грузом — и ног не напасешься. Стрелять зайцев и ворон? Это сколько ж надо настрелять, если брать по зайцу на день!

Можно было, конечно, кормить волчицу через день, в лесу волки голодают и дольше, но для чего тогда, спрашивается, он тащил ее из леса? Пусть бы там и голодала, коли ей так на роду написано.

Во-вторых, отношения с волчицей у Егора никак не складывались. Она жила у него в доме уже месяц, а глядела по-прежнему зверем. Из конуры почти не вылезала, а если и вылезала, то при виде Егора спешила снова спрятаться. Еду, которую он приносил ей, съедала ночью, и Егору оставалось лишь убирать за волчицей объедки.

Конечно, он не рассчитывал, что волчица привяжется к нему, как собака, но и такой открытой неприязни не ожидал. Думал, что как-нибудь поладят, хотя и сам не знал, зачем ему это нужно. Когда в лесу он решил отвезти ее домой, у него и на уме не было приручать ее, пусть бы она и выжила. Это желание возникло позже, когда он нянчился с ней, залечивая рану на лбу и сращивая лапу. Легко сказать — вылечить дикую волчицу, которая даже близко к себе не подпускает, так и норовит отхватить руку. Одна жена видела, как он мучился с ней. Но ведь вылечил! Тогда-то и подумалось: а что, как приручить? Ведь приручил когда-то Тимофей Бирюков своего волка.

Но самым больным был вопрос: что делать с волчицей дальше? Держать ее в доме за здорово живешь не имело смысла, но тогда куда девать? Ответ напрашивался самый простой: отпустить на все четыре стороны. Раз не приручается и кормить нечем, пусть идет себе.

Но тут-то и начинались терзания. Отпустить ни за что ни про что волчицу обратно в лес! Одна только мысль об этом казалась Егору кощунственной.

Отпустить, но его мнению, можно было кого угодно, хоть чертя, но только не волка. От волков, кроме вреда, ничего. Жрать горазды и жрут всех подряд, никому в лесу спасения нету. А скотины сколько режут? Ладно бы летом, когда скот пасется, так и зимой разбойничают, и не уследишь — то через крышу во двор заберутся, то подкопают. Щель сделают — и в нее. Как только пролезают, дьявол их знает. У иных от этого вся шерсть на спинах вытерта. Убьешь, а у него на спине проплешины, как будто на нем ездили. Вот и скажешь после этого — отпустить.

В общем, неизвестно, как поступил бы Егор с волчицей, оставайся все по-старому, но нежданно и негаданно события круто изменили ход.


предыдущая глава | Искатель 1987 #03 | cледующая глава